Днепровская Флотилия

Опубликовано: 23 октября 2009
Просмотров: 168454

 

 

 

 

 

ДНЕПРОВСКАЯ ВОЕННАЯ ФЛОТИЛИЯ

4 января 1737 г. Указ о создании Днепровской военной флотилии

 

При активном содействии вице-канцлера графа Остермана 4 января 1737 года вышел Указ Сената о постройке в Брянском адмиралтействе на реке Десна малых судов флотилии, предназначенной для действия на Днепре. В основном это были дубель-шлюпки, мелкосидящие прамы и транспортные плашкоуты, способные пройти Днепровские пороги. Флотилия должна была содействовать Днепровской армии генерал-фельдмаршала Б.К. Миниха во взятии крепости Очаков - главного опорного пункта Турции в Северном Причерноморье. 3 февраля 1737 года по именному Указу Анны Иоановны командование над флотилией принял контр-адмирал В.А. Дмитриев-Мамонов. Для укомплектования судов Днепровской флотилии в Брянск в срочном порядке было направлено 4650 матросов, солдат и мастеровых людей. Весной 1737 года 355 различных судов флотилии с войсками, продовольствием, осадной артиллерией и боеприпасами были отправлены из Брянска вниз по Десне и Днепру, но из-за трудности плавания через мели и пороги первые суда флотилии пришли к Очакову лишь 17 июля, когда крепость была уже взята русскими войсками.

А́нна Иоа́нновна (28 января (7 февраля) 1693, Москва — 17 (28) октября 1740, Петербург) — российская императрица (15 (26) февраля 1730 — 17 (28) октября 1740) из династии Романовых.

 

С 3 сентября 1737 года по настоянию Б.К. Миниха флотилию возглавил вице-адмирал Н.А. Сенявин. С его прибытием в Брянск судостроительные работы заметно активизировались, но все-таки когда в начале октября 1737 года к Очакову подошли турецкие галеры, у крепости находились только 16 дубель-шлюпок и 2 кочебаса русской флотилии. Остальные все еще не смогли пройти через сильно обмелевший за летний сезон Днепр.

3 октября 40-тысячная турецкая армия при поддержке 12 галер предприняла штурм Очакова. Суда Днепровской флотилии приняли активное участие в отражении турецких войск. “По храбрости здешнего гарнизона оный неприятель отступил с уроном, и город Очаков от такой злопыхательной бури освободился”. Русские суда, стоявшие под Очаковом, “...сие время были все под пушками, и гарнизону всякое всевозможное вспоможение чинено”. Вскоре к Очакову удалось привести еще 30 малых судов. Активные действия Днепровской флотилии продолжались весь октябрь. Получив отпор на суше и на воде, турки ушли от Очакова, но выход в Черное море был заблокирован сильной турецкой эскадрой.

Алексей Наумович Сенявин (Синявин) (1722—1797) — адмирал

Весной 1738 года на юге России и в районах боевых действий разразилась эпидемия чумы. Одним из первых, 24 мая, от болезни умер замечательный русский моряк вице-адмирал Наум Акимович Сенявин. В командование флотилией снова вступил контр-адмирал Дмитриев-Мамонов. Распространение болезни заставило русские войска покинуть Очаков и Кинбурн. Вместе с армией отошли на Украину суда флотилии, роль которых в боевых действиях с оставлением Очакова стала минимальной. 18 января 1739 года от чумы скоропостижно скончался В.А. Дмитриев-Мамонов. Командующим флотилией был назначен капитан полковничьего ранга Я.С. Барш.

18 сентября 1739 года в Белграде был заключен мирный договор с Турцией, по которому России был оставлен лишь город Азов, но без права плавания в Азовском море. Поэтому 15 октября 1739 года Днепровская флотилия, насчитывавшая к тому времени 657 судов, Указом императрицы Анны Иоанновны была расформирована, а значительная часть судов была уничтожена.

 

 


 

 

Первая мировая война...

В 1915 году Россия заказала 18 бронированных дозорных катеров в США фирме «Муллинс и K°». К марту 1916 г, катера доставили из США в Петроград через Владивосток.

Бронекатер БК-2 Днепровской речной флотилии

Данные бронированного дозорного катера типа «Д»:

Водоизмещение, т: проектное 6,5; полное на 1933 г — 10
Длина наибольшая, м — 9,21
Ширина наибольшая, м — 2,47
Осадка, м: проектная — 0,61; фактическая на 1933 г — 0,85
Высота максимальная от уровня воды (по крыше пулеметной башни), м — 1,52
Число тонн на 1 см осадки — 0,18

По проекту вооружение катера должно было состоять из одного пулемета «Максим» во вращающейся башне. Максимальный угол возвышения пулемета +35°. Боекомплект — 8 пулеметных лент (2000 патронов).

  В 1917 г. уже на фронте на катерах стали ставить второй пулемет «Максим» на корме на открытой тумбовой установке. Позднее второй пулемет заменили 37-мм пушкой Гочкиса на тумбе без щита. Пушка была приспособлена для зенитной стрельбы. Максимальный угол возвышения ее составлял +70°. Длина ствола 20 калибров.

Вес снаряда около 0,5 кг. В боекомплект входили осколочные гранаты весьма слабого действия и картечь Розенберга. Табличная дальность стрельбы 2000 м. Скорострельность до 15 выстр./мин. Боекомплект — 200 выстрелов.

В перегруз катер мог принять две мины типа «Д» с кошками на палубе.

Броневой пояс у машинного отделения имел толщину 6 мм. Пулеметная башня окружена 7-мм броней. Палуба не бронирована.

Первоначально катера имели бензиновые двигатели Стерлинга мощностью 85 л.с. В 1920-х годах их заменили на бензиновые моторы системы «Скрипс» мощностью 100 л. с при 1200 об/мин. Движитель — один винт. Запас топлива — 700 кг бензина. Расход топлива в час — 20 кг. Скорость по течению (на Днепре) — 14–16 км/час, против течения 9–11 км/час. Экономический ход тот же, что и наибольший. Дальность плавания по течению — 560 км, против течения — 350 км. Радиоустановки и шлюпки не было.

 Экипаж 7 человек: младшего начальственного состава — 2; рядового состава — 5.

 

...Весной 1916 г. Генштаб решил направить на фронт 16 дозорных бронекатеров с четырьмя офицерами и 96 нижними чинами. Два бронекатера было решено оставить в Петрограде в качестве учебных для подготовки личного состава катеров.

Однако отправка катеров затянулась, и лишь с 26 мая по 11 июня 1916 г. 12 бронекатеров прибыли в Мозырь. Доставшиеся четыре бронекатера были отправлены в Двинск в распоряжение 5-й армии. На Двине 26 мая из этих катеров образовали взвод бронекатеров 5-й армии. Базой катеров стало местечко Двинская Погулянка.

Катера в 1916 г. несколько раз участвовали в боях с немцами. Вечером 29 августа катер № 8 накрыл пулеметным огнем двигавшуюся вдоль берега пехоту противника. В ходе боя катер получил прямое попадание 152-мм снаряда, который пробил катер насквозь, не разорвавшись. Катер перевернулся и затонул. Два человека были убиты, остальные выплыли на берег. 10 сентября 1916 г. катер № 8 был поднят и отведен в Двинскую Погулянку. А 23 октября его отправили на ремонт в Петроград. Остальные три бронекатера 17 ноября были переведены в Двинск и вытащены на берег для зимовки.

В 1917 г. три бронекатера 5-й армии (№ 9, 10 и 11) в боевых действиях участия практически не принимали. В связи с начавшимся развалом армии бронекатер № 8, отремонтированный в Петрограде, решили в армию не отправлять. К ноябрю 1917 г. катера № 9, 10 и 11 перевезли в тыл в Псков, а там в феврале 1918 г. их захватили немцы.

12 катеров, отправленные в 1916 г. в Мозырь, были также захвачены немцами зимой 1917–1918 гг. В начале 1918 г. 6 из них эксплуатировались немцами на реке Днепр в качестве сторожевых катеров.

8 ноябре 1918 г., отступая, немцы бросили катера, и их захватили петлюровцы, но за зимним временем использовать их не могли, а 5 февраля 1919 г. в Киев вступили красные.

Малограмотные краскомы, приступившие к организации красной флотилии на Днепре, решили, что эти катера изготовлены в Германии и доставлены на Днепр в ходе оккупации в 1918 г. На это заявление «купились» и ряд современных историков флота, включая С.С. Бережного, объявившего их «бывшими БКА австро-германского флота» (?!)

16 марта 1919 г. красные начали ремонт пяти бронекатеров, получивших номера 1, 2, 3, 4 и 5. Бронекатерам были присвоены «громкие» названия: № 2 — «Ленин», № 5 — «Шевченко», а остальные — «Украинец», «Коммунист» и «К. Маркс». Правда, через несколько недель командование решило, что сии имена мало подходят к 9-тонным катерам, и у них остались только номера.

Ремонт первого бронекатера был закончен 4 апреля 1919 г., и в тот же день он отправился в поход. Банда атамана Зеленого в районе Триполья захватила несколько проходивших мимо по Днепру пароходов. Против банды были направлены бронекатер и пароход с десантом, а по берегу параллельно шел отряд красной кавалерии. Но красную кавалерию на берегу разоружили местные крестьяне, десантники встретили сильный отпор бандитов Зеленого и после двухчасовой перестрелки ретировались вверх по Днепру.

9 апреля была предпринята операция по ликвидации банд в 10–15 верстах выше Киева в районе Вышгород — Балки — Петровицы. Туда отправили канонерку «Курьер», вооруженную двумя 76-мм полевыми пушками обр. 1902 г. на колесах, бронекатер № 2 («Ленин») и 3 парохода с десантом в 450 человек. По донесениям, десант в тот же день разоружил все банды, почти не понеся потерь. Судя по всему, банды ушли, а разоружены были местные крестьяне.

26 апреля в район Чернобыля был отправлен отряд кораблей флотилии в составе канонерок «Курьер», «Самуил» (по два 76-мм орудия), бронекатера № 5 и пароходов с десантом. 27–30 апреля канонерки и бронекатер поддерживали десантников огнем у Глебовки, Печек и Домантово.

1 мая канонерки и бронекатер подошли к самому Чернобылю, незамеченные из-за сильного дождя, и захватили там 7 пароходов. Банда Струка бежала из города.

4 мая флотилия начала операцию южней Киева (район Триполья) по ликвидации банды атамана Зеленого. В ходе боев с бандитами у бронекатера № 1 заглох мотор, и его течением снесло на мель. Около сорока бандитов пытались захватить катер, но его спасла подошедшая канонерка «Курьер».

21 мая бронекатера вместе с другими кораблями флотилии с боем заняли город Черкассы. После этого канонерка «Самуил» вместе с бронекатером № 5 были отправлены на реку Припять, где без формального объявления войны начали наступление поляки.

На Припяти канонерка «Арнольд» и бронекатер № 5 22 июня провели глубокую разведку в тылу поляков (на несколько десятков километров) в районе Качановичи и, обстреляв противника, без потерь возвратились обратно.

27 июля бронекатера № 2 и № 5 под прикрытием канонерки «Арнольд» провели блестящие операции в тылу поляков у деревни Особовичи. Бронекатера высадили десант, который заложил взрывчатку под опоры моста и взорвал его с таким расчетом, чтобы упавшие опоры не заграждали фарватер.

Успешные действия бронекатеров и канонерской лодки флотилии в значительной степени объяснялись тем, что по болотистым берегам Припяти артиллерия передвигалась с трудом. Но там, где река близко подходила к железной дороге, поляки использовали бронепоезда, отгонявшие корабли.

28 августа 1919 г. Киев был взят Деникиным. Основная часть красной Днепровской флотилии была эвакуирована в Гомель. Причем 25 % личного состава флотилии предпочли остаться в Киеве и не эвакуировались. Во флотилии была полная анархия. На 2300 человек было только 63 коммуниста и 40 «сочувствующих». Кстати, только в Гомеле флотилия была переведена в Морское ведомство, до этого она была в подчинении местных военных частей.

Во второй половине 1919 г. бронекатера в боевых действиях не участвовали «из-за отсутствия запасных частей и хорошего топлива». Зиму 1919/20 г. бронекатера провели в Гомеле.

Корабли Пинской флотилии...

В начале апреля 1920 г. бронекатер № 4 был послан с отрядом канонерок на реку Березина для помощи 16-й армии, Вскоре туда направили и другие бронекатера.

6 апреля 1920 г. Киев был занят поляками. К этому времени бронекатер № 4 находился на Березине, а бронекатера № 1 и № 3 — в Гомеле. Часть кораблей Днепровской флотилии оказалась ниже Киева. Среди них были бронекатера № 2 и № 5, которые ремонтировались в Екатеринославе.

В начале июля поляки были выбиты с Днепра и Припяти. Боевые действия прекратились.

Летом 1920 г. в результате аварии затонул бронекатер № 1. Три бронекатера (№ 2, 3 и 4) 16 сентября 1920 г. были переданы в Днепровский отряд кораблей Черного моря. Еще раньше туда прибыл с Днепра бронекатер № 17, не входивший в боевой состав Днепровской флотилии.

 

Днепровская флотилия Советской Украины

Переписка по созданию советской Днепровской флотилии началась в начале февраля 1919 г. между Полевым штабом Советской Украины и Морским штабом РСФСР. Морвед, занятый событиями на Балтике, Каспии на востоке и севере, не взял в это время на себя организацию флотилии, а послал в конце апреля 1919 г. в распоряжение Украинского командования нескольких специалистов, которые вошли в состав особой комиссии по вооружению кораблей Днепровской флотилии при начальнике военных сообщений 1 армии Советской Украины (впоследствии XII Красной армии). Армейское командование еще до прибытия красных моряков из Петрограда поручила организацию флотилии матросу А.В. Полупанову. Гораздо позже в своих мемуарах как «Из истории Днепровской флотилии» Андрей Васильевич вспоминает о тех тревожных днях...   Задание осложняло отсутствие опытных специалистов. Как сухопутное командование, так и первые непосредственные организаторы флотилии не представляли себе характера задач, которые можно возложить на речные силы.

Вначале предполагалось ограничиться ремонтом дозорных бронекатеров русского военного ведомства, построенных в 1915 г., которые вооружались пулеметом в башне на носу, 37-мм пушкой Гочкиса в кокпите. Эти моторные катера из хромоникелевой стали грузоподъемностью до 8,2 тонн приводились в движение одной машиной в 85 л.с. (расход топлива 40,95 кг/ч), имели малый ход, плохо слушались руля, но вся команда надежно защищалась броней от пуль и шрапнели. Вскоре выяснилось, что двигатели очень не надежны и корабли годятся лишь для близкой разведки и обстрела открытых целей. Тогда командование армии приняло решение вооружить днепровские пароходы армейскими пушками. Работами по переоборудованию занимались киевские заводы «Арсенал» и бывшая Варшавская верфь МПС. Из-за отсутствия железа, а также для ускорения работ в конструкции защиты и подкреплениях корпуса широко использовалось дерево.

Приказом по флотилии от 21 марта 1919 г. ее первоначальный боевой состав определялся шестью бронепароходами и пятью бронекатерами. Каждый из бронепароходов («Курьер», «Аполлон», «Самуил», «Арнольд», «Верный» и «Адмирал») вооружался 2 76,2-мм полевыми пушками образца 1902 г. и, как правило, 4 пулеметами разных систем. Орудия крепились к штырям из железа, опиравшимся на кильбалку. Срезанный сошник хобота лафета упирался в железный погон, приклепанный к палубе, которая подкреплялась тремя-четырьмя рядами деревянных пиллерсов. Это подкрепление корпуса отличалось чрезвычайной жесткостью и при выстрелах сильно действовало на корпус и машину, рвало палубу, да так, что швы расходились. Так, 4 июля 1919 г. бронепароход «Самуил» пришлось разоружить и передать водному транспорту. Кроме этого, большим недостатком стал малый угол возвышения, что не давало возможности использовать полностью дальнобойность устанавливаемых сухопутных пушек. И, по сравнению с тем же калибром на возвышенном берегу с врытыми сошниками, пушки бронепароходов сильно уступали в дальности стрельбы. Кроме того, при отсутствии прямых плесов (обилие излучин) и покрытой кустарником долине, 76-мм полевая пушка, поставленная таким образом на палубе, обладала для наводчика слишком ограниченным горизонтом видимости.

Конструктивная защита состояла из 50-мм досок с прослойкой песка в 102 — 127 мм и внутренней стенки из 10-мм стали. Таким бруствером прикрывались: штурвальная рубка, выступающие над палубой сухопарники котлов и мотыли машин. Бруствер служил в основном убежищем для пулеметчиков, которые таким образом находились в укрытии. Артиллеристы при пулеметном обстреле с берега часто оказывались в опасном положении, из-за чего бронепароходы не всегда могли выполнять свои боевые задачи. Тяжелый бруствер сильно увеличил осадку судна.

 

 


 

 

В судовой состав советской Днепровской флотилии к 21 марта 1919 г. входили:

I  бригада: «Шарлота», бронированные катера № 1, № 2, № 3, № 4, № 5.

II бригада: «Курьер», «Апполон» и «Самуил».

Бронепароход "Курьер" Водоизмещени е 160,5т. Основные размерения длина 50,2м; ширина 5,49м; осадка 0,7м. Машина мощностью 190л.с. вращала 2 гребных колеса и обеспечивала скорость хода 12,9 км/ч. Вооружение: 2-е 76-мм полевые пушки, 3 пулемета "Максим", 1 пулемет "Шварцлозе" .    Реконструкция И.И. Черникова.

 

 

III бригада: «Арнольд», «Верный» и «Адмирал» (база).

Бронепароход "Верный" Водоизмещение 308 т. Основные размерения длина 55,51м; ширина 6,71м; осадка 1,1м. Машина мощностью 500л.с. вращала 2 гребных колеса и обеспечивала скорость хода 12,8 км/ч. Вооружение: 2 76-мм полевые пушки, 4 пулемета "Максим", 3 германских пулемета "Максим". Личный состав 50 человек. Реконструкция И.И. Черникова.

 

 

Все суда, за исключением «Шарлоты» и бронекатеров, имели на вооружении по 2-е 76-мм полевые пушки образца 1902 г. и без всякой нормы оснащались пулеметами, винтовками.

Кроме того, 9 июня 1919 г. в состав флотилии вошел «Мандельштам», имевший 2-е 107-мм армейские пушки, а через два дня — «Трахтомиров» с 1-ой 76,2-мм полевой пушкой и «Мукомол» с 2-мя 122-мм гаубицами.

Бронепароход "Мукомол". Водоизмещение 330,2 т. Главные размерения длина 56,5м; ширина 7,0м; осадка 1,0м.  Машина мощностью  480 л.с вращала 2 гребных колеса и обеспечивала скорость хода 9,4 км/час. Вооружение :  2-е 122 мм гаубицы, 2 пулемета "Максим", 2 пулемета "Дрейзе". Личный состав 50 человек.   Реконструкция И.И. Черникова.

 

К концу августа 1919 г. вошли в строй бронепароходы «III Интернационал», имевший 2 122-мм гаубицы, и «Стенька Разин» с 2-мя 76-мм пушками, «Бужин» и «Доротея» каждый имел по 1-ой 76-мм пушке.

Бронепароход "III Интернационал" (бывшая "Зинаида")
1-румпель; 2-кнехт; 3-люк схода; 4-помещение команды; 5-122мм гаубица; 6-погреб боезапаса; 7- бруствер; 8-тумба пулемета; 9-боевая рубка; 10-светлый люк над машиной (капы); 11-цепной ящик; 12-ручной брашпиль. Реконструкция И.И. Черникова.

 

Бронепароход Днепровской флотилии Советской Украины "Бужин". Водоизмещение 203 т. Главные размерения: длина 36.0 м; ширина 5.5 м; осадка 0.9 м. Машина мощностью 185л.с. вращала 2 гребных колеса. Блиндированные (два слоя сосновых досок, с прослойкой песка) брустверы и боевая рубка. Вооружение 1-а  76,2 мм пушка и 4 пулемета. Личный состав 40 человек. Реконструкция И.И. Черникова.

