A+ R A-

Неизвестный танк часть 1

Содержание материала

 

 

РУССКИЙ «ВЕЗДЕХОД» — ПЕРВЫЙ  В МИРЕ ТАНК

 

 

Первый в мире танк был построен в России по другому русскому проекту, работа над которым началась в августе 1914 г. Проект был представлен главному начальнику инженерных снабжений армий Северо-Западного фронта в декабре 1914 г. Изобретатели назвали свою гусенич­ную машину, которую предполагалось вооружить двумя пулеметами, по­мешенными во вращающейся башне, «Вездеход», подчеркнув тем самым ее высокую проходимость. В мае 1915 г. «Вездеход» успешно прошел испытания.

«Вездеход»  состоял из сварной рамы, на которой на шарикоподшипниках были установлены четыре пустотелых барабана. На внешней поверхности барабанов было сделано по три кольцевых желобка, в которые входили направляющие выступы гусеничной ленты.


Русский „Вездеход" — первый в мире танк (общий вид)

 

В передней части рамы имелось натяжное приспособление, позво­лявшее перемещать ось переднего барабана, установленную в двух про­резях рамы. Положение оси фиксировалось двумя винтами. Аналогичное устройство для натяжения верхней ветви гусеницы имел дополнительный натяжной барабан. При помощи обоих натяжных приспособлений регу­лировалось натяжение гусеничной ленты.

Русский „Вездеход" (продольный разрез)

 

«Вездеход» был одногусеничным. Поворот его осуществлялся при помощи двух управляемых рулевых колес, установленных по обе стороны машины. Посредством поворотных вилок и тяг рулевые колеса связыва­лись со штурвалом.   

В кормовой части машины помещался бензиновый двигатель. Он приводил ведущий барабан во вращение через коробку передач и кар­данный зал.

Как видно из схемы, опорная ветвь гусеницы в носовой части ма­шины была несколько приподнята над грунтом, а в кормовой части, под ведущим барабаном, опиралась на грунт. На хороших твердых дорогах машина спереди опиралась на рулевые колеса, сзади — на часть гусе­ницы, лежащей под ведущим барабаном. При движении по мягкому грунту рулевые колеса погружались в грунт и вся опорная поверхность гусеницы приходила в соприкосновение с грунтом.

Таким образом, при движении по дорогам машина практически была колесной, а при движении по местности, по мягким грунтам — гу­сеничной.

Проект пошел в Ставку Верховного Главнокомандующего. Здесь на­шли, что «сие изобретение внушает доверие». Отношением от 21 декабря 1914 г. за № 6686 начальнику инженерных снабжений армий Северо-Западного фронта было поручено построить боевую машину.

 

В Риге, в опустевших после ухода войск на фронт казармах Ниже­городского полка, были наскоро созданы мастерские. Закипела работа над первым в мире танком. Так как больше всего сомнений вызывал движитель, ранее нигде не строившийся, решено было начать постройку и испытания машины именно с него. Чтобы не задерживать испытание движителя, корпус первого опытного образца вездехода был сделан из дерева, и, естественно, он не имел ни башни, ни вооружения.

Одновременно со сборкой опытного образца начали изготовлять бро­невой корпус. Броня состояла из цементированных и закаленных тонких стальных листов, между которыми ставились специальные мягкие про­кладки для смягчения ударов пуль. Вначале испытывали отдельные ли­сты брони, потом сделали броневую коробку (корпус), поставили ее на шасси легкового автомобиля, подвергли испытанию на непробиваемость пулями и на общую жесткость.

Постройка опытного образца «Вездехода» была начата в первой половине февраля 1915 г. и закон­чена 15 мая 1915 г., т. е. за короткий срок — менее трех  с половиной  месяцев.

На первом предварительном испытании 18 мая 1915 г. выяснилось, что при движении машины соскакивает гусеничная лента.

В результате месячной, работы окончательно выяснились причины спадания гусеницы, и для устранения этого недостатка на барабанах были сделаны направляющие желобки. До того барабаны и гусеницы были гладкие.

С 20 июня 1915 г. «Вездеход» вновь проходил испытания, те­перь уже в присутствии официальной комиссии. На плацу полкового двора были выкопаны окопы, глубокие ямы, созданы крутые спуски и т. д. Первый заезд показал, что «Вездеход» обладает хорошей ма­невренностью: он легко делает крутые повороты («восьмерки») и очень быстро набирает скорость. Результаты испытаний комиссии зафикси­рованы в акте за № 4563.

