Спасибо вам за все, что вы смогли сделать для нас... Помним !!!

 

 

 
A+ R A-

Мировая история сражений Часть6

Содержание материала

 

«На поле Фландрии цветут маки ...»  Джон Маккрэй, На полях Фландрии, 1915 год.

 

В ОКОПАХ

 

Если Сомма* была Виа Долороза** британской армии, то Пашендейл был почти ее Голгофой. Принятие желаемого за действительное заставило британского главнокомандующего Хейга поверить в то, что немецкая армия, наконец, подошла к пределу, и поэтому он назначил наступление, которое, как он думал, сломит ее волю к сопротивлению.

 

Фельдмаршал Дуглас Хейг (Douglas Haig), 1-й граф Хейг, KT*, GCB*, OM*, GCVO*, KCIE* (19 июня 1861 - 29 января 1928) был старшим офицером британской армии. Во время Первой мировой войны он командовал Британским экспедиционным корпусом (BEF) на Западном фронте с конца 1915 года до конца войны. Он был командующим во время битвы на Сомме, битвы при Аррасе, третьей битвы при Ипре (Пашендейле (Passchendaele), немецкого весеннего наступления и последнего Стодневного наступления.

 

К настоящему времени идеализм 1914 года ушел в прошлое, вместе с сотнями тысяч солдат с обеих сторон, привыкшим к страданиям, войска, сражавшиеся в Пассендейле, будут введены в совершенно новый театр ужаса.

 

*Битва при Сомме — одна из крупнейших битв в ходе Первой мировой войны, в которой было убито и ранено более 1 000 000 человек, что делает её одной из самых кровопролитных битв в истории человечества.

 

** Ви́а Долоро́за (лат. Via Dolorosa, букв. «Путь Скорби») — улица в Старом городе Иерусалима, по которой, согласно христианской традиции, пролегал путь Иисуса Христа к месту распятия.

 

 

ОЖИДАНИЕ В ТРАНШЕЯХ

 

«В любую выбоину в земле ты бы просунул голову так глубоко, как только смог бы ее просунуть баран. Может быть, воронка от снаряда, а может и нет, но когда пришел этот заградительный огонь, нужно было лечь на землю, и это были ужасные вещи. Вы даже и не думали, что вы выживете. Знаете - там взрыв, и вы можете слышать, стальной ужасный звук, кусок стали, который пролетает мимо вас. Он бы разрезал тебя пополам, кусок этой железяки.Вы не можете себе представить - каждую ночь, каждую ночь, каждую ночь.»

 Рядовой У. Г. Белл, 9-й батальон армейского велосипедного корпуса, 1917 г.

 

Наступление началось в июле 1917 года. Наполовину обезумевшие от звуков артиллерийского обстрела, плохо обученные, сбитые с толку солдаты с обеих сторон часто превращались в бесчеловечную оболочку, с трудом понимающую свое окружение, не говоря уже о том, чтобы эффективно действовать как боевые войска. Продвигаясь через кучи, следуя за стальным дождем собственного заградительного огня, пехота столкнулась с многоголовой смертью от осколков снарядов, взрывающихся мин, пулеметного огня, лезвия холодного оружия или агонииудушливого газа.

 

Эта битва - одно из самых известных сражений Первой мировой войны наряду с Соммой и Верденом.Также известная как третья битва при Ипре, это до сих пор считается худшими условиями, в которых когда-либо сражались люди. Перед битвой этот район уже был ареной жестоких боев.

 

В первые несколько дней боев удалось получить контроль над крошечным выступом за Мессинским хребтом, клочком земли, который служил только более эффективным полем для поражения немецких защитников.

 

...их траншеи. Шансы канадских войск выйти живыми с позиций, после немецкого наступления, были невелики.

 

«Тьма чередуется со светом, ярким как день. Земля дрожит и трясется, как студень ...  И те люди, которые еще находятся на передовой, не слышат ничего, кроме барабанного огня, стона раненых товарищей, крика упавших лошадей, дикого биения собственных сердец, часза часом, ночь за ночью. Даже во время предоставленной им короткой передышки их измученные мозги в странной тишине преследуют воспоминания о безграничных страданиях. У них нет возможности спастись, от них ничего не осталось, кроме ужасных воспоминаний и смиренного ожидания ... Поле битвы на самом деле не что иное, как одно огромное кладбище.»

Герхард Гуртлер, немецкий солдат и бывший студент теологии из Бреслау, в письме за четыре дня до своей смерти, 14 августа 1917 года.

 

 

Вдоль Менин-роуд, британские колонны шли навстречу своей гибели. Смертельная буря предварительной бомбардировки сломала хребет немецкому сопротивлению, но также превратила пересеченную через канал местность в рябую взбитую кашицу из грязи. С несезонными дождями, добавленными к этому болоту, наступление союзников стало безнадежно затяжным. Никто не мог пройти вперед, кроме как по узким доскам, и направленные таким образом, что войска становились более легкой мишенью для немецких снарядов и снайперов.

 

Солдаты 5-й дивизии продвигаются по дощатым настилам на поле боя.

 

Те, кто сбились с пути, встретили ужасный конец, буквально утонув в грязи, их легкие были забиты грязью, и ничего нельзя было сделать, чтобы их спасти.

 

«Это был один из наших пехотинцев, и он сидел на земле, подперевшись локтем и расстегнув китель. Меня чуть не вырвало.Его внутренности вылезали из живота, и он держался и пытался втолкнуть все эти ужасные вещи обратно. Когда он увидел меня, он сказал. «Прикончи меня, приятель. Впусти в меня пулю. Продолжай. Я хочу, чтобы ты это сделал. Прикончи! У самого Фи не было пистолета. Когда я ничего не сделал, он начал ругаться.»

Рядовой Р. Лебрен.4-я канадская дивизия, 1917 г.

 

После трех залитых кровью месяца, первоначальная цель - деревня Пашендейл, оказалась почти в руках союзников. 26 октября канадские дивизии предприняли новый рывок. Всего за один день они понесли 12 000 жертв, при этом выигрыш можно было измерять в дюймах на каждого упавшего человека. Великая авантюра Хейгса едва повредила немецкую линию, и пройдет еще почти год, и начнется серия «последних наступлений», прежде чем агония двух армий закончится.Только ряды белых крестов, колышущиеся кроваво-красные поля маков и множество дневников, писем и стихов свидетельствуют о тех, кто пал.

 

На юго-западе Бельгии, глубоко в полях Фландрии, находится крошечная деревня под названием Пашендейл, название которой станет обозначением ужаса войны для миллионов людей.

 

«Если бы вы только могли слышать при каждом толчке, как кровь, льющаяся из испорченных пеной легких, полощет горло, противно, как рвота, горька, как желчь.»

Уилфред Оуэн

 

НАГРАДЫ ВЕЛИКОБРИТАНИИ*

 

 

Яндекс.Метрика