 

Флотилия Советской Украины была организована по типу армейских частей и подчинялась только армии. Возглавлял флотилию штаб аналогичный штабу дивизии. Армейская система снабжения совершенно не подходила к потребностям речной флотилии, так что ряд видов довольствия и вовсе не предусматривался. Поэтому многое приходилось вырывать откуда можно и что можно. Вопиющим несоответствием, которое тоже вытекало из такой организации, в некоторой степени основанной на недоверии армейцев к командованию флотилии, являлось положение «особой комиссии по вооружению судов», не подчиненной комфлоту. Это стало одной из причин, почему вооружение не соответствовало тактическим потребностям.

Личный состав флотилии был незнаком с особенностями плавания на реке. Обстановка на Украине и сама организация флотилии (отсутствие денег на ее содержание) вынуждали людей «бандитствовать», чтобы не умереть с голоду. Позднее Советской Республике удалось справиться со всеми проблемами.

В качестве характеристики морально-психологического состояния красных днепровских моряков нужно отметить тот факт, что при наступлении Деникина  75% личного состава флотилии эвакуировалось из Киева в Гомель.

От Морского ведомства Советской России флотилия в это время не зависела и снабжения не имела.

с сайта    http://cmboat.ru/monitor/monitor49/

 К весне 1920 ДВФ имела около 40 единиц (18 КЛ, 10 СКР, 4 БКА и др.), десантный отряд 650 человек.

Днепровская флотилия во всей красе...

 

Флотилия вела активные действия против бело-поляков и белогвардейцев, участвовала в разгроме банд, поддерживала части Красной Армии огнем, высаживала десанты, обеспечивала переправы и коммуникации, ставила минные заграждения.

На дальнем плане монитор "Ударный" ...

Особо отличились Северный и Южный отряды флотилии в Киевской наступательной операции, в боях с белогвардейской флотилией у хутора Печки 2 октября 1919 года, у Лоева 2 июня 1920 года,Триполья (10 июня). в наступлении на Киев, в боях за Мозырь.

Корабли, корабли, корабли...

После окончания боевых действий,в декабре1920 года,Днепровская военная флотилия была расформирована.
В октябре 1925 года на Днепре был создан Отдельный отряд судов, а 27 июня 1931 года преобразованный в Днепровскую военную флотилию.

 


 

А вот так видят историю  Пинской (польской) военной флотилии периода 1920-1939 годов, когда эта территория принадлежала Польше, украинские историки... "Толчком к поиску материалов и написанию этой статьи послужил документальный фильм «Забыта флотилия», премьеру которого показали  20 февраля на польском телеканале «Полония». Эта часовая лента режиссера Лешека Вишневского по сценарию Яна Тарчинского сама по себе достойна перевода, как и того, чтобы ее увидели украинские зрители."

Военный флот на Полесье

После возобновления Польшей независимости в результате Первой мировой войны страна сначала не имела выхода к морю, поскольку побережье Балтики принадлежало Германии. Поэтому на протяжении 1918-1939 годов в Польше функционировали две речных флотилии Польского военного флота. Первой была создана 23 декабря 1918 года Висланская флотилия. Ее главным заданием была защита речных транспортов, мостов и переправ на реке Висла и подготовка моряков для будущего польского морского флота. Моряки флотилии принимали участие в польско-русской войне, в частности и в ее главном эпизоде – Варшавской битве. Вислянская флотилия была расформирована в конце 1925 года в результате новой военной ситуации и тогдашних экономических трудностей Польского государства. Большинство ее кораблей были переданы Пинской флотилии.

Канонерская лодка "Громкий" (плавбаза "Березина")

С марта 1919 года начались столкновения польских войск с только что созданной российской Красной Армией. Но в связи с разливами рек на Полесье польские подразделения страдали от нехватки поставок оружия, амуниции и пищи. Возникла потребность создания речной транспортной флотилии для поддержки сухопутных войск. Пинская флотилия была создана 19 апреля 1919 года по инициативе прежнего офицера российского ВМФ Ежи Гедройца, который и стал ее первым командиром. Как уже понятно из названия, ее главная база располагалась в городе Пинск (теперь в Брестской области Беларуси) на реке Пина. На то время город насчитывал 36 тысяч жителей, 70 процентов из которых составляли евреи. Флотилия охватывала всё Полесье, так называеме Пинское море, которым была река Припять и ее притоки. На то время на Полесье было мало грунтовых дорог хорошего качества, но существовала хорошо развитая речная транспортная сеть.

Сначала флотилия выполняла транспортные функции, обеспечивала снабжение, связь. Вскоре на нее было возложено задание разведки и боевых действий с речными и сухопутными силами большевиков, а также поддержка польских десантов.

Бронекатер типа "KU-1"

Изначально флотилия состала лишь  из четырех  боевых катеров. Большевики узнали о них и отправили для их уничтожения свои боевые корабли из состава Днепровской флотилии. Первая битва польских катеров с большевистскими состоялась 25 мая 1919 года неподалеку от Пинска. В июле польская флотилия уже насчитывала шесть катеров, которые вынуждены были противостоять семи канонеркам и катерам большевистской флотилии. Однако поляки смогли оттеснить красных и занять село Городище и несколько мостов на Припяти. Учитывая это, большевики срочно создали Припятьскую флотилию с базой в городе Мозырь (теперь в Гомельский области Беларуси). Столкновение польской и большевистской речных флотилий состоялось 2 августа 1919 года в районе впадения реки Горинь в Припять.

Позже флотилии были усилены дополнительными кораблями и вооружениями и уже 17 сентября сошлись в настоящей битве вблизи города Петриков. Большевики вынужденные были панически убегать, оставив полякам  военный трофей - свой транспортный корабль «Струмень». 13 октября 1919 года поляки затопили вблизи села Скригалов еще один большевистский корабль.  Наступила зима, реки укрылись льдом, и бои прекратились. На протяжении зимы 1919-1920 гг. и поляки, и большевики значительно укрепили и модернизировали свои речные флотилии. Весной боевое подразделение Пинской флотилии уже состояло из бронированного корабля, трех боевых быстрых (глиссеров admin.) и двух разведывательных судов, на которых служили 12 офицеров и 100 моряков. Транспортное подразделение состояло из девяти кораблей и 18 катеров, на которых несли службу 11 офицеров и 222 моряка и работники обслуги.

 


 

На помощь УНР


Еще до схода льда с рек, польская Девятая пехотная дивизия 5-6 марта атаковала и выбила большевиков из портов на Припяти – Мозырь, Барбаров и Наровля, захватив при этом три большевистских канонерки и десять быстрых катеров (глиссеров admin.). Пятеро из этих судов были отремонтированы уже до конца марта и также усилили Пинскую флотилию. Имея в своем составе уже несколько десятков больших и малых судов разного боевого назначения и 333 матроса, Пинская флотилия под командованием майора Е. Садовского 25 апреля 1920 года начала так называемую «Киевскую экспедицию» для соединения с войсками Украинской Народной Республики под командованием Симона Петлюры и отражения большевистских сил. Польша при этом преследовала три цели: опередить удар Красной Армии по Польше, которая добыла в борьбе независимость после 123 годов неволи, защитить Европу от большевизма и помочь власти УНР выстроить независимое, свободное и небольшевистское Украинское государство со столицей в Киеве.

Уже 25 апреля поляки погнали большевиков вниз по течению Припяти и дошли до территории нынешней Киевской области и на следующий день – села Лелев в районе Чернобыля. Но наиболее ожесточённый  речной бой состоялся 27 апреля 1920 года в близи Чернобыля. Он закончился полной победой Пинской флотилии, которая отогнала большевистскую флотилию на 25 километров в низ по течению Днепра, затопив при этом канонерку красных «Губительный» и повредив два других. Военными трофеями поляков стали большевистская канонерка «Прыткий», четыре корабля и три быстрых  катера (глиссера admin.). Поляки закрепились в устье Припяти и городах Чернобыль и Припять.

Буксир "Нептун" (плавбаза №1 ПВФ)

Украинско-польское наступление на Киев происходило очень успешно. За период с 25 апреля по 1 мая украинско-польские подразделения взяли в плен 25 тыс. российско-большевистских воинов, захватили несколько автомобилей и бронепоездов, свыше 120 пушек и приблизительно 400 пулеметов. 7 мая 1920 года красные отдали без боя правобережную часть Киева. 9 мая поляки форсировали Днепр и закрепились на левом берегу. На протяжении следующей недели украинско-польские союзные войска получили другие города над Днепром и вместе контролировали 350 километров днепровского побережья с Киевом в центре. В освобожденный от российско-большевистских оккупантов Киев прибыли командующие польскими войсками маршал Юзеф Пилсудский и войсками УНР – атаман Симон Петлюра, которые 9 мая 1920 года вместе принимали в Киеве общий парад украинско-польских войск.

Активным и очень важным участником этих событий была Пинская флотилия, которая захватила в Киевском порту 17 кораблей, 26 быстрых катеров (глиссеров admin.) и десять барк. Польское военное командование решило модернизировать суда и создать на базе Пинской флотилии, на которую на то время была положена миссия контроля Днепра от устья Припяти к Трипилля, отдельную Киевско-днепровскую флотилию. Но эти планы так и не удалось реализовать учитывая нехватку вооружений и наступление на Киев 12-й армии большевиков. На севере атаковала группа Голикова, которая следовала на Коростень, южнее Киева Днепр форсировала группа Якира, которая шла на Фастов и Белую Церковь. А еще южнее, в направлении Козятина и Бердичева, прорывалась Конная армия Буденного. Хотя отряды УНР и поляки противопоставляли упорное сопротивление, но силы красных преобладали. Корабли большевиков 2 июня 1920 года добрались устья Припяти и заминировали его, а 5 июня армия Буденного прорвала оборону Третьей польской армии и возникла угроза окружения Киева. Сухопутные польские войска были эвакуированны из Киева. Киевское подразделение Пинской флотилии продолжало оказывать сопротивление и успело захватить два транспортных корабля и сторожевой корабль «Острие», помогло переправиться польским войскам через реку Ирпинь, но наступал последний день эскадры, поскольку отступать было некуда учитывая, заминированную Припять.

Штабной корабль "Адмирал Серпинек" ("Припять")

11 июня 1920 года были затоплены добытые большевистские корабли, в тот же день в районе Казаровичей, неподалеку от Дымера, были затоплены польские транспортные корабли. Боевая часть флота была затоплена в районе Межгорья в устье Десны. Команды уничтоженных кораблей с боями прорвались к Гостомелю, а оттуда – в Мозырь. Так в июне 1920 года фактически прекратила свое существование боевая часть Пинской флотилии. Те 19 вспомогательных кораблей, которые оставались на Припяти, ближе к Чернобылю, пришлось затопить 19 июля в связи с наступлением большевиков и обмелением реки. 13 кораблей, которые оставались в порту Пинска, также не имели возможности добраться к Бугу, поскольку Королевский канал (теперь это «Днепровско-Бугский») полностью пересох. Эти корабли были уничтожены и затоплены в порту Пинска 24 июля. И это был полный конец Пинской флотилии образца 1920 года.

 

 


 

В боях с фашистами

 

Морякам Днепровской флотилии

В моем пожелтевшем альбоме
Не первый десяток лет
Участники тех сражений,
Герои тех побед!

Смотрю, листаю, вглядываюсь,
Читаю оборот..
Смотрю и перекладываю,
А время летит вперед!

На полуглиссерах, тральщиках
Вы смело бросались в бой!
И ждали знака сигнальщика,
И многих вели за собой!

Сейчас вы триумфаторы,
Герои прошлой войны,
Мальчишки из Саратова,
Тамбова, Пинска, Десны!

Вы, словно, в длительном  плаваньи,
Вы, словно, моя семья.
В каких портах и гаванях
Вы бросили якоря!?

Герои Вислы и Одера!
Отец говорил не раз:
«Не будет войны покуда
Жив хоть один из нас!»

Вот так придется вечно
На страже, на рубеже
Стоять вам,  чтоб жили беспечно
Дети в нашей стране!  

Я говорю, что рано,
Рано вас хоронить!
Вы мне отвечаете: «Рана!?        
Фашизма добив бастион,
С Победой! Победой Вечной
«Героев былых времен!»


Татьяна Емашкина (Мамонова)

 

 

Ее возрождение началось после 18 марта 1921 года, когда в Риге был подписан мирный договор, который положил конец польско-большевистской войне. В связи с тем, что в 1927 году была возрождена советская Днепровская военная флотилия, формирование, модернизация и усиление Пинской флотилии, происходили еще большими темпами. В период между войнами Пинская флотилия переросла в мощную боевую силу. Состоянием на 1 сентября 1939 года, когда Германия напала на Польшу, в ее состав входили шесть мониторов, три канонерки, четыре боевых корабля, 17 катеров с полным вооружением, два корабля связи, семь тральщиков и одно минно-газовое судно. На них несли службу две тысячи моряка. В связи с одновременным наступлением Красной армии на польские восточные земли, которое началось 17 сентября, польское военное командование приняло решение о прекращении сопротивления советским войскам и отступление флотилии в западном направлении. Флотилия должна была защищать Варшаву. Но путь к отступлению перекрыл подорванный железнодорожный мост на Припяти. При такой ситуации командир флотилии Витольд Зайончковский отдал приказ о ее затоплении, который и был выполнен командами всех кораблей ее состава в период с 19 по 21 сентября 1939 года. Часть моряков отступили сушей. Позже они воевали против фашистов в составе польских контингентов в армиях западной антигитлеровской коалиции. А другая часть попала в плен к Красной армии и была расстреляна войсками НКВД. Во время отступления польские моряки не уничтожал суда, а лишь затапливали их, поскольку рассчитывали вскоре вернуться и поднять их.

Спасательное судно (минный заградитель) "Генерал Шептицкий" (плавбаза "Неман")

 

Затопленные на Припяти корабли после отступления поляков были подняты на поверхность, отремонтированны на Киевском судоремонтном заводе им. Сталина, перевооруженны и включенны в состав Днепровской военной флотилии. Польские корабли также были немедленно «орадянщени» – переименованны. Во время наступления фашистов летом в 1941 году Киев защищали корабли прежней Пинской флотилии (в скобках даны их предыдущие польские названия): мониторы «Бобруйск» («Городище»), «Смоленск» («Краков»), «Житомир» («Пинск»), «Винница» («Торунь»), «Витебск» («Варшава»), речные канонерки «Белоруссия» («Зарадна»), «Трудовой» («Рьяная»), штабной корабль «Припять» («Адмирал Дикман»), боевой корабль «Неман» («Генерал Шептицкий»), зенитный противоавиационный корабль «Березина» («Гетман Ходкевич»), минный корабль «Пина» («Монтва»), десятки легких и тяжелых боевых катеров, тральщики Т1, – Т8.

Тральщик типа "Т4"

 

Польским военным историкам теперь не удалось установить, какие именно новые советские названия получили боевые корабли «Генерал Сикорский», «Вильнюс», некоторые мониторы и канонерки. Точно известно лишь, что именно из польских кораблей Пинской флотилии были переделаны советские канонерки «Верный», «Передовой», «Каганович», «Кремль», «Стаханов» и «Смольный», мониторы «Левачев», «Флягин», «Жемчужный» и «Ростовцев», корабли-базы «Ударник» и «Ясельда», сторожевые корабли «Река», «Водопьянов», «Парижская коммуна», «Большевик», «Карл Маркс», «Пушкин», «Техник», «Ворошилов» и «Фридрих Энгельс». На двух кораблях-базах, нескольких сторожевых катерах, глиссерах, тральщиках, и полтора десятка бронекатеров лишь были перебиты из польских на советские бортовые номера.

Неизвестно, как советское руководство готовилось до войны, если значительную часть Днепровской военной флотилии составляли поднятые и отремонтированые корабли польской Пинской флотилии. Днепровская флотилия под командованием контрадмирала Д. Д. Рогачева сделала свой героический взнос в защиту Киева, но часто она была бессильна против немецкой авиации. Где-то к середине июля 1941 года большинство кораблей были затоплены. Так корабли Пинской флотилии во второй раз стали на защиту Киева и во второй раз были затоплены.


Ссылка   http://1000roses.ru/?p=249

А здесь  история польской Пинской  военной флотилии глазами польских историков... и характеристики тех судов.

 

 


 

В сентябре 1939 года корабли флотилии (6 мониторов, 1 канонерская лодка и 13 бронекатеров), поддерживая части Белорусского Особого военного округа, участвовали в походе в Западную Украину и Западную Белоруссию. После занятия в октябре 1939 года частями Красной Армии Пинска, этот город становится главной базой Днепровской флотилии. Вскоре флотилия пополняется кораблями польской Пинской флотилии, затопленными поляками при оставлении Полесья и поднятыми со дна Припяти. В связи с переносом границ СССР на запад, 17 июня 1940 года Днепровскую флотилию опять расформировывают, а на ее базе создают Пинскую и Дунайскую флотилии.

 

Пинская военная флотилия первого формирования

Сформирована в июне 1940 г. из кораблей и частей расформированной Днепровской военной флотилии. Главная база - "Пинск", тыловая - "Киев". В состав флотилии входили:
- дивизион мониторов ("Смоленск", "Винница", "Витебск", "Бобруйск", "Житомир", пб "Неман"),
- группа канонерских лодок ("Трудовой", "Белорус"),
- дивизион бронекатеров (бка 14 ед, из них 9 ед. - бывшие польские; пб "Березина" и ПБ-2).
- отряд глиссеров (глиссеров 6 ед., полуглиссеров 5 ед., пб ПБ-7),
- 46-я отдельная авиаэскадрилья (самолетов Р-10 - 10 ед.),
- 6-я отдельная рота морской пехоты,
- 109-й зенитный артиллерийский дивизион (батареи № 874, 875, 876).
- Флотский полуэкипаж;
- учебный отряд кораблей (мн "Флягин", мн "Левачев", кл "Верный", кл "Передовой", отряд бка - 6 ед., пб "Белоруссия", пб "Ударник", пб ПБ-1).
Произведенная мобилизация усилила флотилию кораблями и личным составом. Кроме тральщиков № 07, 08, 09 и 10, из мобилизованных судов сформировали дивизион канонерских лодок ("Каганович", "Кремль", "Стаханов", "Смольный"), дивизион сторожевых кораблей (СКР-1 "Водопьянов", СКР-2 "Пушкин", СКР-3 "Парижская Коммуна", СКР-4 "Техник", СКР-5 "Большевик", СКР-6 "Ворошилов", СКР-1 "Карл Маркс", СКР-8 "Фридрих Энгельс"), дивизион сторожевых катеров типа "Опыт" в составе 10 единиц (С-1 - С-10).Многие корабли флотилии были вооружены морскими артиллерийскими системами калибра 120-мм, 102-мм,76-мм, 122-мм гаубицами, 45-мм орудиями и крупнокалиберными пулеметными установками. Здесь структура и характеристики кораблей советской Пинской военной флотилии по материалам польских исследователей.

22 июня 1941 года в 9 ч 00 мин. фашистская авиация нанесла удар по кораблям и объектам Пинской военной флотилии. Развертывание флотилии, оперативно подчиненной командующему Западным фронтом, было начато утром 22 июня. На следующий день передовой отряд под флагом начальника штаба флотилии капитана 2 ранга Брахтмана Г. И. прибыл к Кобрину, где корабли флотилии, в соответствии с заранее разработанным планом, должны были оказывать содействие войскам 4-й армии. Однако в связи с отходом частей 4-й армии и отсутствием связи с ней командующий флотилией решил отвести корабли в район Пинска.

Отдать швартовы!...