«...Оказалось, что означенный «Вездеход» легко идет по довольно глубокому песку со скоростью около двадцати пяти верст в час; в даль­нейшем «Вездеход» перешел на среднем ходу канаву с пологими (около 40 градусов) откосами, шириной по верху 3 метра и глубиной около 3/4 метра. Все значительные выбоины и значительные неровности поверх­ности «полкового двора», где производились испытания, «Вездеход» брал легко, на полном ходу. Поворотливость вполне удовлетворительная; в общем «Вездеход» прошел по грунту и местности, непроходимым для обыкновенных автомобилей» *.

* Редакционная  статья «Родина танка — Россия»   в   газете   «Известия   ВЦИК»  № 205 {1644} от 13 сентября 1922 г.

 

29 декабря 1915 г. при испытании зимой в Петрограде «Везде­ход» развил большую скорость (примерно 40 верст в час). Поворот­ливость его оказалась отличной.

При испытаниях на скорость в опытный «Вездеход» укладывали балластные мешки, чтобы он весил столько же, сколько с броневым кор­пусом. В дальнейшем предполагалось приспособить «Вездеход» к пла­ванию.

Нельзя не отметить, что в «Вездеходе» были предусмотрены все элементы современного танка: броневой корпус, вооружение, располо­женное во вращающейся башне (чего не было в первых танках, по­строенных за границей), двигатель внутреннего сгорания и гусеничный движитель.

 

Интересной особенностью «Вездехода» была широкая гусеница, проходившая почти по всей ширине машины. Такая гусеница обеспечи­вала небольшое удельное давление на грунт, хорошую проходимость и исключала возможность посадки машины днищем на препятствие. Этим качеством не обладают современные двухгусеничные машины. Известно, что англичане к концу первой мировой войны разработали проект тяже­лого танка с двумя дополнительными гусеницами под днищем. Такой: движитель с четырьмя гусеницами вместо одной, как на «Вездеходе», был, однако, слишком сложным и не получил применения.

Высокая скорость и отличная проходимость «Вездехода» на­много превосходили соответствующие боевые свойства первых танков, построенных значительно позже за границей. Казалось, что многообе­щающие результаты его испытаний должны были привлечь внимание военных кругов к новому замечательному изобретению. Но получилось не так. Военные власти не нашли денег на продолжение работ. Из 18 000 рублей, затраченных на создание опытного образца «Везде­хода», казна израсходовала лишь 9660 рублей, остальные деньги изо­бретателям пришлось изыскать самим. Дальнейшие работы были прекра­щены. Как указывает уже упоминавшаяся редакционная статья «Изве­стий», проект русского танка «был переслан в Англию, а в России дело заглохло».

В сентябре 1916 г. стало известно, что во Франции, на реке Сомме, англичане применили против немцев новое военное изобретение — бое­вые гусеничные машины, названные ими танками. Изобретение танка англичане приписывали себе. Действительные изобретатели первого в мире танка — русского «Вездехода» — через печать заявили про­тест по поводу необоснованных притязаний англичан на первенство в со­здании нового оружия. С горечью рассказывали они, как трудно в цар­ской России работать изобретателям, с каким трудом приходится про­биваться сквозь стену равнодушия и косности, воздвигаемую бездушными и продажными царскими чиновниками.

На все эти заявления военное ведомство России не реагировало. Оно молчало и тогда, когда англичане официально заявили о своем приоритете на изобретение танка. Ни одним словом не напомнило цар­ское правительство мировому общественному мнению об истинных созда­телях танка. Только после Великой Октябрьской революции стала из­вестна действительная история этого изобретения и было доказано пер­венство русского народа в создании танка.

 

 

ПРОЕКТ «БРОНЕНОСНОГО ТРАКТОРА»

 

В журнале Технического комитета Главного военно-технического управления имеется следующая запись за № 267, датированная 6 апреля 1915 г.: «Дежурный генерал при Верховном Главнокомандующем при надписи от 27 февраля 1915 года за № 2538 препроводил в Главное военно-техническое управление прошение... В. А. Казанского с несколь­кими предложениями, в числе коих заключалось описание «броненос­ного трактора». В. А. Казанский предложил забронировать и вооружить трехколесный трактор. Он писал: «Скорость таких тракторов может быть доведена до 15—20 верст в час, хотя это и не имеет большого значения, так как эти сухопутные броненосцы предназначаются для прорыва фронта и вслед за ними непосредственно должна следовать пехота».

Казанский намеревался поставить на свой трактор такую броню, чтобы она не пробивалась снарядами полевой артиллерии.

