A+ R A-

К югу от линии

Содержание материала


БЕРЕГ (ГЕНУЯ)

Купив в местном универмаге дорогую купальную шапочку с лепестками под цвет жемчужин, капитан завернул на рыбный рынок, где к нему примкнули боцман и электрик Паша.
—  Никак себе отопление не могу сыскать для заднего стекла,  — пожаловался Снурков.: — Может,    знаете где, Константин Алексеевич?
—   В Нью-Йорке надо было соображать. Здесь в два раза дороже.
—  Так времени ж всего ничего, — пожаловался боцман. — Хорошо хоть магнитофон сумел для машины купить с лаутспикерами. От же шикарный!
—  Заглянем к югославу, вдруг у него есть, — сказал Дугин,  замерев  возле  обезглавленной туши  гигантского тунца, вываленной прямо на мостовую и обложенной кусками тающего льда. — Вот это да! Такую взять, до самой Одессы будет, чего жарить.
Высохший старик с искалеченными морем пальцами безучастно отгонял от рыбы назойливых мух.
—   Может, приобрести? — с надеждой спросил Паша, не спуская зачарованного взгляда с крупной, как персики, чешуи, играющей радужными переливами, — наверняка уступит задешево. Одного льду на такую нужно не меньше центнера, не напасешься.
—   У нас все холодильники окунем да кальмаром забиты, — нетерпеливо возразил    боцман. — Перебьемся. К югославу пошли.
Но как и заядлый рыболов Паша, Дугин не мог сразу оторваться от щедрых даров Средиземного моря. Только всласть налюбовавшись корзинами разноцветной рыбы, холмами живых ракушек и осьминогами, уныло сидящими на дне эмалированных чанов, Константин Алексеевич дал увести себя в узкую, сплошь занавешенную бельем щель, прямиком ведущую, в припортовой квартал. Поминутно останавливаясь возле бочек, в которых извивались угри, да стыли обсыпанные ледяной крошкой креветки, он приобрел под конец лукошко со свежей клубникой.
В лавке, которую держал босняк, специализировавшийся исключительно на торговле с русскими моряками, Дугина встретили как родного. По знаку хозяина мальчик откупорил бутылки с ледяной кока-колой. Пока боцман рассматривал серебряные полоски для заднего стекла, а Паша лениво копался в залежах складных зонтиков и кримплина, босняк успел продемонстрировать все свои сокровища: чайные сервизы из закаленного стекла, платья и свитера узорной вязки, водолазки с капюшонами бурно входившие в моду на Дерибасовской.
—   Мы еще задержимся в городе, — объяснил Дугин по завершении негоции, поглаживая приткнувшегося  к ногам  щенка.   —   Может,  отправить  покупки  на   пароход?

—   Через час все будет на борту, капитан, — с готовностью пообещал радушный хозяин. — Собачку не возьмёте? В виде премии?
—   Собачку? — Дугин критически оглядел щенка, самозабвенно покусывающего ласкающую его  руку.  —  А ничего, веселая... Как раз под пару зеленой вороне. Пришлите и собачку, — бросил он в общую груду покупок маленький пакет с шапочкой.
—   Будет сделано, капитан!  —  отрапортовал  осчастливленный югослав, прикладывая два пальца к засаленной феске.
Паша многозначительно подмигнул боцману. Он ходил с Дугиным еще с приемки и знал, что капитал соглашался взять на борт животное, когда считал рейс оконченным. Собственно, так оно и было теперь. В полном соответствии с девизом контейнерного флота «From door to door», груз был доставлен от двери отправителя до двери получателя.
—   Подобрел, — шепнул Снурков.
—   А он всегда добрый, когда все нормально.  Матерый мужик, — заново осваиваясь с твердой землей, Паша  разнеженно     прищурился на восходящее  к зениту солнце. — У нас вообще народ славный, так что тебе повезло.
Решив взять ласкового приблудного песика, капитан еще не задумывался о следующем рейсе, хотя и почувствовал на мгновение неострый наплыв беспричинной грусти.

Средиземное море — Северная Атлантика

Яндекс.Метрика