 

ОБОРОНИТЕЛЬНАЯ ОПЕРАЦИЯ В БЕЛОРУССИИ


(Белорусская стратегическая оборонительная операция)
22 июня - 9 июля 1941 г.
Проводилась войсками Западного фронта при участии Пинской военной флотилии. В ходе боевых действий в состав войск дополнительно введено сорок пять дивизий. В рамках данной операции проведены приграничное оборонительное сражение и контрудары на борисовском и лепельском направлениях (06-09.07.1941 г.) 13-й и 20-й армиями, 5-м и 7-м мк, ВВС фронта.
Продолжительность операции - 18 суток. Ширина фронта боевых действий - 450-800 км. Глубина отхода советских войск - 450-600 км.

Днепровцы готовы отразить любую атаку...

В то время в Пинскую военную флотилию входил 31 катер, 7 мониторов, 4 канонерские лодки, авиаэскадрилья (10 самолётов), зенитный артдивизион и рота морской пехоты.
26 — 27 июня передовые отряды 2-й и 3-й танковых групп немецких войск, нанося удары по сходящимся направлениям прорвались в предместье Минска.
30 июня за потерю управления войсками был снят с должности генерал Д.Г.Павлов, а на его место назначен генерал-лейтенант А.И.Ерёменко. Со 2 июля командующим Западным фронтом был назначен Нарком обороны Маршал Советского Союза С.К.Тимошенко.

БКА31...


Пинская военная флотилия за эти дни отошла на участок Лунинец, Мозырь.
Одна из первых стратегических оборонительных операций Красной Армии, получившая впоследствии название Белорусской, завершилась. За 18 дней войска Западного фронта потерпели сокрушительное поражение. Из 44 дивизий, первоначально входивших в состав фронта, 24 были разгромлены (стрелковых — 10, танковых — 8, механизированных — 4, кавалерийских — 2), остальные 20 дивизий потеряли от 30% до 90 % сил и средств. Фронт лишился (захвачены противником, взорваны при отступлении своими войсками, уничтожены авиацией противника и по другим причинам) 32-х складов с горючим из 45 и всех складов боеприпасов. Потери советских войск всего составляли: 417 729, а с Пинской военной флотилией — 417 780 человек. Из них: убитые — 341 073 чел, раненые — 76 717 чел.
Фронт лишился 9 427 орудий и миномётов, свыше 4 799 танков и 1 797 самолётов. Несмотря на это, лётчики Западного фронта в первый день войны уничтожили 143, а за всю оборонительную операция 708 вражеских самолётов, что составило около 40% первоначального состава 2-го воздушного флота противника. Оставив почти всю Белоруссию, войска отошли на глубину от 450 до 600 км, создалась угроза прорыва с ходу на Смоленск.

Канонерские лодки ''Верный'' (слева) и ''Передовой'' ведут огонь по неприятелю...


Потери немцев составили около 40 тысяч солдат и офицеров. Учитывая, что немецко-фашистские войска в начальном периоде войны потеряли свыше 100 тысяч человек, то на долю Западного фронта приходиться 40 % нанесённых противнику потерь. Генерал Ф.Гальдер ещё 4 июля, на 13-й день войны, с беспокойством отмечал, что в 3-й танковой группе в строю осталось 50 % штатного количества боевых машин. Генерал Г.Гудериан доносил, что до 12 июля 2-я танковая группа потеряла 6 тыс. человек, в т.ч. 400 офицеров — большая часть из них командиры и начальники.

Пинская военная флотилия: Численность- 2300чел. Людские потери- 61чел.

Результаты операции:

Несмотря на огромные жертвы, понесенные Красной Армией в этой операции, сдержать натиск врага не удалось. Войска Западного фронта под воздействием ударов превосходящих сил противника были вынуждены отходить на восток. Тем не менее упорным сопротивлением в приграничных районах в сочетании с контрударами они нанесли ощутимый урон главной группировке вермахта - группе армий “Центр” и замедлили темпы ее наступления на Смоленск и Москву. Это дало возможность Советскому Главнокомандованию развернуть войска второго стратегического эшелона на рубеже рек Западная Двина, Днепр.

 


 

С началом Великой Отечественной войны флотилия оказалась на стыке двух групп армий противника («Центр» и «Юг») и двух советских фронтов (Западного и Юго-Западного ). К 11 июля 1941 г. основные силы флотилии были сведены в 3 отряда: Березинский, Припятский (на Березине и Припяти в оперативном подчинении Западному фронту) и Днепровский (на Днепре в оперативном подчинении Юго-Западному фронту). Березинский отряд взаимодействовал с 21-й армией, Припятский — с частями 4-й и 5-й армий, Днепровский — с частями 26-й и 38-й армий. В августе 1941 г. были сформированы Киевский и Черниговский отряды. Корабли ПВФ оказывали артиллерийскую поддержку обороняющимся войскам, наносили удары по скоплениям живой силы и техники противника, препятствовали его переправе через реки, прикрывали отход наших частей через водные преграды.

Чистка оружия...

Чтобы облегчить положение наших войск на смоленском направлении, 15 июля часть сил 21-й армии нанесла контрудар в направлении Бобруйска. Мониторы «Винница» (командир старший л-т Б.А.Юшин), «Витебск» (командир старший л-т А.И.Варганов) и «Житомир» (командир ст. л-т А.П.Быков) и бронекатера артиллерийским огнём поддержали части 223-й дивизии, наступавшей вдоль правого берега Березины на Бобруйск. В результате контрудара, наши войска улучшили свои позиции, однако противник подтянул в этот район свежие силы и 23 июля возобновил наступление. В 12 км за линией фронта он организовал переправу на левый берег реки. По приказанию командующего 21-й армией монитор «Смоленск» и бронекатера №202, 204, 205 ночью 26 июля подошли к переправе. Этой группой кораблей командовал командир монитора «Смоленск» старший л-т Н.Ф. Пецух. Корабли, скрытно пройдя за линию фронта, высадили на оба берега реки по полуроте пехоты (береговые отряды сопровождения). Эти отряды должны были прикрыть корабли от внезапного удара с берега. Одновременно с монитора был высажен корректировочный пост. В таком порядке корабли продолжали движение на огневые позиции к переправе.

Монитор "Смоленск" ведёт огонь...

Заняв огневую позицию у деревни Воротень, монитор «Смоленск» открыл огонь. Береговые отряды и бронекатера прикрывали монитор на огневой позиции. Кроме того, бронекатера периодически выдвигались в сторону переправы и производили огневой налет по береговым целям. В результате обстрела кораблей переправа через Березину была разрушена. В районе переправы было уничтожено более 30 автомашин с солдатами, «Смоленск» подавил вражескую батарею, которая обстреливала корабли.

Срочное сообщение...

 

 При возвращении к линии фронта корабли были обстреляны с берега артиллерией и танками. В завязавшемся огневом бою монитор «Смоленск» получил сильное повреждение. Один бронекатер, имея повреждение, сел на мель и был взорван экипажем. Ведя огонь по берегу, корабли прорвались через линию фронта вниз по течению. Командование армии дало высокую оценку действиям кораблей и представило к награждению большую группу личного состава. Н.Ф. Пецуху за этот бой было досрочно присвоено внеочередное звание капитана 3 ранга.

Канонерская лодка "Верный"...

Против переправы у Окуниново были брошены авиация и Пинская флотилия. Из состава флотилии для удара по переправе были выделены канонерские лодки «Димитров», «Каганович», «Верный» и монитор «Смоленск» (бывший польский «Краков»), которые заняли позиции для обстрела Печкинского моста. Для речной флотилии бои в районе Горностайполя стали её звёздным часом. Канонерской лодке «Верный» удалось артиллерийским огнём поджечь мост. Разрушение моста привело к разделению 11-й танковой дивизии на две части. Одна отбивала атаки на восточном берегу Днепра, другая бездействовала на западном:

Доклад одного из немецких командиров...

«Собственно пехота ещё смогла пройти мост через Днепр, и даже смогла продвинуться вперёд ещё на 30 км к востоку от реки, однако танковые подразделения пройти не смогли, так как этот важный мост через Днепр был разрушен русскими канонерскими лодками и самолётами и горит. Поэтому мы остаёмся на западном берегу Днепра и ждём дальнейших приказов»

(G.W.Schrodek. Op. Cit. S. 169).

 


 

Корабли флотилии также препятствовали наведению новых переправ. 25 августа монитор «Смоленск» и канонерская лодка «Верный» при попытке немцев организовать понтонную переправу в районе Сухолучья уничтожили значительную часть переправочного парка противника. Этот эпизод подтверждается немецкими источниками: «русские канонерские лодки – упомянутые выше мониторы, которые в начавшуюся наводку моста пришли сюда и провели прекрасный фейерверк» (Ibidem).
В ответ немецким командованием был брошен в бой самый страшный враг кораблей 40-х годов – авиация. Канонерская лодка «Верный» была повреждена ударом с воздуха и затонула с частью экипажа.

Тральщик... срочное задание...

 

Выход танковых и пехотных соединений немцев к Днепру вскоре поставил под угрозу уничтожения отряд Пинской флотилии, прикрывавший переправы 5-й армии. Тревожный сигнал прозвучал, когда 29 августа прорвавшаяся в Домантово группа танков атаковала и уничтожила минный заградитель «Пина», сторожевые корабли «Водопьянов» и «Рулевой», тральщики № 1 и № 2. Это заставило командование фронта отдать приказ на прорыв отряда Пинской флотилии к Киеву. A. A. Власову и М. И. Потапову предписывалось обеспечивать прохождение кораблей флотилии в полосах своих армий:

«Командующий фронтом приказал частям 5-й и 37-й армий в пределах своих границ обеспечить огнём артиллерии, миномётов и станковых пулемётов прохождение кораблей путём подавления огневых средств противника, могущих вести огонь по кораблям»

Монитор "Житомир"

 

В ночь на 31.08 корабли двумя группами начали прорыв. Но стрелковые части, промахи которых ликвидировали 24-25 августа речные мониторы, не смогли защитить корабли флотилии от огня немецких войск. В результате боя с артиллерией и танками противника канонерская лодка «Трудовой» затонула, сторожевые катера № 1 и № 5 сгорели, монитор «Бобруйск», получив прямое попадание, сел на мель и был взорван экипажем, монитор «Житомир» сел на мель и был разрушен артиллерийским огнём. В Киев прорвались только монитор «Витебск», два бронекатера и сторожевой катер №2.

Флотилия способствовала длительному удержанию переправ через Днепр и организации войсками Красной Армии обороны на левом берегу. С конца августа, когда группа армий «Центр», повернула на Украину с целью окружить и уничтожить войска Юго-Западного фронта, ситуация для кораблей флотилии значительно ухудшилась. Выход фашистов к Березине, Днепру и Десне отрезал им пути для отхода.

Для содействия в переправе частей 5-й армии через Десну в районе Чернигова был сформирован Черниговский отряд кораблей в составе монитора «Смоленск», канлодки «Белорус», трех катеров и зенитной батареи. В начале сентября они обеспечивали спасение прижатых к Десне полков 45-й и 62-й дивизий. Однако пробиться к Киеву, еще удерживаемому советскими войсками, кораблям Черниговского отряда уже не удалось, и они были взорваны своими экипажами.

Последнее пристанище "Смоленска"...

Международная экспедиция к затону возле села Ладинка, на Десне, где покоятся останки монитора «Смоленск» (бывш. польск. «Краков») была организована с помощью ветеранского союза 316-го ОСНАЗ ВМФ и председателя этого союза Александра Владимировича Мармашова. В ходе проведенных водолазных работ было установлено, что корпус монитора «Смоленск» почти на половину своей высоты находится в грунте, верхняя палуба корабля срезана по всему периметру, кормовая оконечность отсутствует. Было также установлено, что машинное отделение монитора разрушено сильным взрывом, но часть механизмов и оборудования находится на месте. В настоящее время готовится очередная экспедиция на «Смоленск».

Несколькими днями позже были взорваны и корабли, находящиеся в районе Киева.Из экипажей погибших кораблей были сформированы отряды моряков, которые вместе с сухопутными войсками героически сражались в Киевском котле. Большинство моряков из этих отрядов, а вместе с ними и бригадный комиссар И.И.Кузнецов, погибли...

 


 

Вот так описывает оборону Киева в 1941 году Александр Лысая кандидат исторических наук, доцент кафедры истории Военного гуманитарного института Национальной академии обороны России, капитан 1 ранга в отставке:

"Бессмертной славой при обороне Киева, в июле - августе в 1941 г.,покрыли  себя моряки Днепровской (Пинской, admin) военной флотилии. В первые же дни войны значительные силы немецких войск, используя свое преимущество на направлениях главных ударов, рвались в Киев. Реки Днепровского бассейна, как водные препятствия, стали ареной жестокой борьбы. Значительная роль отводилась Днепровской(Пинской, admin) военной флотилии при оборонных операциях Юго-западного фронта, которому она была оперативно подчинена.

Мониторы в Киеве...

Флотилия (командующий - контр-адмирал Д.Д.Рогачев, начальник штаба - капитан ІІ ранга Г.И.Брахман, командир Киевского военного порта, депутат Верховного Совета России, - капитан ІІ ранга С.С.Степанов) с первых дней войны вместе с сухопутными войсками вступила в борьбу с врагом на Припяти и Днепре. Между тем в Киеве, Днепропетровске, Чернигове и Гомеле, призывались по мобилизации транспортные суда, которые перевооружались на приднепровских заводах, превращаясь за небывалое короткое время в боевые корабли. Когда возникла угроза прорыва врага к Днепру, флотилия насчитывала больше 100 боевых кораблей и вспомогательных судов, которые стали на защиту днепровских рубежей. В состав флотилии входило: 9 мониторов, 8 канонерских лодок, 9 сторожевых кораблей, 16 бронекатеров , 10 сторожевых катеров, 14 катеров-тральщиков 20 глиссеров, 6 плавучих самоходных баз, артиллерийский зенитный дивизион, рота морской пехоты, и другие части.

Пинская флотилия ... пока всё спокойно...

К середине июля в 1941 г. немецкие войска вышли на подступы в Киев. С этого времени боевые действия моряков - днипровцев носили, главным образом, оборонительный характер, связанный с действиями войск Юго-западного фронта. В связи с обстановкой, которая сложилась на то время,по указанию Народного комиссара Военно-морского Флота и начальника Генерального штаба, до 14 июля были сформированы Припятский, Березинский и Днепровский отряды боевых речных кораблей.

Днепровский(Пинский, admin) отряд речных кораблей до этого времени был сосредоточен на Днепре, от Канева к Киеву, где возникла угроза выхода немецких войск к Днепру. Штаб флотилии с 13 июля до последнего дня находился в Киеве на подоле.
До конца июля гитлеровцы, наступая на Белую Церковь и Кировоград, одновременно рвались в Киев с юга и к переправам около Трипилля, Ржищева и Канева. Здесь начали боевые действия и корабли Днепровского(Пинского, admin) отряда, которым командовал капитан II ранга И.Л.Кравец, начальником штаба был капитан ІІІ ранга Оляндер. 31 июля началась упрямая борьба за Трипилля, которое обороняли части 7-й механизированной дивизии, монитор "Флягин" и две канонерских лодки. Частям этой дивизии ставилась задача вместе с кораблями удерживать Трипилля и переправы через Днепр к полному отходу войск фронта из правого на левый берег Днепра и закрепления на новом рубеже обороны.

Бронекатер Днепровской (Пинской) флотилии...БКА15...

Огнем кораблей руководил уроженец с. Междуречье Каневского района старший лейтенант А.В.Виденко. Его корректирующий пост был размещен в боевых порядках переднего края обороны наших частей. Заградительным сосредоточенным огнем кораблей опустошались боевые порядки враждебных войск, которые наступали, автоматчики отсекались от танков и бронемашин и уничтожались нашими пехотинцами. На протяжении дня было отбито больше двадцати вражеских атак. Гитлеровцам понадобилось двое суток, чтобы возобновить наступление на Трипилля.
Сосредоточив танки и бронемашины, 2 августа немцы опять развернули наступление на Трипилля. В критический момент боя, когда гитлеровцы обходили корректирующий пост, Андрей Виденко, вызвав огонь на себя, продолжал давать по радио указания кораблям и организовал круговую оборону. Его группа, которая насчитывала всего 7 бойцов, уничтожила десятки вражеских автоматчиков, не прекращая коррекции огня, до полного отражения атаки. В конце боя вышла из строя рация, прекратилась связь с кораблями. Все думали, что Андрей Виденко погиб, но он сумел вернуться со своей группой на корабль с пленными гитлеровцами.

С большим напряжением с 1 по 15 августа действовали боевые группы кораблей около Ржищева, Ходорова и Канева, в то время, когда главные силы 26-й армии отходили с правого на левый берег Днепра. Корабли, не взирая на жестокие налеты враждебной авиации, прикрывали переправы наших войск к полному их отходу за Днепр.

Бронекатер Днепровской (Пинской) флотилии...БКА31...

Мужество проявил моряк канонерской лодки "Верный". 12 августа около Черкасс они вступили в бой с десятками немецких танков, которые вышли к правому берегу Днепра на участке Тарасовна - Мудривка. Старший лейтенант О.Терехин, умело маневрируя кораблем, вел меткий огонь по врагу из пушек всех калибров. Во время этого напряженного четырехчасового боя дважды был сбит флаг корабля, но каждый раз он поднимался на новом месте, экипаж "Верного" мужественно продолжал бой.Матрос Яков Задорожный, оставшись один около зенитной пушки, исполнял обязанности троих, не снижая темпа стрельбы по фашистским танкам. От сильного перегрева отказала автоматика выброски гильз. Яков Задорожный продолжал вынимать их руками, не обращая внимания на боль в обожженных, покрытых волдырями, руках. Отважный моряк оставался на боевом посту, не прекращая огонь, к окончанию боя. С не меньшей отвагой дрались и другие моряки "Верного", немцы потеряли больше десяти танков. Моряки - днипровцы вышли из этого боя победителями.

 


 

До 16 августа корабли Днепровского(Пинского, admin) отряда выполнили боевую задачу - прикрытие отхода за Днепр войск левого фланга Юго-западного фронта. Заместитель начальника оперативного управления фронта полковник Н.Захватаев, который находился в то время на переправах, дал высокую оценку военному мастерству и героизму днипровцев. В своем докладе начальнику штаба фронта он отметил, что стойкая оборона наших частей в районах переправ была обеспечена благодаря хорошо организованным действиям кораблей Днепровского(Пинского, admin) отряда, которые блестяще выполнили свою задачу во взаимодействии с сухопутными войсками, показывая примеры мужества и героизма.

Тральщик Днепровской (Пинской) флотилии...

Выполнив основную задачу, корабли Днепровского(Пинского, admin) отряда очутились отрезанными от Киева. Враг считал корабли обреченными. Однако командования фронта и флотилии хорошо подготовили и осуществили 17-19 августа прорыв Днепровского отряда с района Канева к Киеву.
Непосредственная разработка плана, согласования общих действий кораблей флотилии, полевой артиллерии и авиации фронта, руководство прорывом осуществлялось оперативной группой офицеров, которую возглавлял начальник штаба капитан ІІ ранга И.И.Брахтманов. Воспользовавшись поединком между нашими артиллерийскими частями 26-й армии и враждебной артиллерией, в котором приняли участие из обеих сторон свыше 300 пушек, корабли флотилии, внезапно для врага, подошли в Канев и осуществили решительный прорыв вверх по Днепру. Своим артиллерийским огнем они уничтожали огневые точки противника в Каневе и на правом берегу Днепра, храня при этом боевой порядок и поддерживая друг друга. Все корабли флотилии были сохранены для последующих боев за Киив.