 

 

КОЛЕСНЫЙ ТАНК Н. Н, ЛЕБЕДЕНКО

 

 

В 1915 г. в России была построена гигантская колесная боевая ма­шина которую предполагалось использовать для прорыва германского фронта. Замысел создания такой машины принадлежал начальнику се­кретной лаборатории Военного министерства Н. Н. Лебеденко.     

Вот что рассказывает о постройке этой машины ее главный кон­структор, ныне известный конструктор советских авиационных моторов Александр Александрович Микулин.

Микулин Александр Александрович  (1895-1985) Советский конструктор авиационных двигателей, академик АН СССР (1943), генерал-майор-инженер (1944), Герой Социалистического Труда (1940).

 

Однажды Микулина пригласил к себе Лебеденко и сказал: «Мне ре­комендовал вас профессор Николай Егорович Жуковский как способ­ного конструктора. Согласны ли вы разработать чертежи изобретенной мной машины? При помощи таких машин в одну ночь будет совершен прорыв всего германского фронта, и Россия выиграет войну...»

После того как Микулин дал согласие, Лебеденко разъяснил ему свою идею. «Представляете ли вы себе колеса диаметром десять ме­тров? — спросил Лебеденко, — так вот, мы будем строить машину вроде трехколесного велосипеда с двумя большими, десятиметровыми колесами впереди. При сравнении с экипажем окажется, что если он может пере­ехать через яму в 20 сантиметров, то колесо, имеющее в диаметре де­сять метров, может перекатиться через любой окоп, а небольшой дом будет раздавлен такими колесами и машиной весом около 60 тонн...»

В разработке проекта вы­сококолесного танка приняли участие знаменитый русский ученый Н.Е.Жуковский, А. А. Микулин и ныне член-коррес­пондент Академии Наук СССР профессор Б.С. Стечкин.

Борис Сергеевич Стечкин (1891—1969) — выдающийся советский учёный и конструктор в области тепловых и авиационных двигателей, академик АН СССР с 1953 года (член-корреспондент с 1946 года), Герой Социалистического Труда (1961), лауреат Ленинской (1957) и Сталинской (1946) премий.

 

Жу­ковский вел расчет огромных колес, а весь остальной расчет сделал профессор Стечкин.

Рис. 19  Принципиальная схема русского высококолесного танка Лебеденко

 

На рис. 19 приведена прин­ципиальная схема танка Лебе­денко (одна половина). От дви­гателя мощностью 200 л. с. вра­щение передавалось на два автомобильных колеса, прижатых к ведущему колесу маши­ны. Благодаря трению автомо­бильные  колеса   приводили во вращение ведущее колесо.

Постройка машины велась в глубокой тайне, работы про­изводились сперва на площадке манежа в Хамовниках в Моск­ве, а затем на поляне в дрему­чем лесу близ города Дмитрова (рис. 20).

Рис.20   Гигантский колесный танк, построенный в России в 1915 г.

 

Машина была построена и подверглась испытанию. При испытании она двинулась впе­ред, свалила стоявшее перед ней огромное дерево и завязла задним катком в грунте.

Требовалось увеличить диаметр заднего катка, чтобы уменьшить удельное давление на грунт, но техническая комиссия, наблюдавшая за постройкой машины, денег на продолжение работ не отпустила. Ма­шина осталась стоять в лесу. В 1923 г. она была сдана на слом.


Танк Лебеденко на поляне под Дмитровом. 1917 год. Вооружение на машину так и не установили...

 

Позже А. А. Микулин писал, что он разочаровался в больших коле­сах, поняв, какие преимущества имеют гусеницы. Любопытно отметить, что спустя некоторое время после появления описанного русского танка в Англии был представлен проект «сухопутного крейсера» — высококолесной бронированной машины, которая так же, как и машина Лебеденко, предназначалась для прорыва германского фронта. По замыслу изобретателя «сухопутный крейсер» должен был представлять гигант­скую трехколесную машину длиной 30 м, шириной 24 м и высотой 14 м, т. е. примерно с четырехэтажный дом. Диаметр колес равнялся 12 м. В каждой из трех башен «крейсера», защищенных 75-мм броней, пред­полагалось разместить по две четырехдюймовые пушки. Расчет показал, что вес «крейсера» будет около 1000 т, а скорость не выше 3 км/час. Вследствие явной несуразности этого проекта его даже и не пытались осуществить.

Однако идея создания колесных танков не была оставлена. В 1918 г. в США был построен опытный колесный танк, ходовая часть которого воспроизводила колесный ход машины Лебеденко в меньших размерах. Вплоть до 1931 г. высококолесные танки строились в Италии.

 

Яндекс.Метрика