20 августа значительно усложнилась обстановка к северу от Киева. 23 августа немецкие войска, прорвав стык 5-й армии и 27-го стрелкового корпуса на г. Тетерев, с хода захватили Печконский и Окуневский плацдармы на левом берегу Днепра. Командование фронта поставило задачу - любой ценой уничтожить Печконский мост и уничтожитьвражескую переправу. В телеграмме командующего фронта М.П.Кирпоноса указывалось: "Немедленно, любой ценой, вплоть до гибели кораблей, уничтожить Печконский мост.
Канонерские лодки под командованием лейтенантов Ф.Я.Градиновича и И.Г.Подгорного, которые подошли к мосту на рассвете 29 августа сверху от устья Припяти, открыли прицельный огонь по опорам моста и скоплению вражеских войск, которые подходили с запада. Невзирая на плотный огоньвражеской авиации, артиллерии и танков, артиллеристы наших лодок прямой наводкой уничтожали технику и живую силу врага. Жестокий поединок с преобладающими силами врага продолжался почти сутки. На кораблях были много убитых и раненных, серьезно повреженны корпус и механизмы, но моряки продолжали выполнение боевой задачи. Артиллеристы, лейтенанты С.П.Хропай и Б.Н.Житомирский, с большим мастерством руководили пушечным огнем, все боевые расчеты действовали.

Катер ПВО Днепровской (Пинской) флотилии...

В то время, когда две канонерские лодки держали под интенсивным огнем подходы к мосту с запада и вели огонь по опорам моста, канонерская лодка "Верный", под командованием старшего лейтенанта О.Ф.Терехина, маневрируя, на расстоянии 600 - 800 метров ниже моста, прямой наводкой  вела огонь по его опорам, иодновременно отбивала налетывражеской авиации. К середине дня опоры у левого берега были окончательно разрушены и мост завалился.
Немецкое командование, видя, что корабли своим огнем разрушили Печконский мост и сорвали переправу войск на Окуневский плацдарм, утром, 25 августа, бросило большое количество авиации для удара по кораблям около переправы. Особенно интенсивно атаковала немецкая авиация канонерскую лодку "Верный", бросив на него 18 бомбардировщиков. Но артиллерийские расчеты зенитных пушек стойко отбивали атаки врага.

Однако немцам удалось достаточно быстро попасть прямо в мостик и боевую рубку корабля. Погиб командир корабля, старший лейтенант О.Ф.Терехин, были смертельно ранены артиллеристы лейтенант А.В.Жигалов и боцман, старшина 2-й статьи Л.С.Щербина. Канонерская лодка "Верный" затонула около Сухолуча. За героизм и высокую воинскую отвагу при выполнении боевых заданий на Днепре, старший лейтенант Алексей Феодосиевич Терехин и старшина 2-и статьи Леонид Силич Щербина посмертно награжденные орденами. Одна из улиц носит имя А.Терехина.
Непосредственно в  боях за Киев моряки-днепровцы начали принимать участие с 6 августа, когда для поддержки южного приречного фланга обороны Киева была сформирована киевская группа боевых кораблей в составе: канонерские лодки "Кремль" и "Трудовой", мониторы "Флягин" и "Смоленск", сторожевой корабль "Пушкин" и другие. Командовал ими капитан ІІІ ранга С.Е.Палечек, начальником штаба был старший лейтенант А.И.Грищенко.

 


 

Мониторы и канонерские лодки, вооруженные гаубицами и дальнобойной морской артиллерией, больше двух недель помогали нашим военным частям отбивать многочисленные вражеские атаки на южном фланге обороны Киева в районе Ветви Литовской. Боевые суда, замаскированные на огневых позициях, какие они занимали у левого берега Днепра, систематически наносили удары по батареям гитлеровцев. Когда вражеские пушки открывали огонь, по их вспышкам засекались координаты и наши корабли сосредоточенным фланговым огнем уничтожали дальнобойную артиллерию врага. После отражения вражеского артобстрела экипаж монитора "Смоленск",которым командовал старший лейтенант Б.А.Юшин, получил записку от наших пехотинцев, в которой они выражали благодарность за меткую стрельбу. С таким же высоким мастерством действовали и другие корабли на южном фланге обороны Киева. Начальник Генштаба сухопутных войск немецкой армии, генерал-полковник Гальдер, в августе в 1941 г. с грустью писал в своем дневнике: "6-тая армия очень медленно продвигается в Киев. Артиллерия врага с восточного берега не дает продвигаться наступающим частям. Большое противодействие оказывают мониторы противника."

Передача сигналов с тральщика...

С не меньшей решительностью и героизмом дрались моряки - днепровцы, в период обороны Киева, и на суше. Только 14 сентября в районе Голосеевского леса и к станции Бобрик, к двум отрядам, под командованием майора В.Добржинского и капитана Н.Кальченко, было направлено больше 1300 моряков на помощь армейским частям. Они неоднократно вступали в бой с большими силами врага. В бою около с. Ольшаны рота моряков Днепровской(Пинской, admin) флотилии полностью уничтожила батальон противника.
В последние дни оборонных боев за Киев осуществил героический поступок моряк-днепровец Борис Николаевич Иванов, известный Российский скульптор. Будучи моряком Черноморского флота, в 1929 г. он закончил Одесский художественный институт. В Харькове и Киеве в полную силу развернулась творческая деятельность талантливого скульптора. Здесь он создает "Снайпера", отмеченного премией на VІ Всеукраинской художественной выставке скульптуры; "Моряки", "Косовский", "Чкалов" и другие. "Наш родной флот воспитал меня, - писал Иванов в своей автобиографии, - и я хочу сделать все возможное, чтобы хоть сколь-нибудь отблагодарить за это своим творчеством".
С началом войны скульптору предлагают бронь, советуют выехать в глубокий тыл. Но Борис Иванов сам определяет свое место в строю. 26 июня он добровольно вступает в Днепровскую(Пинскую, admin) флотилию, становится пулеметчиком на мониторе "Житомир".
В районе Голосеевского леса группу моряков-днепровцев окружили значительно большие силы врага. Много из моряков было тяжело ранено, казалось, что конец неминуем. Но в это время на одном из холмов застрекотал пулемет. Огонь вел Борис Иванов, который окопавшись на холме с двумя пулемётами, отвлек огонь врага на себя. Это дало возможность морякам выйти из окружения. Всю силу своего огня противник сосредоточил на высоте, где до последнего патрона геройски дрался с фашистами моряк-днепровец. А когда закончились гранаты и патроны, Борис Иванов, дважды раненый, последней гранатой взорвал себя вместе с гитлеровцами.

Бронекатер Днепровской (Пинской) флотилии... БКА15...

19 сентября советские войска оставили Киев. Моряки, прикрывая отход защитников города, взорвав все корабли, оставляли Киев и берега Днепра. Нелегким был последующий боевой путь моряков флотилии. Вечером 19 сентября был сформирован отряд моряков, который состоял из двух батальонов, отдельной роты и роты офицерского состава. Возглавлял отряд капитан ІІ ранга И.И.Брахман.
На рассвете 20 сентября под Борисполем состоялся последний бой моряков-днепровцев. Подразделения под командованием капитана ІІ ранга С.С.Степанова, капитана ІІІ ранга М.Ф.Грецка, подполковника П.Ф.Плотникова, старших лейтенантов А.Т.Варганова, Е.И.Литовкина, Ф.К.Семенова и С.Ф.Макаричева, сметая боевые охраны противника, перешли в контратаку.
Немцы, опомнившись от внезапного натиска моряков, подтянули резервы и вплотную начали расстреливать отважных моряков. Не имея поддержки нашей артиллерии, они вынуждены были отступить в Борисполь, оставляя на поле боя сотни своих убитих боевых товарищей. Поля между с.Иванковым и Борисполем были покрыты трупами моряков в черных бушлатах.

Похоже что учебные стрельбы... Днепровской (Пинской) флотилии...

Моряки, которые остались живыми, вместе с частями Юго-западного фронта вели бои в окружении, а позже небольшими группами и в одиночку с боями пробивались повражеским тылам к линии фронта, чтобы вернуться в состав действующих флотов и флотилий. Некоторые из них оставались в тылу врага, где вели подпольную работу или воевали в партизанских отрядах.
24 февраля в 1942 г., полураздетых, окровавленных моряков фашистские палачи вели по улицам Киева на казнь, стремясь запугать этим жителей города. Но киевляне, которые находились в это время на улицах города, не видели страх в глазах осужденных к казни моряков. В эти последние минуты они с высоко поднятой головой пели морскую песню. Над молчаливой толпой киевлян неслась такая любимая и родная, как море, песня моряков: "Раскинулось море широко...".
Наблюдая эту кровавую трагедию, подпольщица Тамара Белян записала в своем дневнике. "...никто ещё так гордо не шел по улицам Киева при немцах, как шли на казнь киевские матросы".
В тяжелые месяцы героической обороны Киева моряки-днепровцы, с честью, выполнили свой военный долг. Их героический подвиг всегда будет примером служения Родине."

Здесь заканчивается описание героической обороны Киева... капитана I ранга А.Лысая

 


 

А так виделись те героические дни обороны Киева глазами других свидетелей...

21 августа 1941 года немецко-фашистские войска начали боевые крупномасштабные действия по окружению и уничтожению частей Юго-Западного фронта в районе Киева. К северу и югу от Киева развернулись ожесточенные бои. Подчиненная командованию фронта Пинская военная флотилия под командованием контр-адмирала Д.Д. Рогачева внесла достойный вклад в оборону столицы Украины. Корабли флотилии, активно действовали на флангах Киевского укрепленного района, оказывая огневое содействие сухопутным войскам, уничтожая живую силу и технику противника; обеспечивали переправы войск Красной Армии и не давали возможности немецко-фашистским войскам форсировать реки с ходу. Однако к средине сентября 1941 года изменить положение на фронтах в свою пользу советским войскам не удалось. Уцелевшим кораблям была поставлена задача: прикрыть отход частей Красной Армии, не допуская форсирование противником Днепра у Киева и по Десне. Но с потерей столицы Украины, оба берега Днепра до самого Херсона оказались занятыми немецкими войсками. А это полностью исключало прорыв кораблей Пинской флотилии в Черное море.

РОГАЧЁВ Дмитрий Дмитриевич (1895– 1963) На 22.VI.1941 г.: Контр-адмирал

Поэтому, в связи с отходом советских войск с рубежей рек Днепровского бассейна, оставшиеся в боевом строю корабли флотилии: мониторы «Левачев», «Флягин», «Ростовцев», «Витебск», канонерская лодка «Смольный», бронекатер, 4 тральщика и сторожевой катер были взорваны своими экипажами на Днепре 18 сентября 1941 года. Из личного состава кораблей, тыловых и штабных подразделений флотилии, сосредоточившихся в районе Дарницы, был сформирован отряд моряков, состоявший из двух батальонов по 360 человек, отдельной роты морской пехоты из 120 человек и роты командного состава из 140 человек. Возглавили отряд начальник штаба флотилии капитан 2 ранга Г.И. Брахтман и военный комиссар флотилии И.И. Кузнецов. Перед моряками была поставлена последняя задача – прикрыть выход из окружения частей 37-й армии в районе Борисполя в направлении на Харьков. На рассвете 20 сентября между г. Борисполем и с. Иванкив, состоялся последний бой моряков Пинской военной флотилии. Подразделения под командованием капитана 2 ранга С.С. Степанова, капитана 3 ранга М.Ф. Грецка, подполковника П.Ф. Плотникова, старших лейтенантов А.Т. Варганова, Е.Г. Литовкина, Ф.К. Семенова и С.Ф. Макарычева, сминая боевые порядки противника, пошли в отчаянную контратаку с криками: «Полундра!» и выбили немцев с Иванкива. Немцы, опомнившись от внезапной атаки моряков, подтянули резервы и открыли ураганный огонь. Не имея огневой поддержки нашей артиллерии, моряки вынуждены были отойти к Борисполю, оставляя на поле боя сотни своих убитых товарищей. По воспоминаниям очевидцев поля между Иванкив и Бориcполем были покрыты телами моряков в черных бушлатах. Еще не раз моряки шли на прорыв укреплений противника, но пробиться удалось немногим. Моряки, которые остались в живых, вместе с частями Юго-Западного фронта вели бои в окружении, а позже небольшими группами и по одиночке пробивались по вражеским тылам к линии фронта, чтобы затем продолжить борьбу против врага.

Бронекатер Днепровской (Пинской) флотилии... БК205...

 

В дальнейшем краснофлотцы и командиры, вышедшие из окружения, составили костяк Волжской военной флотилии отстоявшую Сталинград. Те немногие, кто ранеными попали в плен, не склонили головы перед фашистами. Так, 10 января 1942 года немцы расстреляли в Бабьем Яру около двух десятков моряков Пинской военной флотилии. Очевидцы вспоминают, как вели на расстрел по Хрещатику отважных моряков Пинской флотилии, что мороз был 37°, а они шли на расстрел босые, в разорванных тельняшках на теле виднелись синяки, но держались гордо и пели песни «Раскинулось море широко» и «Варяга».

Карточка пленного моряка Пинской флотилии...взят в плен под Киевом - в первый день прорыва из окружения, наверное, где-то под Борисполем..."Blutvergiftung infolge Verwundung" - "Заражение крови вследствии ранения", то есть он заранее был "списан" немцами и умер в лагере от гангрены...

Перевод с немецкого... Номер записи    300358939
Фамилия   Глухов
Имя   Александр
Отчество   Иванович
Фамилия на латинице   Gluchow
Дата рождения   __.__.1917
Место рождения   Москва
Воинское звание   солдат (рядовой)
Лагерный номер   2902
Дата пленения   20.09.1941
Место пленения   Киев
Лагерь   шталаг 358
Судьба   Погиб в плену
Дата смерти   24.02.1943
Место захоронения   Альтенграбов
Могила   могила 697
Название источника информации   ЦАМО
Номер фонда источника информации   58
Номер описи источника информации   977520
Номер дела источника информации   2496

Историю забывать нельзя. И вот в наши дни, осенью 2005 года, члены Киевской общественной организации «Товарищество ветеранов разведки ВМФ» возглавляемой А.В. Мармашовым и А.Н. Чудновцом разыскали место последнего боя моряков Пинской военной флотилии. Местом этим оказалось большое кукурузное поле в пяти километрах на юго-запад от села Иванкив Бориспольского района. Посреди поля возвышается древний скифский курган, в народе он называется «Язвина могила», с него хорошо просматривается вся округа в радиусе двух километров. Вот на этом поле, по воспоминаниям ветеранов войны, местных жителей и архивным материалам геройски погибло больше 200 моряков. По одной из версий на этом месте совершил свой подвиг известный скульптор, а с началом войны добровольцем вступивший в Пинскую флотилию, матрос-пулеметчик с монитора «Житомир» Борис Иванов. Он, будучи тяжело раненым в обе ноги, остался прикрывать отход своих товарищей, а когда закончились патроны, подорвал себя и врагов последней гранатой.
Источник  http://razvedka-vmf.kiev.ua/content/view/72/47/

 


 

После оставления нашими войсками бассейна р. Днепр 18 сентября , моряки ПВФ по приказу командования взорвали свои корабли и, сойдя на берег, вели бои, прикрывая отход войск (до 28 сентября).

Действия кораблей Пинской флотилии в междуречье Припяти, Днепра и Десны 20 августа -12 сентября 1941 года.

 

Командующий флотилией контр-адмирал Д. Д. Рогачев был ранен и вывезен на самолете в госпиталь. Оставшийся личный состав с боями вышел из окружения и воевал затем в составе ВМФ. В ходе войны она пополнилась 18 кораблями и катерами.
Расформирована в октябре 1941 г.

Документы о Пинской военной флотилии...

 

 

 

 

 

Командующий контр-адмирал Рогачев Д.Д. (июль-сентябрь 1941 г.).
Военным комиссаром до 15.07.41 был полковой комиссар Г.В. Татарченко, а затем – бригадный комиссар И.И.Кузнецов. (июль-сентябрь 1941 г.).
Начальник штаба капитан 3 ранга, капитан 2 ранга Брахтман Г.И. (июнь-сентябрь 1941 г.)

В своих мемуарах адмирал флота, Главнокомандующий Военно-Морскими Силами СССР  Николай Герасимович Кузнецов писал о Пинской флотилии так...

Позже, с выходом Красной Армии к р. Днепр Днепровская военная флотилия была вновь сформирована 14.9 1943 на базе Волжской военной Флотилии. Вела боевые действия против немецко-фашистских захватчиков с 20.10 1943.


К весне 1944 года в состав флотилии входило 10 бронекатеров пр.1125 № 11 (346), 12(347), 13 (348), 14 (349), 41 (350), 42 (352), 43 (353), 44 (387), 92 (385), 93 (386), 10 сторожевых катеров, 40 речных тральщиков, 32 полуглиссера, плавучее 100-мм орудие №1220 и два зенитных артиллерийских дивизиона.

Большая благодарность Алексею Мартыненко за уникальную коллекцию фотографий бронекатера пр.1125 , стоящего в Перми на судоремонтном заводе...

В дальнейшем флотилия усиливалась, в основном за счет вновь построенных катеров и плавучих орудий. В частности в июле 1944 года на боевые позиции прибыли еще пять 100-мм плавучих орудий (№  1225-1229), а в боях за Берлин приняли участие три новых орудия (№ 1271-1273). Также в 1944 году флотилия пополнилась четырьмя бронекатерами пр.1124: №318 (310), 319 (311), 320 (312) и 343 (397), а также 27 бронекатерами пр.1125: IV-0  1 (148), 2 (149), 222 (140), 223 (141), 224 (142), 139 (180), 140 (181), 186 (164), 301 (152), 302 (153), 303 (154), 304 (155), 371 (163), 372 (165), 373 (166), 374 (167), 375 (168), 376 (169), 377 (171), 378 (172), 379 (173), 380 (174), 381 (175), 382 (176), 383 (177), 384 (178), 385 (179). Кроме этого до окончания военных действий флотилия получила семь канонерских лодок переоборудованных из трофейных самоходных сухогрузных барж: "Тобол", "Лена", "Донец", "Нарев", "Печера", "Припять", "Енисей". Последнюю "Обь" до окончания военных действий вооружить не успели.

Полуглиссеры типа  "НКЛ-27" №№18, 19, 20, 21, 22, 23, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 111, 112, 113, 114, 117 в 1943 - 1945 гг. входили в состав Днепровской флотилии. Количественный состав менялся: если в сентябре - ноябре 1943 г. в составе флотилии было 26 полуглиссеров, то к началу боевых действий на берлинском направлении - 30  полуглиссеров (3 отряда по 10 единиц). Структуру Днепровской флотилии в 1943-1945 годах можно увидеть здесь:

Более полную информацию о кораблях Днепровской флотилии можно увидеть в статье: "Корабли"

ДВФ, действуя на реках Днепр, Березина, Припять, Западный Буг, Висла, Одер, Шпрее (Шпре), вместе с сухопутными войсками принимала участие в разгроме врага на Украине, в Белоруссии, Польше. Корабли прикрывали фланги войск, обеспечивали форсирование рек, высаживали десанты, уничтожали прибрежные огневые точки и укрепления противника, перевозили войска и воинские грузы. Совершив по водным путям Польши и Германии трудный 500-километровый переход, ДВФ приняла участие в штурме и взятии Берлина, оказывая огневую поддержку, обеспечивала форсирование рек и каналов.

За боевые заслуги и героизм личного состава ДВФ награждена орденами Красного Знамени (1944) и Ушакова I степени (1945), две ее бригады и дивизион награждены орденом Красного Знамени, два дивизиона бронекатеров стали гвардейскими. Части и соединения ДВФ получили наименования Пинских, Бобруйских, Лунинецких, Берлинских. 9.5 1945 КДФ была расформирована. (?admin)

 



Флотилией командовали:

 1)  Первым командующим флотилией был   Андрей Васильевич Полупанов

 

Андрей Васильевич Полупанов (1888 - 1956), советский военачальник. На военной службе с 1909, в РККФ с 1918. Участник 1-й мировой войны. В Гражданскую войну командовал отрядом моряков, Днепровской военной флотилией, группой бронепоездов на Юго-Западном фронте, был на других должностях. После войны на хозяйственной и советской работе. (приблизительно 1918-1919 гг.)

 

Тимофеев В.А. в мемуарах ” На Незримом посту. Записки военного разведчика” вспоминает еще одного героического матроса – А.В. Полупанова, возглавлявшего бронепоезд “Свобода или смерть!”. Личный состав бронепоезда составлял около 300 человек.
Это был матрос-черноморец. Автор описывает, что чехи, а также солдаты и офицеры “Народной армии” КОМУЧа называли его адмиралом Полупановым с двухтысячным войском. Андрей Васильевич Полупанов умер в 1956 году в Евпатории.
Он оставил после себя мемуары: Бронепоезд “Свобода или смерть”  Полупановцы.


Военно-исторический журнал №4 за 1940 год с мемуарами А.В.Полупанова...

 

 2)  П.И. Смирнов (1919-20),

 

Смирнов-Светловский Петр Иванович (1897 - 17.3.1940), военно-морской деятель, флагман флота 2-го ранга (1938) С сент. 1919 по дек. 1920 (с перерывами) командующий Днепровской военной флотилией. С янв. 1938 по март 1939 1-й зам. и временно исполняющий обязанности наркома ВМФ СССР. 26.3.1939 арестован. Признан виновным в участии в военно-фашистском заговоре и 16.3.1940 приговорен к смертной казни. Расстрелян. В 1956 реабилитирован.

 

 3) Хорошхин Б.В.

Хорошхин Борис Владимирович (1892—1942) контр-адмирал –1941 Командир дивизиона речных канонерских лодок ДнВФ, командир Отряда судов ДнВФ (06-07.1920 и вновь 07-10.1926), командующий ДнВФ (07-12.1920 и вновь 06.1931-11.1937), командир Отряда судов внутренней охраны реки Днепр (12.1920-08.1922). Командир отдельной бригады траления Волжской военной флотилии, погиб, катер подорвался на  мине.

 

4) Чубунов Г.Б.

Чубунов  Георгий Борисович контр-адмирал –1949 Начальник штаба ДнВФ (10-11.1937), командующий ДнВФ (11.1937-3.1940)

 

 5) Григорьев В.В.

Григорьев Виссарион Виссарионович (1907 – 1992).  контр-адмирал –1944  вице-адмирал – 1945 Начальник штаба ДнВФ (6-7.1940).  Командующий ДнВФ (09.1943-2.1947).

 

  6) Лялько С.В.

Лялько Степан Максимович  (1904  – 1976).  контр-адмирал –1949 Командир бригады речных кораблей ДнВФ (12.1943-2.1944), командир 1-й бригады речных кораблей (3.1944-6.1945) ДнВФ.  Командующий ДнВФ (7.1947-12.1949). 

 


 

Ну и конечно Днепровская флотилия сыграла огромную роль в ходе наступательных операций в Великой Отечественной войне...

 

 

На Бобруйск

26 июня 1944 года бронекатера 2-го отдельного гвардейского дивизиона Днепровской военной флотилии (командир гвардии капитан 3-го ранга А. И. Песков) совершили прорыв на глубину 20 километров за линию фронта вверх по Березине. Они имели задачу уничтожить в районе Паричи вражескую крупную оперативную переправу через реку. Бронекатера огнем пушек, пулеметов и реактивных установок прокладывали себе путь, уничтожая артиллерийские заслоны и живую силу врага. У селения Бельчо они разгромили вражеские артиллерийские батареи. К мосту у Паричи первыми незаметно подошли бронекатера 4-го гвардейского отряда (командир гвардии старший лейтенант И. М. Плехов. Отряд бронекатеров старшего лейтенанта И. М. Плехова на Днепровской военной флотилии называли «отрядом военных годов» - они носили номера 41, 42, 43 и 44.

В 1969 году был снят художественный фильм о моряках днепровской флотилии бронекатера 042 под названием "Где 042-й?" И пусть там много вымышленного по времени и историческим событиям, все же интересно посмотреть бронекатера проекта 1125 на ходу...(admin)

 

Смотри фильм "Где 042-й?"...

 

Их экипажи так и говорили о себе: «Мы - с сорок первого года», «Мы - сорок второй год», «Мы, сорок четвертый, еще себя покажем!»  (Об одном из командиров бронекатера №44 Мамонове Сегрее Дмитриевиче,  ранее он был комендором плавучей батареи 1271 , а так же о его друзьях-днепровцах можно посмотреть в фотоальбоме

"Днепровец Мамонов"

Мамонов Сергей Дмитриевич... 1945 год.

 

И срок исполнить это обещание выпал отряду бронекатеров на 26 июня 1944 года... ) и с дистанции 600—700 метров открыли беглый огонь по переправе Загорелись танки, автомашины, повозки и другая техника.

Бронекатера в походе... Днепровская военная флотилия, июнь 1944 года.
Фото Н. Веринчука.

Противник начал оказывать огневое сопротивление самоходными орудиями и танками. Однако переправа, соединявшая отступавшие вдоль реки войска врага, была прервана. Враг понес большой урон, путь отхода его войск был нарушен К вечеру войска 65-й армии, при активном участии кораблей флотилии, овладели крупным узлом сопротивления противника — Паричи. К исходу следующего дня бронекатера 2-го дивизиона прорвались к Бобруйску и совместно с частями 65-й армии участвовали в уничтожении окруженной многотысячной группировки врага.
1-й бригаде речных кораблей и 2-му отдельному гвардейскому дивизиону бронекатеров было присвоено почетное наименование Бобруйских. 286 моряков флотилии были награждены орденами и медалями Советского Союза.

 Бой за пререправу у Паричей...

 

Особенно памятным был бой за переправу у Паричей. Немецко-фашистские войска уходили от окружения, перебираясь на левый берег Березины по длинному (более 600 м!) свайному мосту. Приказ командира дивизиона А. И. Пескова нашему 4-му отряду был краток: "Во имя Родины любой ценой преградить путь отходящему противнику!" Однако, чтобы подойти к Паричам, надо было сначала прорваться в тыл противника (на 5 - 6 км), пробившись через огневой заслон, организованный немцами в местечке Бельчо.

Когда показалось это Бельчо, немцы, явно ожидавшие появления кораблей, сразу же открыли бешеный огонь. В качестве мобильного средства противокатерной обороны они, как обычно, использовали танки, гораздо менее уязвимые, чем бронекатера на фарватере. БКА открыли ответный огонь. Дистанция стрельбы стремительно сокращалась: 500, 400, 300 метров! Мы шли вперед, не сворачивая с курса.

Группа разведчиков-катерников знакомится с планом операции перед выходом на боевое задание.

Днепровская военная флотилия, июнь 1944 года.  Фото Н. Веринчука.

 

У немцев имелось значительное преимущество: их орудия и танки едва различались на фоне леса и строений, а катера были - как на ладони. У гитлеровцев стреляло до 20 орудий, не считая танковых. На бронекатерах имелись лишь 4 пушки. Гвардейцы, мастера снайперского огня - командиры орудий И. Я. Чичков, И. И. Соколов, А. М. Стрелков и К. П. Шленкии первыми же снарядами вывели из строя танк и несколько пушек противника. Пулеметчики, поливая берег очередями из ДШК, загнали гитлеровцев в укрытия. Но оставшиеся орудия немцев продолжали чуть ли не в упор расстреливать катера, лишенные возможности дать полный ход из-за узости реки и мелководья.

Головным шел БКА № 42 (ст. лейт. М. Д. Жиленко). Первое попадание пришлось в носовую пулеметную башню: был убит герой Сталинграда комсорг отряда Владимир Цуркан. Второй снаряд попал в машинное отделение: заменив раненых В. И. Анисимова и М. А. Ларина, мотором стал управлять М. П. Сараев. Бронекатер благополучно добрался до поворота реки и устремился к переправе.

 

Пулеметная башня бронекатера № 42 Днепровской военной флотилии, пробитая вражеским снарядом

г.Санкт-Петербург. Военно-морской музей.

Шедший за ним БКА № 44 (лейт. Г. И. Захаров) несколькими накрытиями был выведен из строя. Следующий БКА № 43 (лейт. А. М. Евгеньев), действуя исключительно четко и хладнокровно, взял поврежденный катер на буксир, вывел из-под огня в безопасное место и, оставив здесь, тоже пошел к вражеской переправе.

Концевой БКА № 41 (лейт. А. А. Николаев), прикрывая действия № 43 по спасению поврежденного катера, принял удар на себя и получил несколько прямых попаданий. Заглох мотор, катер потерял ход и лишь благодаря течению кое-как выбрался из зоны смертельного огня.

Таким образом, к переправе смогли прорваться только два бронекатера. А по мосту нескончаемым потоком двигались танки, самоходки, автомашины, тягачи с орудиями, повозки, бежали солдаты. С дистанции менее 400 м корабли ударили по переправе. Первыми же выстрелами удалось поджечь несколько танков и автомашин. Загорелся и сам мост. Движение по нему прекратилось, гитлеровские войска оказались в ловушке.

Темп наступления при освобождении Белоруссии был таким, что через четыре дня БКА того же дивизиона участвовали во взятии Бобруйска, а 12.VII, перебазировавшись с Березины на Припять, уже высаживали десант в Пинске.

Даже по тем временам это была исключительно дерзкая операция. Бронекатера ночью прорвались на 22 км за линию фронта. Высадка здесь десанта оказалась настолько неожиданной, что прошла без единого выстрела. Лишь к середине дня гитлеровцы сняли с фронта и перебросили в Пинск свыше двух полков мотопехоты. Десантники отступили в парк и, заняв подготовленные здесь немцами для обороны города траншеи, в течение двух суток отбили около 20 сильнейших контратак, поддержанных самоходками-Но все это происходило потом, а утром того же дня 12.VII было тихо. Наш отряд БКА спокойно подходил к Пинску, доставляя десантникам подкрепления. На каждом из катеров находилось по 90-95 солдат. Солнце взошло, видимость была великолепная. За последним поворотом, в конце длинного прямого участка узкой и мелководной Пины, показался город и в тот же момент совершенно неожиданно открыли огонь вышедшие на берег самоходки. Катера не могли ни свернуть - ширина реки не превышала 50 м, ни прибавить хода. Мы прекрасно видели развернувшиеся "лбами" к нам "Фердинанды", но орудия наши были бессильны против их 200-миллиметровой брони...

Десантники посыпались с катеров в воду, благо глубины были по пояс, и помогли БКА прорваться мимо танков к причалам. Сыграла свою роль и поддержка тяжелых кораблей флотилии, стрелявших с далекой дистанции.

Во время этой операции погибли два бронекатера. Оба были буквально изрешечены и искорежены прямыми попаданиями 88-миллиметровых снарядов и минами. На БКА № 92 геройски погибли командир орудия старш. 1 ст. Пабиюла Насыров, комендор Герой Советского Союза Алексей Куликов, юнга Олег Ольховский, его отец техник старш. лейт. Петр Ольховский. Оставшиеся в живых вместе с десантниками дрались на берегу до полного освобождения города.

Бронекатера с реактивными установками...

 


 

Моряки Днепровской флотилии вместе с войсками фронта вели бои на берегах Днепра, Десны, небольшой речушки Пины, недалеко от устья которой расположен город Пинск. В состав бронекатеров флотилии входил и БКА-92, на котором юнгой плавал четырнадцатилетний Олег Ольховский. Его отец, старший лейтенант П. Ольховский, служил механиком отряда катеров.
В ночь на 12 июля 1944 года группа бронекатеров скрытно поднялась вверх по реке, пересекла линию фронта и, неожиданно появившись в районе Пинского порта, высадила десант моряков. Десантники с боем начали продвигаться к городу, а катера поддерживали их артиллерийским и пулеметным огнем. Враг подтянул к берегу артиллерию. Все чаще снаряды стали рваться рядом с бронекатерами. От попадания одного из них на БКА-92 вспыхнул пожар. Тяжело был ранен командир бронекатера лейтенант И. Чернозубов. Командование катером принял старший лейтенант П. Ольховский. Через несколько минут осколком очередного разорвавшегося рядом с катером снаряда был убит рулевой. П. Ольховский сам встал за штурвал и начал выводить катер из зоны обстрела вражеских орудий. Снова раздался грохот взрыва. На этот раз снаряд попал в артиллерийскую башню. Через несколько секунд был смертельно ранен в грудь П. Ольховский.
Его сын, находившийся до этого в машинном отделении, по непонятному поведению катера почувствовал неладное и пробрался в рубку. Здесь он и увидел лежавшего на палубе отца. Тот был уже мертв... Из развороченной артиллерийским снарядом башни шел легкий дымок. Молчал зенитный пулемет – убитый пулеметчик лежал рядом. Никого не было видно и в турели. Вероятно, фашисты решили, что на катере не осталось живых, и прекратили по нему огонь.И вдруг ожил турельный спаренный пулемет. Это Олег Ольховский длинными очередями расстреливал выскакивавших на берег гитлеровцев. Враг вновь начал обстреливать катер из артиллерийских орудий и пулеметов, опять запели над его палубой осколки. Один за другим вонзались снаряды и пули в катер. В нескольких местах вспыхнуло пламя. Тушить его было некому. Качаясь на волнах, поднимаемых взрывами, БКА-92 медленно приближался к берегу, занятому фашистами. А пулемет стрелял и стрелял... Стрелял до тех пор, пока один из снарядов не попал в турель... ...Как памятник юному герою, как воспоминание о том бое, по днепровским плесам плавает теплоход «Олег Ольховский».

Бронекатер № 92 после боя за г. Пинск 12.VII 1944 г.

При прорыве на помощь десантникам, обороняющимся в Пинске, БКА № 92 (командир бронекатера лейтенант И.А. Чернозубов) шел головным группы катеров, под командованием И. М. Плехова. Принял основной огонь на себя. С дистанции менее 300 м катер расстреливали "Фердинанды", но он шел вперед до конца и сел на грунт уже у причала в центре города. После войны поднят и отремонтирован, ныне стоит на набережной Пинска как памятник героям - морякам Днепровской флотилии   Многонациональный экипаж БК-92 возглавлял офицер И. Чернозубов. На борту храбро сражались и пали смертью героев Алексей Куликов, Набиюлла Насыров, Петр Ольховский и его сын юнга Олег, Дмитрий Михайлов, Иван Триваль и другие.

Группа моряков бронекатера № 92. В центре - юнга Олег Ольховский вместе со своим отцом , (?)
героически погибший в бою за белорусский город Пинск. 1944 год.

 

Сумка от бинокля с бронекатера  № 92... 

 

 

 Герой Советского Союза Алексей Куликов

 

Герой Советского Союза комендор БКА № 92 комсомолец Алексей Тимофеевич Куликов (1924 - 1944)
Высокое звание Героя получил за форсирование Днепра под Ржищевым. На БКА Днепровской флотилии сразу же завоевал уважение товарищей как бесстрашный воин и веселый общительный человек. Отличился при взятии Бобруйска - подавил две батареи врага. Погиб на боевом посту - в башне БКА № 92

 

Символ мужества  моряков Днепровской флотилии - бронекатер "БК-92"  в г.Пинск Открытие его как памятника состоялось в День Военно-Морского Флота в июле 1968 года.

 

Слева командир БК№2 Бураминский Н.,в центре в то время командир высадки десанта в г.Пинск к.3р.Песков А.,справа командир БК№92 Чернозубов Игорь Алексеевич. фото 1974г.
Информация -http://forums.airbase.ru/2008/11/t58754,13--VOV-korabli-flotilij-foto.6554.html

 


 

Летнюю кампанию 1944 г. наши БКА заканчивали уже в Польше. Доставленные по железной дороге из Пинска корабли выгружались в Треблинке, так что все мы видели фабрику смерти, устроенную здесь гитлеровцами.

Транспортировка катеров Днепровской флотилии по железной дороге...

 

КАТЩ  (катера-тральщики) перевозка на Западный Буг...

 

Временная остановка катеров Днепровской флотилии...

 

Сердца наполняла ненависть к фашизму! К линии фронта - устью реки Нарев, катера спускались по Западному Бугу. Вследствие резкого падения уровня воды они не могли преодолеть многие из перекатов. Приходилось разгружать их, снимая боеприпасы и топливо, буксировать идущим по берегу трактором. Только таким образом, работая день и ночь, мы один за другим перетаскивали свои корабли через очередной мелководный участок.

Полуглиссеры выходят на выполнение боевой операции войск 1-го Белорусского фронта.

Днепровская военная флотилия, июнь 1944 года.
Фото Н. Веринчука

И снова БКА участвовали в высадке десантов, поддерживали артогнем идущие на запад армейские части, брали город Сероцк, штурмовали крепости Зегже и Дембе. А завершили войну в самом логове зверя - под Берлином.

В Берлинской операции БКА 2-го гвардейского дивизиона принимали самое непосредственное участие. Во время мощного артиллерийского наступления на Кюстринском плацдарме они часами вели огонь из всех орудий; затем БКА высаживали десант в районе Хохензаатена, прорвавшись в тыл противника на десятки километров.                 И.М.Плехов, С.П.Хватов

 

 

Полуглиссер подвозит снаряды...

В ходе войны экипажам полуглиссеров, состоявшим всего из двух человек — моториста-пулеметчика и командира, потребовалось добиться абсолютной взаимозаменяемости: даже в самой экстремальной ситуации оставшийся в строю член экипажа продолжал выполнять поставленную задачу. Ярким примером этой боевой выучки могут служить действия катерников 14 октября 1944 года, когда рвавшаяся к Висле Днепровская военная флотилия вышла к городку Сероцк у слияния Буга и Нарева...

Бронекатера в атаке...

Прежде, чем вести корабли флотилии на незнакомый участок реки и высаживать десант в Сероцк, необходимо было провести навигационную разведку в светлое время суток, когда можно различить приметные ориентиры на берегу. Выполнить ответственное и опасное задание поручили военному гидрографу лейтенанту Н. Сигину и экипажу полуглиссера № 104 — старшине Г. Дудникову и мотористу А. Самофалову. Ввиду особой важности задания с ними шел и командир отряда полуглиссеров лейтенант М. Калинин.

В ранний предутренний час на широкий плес у Сероцка внезапно выскочил маленький верткий катерок и, двигаясь ломаным курсом с резкими поворотами, стал приближаться к берегу, занятому врагом. Н. Сигин, навалившись на бортик, привычно промерял глубины коротким шестом. Всего пять минут потребовалось фашистам, чтобы понять цель этой дерзкой вылазки. И сразу ударили пулеметы и минометы. «В стереотрубу было видно, как всплески от мин и пулеметных очередей окружают полуглиссер, — вспоминал командующий флотилией вице-адмирал В. В. Григорьев. — Но поворотливый кораблик продолжал выписывать зигзаги под вражеским огнем. Как ни мала была эта цель, через одну-две минуты интенсивного обстрела представлялось уже невероятным, чтобы полуглиссер остался невредимым. Но сквозь пальбу доносился треск его мотора — корабль сохранял ход... Когда полуглиссер на обратном курсе проходил мимо нас, на большой скорости, хотя и не очень хорошо слушаясь руля, удалось разглядеть на борту фигурки всех четырех моряков, и мы облегченно вздохнули. Но порадоваться за них мы поспешили...»

Корпус «104-го» был изрешечен десятками пробоин, перебитый пулями штуртрос наскоро сращен, оба офицера оказались ранены, Сигин — тяжело. И все же, собрав последние силы, он обстоятельно по карте доложил обстановку. Сведения, добытые экипажем катера за десять минут пребывания под шквальным огнем, оказались поистине бесценными: уже через пять дней фашистов выбили из Сероцка комбинированным ударом флотилии и сухопутных войск.

Днепровская военная флотилия. Плавучая дальнобойная батарея под командованием капитан-лейтенанта Рассохина В.Э.
на огневой позиции. Июнь 1944 года. Фото Н. Веринчука.

 


 

 

Освобождение Пинска

В ночь на 12 июля 1944 года 1-я Бобруйская бригада речных кораблей Днепровской военной флотилии скрытно прорвалась на 20 километров за линию фронта по Припяти в тыл врага. Корабли без единого выстрела и незамеченные противником рано утром высадили в центре Пинска, превращенного врагом в мощный узел обороны, первый эшелон десанта в составе бойцов и техники 1326-го полка 415-й стрелковой дивизии (около 600 человек) и отряда моряков. Высадка была произведена непосредственно на причалы порта. Десантники быстро заняли значительную часть города. Их наступление поддерживалось огнем кораблей.

Посадка десанта на катера ...  

Опомнившись от паники, гитлеровцы бросили против десанта танки и самоходные орудия, открыли сильный минометный огонь. В упорных боях бронекатера доставляли пополнение десанту, наращивая его силы. Тяжелые бои за освобождение Пинска закончились утром 14 июля, когда с севера в Пинск ворвалась 397-я стрелковая дивизия 61-й армии и соединилась с десантом.

Высадка десанта в Пинск 12 июля 1944 года. Художник И. И. Родионов.

В боях за Пинск моряки проявили стойкость и храбрость Командующий 1-м Белорусским фронтом маршал Советского Союза К. К. Рокоссовский объявил благодарность морякам «...за дерзкую операцию по высадке десанта в центр занятого врагом Пинска».
Войскам, участвовавшим в освобождении города Пинска. Верховным Главнокомандующим объявлена благодарность. В их честь 14 июля 1944 года в Москве был дан артиллерийский салют 20 залпами из 224 орудий, а наиболее отличившимся из них: 12-й и 55-й гвардейским стрелковым дивизиям, 228-му, 446-му, 447-му, 1323-му и 1326-му стрелковым пачкам, 38-й инженерно-саперной бригаде и 233-му инженерно-саперному батальону, 106-му отдельному полку связи, 421-му отдельному линейному батальону связи, 437-му отдельному радиодивизиону и 390-й отдельной телеграфно-строительной роте связи, 3-му и 4-му дивизионам катеров тральщиков и 1-му отдельному гвардейскому дивизиону бронекатеров — приказом от 23 июля 1944 года было присвоено почетное наименование   “Пинские”.

В приказе Верховного Главнокомандующего говорилось: “Войска 1-го Белорусского фронта, форсировав реки Ясельда и Припять, сегодня, 14 июля при поддержке Днепровской речной военной флотилии штурмом овладели центром советской Белоруссии городом Пинском — важным опорным пунктом обороны немцев на Брестском направлении.

В боях за овладение городом Пинском отличились войска генерал-лейтенанта Белова, генерал-майора Яновского, полковника Шмаглева, полковника Бастеева, полковника Андоньева, полковника Мощалкова, генерал-майора Турчинского; артиллеристы генерал-майора артиллерии Егорова, полковника Воскресенского, полковника Городовенко, полковника Булатова, полковника Старостина, подполковника Иванова, полковника Пономаренко; танкисты полковника Войцика, летчики полковника Гращенко, подполковника Смирнова; части Днепровской речной военной флотилии капитана первого ранга Григорьева; капитана 2-го ранга Лялько, капитана 2-го ранга Митина,

Лялько Степан Максимович контр-адмирал –1949 Командир бригады речных кораблей ДнВФ (12.1943-2.1944), командир 1-й бригады речных кораблей (3.1944-6.1945) ДнВФ.  Командующий ДнВФ (7.1947-12.1949).  (1904 (Переяслав-Хмельницький) – 1976).

 

Владимир Михайлович Митин (фото из архива капитана 2 ранга  В.М.Митина )

капитана 3-го ранга Пескова, капитан-лейтенанта Михайлова, капитан-лейтенанта Солянкина, капитан-лейтенанта Лупачева; саперы полковника Афанасьева, полковника Павшука, майора Козлова; связисты генерал-майора войск связи Литвиненко, инженер-полковника Позднякова...”
397-я Сарнепская и 415-я Мозырская стрелковые дивизии, 38-я армейская гвардейская пушечная артиллерийская Калинковичская Краснознаменная бригада, 107-й стрелковый Лунинецкий полк, 1-я Бобруйская бригада речных кораблей, 2-я Лунинецкая бригада речных кораблей и 2-й отдельный гвардейский Бобруйский дивизион бронекатеров Днепровской военной флотилии были награждены орденами Красного Знамени

Полуглиссера...

 


 

Многие моряки были награждены правительственными наградами.

В штурме Пинска в июле 1944 года отличились десять моряков-днепровцев — Владимир Канареев, Владимир Кириллов, Леонид Куколевский, Галям Мурзаханов, Михаил Пономарев, Геннадий Попов, Николай Сикорский, Александр Столяров, Григорий Тупицын, Александр Фирсов. За образцовое выполнение боевых заданий командования в борьбе с немецкими захватчиками и проявленные при этом отвагу и героизм они пополнили когорту Героев Советского Союза.

 

 

Лунинец (до 1917 года официальное название — Люцин), город в Белaрусии. Известен с 1177 года.

Оставлен Красной Армией 10 июля 1941 года. Освобожден 10 июля 1944 года войсками 1-го Белорусского фронта при поддержке соединений Днепровской военной флотилии и партизан в ходе Белорусской стратегической наступательной операции.

Освобождавшие соединения:

1-й Белорусский фронт:61-я армия:
89-й стрелковый корпус (генерал-майор Яновский Александр Яковлевич):
55-я стрелковая дивизия (полковник Шмыглев Вениамин Петрович);
23-я стрелковая дивизия (полковник Бастеев Иван Васильевич).

Днепровская военная флотилия:

1-я бригада речных кораблей (капитан 2-го ранга Лялько Степан Максимович);

2-я бригада речных кораблей (капитан 2-го ранга Митин Владимир Михайлович).

Партизаны:

Партизанская бригада имени С.М.Кирова (Лисович Федор Иванович).

Приказом ВГК соединениям и частям, отличившимся в боях при форсировании реку Щара и за овладение года Лунинец, присвоено наименование Лунинецких:

89-й стрелковый полк (подполковник Тараненко Андрей Данилович);

107-й стрелковый полк (подполковник Смекалин Федор Васильевич);

111-й стрелковый полк (подполковник Черноусенко Иван Павлович);

117-й стрелковый полк (подполковник Винокуров Федор Иванович);

239-й отдельный линейный батальон связи (майор Кулагин Михаил Андреевич);

73-й военно-строительный отряд (инженер-капитан Франчук Александр Ульянович);

2-я бригада речных кораблей.(капитан 2-го ранга Митин Владимир Михайлович).

Войскам, форсировавшим реку Щара и освободившим Лунинец и Слоним, приказом ВГК от 10 июля 1944 года объявлена благодарность и в Москве дан салют 20 артиллерийскими залпами из 224 орудий.

На Днепровской переправе. Август 1944 года.
Фото А. Бродского.

 

 

 

 

Полуглиссера в походе...

 


 

В Берлине


22 апреля 1945 года отряд из 10-ти полуглиссеров типа «НКЛ-27» 2-й Бобруйской Краснознаменной бригады речных кораблей Краснознаменной Днепровской военной флотилии (командир отряда лейтенант М. М. Калинин) с 29 моряками был переброшен с Одера на восточный берег Шпрее в районе Карлсхорста (юго-восточный район Берлина). Он был придан 9-му стрелковому корпусу 5-й ударной армии, наступавшей на Берлин. В ночь на 23 апреля катера были спущены на воду и под непрерывным ожесточенным вражеским огнем в районе подходов к Рейхстагу форсировали Шпрее, ширина которой в этом месте достигала 300 метров.

 

Высадка десанта на Шпрее в Берлине...

23—25 апреля днепровцы на катерах и понтонах, буксируемых полуглиссерами, под ураганным огнем врага переправили весь 9-й корпус — более 16 тысяч бойцов с вооружением, 100 орудий и минометов, 27 танков, 700 повозок с боеприпасами и другими грузами. По оценке командования 9-го корпуса, они сыграли решающую роль в форсировании Шпрее, чем обеспечили выполнение корпусом и всей 5-й ударной армией боевой задачи по захвату района правительственных кварталов.
В битве за Берлин моряки отряда полуглиссеров проявили исключительный героизм и мастерство. Они все были награждены правительственными наградами, а девять из них, включая и лейтенанта М. М. Калинина, удостоены высокого звания Героя Советского Союза. Днепровская военная флотилия за отличные боевые действия и героизм личного состава при штурме Берлина была награждена орденом Ушакова I степени.

Днепровцы в Берлине...

Важными достоинствами полуглиссеров были их сравнительно малый вес и габариты, благодаря чему и стало возможным участке советских моряков в штурме Берлина. 8 апреля 1945 года командующий 5-й ударной армией генерал Н. Э. Берзарин обратился к вице-адмиралу Григорьеву: «Берега Шпрее в черте города одеты в бетон, высота стенок до пяти метров, мостов мало. Понтонными средствами тут обойтись трудно, нужны более активные способы форсирования. Чем можете помочь!»

 

Катера Днепровской военной флотилии с десантом в Берлине 1945 год . Художник И. И. Родионов.

Григорьев предложил использовать полуглиссеры. Последовали один за другим вопросы командарма. Какая скорость? Сколько может брать бойцов? Какие габариты? Сколько весит? Узнав, что вес каждого 1,2 т, а габариты 1,7X7 м, Берзарин тут же распорядился выделить машины для переброски одиннадцати катеров в район сосредоточения 9-го стрелкового корпуса генерала И. П. Рослого. А вечером 22 апреля Рослый поставил лейтенанту Калинину боевую задачу: ночью приступить к переброске десанта на полуглиссерах на западный берег Шпрее...

Днепровцы в Берлине...

Для форсирования были выбраны три расположенных неподалеку друг от друга участка, наиболее удобные для посадки и высадки бойцов. Во втором часу ночи грузовики с полуглиссерами подошли к реке. Там в укрытиях их уже ждали солдаты. Вместе с матросами они на руках спустили катера на воду. Заметив движение, фашисты открыли ружейно-пулеметный огонь, взвились осветительные ракеты. Они залили зеленоватым светом реку, по которой уже стремительно мчались советские глиссеры. В 1.45 катер № 111 высадил первых пятнадцать разведчиков: 5-я ударная армия начала бои на западном берегу Шпрее...

Ширина реки в этом месте около трехсот метров, побережье буквально нафаршировано огневыми средствами. И хотя наши артиллеристы делали все, чтобы подавить огонь противника, легкие деревянные катерки недолго оставались невредимыми. Рвались мины, корпуса, надстройки решетили пули, гибли люди, но экипажи, проявляя чудеса героизма, продолжали выполнять боевую задачу.


К рассвету на западный берег был переброшен полк в полном составе и несколько подразделений из других частей. Но потери на полуглиссерах оказались столь велики, что генерал Рослый приказал приостановить десантирование и подтянуть к реке самоходки и танки для прикрытия переправы. Под огненным щитом рейсы катеров возобновились, а когда прибыли понтоны для паромов, полуглиссеры взяли на себя роль буксировщиков. И теперь уже на отвоеванные плацдармы потоком хлынули не только войска, но и орудия, минометы и даже танки.

Десант на полуглиссере...

На этом этапе боя проявил мужество и самоотверженность экипаж полуглиссера № 117 — старшина Г. Казаков и моторист В. Черников. Снаряд вражеской самоходки поразил тридцатьчетверку, находившуюся на понтоне вместе с группой автоматчиков на середине реки. Моряки «сто семнадцатого», стоявшего у берега, увидев запылавший танк, дали полный ход и направили свое суденышко к полыхавшему парому. За считанные минуты они успели снять с парома автоматчиков и раненых танкистов, и едва катер отошел, как в танке начал рваться боезапас...

 


 

Благодаря героизму катерников-днепровцев войска генерала Рослого добились большого успеха в штурме Берлина. Всего же за несколько дней челночных рейсов на переправе полуглиссеры и буксируемые ими понтоны перевезли 16 тысяч бойцов, 600 орудий и минометов, 27 танков, сотни повозок с боеприпасами и другими грузами. Кроме того, моряки отряда вели разведку приречных кварталов, поддерживали связь между дивизиями и полками.

Город Schwedt / Oder.  Altes Rathaus  конец 1930-х годов...

Город Schwedt / Oder.  Im Schlobpark  конец 1930-х годов...

30 апреля, накануне капитуляции берлинской группировки, вице-адмирал Григорьев прибыл к месту дислокации отряда — малой, но такой важной части своей флотилии. «Полуглиссеры стояли, тесно прижавшись борт к борту, на затишном участке Шпрее под прикрытием небольшого мыска, — вспоминает адмирал. — Над каждым — наш боевой Военно-морской флаг. На набережной выстраивается в шеренгу небольшая группа моряков. У некоторых забинтована голова или на перевязи рука, но выглядят браво, улыбаются. Лейтенант Калинин, сильно хромая и опираясь на блестящий немецкий палаш, подходит с рапортом. В строю шестнадцать старшин и матросов — половина первоначального состава отряда».

Михаил Михайлович Калинин, лейтенант, командир 2-го отряда полуглиссеров 2-й Бобруйской Краснознаменной бригады речных кораблей Днепровской Краснознаменной ордена Ушакова военной флотилии, родился в 1911 году в селе Елшанка Бузулукского района Оренбургской области в семье крестьянина. Русский. Член КПСС с 1942 года. Окончил школу-семилетку в 1926 году, затем школу ФЗУ при станции Бузулук, там же работал секретарем комитета ВЛКСМ. С 3932 года по 1959 год служил в Военно-Морском Флоте. После окончания военно-морского артиллерийского училища имени ЛКСМУ в 1938 году работал военпредом на военных заводах.

С сентября 1942 года до победы над Германией воевал в составе 6-го и 7-го дивизионов тральщиков Волжской военной флотилии в Сталинграде, а также в составе Днепровской военной флотилии, выполняя боевые задачи в интересах Сталинградского, Центрального, 1-го Белорусского фронтов, участвовал в обороне Сталинграда, освобождении Белоруссии, Польши, разгроме врага на территории Германии. Дважды ранен. Награжден орденами Красного Знамени, Красной Звезды, медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», тремя другими медалями и польским орденом «Крест храбрых».Звание Героя Советского Союза М. М. Калинину присвоено 31 мая 1945 года за отвагу и мужество, проявленные при форсировании реки Шпрее во время штурма Берлина.Боевое крещение лейтенант Калинин получил у волжской твердыни и прошел боевой путь от Сталинграда до Берлина. Сталинградская битва для Калинина была школой мужества, она закалила его как воина.Во всех последующих боях и десантных операциях Днепровской военной флотилии по освобождению Белоруссии, городов Мозыря, Пинска Калинин воевал отважно и мужественно.В сентябре 1944 года храброго офицера назначили командиром передового отряда пол у глиссеров, в задачу которого входило содействие нашим частям, освобождавшим польский город Сероцк.Боевые качества и командирская зрелость лейтенанта М. М. Калинина наиболее ярко раскрылись при штурме Берлина. Вот как это было.В ночь на 23 апреля 1945 года под огнем противника Калинин начал переправу через реку Шпрее. На головном катере он отправился с бойцами разведывательного отряда на противоположный берег. Когда в ходе боя был сражен командир полуглиссера Пашков, его задачи взял на себя Калинин и довел корабль с десантом на западный берег Шпрее. В разгар форсирования Калинин был ранен осколком в левую руку, но не покинул своего поста, продолжая управлять переправой.«Героизм и храбрость команды полуглиссеров, безусловно, сыграли решающую роль в форсировании р. Шпрее», — говорится в отзыве Героя Советского Союза генерал-лейтенанта И. П. Рослого.Маршал Советского Союза Г. К. Жуков в своих «Воспоминаниях и размышлениях» писал: «При форсировании Шпрее смело действовала 1-я бригада речных кораблей Днепровской военной флотилии, особенно отряд полуглиссеров этой бригады во главе с командиром лейтенантом М. М. Калининым».

Калинин Михаил Михайлович (1911-1973)

 

Капитан 2-го ранга М. М. Калинин служил в Военно-Морском Флоте до 1959 года. После увольнения в запас жил в Черкассах, работал в ДОСААФ. Умер в 1973 году.

Командующий Днепровской флотилией контр-адмирал Виссарион Виссарионович Григорьев (2-й справа) с моряками-днепровцами — Героями Советского Союза. Вручение шестерым Героям Советского Союза Золотых Звезд и орденов Ленина. Днепровская флотилия, май 1945 года.
Фото С. Шиманского.

Из тридцати моряков девять были удостоены звания Героя Советского Союза, семь из них — посмертно. И когда уцелевшие полуглиссеры отряда, переброшенные на грузовиках в Штеттин, шли кильватерной колонной по устью Одера, экипажи советских кораблей выстраивались на верхних палубах, как положено при встрече тех, кто отличился в бою.

Город Schwedt / Oder.    Neue Brücke   конец 1930-х годов...

В прорыве Днепровской военной флотилии в речную систему фашистской Германии наряду с полуглиссерами не менее эффективно показали себя катера-тральщики.

25 июня 1944 года командарм П. И. Батов просил моряков высадить десант на окраине села Здудичи на Березине. Путь к точке высадки не был разведан, и потому впереди бронекатеров с десантом пошли два катера-тральщика. Шли осторожно и вскоре действительно обнаружили заграждение: плотики из бревен, связанные стальным тросом и опутанные колючей проволокой. Минеры спустились за борт и ощупью обнаружили под плотиками десятки фугасов и противотанковых мин. На их разоружение по всем правилам времени не было, решили перерубить трос и развести концы заграждения. Отвлеченные грозной канонадой немцы проморгали появление наших тральщиков, а когда они, наконец, опомнились и открыли огонь, бронекатера с десантом уже устремились к занятому противником берегу. Маленькие неказистые катерки типа КМ — «каэмки» — успешно решили очередную боевую задачу, как они делали это на протяжении всей войны.

Сарафанов Василий г.Мильрозы Германия 10 января 1947 год

Необходимость в пригодных для траления катерах остро ощущалась уже с первых дней войны, особенно на Балтике. Для этого стали использовать как переоборудованные гражданские, так и катера специальной постройки, наиболее многочисленные среди них: типа Р («Рыбинец»), типа Я («Ярославец») и типа КМ (катера малые или «каэмки»).

Самыми крупными были стальные катера типа Р; при водоизмещении 29 т и мощности двигателя 136 л. с. они развивали скорость 9 узлов, а с тралом — 4 узла. Вооружение составляли два 12,7-мм пулемета, глубинные бомбы и тралы. Сравнительно высокая мореходность позволяла этим представителям москитного флота действовать при волнении моря до 3 баллов. На реках широко применялся дивизионный посыльный катер Я-5 (водоизмещение 23,4 т, мощность мотора 65 л. с., скорость 10 узлов, кроме тралов, одно 45-мм, одно 37-мм орудие и два 12,7-мм пулемета). Ярославские катера высаживали десанты на Балтике; перевозили войска и поддерживали артиллерийским огнем наши части на Волге; участвовали в боях на Малой земле и в освобождении Керчи и Феодосии на Черном море; в составе Днепровской флотилии в мае 1945 года вышли к Берлину; в боевых порядках Дунайской флотилии участвовали в освобождении Вены, Белграда, Братиславы и других городов; вместе с другими кораблями Амурской флотилии перевозили советские войска через Амур и дошли до Харбина.

Особенно прославились деревянные малые катера КМ , созданные под руководством Л. Л. Ермаша. Малоуязвимые для авиации, они эффективно действовали при тралении в прибрежных зонах, в узкостях, гаванях и на рейдах.

Катерный тральщик КМ-IV, СССР, 1940 г. Малый катер с деревянным корпусом, разработанный накануне Великой Отечественной войны под руководством Л. Л. Ермаша. Водоизмещение 10,4 т, мощность двигателя 110 л. с., скорость хода 12 узлов, с тралом — 9 узлов. Длина наибольшая 14 м, ширина 3,2 м, среднее углубление 0,88 м. Вооружение: трал, пулемет, дымоаппаратура. В годы войны выпускалась модифицированная модель с двумя двигателями и скоростью хода 18 узлов — КМ-14.

 

Не случайно о пополнении катерного тралящего флота заботились на протяжении всей войны. С июня 1941-го по май 1945 года флот получил в общей сложности 327 катеров-тральщиков разных типов, при этом большинство из них составляли «каэмки». Г. СМИРНОВ,    В. СМИРНОВ

 

 


 

 

В. В. Григорьев Командую­щий Краснознаменной Днепровской военной флотилией

 

НА КОРАБЛЯХ — В БЕРЛИН!

(полную версию читайте  здесь )

В годы войны плечом к плечу с сухопутными войсками громили врага моряки Дунай­ской, Днепровской, Волжской и Амурской военных речных флотилий.

Боевая судьба у этих флотилий сложилась неодина­ково. Если на Дунае, Волге и Амуре флотилии дейст­вовали, в основном, в бассейнах своих рек, то морякам Днепровской флотилии выпала участь пройти боевой путь протяженностью в несколько тысяч километров от Волги до Шпрее, от Сталинграда до Берлина, переходя с одного бассейна на другой. Когда же между этими бассейнами не было водного пути, то сотни боевых кораблей и тысячи тонн боевого снаряжения приходилось перебрасывать по железной дороге. Лишь с Вислы на Одер и на Шпрее корабли Днепровской флотилии прошли своим ходом, пре­одолевая на пути к центру фашистской столицы взорван­ные шлюзы и мосты.

В те памятные дни автор этих строк был командую­щим Краснознаменной Днепровской военной флотилией, находившейся в оперативном подчинении командующего 1-м Белорусским фронтом Маршала Советского Сою­за Г. К. Жукова. По его приказу Днепровская флоти­лия должна была взаимодействовать с 5-й ударной ар­мией, которой командовал генерал-полковник Н. Э. Бер­зарин.

23 апреля 1945 года войска генерала Берзарина (вскоре ставшего первым военным комендантом повержен­ного Берлина) при активном содействии моряков нашей флотилии  начали  форсирование  реки  Шпрее  в  центре Берлина с целью захвата района правительственных кварталов.

 

Меньше чем за два дня напряженных боев наши корабли десантировали через Шпрее весь 9-й гвардейский стрелковый корпус Героя Советского Союза генерал-лей­тенанта И. П. Рослого — 16 тысяч бойцов, 600 орудий, 1000 лошадей, все тылы, 26 танков, отбуксированных кораблями на понтонах. Позднее в письменном боевом отзыве, направленном командованию флота, командир корпуса оценил боевое содействие Днепровской флотилии в форсировании Шпрее как решающее.

Удачное форсирование реки позволило стрелковому корпусу глубоко вклиниться в центральную часть Бер­лина. За отличные боевые действия в Берлине наша флотилия, единственная из всех флотилий в ходе войны, была удостоена высшей военно-морской награды — орде­на Ушакова I степени. Девять матросов и офицеров стали Героями Советского Союза (из них семеро посмерт­но). Более тысячи матросов и офицеров были награж­дены боевыми орденами.

Вскоре после окончания войны состоялась научная конференция руководящего состава 1-го Белорусского фронта, посвященная анализу только что завершившейся Берлинской операции. Руководил конференцией Маршал Советского Союза Г. К. Жуков. Когда подошла очередь выступать генерал-лейтенанту И. П. Рослому, он, обра­щаясь к маршалу Г. К. Жукову, сказал: «Разрешите мне низко поклониться нашим славным морякам-днепровцам, без решающей помощи которых вверенный мне корпус не смог бы выполнить боевой задачи».

С этими словами генерал Рослый повернулся в сторо­ну, где сидел автор этих строк и член Военного совета флотилии капитан 1-го ранга П. В. Боярченко, и по ста­рому русскому обычаю в пояс поклонился нам. Мы также встали и ответили поклоном генералу Рослому.

Так, впервые в истории, советские военные моряки на своих кораблях появились в самом Берлине.

Меня часто спрашивают, как могли моряки со своими кораблями добраться до самого центра такого сухопутного города, как Берлин.

Чтобы ответить на этот вопрос, придется хотя бы крат­ко рассказать о том, как в ходе стратегических опе­раций — Сталинградской, на Курской дуге, в операциях «Багратион» и Висло-Одерской — самое активное участие принимали и моряки военных речных флотилий.

Война с гитлеровцами шла на земле, в воздухе и на воде. Но если о сражениях на суше, в воздухе, на морях сказано много, то о напряженных боях на реках, о героизме моряков речных флотилий известно значи­тельно меньше.

Мне выпала честь служить на всех наших военных речных флотилиях (Амур, Днепр, Дунай, Волга), а на трех из них активно воевать.

В 1942 году в дни битвы за Сталинград, Волжская флотилия, где я был начальником штаба, переправила для 62-й армии генерала В. И. Чуйкова 65 тысяч бойцов пополнения, доставила свыше 2 тысяч тонн боезапаса, тысячи тонн продовольствия, вывезла на левый берег 30 тысяч раненых. Корабли флотилии за это время уничтожили артогнем до 15 батальонов пехоты, 11 артба-тарей, 30 танков. Командарм В. И. Чуйков, оценивая действия волжских моряков, говорил: «Без боевого содей­ствия Волжской флотилии мы бы не удержали Сталин­града и погибли бы без боезапаса, продовольствия и пополнения. Волжские военные моряки были истинные бесстрашные герои».

В 1943 году на Волжской флотилии, которой в это время командовал контр-адмирал Ю. А. Пантелеев, было 19 канлодок, 21 бронекатер и свыше 200 тральщиков, с помощью которых была преодолена грозная минная опасность на Волге. Из 10 959 нефтеналивных судов, прошедших за навигацию 1943 года по Волге, в опасной от мин зоне подорвалось всего 13 судов. Волга не останови­лась, танки, самолеты, тягачи не остались без горючего, на что рассчитывали гитлеровцы. Это была блестящая победа моряков Волжской флотилии в напряженнейшей минной войне.

После битвы на Курской дуге наши войска быстро приближались к Днепру. Но где могут понадобиться волжские боевые корабли, можно было только гадать. Ожидаемая ширина выхода войск к Днепру была исклю­чительно велика — от Запорожья до Смоленска. Это больше 1000 километров!

14 сентября 1943 года стало днем возрождения Днепровской военной флотилии. В этот день народный комиссар Военно-Морского Флота Н. Г. Кузнецов под­писал приказ о сформировании передового отряда волга­рей для переброски в бассейн Днепра.

Бескозырка днепровца, старшины 2-й статьи Никольского Сергея Михайловича...

24 сентября 1943 года я отправился на доклад к командующему флотилией с очередной сводкой и отчетной картой обстановки. В каюте у контр-адмирала Пан­телеева застал кроме него члена Военного совета капи­тана 1-го ранга Николая Петровича Зарембо. Оба как-то загадочно улыбались. Командующий молча протянул мне бланк телеграммы. До моего сознания не сразу дошел смысл краткого текста приказа: «Вы назначены коман­дующим Днепровской военной флотилией. В должность вступить немедленно. Кузнецов».

За два месяца до этого мне было присвоено во внеочередном порядке звание капитана 1-го ранга. Затем последовало награждение орденом Красного Знамени. Однако назначения на должность командующего флоти­лией я, разумеется, не ожидал.

Но немедленно — значит немедленно. 9 ноября я при­был в Москву и в тот же день был принят Н. Г. Куз­нецовым.

Нарком сказал прямо:

— Театр у вас сложный. Воевать придется много и на­пряженно. Боевые перспективы богатые. С Днепровского бассейна перейдете в свое время на Висленский, а дальше есть водные пути, которые, быть может, приве­дут вас к Берлину! Успех действий очень во многом бу­дет зависеть от умения найти с армейцами общий язык в практическом смысле слова, на деле показать, что флотилия может им помочь.

Я внимательно слушал наркома, а у самого дух захватывало от рисовавшихся перспектив. Западный Буг, Нарев, Висла, Одер, Шпрее!

Запомнились последние слова, которыми напутствовал меня народный комиссар: «А воевать, разумеется, надо отлично, так, как это положено морякам. Желаю успеха».

Николай Герасимович взялся обеими руками за спинку стула. Мы все знали, что это знак того, что разговор закончен.

16 ноября прибыл в Пироговку на реке Десне (приток Днепра), примерно в 100 километрах к востоку от Черни­гова. Река уже имела стылый, предзимний вид. Увидел на воде бронекатера, уже спущенные на воду с железнодо­рожных платформ, прибывших из Сталинграда, и сумрач­ная река как будто посветлела. Раз есть корабли на плаву, под боевыми флагами, значит, флотилия уже живет!

Напряженность обстановки под Киевом я оценил сам, выехав туда представиться командующему 1-м Украин­ским фронтом генералу армии Николаю Федоровичу Ватутину, которому по директиве Генерального штаба была оперативно подчинена флотилия.

В Киевской комендатуре, несмотря на предъявление мною предписания Генерального штаба, оказалось очень трудно разузнать, где находится командный пункт фронта. Было уже далеко за полночь, когда я со своим адъютан­том старшим лейтенантом В. Бойко и провожатым, кото­рого нам дали на последнем КПП, подошли, оставив в стороне от дороги машину, к маленькому, тщательно затемненному поселку. Там еще два раза проверили документы и провели к какому-то домику. Подполковник с двумя орденами Красного Знамени на гимнастерке, сидевший в сенях у телефонов, выяснив, кто я и зачем, сказал: «Сейчас доложу командующему, но примет ли он вас, не знаю, у него сейчас маршал Жуков».

Трофейный "гюйс"...

Подполковник вышел в соседнюю комнату, из-за при­открывшейся двери донесся громкий басовитый голос, принадлежавший, как я решил, Жукову, по-видимому, чем-то сильно рассерженному. Не успел я подумать, что явился не вовремя, как услышал: «Вас просят, товарищ капитан 1-го ранга».

 


 

В небольшой, ярко освещенной комнате сидел гене­рал армии Н. Ф. Ватутин, а вдоль стола командующего размашисто шагал взад и вперед, похлопывая себя по ладони перчатками, маршал Жуков.

Не дав мне договорить уставную формулу о разре­шении обратиться к командующему фронтом, Жуков резко остановился и, рассматривая меня в упор, хмуро спросил: «Кто такой?»

Узнав, кто перед ним, маршал начал задавать корот­кие, без единого лишнего слова вопросы: «Состав сил, где находятся?», «Когда заканчиваете сосредоточение?», «Боевые возможности?» Я старался отвечать как можно короче и точнее, чувствуя, что и Жуков и Ватутин внимательно меня слушают и что тон разговора у первого значительно смягчился.

Бронекатера с кормы...

Доклад о флотилии прервал ряд телефонных звонков, за которыми последовало обсуждение полученных экст­ренных донесений, вызовы понадобившихся людей, отда­ча распоряжений. Но как только звонки прекратились, Георгий Константинович возобновил со мной разговор. Он подошел к висевшей на стене огромной карте советско-германского фронта и, немного посмотрев на нее и помол­чав, сказал: «Я вижу, впереди у вашей флотилии большие перспективы, ведь с Днепра по Припяти вы сможете перейти на Западный Буг, Нарев, на Вислу и дальше, а там и перейти на реки Германии. Кто знает, быть может, до само­го Берлина!»

В этот же день была составлена короткая оперативная директива 1-го Украинского фронта. В связи с ледоста­вом на реках Днепровского бассейна было приказано кораблям встать на зимовку в районе Чернигова на Десне и весной 1944 года, с вскрытием рек, быть готовыми к боевым действиям.

К середине февраля численность личного состава фло­тилии составляла уже 3000 человек, а к маю достигла 6000.

Все экипажи усиленно занимались зимой боевой под­готовкой. Особенно напряженно учились наводчики орудий.

Погрузка полуглиссеров и бронекатеров на железнодорожные платформы...

Сошел лед. Боевые действия Днепровская флотилия начала с рубежей, которые в 1941 году она вынужде­на была оставить после ожесточенных боев. 1-я бригада под командованием капитана 2-го ранга С. М. Лялько, а она и составляла пока наши основные силы, начала движение от Чернигова по Десне, Днепру на Припять. 22 марта она сосредоточилась под Мозырем, у самой ли­нии фронта.

Вскоре 1 -и и 2-й Белорусские фронты были слиты в один Белорусский фронт под командованием генерала армии Константина Константиновича Рокоссовского.

Получив приказание прибыть к нему, ехал не без вол­нения. Но Рокоссовский встретил нас так приветливо и просто, что я успокоился, доложил о состоянии флоти­лии и ее первых боевых делах (со 2 апреля бригада Лялько начала поддерживать артогнем с Припяти приреч­ные фланги 61-й армии и высадила небольшой десант). Рокоссовский и начальник штаба фронта генерал-полков­ник Михаил Сергеевич Малинин обратили внимание на то, что силы флотилии невелики. Хотя мы уже имели около ста кораблей, но артиллерийское вооружение было лишь на 19 бронекатерах.

— Пушек-то сколько всего? — спросил Малинин.

Цифры, названные мною, прозвучали весьма скромно. Рокоссовский в заключение нашей беседы сказал: «Кораб­лей у вас маловато. Постараемся помочь...»

Никольскому С.М. от Балаева (?) Феди 10.09.46 г

Командующий фронтом, выйдя со мною из штаба, обратил внимание на мой изрядно потрепанный трофейный «опель», на котором я приехал в штаб, и не без иронии произнес:

— И на таком драндулете вы разъезжаете по здешним дебрям? Это непорядок! — Обернувшись, он приказал кому-то: — Пусть подгонят сюда «виллис» для командую­щего флотилией.

Уехали мы к себе на отличной новой машине.

С Рокоссовским, ставшим вскоре Маршалом Совет­ского Союза, мне доводилось встречаться потом много раз. Я узнал его высочайшую требовательность, которая со­четалась с редкостной тактичностью, деликатностью, с исключительной внимательностью к людям.

Лето 1944 года мы встречали, охваченные непере­даваемым, особым настроением, которое хочется назвать духом Победы. Кто мог сомневаться, что это — послед­нее лето войны!

Бои, завязавшиеся на Припяти в апреле — мае, не отличались напряженностью, но это были первые бои воз­рожденной Днепровской флотилии. И дороги нам были краткие телеграммы командармов, комкоров и комдивов, благодаривших за точный огонь, за подавление вражеских батарей.

Маскировка бронекатера...

Флотилия крепла. Пополнение прибывало уже не толь­ко с флотов. Зачислялись к нам и призывники из осво­божденных областей Украины и Белоруссии. Из госпита­лей приходили и бойцы-армейцы. Об одном из них хочется рассказать.

Однажды к нам для дальнейшего прохождения службы прибыл Герой Советского Союза рядовой Алексей Кули­ков. Мы, понятно, заинтересовались этим солдатом. Выяс­нилось, что ему 19 лет, родом он из-под Сталинграда. Отличился минувшей осенью при форсировании Днепра, за что и был удостоен Золотой Звезды.

Потом Куликов был ранен, и ему представился случай поговорить с посетившим госпиталь К. К. Рокоссовским. В разговоре командующий спросил, нет ли у него личных просьб. Куликов признался: есть давнишняя мечта — служить на флоте, воевать моряком. Рокоссовский отве­тил, что моряки воюют совсем близко, на Днепровской флотилии, и распорядился, чтобы этого пехотинца по излечении перевели к нам. Куликов был назначен на бронекатер в расчет орудийной башни, возглавляемой старшиной 1-й статьи Набиюллой Насыровым. За ко­роткий срок он отлично освоил свои обязанности на­водчика.

Бронекатер с пушкой Лендера...

Во второй половине 23 июня генерал-полковник Малинин сообщил  мне по ВЧ:   1-й Белорусский фронт переходит в наступление завтра утром, в  шесть ноль-ноль!

Операция «Багратион» началась мощным артиллерий­ским наступлением. Наши бронекатера выпустили 1330 снарядов.

24 июня, спустя десять минут после первого залпа, наркому Военно-Морского Флота была послана телеграм­ма: «Корабли Днепровской флотилии участвуют в артил­лерийском наступлении фронта... Мой КП — селение Стужки. Военный совет флотилии находится на катерах в боевых порядках наступающих кораблей».

Войска 1-го Белорусского фронта прорвали укреплен­ные рубежи противника и быстро продвигались в глубину его обороны. Чтобы спасти от окружения свои части на левом берегу Березины, фашисты начали спешно пере­брасывать туда подкрепления. Переправу немцы произво­дили в районе сильно укрепленного узла Паричи. Коман­дарм П. И. Батов приказал нам уничтожить эту пере­праву.

Днепровцы в боевом походе...

 


 

Командир 1-й бригады речных кораблей капитан 2-го ранга С. М. Лялько организовал совместно с частями 193-й стрелковой дивизии разгром и захват узла сопротив­ления в Здудичи на переднем крае немецкой обороны, после чего бронекатера капитана 3-го ранга А. И. Пескова начали стремительное продвижение вверх по Березине к Паричам. Бронекатера под сильным огнем противника, получая повреждения, неся потери в личном составе, прорвались к переправе на дистанции 600—800 метров, начали почти в упор расстреливать переправлявшихся через Березину фашистов и их боевую технику. После упорного боя переправа была взорвана, и гитлеровцы в панике начали откатываться к Бобруйску. В этом напря­женном бою особенно отличился командир отряда бро­некатеров старший лейтенант И. М. Плехов, командиры бронекатеров старшие лейтенанты М. Д. Жиленко и А. А. Захаров и лейтенант А. М. Евгеньев, уничтожив­шие 20 арторудий, 2 танка и 15 дзотов.

Зажигалка Никольского Сергея Михайловича...

К 29 июня наши войска при активном содействии флотилии полностью уничтожили окруженную в Бобруйске 40-тысячную группировку гитлеровцев.

Одновременно с поддержкой наступавших частей арт­огнем и высадкой десантов днепровцы выполняли и другой приказ командующего фронтом о срочной переправе через реку Березину 48-й армии генерал-лейтенанта П. Л. Романенко. 65 тысяч бойцов со всей боевой техникой и тылами перебросили мы с берега на берег. Переправа днепровцами сухопутных войск в таких масштабах в ходе войны была осуществлена впервые.

На этом боевые действия Днепровской флотилии на Березине были успешно закончены.

В это же время на Припяти, в районе к западу от Мозыря, 2-я бригада речных кораблей под командованием капитана 2-го ранга В. М. Митина громила против­ника совместно с войсками 61-й армии генерал-лейтенанта П. А. Белова

Семья В.М. Митина после войны...(фото из архива капитана 2 ранга  В.М.Митина )

Военный совет флотилии прибыл с Бере­зины в район действий 2-й бригады через день после уничтожения Бобруйской группировки гитлеровцев. Таким образом, флотилия в ходе стратегической операции «Баг­ратион» вела фактически активные действия на двух опе­рационных направлениях, удаленных друг от друга на несколько сот километров. Это впервые имело место в боевой практике на реках.

Ход военных действий на Березине показал настоя­тельную необходимость иметь на флотилии хотя бы неболь­шое подразделение морской пехоты — свой десантный отряд. Это позволило бы нам заботиться не просто о разрушении, но и о захвате переправ, удерживаемых под прикрытием огня кораблей до подхода сухопутных войск. Об этом Военный совет уже думал в связи с пред­стоящими боевыми действиями на Припяти. В составе 2-й бригады имелся отдельный отряд дымомаскировки и дегазации в составе 33 краснофлотцев. Этот отряд мы и наметили использовать как десантную группу морской пехоты. Незадолго до этого в отряд прибыл бывалый моряк младший лейтенант Николай Чалый. Он был одним из тех командиров-самородков, для которых боевая обстановка всегда открывает возможности проявить себя. Чалому поручили тренировку химистов и дегазаторов в высадке с катеров и шлюпок, в стрельбе и метании гранат, а также в ведении рукопашного боя и размини­ровании. Имелось в виду подготовить их прежде всего для прочесывания берегов реки, несения боевого охране­ния, ведения разведки.

В машинном отделении бронекатера...

Во всех последующих боях вместе с экипажами кораб­лей решительно и инициативно дрался с врагом и десант­ный отряд Чалого.

За исключительный героизм и мужество одиннадца­ти бойцам десантного отряда — младшему лейтенанту Н. П. Чалому (посмертно), матросам В. К. Кириллову, Л. Д. Куколевскому, Г. Г. Мурзаханову, Г. А. Тупицыну, Н. А. Сикорскому, А. В. Фирсову, старшинам  и сержантам Пономареву, В. Г. Канарееву, Г. Л. Попову и А. Н. Столярову было присвоено высокое звание Героя Советского Союза.

К 11 июля флотилия, имея в своем составе уже более 100 боевых кораблей, сосредоточилась на ближних подсту­пах к «столице» Полесья — Пинску. Город еще находился в глубине обороны противника, в 20 километрах от линии фронта. План операции предусматривал внезапный про­рыв кораблей по реке к Пинску, с двух направлений по рекам Пине и Ясельде, высадку с кораблей в центре горо­да десанта в составе двух стрелковых полков 415-й стрел­ковой дивизии. Задача — нарушить систему обороны про­тивника, облегчить наступление частей 61-й армии, штур­мовавших Пинск по северному берегу Припяти. Расчет на внезапность полностью оправдался. Десант в центре города был высажен без потерь. Двое суток он вел напря­женные бои.

Действия флотилии при овладении г. Пинск...(фото из архива капитана 2 ранга  В.М.Митина )

При высадке подкреплений десанту 12 июля отли­чился бронекатер № 92. Он дважды за день прорывался непосредственно в порт и высаживал свежие силы. Боевой расчет артиллерийской башни бронекатера возглавлял уже упоминавшийся гвардии старшина 1-й статьи Набиюлла Насыров.

Через завесу плотного огня БКА-92 решительно следо­вал к набережной, где закрепились наши десантники. Река кипела от взрывов. Насыров и его заместитель А. Куликов хладнокровно били прямой наводкой по вра­жеским танкам, минометам и пулеметам. От прямо­го попадания фашистского снаряда в башне возник по­жар, и казалось, что все уже кончено. Раненые, обож­женные и истекающие кровью гвардейцы продолжали бой.

Насыров и Куликов скончались на руках своих боевых товарищей, до конца выполнив воинский долг перед Ро­диной. Сейчас на месте их гибели стоит памятник — поднятый из воды и поставленный на пьедестал броне­катер № 92. В Пинске двум улицам присвоены имена героев.

 


 

В Пинске Днепровская военная флотилия окончила боевые действия в стратегической операции «Багратион». За доблестные боевые действия в этой операции Днеп­ровская флотилия первой из речных флотилий была на­граждена орденом Красного Знамени. Этой же высокой награды были удостоены и 1-я и 2-я бригады речных кораблей и 2-й гвардейский дивизион бронекатеров.

Погрузка катеров на автомашины с помощью лебедки...

 

Для форсирования с ходу водных преград в столице Германии командование 1 -го Белорусского фронта выделило в помощь 5-й ударной армии генерал-полковника Н.Э. Берзарина отряд полуглиссеров 1-й Бобруйской Краснознаменной бригады Днепровской флотилии. Этот отряд под командованием лейтенанта М.М. Калинина был придан 9-му стрелковому корпусу генерала И.П. Рослого. Каждый полуглиссер с экипажем из двух человек — командира-рулевого и моториста-пулеметчика — мог взять на борт с десяток бойцов. Ночью 21 апреля на берегу Варты матросы грузят катера на «студебекеры» и ЗИС-5. Уступая американцам по мощности (73 л.с. против 95) и запасу хода (250 км против 390), ЗИСы превосходят их по грузоподъемности — 3 т против 2,5. Справедливости ради отметим, что «студебекеры» и «интернейшнлы» имели достаточный запас прочности и порой эксплуатировались с нагрузкой до 5 т.

 

 

Старшина 2-й статьи Никольский Сергей Михайлович

Мы уже думали о дальнейшем пути на запад, но Днепро-Бугский канал, соединявший бассейны Днепра и Вислы, был полностью уничтожен гитлеровцами. Произве­денная рекогносцировка железнодорожных и водных путей от Бреста до района Варшавы показала, что местом спуска кораблей на Западном Буге может быть только станция Треблинка в районе Малкина Гурна, в ста с небольшим километрах от Варшавы. Однако водный путь от места спуска до линии фронта у устья реки Нарев у Сероцкого плацдарма длиною 93 километра имел около 100 каменистых перекатов с глубинами намного меньше осадки боевых кораблей. Практически река была для кораблей непроходима!

Переправы. наведенные через Вислу к 11.8.1944г. в полосе наступления 1-го Украинского фронта.

 

Но впереди была цель. И какая! Принимая на себя всю ответственность за исход этого крайне рискованного марш-маневра Днепр — Висла, Военный совет флотилии, учитывая исключительный энтузиазм и опыт моряков, решил все же настаивать на перебазировании. Вместе с членом Военного совета я выехал на КП 1-го Бело­русского фронта.

Связь между кораблями...

После штурма Пинска это была уже моя вторая поезд­ка к маршалу Рокоссовскому. Вопрос был решен быст­ро. Командующий принял решение о передислокации флотилии в район Варшавы.

Под Варшавой... В.М.Митин обсуждает проход кораблей...(фото из архива капитана 2 ранга  В.М.Митина )

В мое распоряжение для расчистки перекатов было выделено два саперных батальона.

Невероятно труден был для кораблей переход по совер­шенно несудоходному Западному Бугу. От Малкина Гурна до Каня Польска в устье Нарева потребовалось 32 дня! Среднесуточное продвижение составило всего 2,7 километ­ра, а были дни, когда не удавалось продвинуться вперед ни на один сантиметр. Через каменистые перекаты корабли перетаскивали мощные тракторы-тягачи, идущие по бере­гу, а также допотопные ручные вороты, так называемые «катеринки», каждый из которых приходилось крутить 20—25 матросам. Не будет преувеличением сказать, что моряки буквально на руках донесли свои корабли до линии фронта.

В октябре корабли флотилии активно содействовали нашим частям в боевых действиях на Сероцком плац­дарме в устье реки Нарев. В ноябре Нарев и Западный Буг покрылись льдом и корабли встали на зимовку. В январе 1945 года моряки-днепровцы помогли артогнем с кораблей, вмерзших в лед, войскам 1-го Белорусского фронта в самом начале Висло-Одерской операции. Уже к концу января части этого фронта вышли на Одер в районе Кюстрина (Костшина), всего лишь в 60 километрах от Берлина! Флотилия оказалась в глубоком тылу наших войск. Вскрытие рек ожидалось в середине марта.


В разведке...

Надо было готовиться к последнему броску на Берлин.

Воздушная и наземная разведка уточнила состояние водного пути Западный Буг — Висла — Бромбергский (Быдгощский) канал — Нетце (Нотець) — Варта — Одер.

16 февраля командующий 1-м Белорусским фронтом маршал Жуков приказал перебазировать корабли на Одер сразу же после ледохода на Висле. Этот переход про­тяженностью свыше 700 километров и форсирование 75 пе­реправ заняли только 22 дня! Успех решила хорошая подготовка перехода, наличие крупных инженерных и са­перных средств, выделенных фронтом, а также невидан­ный энтузиазм экипажей всех кораблей, готовых нести к Берлину свои корабли хоть на руках!

Готовим орудие к бою...

Корабли 1-й и 2-й бригад сосредоточились на Кюстринском плацдарме к 7 апреля — на два дня раньше назначенного срока. 3-я бригада, сформированная в Пинске из только что поступивших новых кораблей (под командованием капитана 3-го ранга Н. М. Лупачева), была переброшена из Пинска на Одер по железной доро­ге и спущена на воду в районе станции Одерек, неда­леко от города Франкфурт-на-Одере.

Погрузка на ж/д платформу морской техники...

Валентин Сергеевич Левгеров был матросом в 3-й бригаде КДФ,

Валентин Левгеров... матрос Днепровской флотилии...

 

Гор. Лансберг Германия 1945 г. моряки Днепровской флотилии...

 

Сейчас он член Союза писателей Литвы...Живет в Литве, город Висагинас. Валентин Сергеевич Левгеров принадлежит к фронтовому поколению, к последнему военному призыву. Он изведал всё, что выпало на долю его ровестников - народный героизм, террор, репрессии, деградацию нравственных устоев общества, и он понял, сколько добра и благородства могут сберечь в себе люди даже в тяжелыых жизненных обстоятельствах.

Валентин Сергеевич Левгеров в центре на митинге 9 мая...в Висагинасе

Произведения Велентина Леврерова напечатаны в интернете..., Одну из его повестей - "Это было в Берлине" можно прочитать здесь...

 


 

На флотилии в это время находился известный мор­ской писатель Л. Соболев, который «шагал» с днепровцами уже не в первый раз. В своей книге «Свет Побе­ды» Леонид Сергеевич писал: «Я горжусь Днепровской флотилией, которая пронесет в будущее имена своих героев... Я горжусь их кораблями, маленькими катерами и тральщиками, на которых шло в бой отважное племя моряков. И десятки, сотни погибших моряков-героев, оживших в моей памяти, нетерпеливо вглядываются в гер­манскую землю, досадуя, что сковывает их ноги смер­тельная холодная тягота, и завидуя живым, кто ныне на кораблях Днепровской флотилии рейс за рейсом гоняет их по Шпрее дерзким флотским набегом, прямо в лоб на орудия и пулеметы, выбрасывая десант в центральные кварталы фашистской столицы...»

7 апреля меня вызвали в штаб фронта для получе­ния директивы по действиям флотилии при штурме Бер­лина.

 

Город Schwedt / Oder.   конец 1930-х годов...

Маршал Жуков, которого чаще приходилось видеть суровым и хмурым, в тот раз был настроен благодушно.

«Ну что, моряк, досталось кораблям? А все-таки доплыли уже до самого Берлина! Говорил я тебе еще под Кие­вом, а?»

Согласовывая потом предстоящие действия с армейца­ми, побывал я и у В. И. Чуйкова, доложил, что с ним под Берлином будут сражаться те же корабли и матросы, с которыми он сражался под Сталинградом. Он растро­гался: «Вот и дошли до Берлина. А помнишь, как тогда, на Волге...»

15 апреля я был с последним докладом у начштаба фронта М. С. Малинина. Прощаясь, Михаил Сергеевич сказал: «В два ноль-ноль будьте в этой точке,— он показал ее на карте.— В машине, кроме вас и водителя, не должно быть никого».

...Безлунная ночь. Все корабли на огневых позициях в полной готовности. В 1 час 30 минут выезжаю к месту встречи. Темно. Ехать приходится «ощупью». В 2.00 до­брались до места. Обмен паролем, команда: «За мной!» Кругом высокий густой лес. Мне выпала редчайшая честь в начале штурма Берлина быть на наблюдатель­ном пункте 1-го Белорусского фронта. Лезем вверх по кру­той лестнице на высокую деревянную вышку. В двух-трех километрах от нас линия фронта, в темноте уга­дывается полоса Одера. Все тихо. Через пять минут штурм!

 

"Боевая раскраска" бронекатера с реактивной установкой...

 

3.00. Гром тысяч пушек и гвардейских минометов разрывает тишину. Но даже в этом адском громе голос тяжелых дальнобойных морских пушек легко отличить. Они бьют гулко и увесисто. Это восемь плавбатарей днепровцев.

Корабли 1-й и 2-й бригад флотилии со своих огневых позиций на Кюстринском плацдарме только 16 апреля выпустили по противнику 27 тысяч снарядов! Огневая поддержка наступающих частей осуществлялась до тех пор, пока войска не вышли за пределы дальности огня корабельной артиллерии.

3-я бригада кораблей, взаимодействуя с 33-й армией, подошла по Одеру вплотную к городу Фюрстенберг и совместно с морской пехотой флотилии овладела им. Над городом взвился Военно-морской флаг!

Днепровцы в Берлине ...

...В центре Берлина, на дальних подступах к рейх­стагу, закончили днепровцы свой марш-маневр, начатый в сентябре 1943 года в Сталинграде.

На руинах разбитого Берлина в мае 1945 года рядом с овеянными боевой славой знаменами Красной Армии взвился и бело-голубой краснозвездный флаг советского Военно-Морского Флота.

Закончить свои воспоминания мне хочется словами передовой в матросской газете «Красный флот», поме­щенной 19 мая 1945 года, ровно через десять дней после победы: «...днепровцы сознавали, что в битве за послед­нюю фашистскую твердыню они представляли весь наш флот, и показали себя достойными выпавшей на их долю чести. Они доблестно пронесли советский Военно-морской флаг к самому центру Германии. Впервые в истории военные корабли нашей Родины появились на Шпрее...»

Рейхстаг видел военно-морской флаг СССР !!!

Берлинская операция занесена в книгу рекордов Гиннеса, как самое крупное сражение в истории. С обеих сторон в сражении принимало участие около 3.5 миллионов человек, 52 тысячи орудий и миномётов, 7750 танков и 11 тысяч самолётов.

 Контр-адмирал Крылов вручает орден водолазу, очищающему реку от мин  Берлин. 1945

 

 

 

 


 

 

Корабли дошли до Берлина

В. МУХОРТОВ

День 9 мая 1945 года вошел в историю нашего государства как день Победы над гитлеровской Германией. В памяти ветеранов встают долгие 1418 дней и ночей, когда гремела, не умолкая ни на час, великая битва с фашизмом. Каждые сутки вбирали множество героических дел, трудовых свершений, которые сливались в один великий подвиг народа-победителя.

Есть в этом подвиге и весомый вклад военных моряков, громивших врага не только на море, на суше и в воздухе, но и на внутренних водных коммуникациях.

Бывший член Военного совета 5-й Ударной армии Ф.Боков впоследствии вспоминал, как удивились пехотинцы, увидя в Берлине советских военных моряков и их небольшие корабли.
– Откуда вы здесь появились?
– С Днепра! – весело отзывались матросы.

Никольский Сергей Михайлович январь 1947 год г.Мильрозы Германия

Их катера и глиссеры пришли в Берлин очень кстати – они помогли пехотинцам переправиться через реку Шпрее и многочисленные берлинские каналы. Это был отряд моряков Днепровской военной флотилии, созданной в июле 1940 года. Тогда флотилия называлась Пинской (в Пинске была ее главная база). Вместе с нашими сухопутными войсками флотилия сражалась в Белоруссии и на Украине, а когда Днепр был захвачен врагом, моряки взорвали свои оставшиеся корабли и сражались на суше.

Кулеш  И.Ф  (?)


Флотилия была вновь создана осенью 1943 года, когда наши войска подошли к Днепру. В ее состав вошли корабли с Волги. Другие суда поступали прямо с заводов. Как только началась навигация 1944 года, речные корабли начали боевые действия на реках Припять, Березина, Птичь. Содействуя войскам 48-й и 65-й армий, моряки огнем корабельной артиллерии поддерживали приречные фланги сухопутных войск, помогали форсировать водные преграды, участвовали в переправе войск и техники через водные рубежи.

г.Аргемюнде Германия  август 1946 год.

За успешные действия при освобождении Пинска и в Бобруйской операции Днепровская флотилия 23 июля 1944 года была награждена орденом Красного Знамени. Десять ее моряков были удостоены звания Героя Советского Союза.

Никольскому С.М от Иванилова Александра по службе в 4 ПДКТЩ  г.Пинск 1 мая 1947г.

К началу Берлинской операции Днепровская флотилия совершила трудный 500-километровый переход по реке Висла, Бромбергскому каналу, рекам Нотц и Варта и к 8 апреля сосредоточилась на Одере у города Кюстрина. Там ее корабли активно участвовали в форсировании этого водного рубежа, перебрасывая десанты и своим огнем прикрывая переправы

Никольскому С.М. от Лазарева Михаила Сергеевича по совместной службе в 4ПДКТЩ

Накануне штурма Берлина командование 1-го Белорусского фронта выделило в распоряжение 5-й Ударной армии отряд полуглиссеров и катеров Днепровской военной флотилии для обеспечения быстрого форсирования последней водной преграды в фашистской столице. В районе города Кюстрина военные моряки под командованием старшего лейтенанта Калинина, старшего лейтенанта Серегина и лейтенанта Суворова в короткий срок погрузили на автомашины 11 катеров и выдвинулись в район Берлина, к реке Шпрее. Так впервые в истории русского флота наши корабли появились в центре Германии.

 

 

 


 

В это время войска 5-й Ударной армии завязали бои за немецкую столицу, получив приказ двигаться в направлении рейхстага. Моряки-днепровцы под ожесточенным огнем фашистов на своих катерах начали переправу войск 9-го стрелкового корпуса через Шпрее в районе Руммельсбурга. Все экипажи действовали слаженно и смело. При подходе к берегу в носовую часть полуглиссера старшины 1-й статьи Дудника попал фаустпатрон. На судне вспыхнул пожар. Старшина сам получил ожоги лица и рук. Борясь с огнем, полуглиссер все же достиг берега и высадил бойцов. Во время высадки Дудник был сражен осколком снаряда.

Мазепа В.  Левченко В.К.   Никольский С.М.  г.Мильрозы Германия 1947 г.

Самоотверженно действовали экипажи и других полуглиссеров. Когда противник начал контратаковать наши войска на западном берегу Шпрее и нужно было срочно переправить подкрепление, полуглиссеры буксировали понтоны с орудиями и танками, а потом обеспечивали наведение понтонного моста.

Мазепа Владимир г.Шведт Германия  24-8-46 г.

Когда на одном из участков создалось критическое положение, на помощь поспешили старшина А.Пашков и его взвод. Высадившись с кораблей, моряки ударили немцам в тыл, навязали им рукопашную схватку. Пашков погиб, но его товарищи закончили эту схватку победой.

Миша... г.Одерберг Германия 1 мая 1946 год

Мужество и отвага моряков не знали преград. И хотя они несли значительные потери, но их наступательный порыв не ослабевал. Катер, которым командовал старшина 1-й статьи Михаил Сотников, непрерывно перебрасывал десантников на берег противника, и вдруг на середине реки, рядом, разорвалась мина. Раненный осколком, Сотников продолжал держать штурвал в руках, и, когда силы покинули его, за штурвал встал моторист Николай Баранов, который после этого совершил еще более десяти рейсов через Шпрее, перебросив на занятый плацдарм сотни наших воинов.

Указом Президиума Верховного Совета СССР семи морякам-днепровцам за образцовое выполнение боевого задания командования было присвоено звание Героя Советского Союза. Это командир отряда катеров старший лейтенант Калинин, командиры катеров старшины 1-й статьи Дудник и Пашков, старшины 2-й статьи Казаков и Сотников, мотористы Баранов и Самофалов. А сама Днепровская флотилия за боевые действия в Берлинской операции была награждена орденом Ушакова первой степени.

Никольскому С.М. от (Рогового) Яши  Германия 20.8.46 года

С тех пор прошло 59 лет, но героический подвиг нашего народа, совершенный в годы Великой Отечественной войны, останется в веках и для новых поколений будет ярким примером в деле защиты своей Родины.

Виктор МУХОРТОВ,
капитан 1 ранга в отставке, участник Великой Отечественной войны.

 

 

 

Никольский Сергей Михайлович 1949 год

 

 

 


МОСКВА 2015 год

ПАРАД ПОБЕДЫ

Моряки Днепровской флотилии в составе "Бессмертного полка" на Красной площади...

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 

 

Из воспоминаний комиссара, капитана 1-го ранга Георгия Михайловича Обушенкова

 

НА ДНЕПРОВСКОЙ ФЛОТИЛИИ


Из рукописи: «К исходу 27 июня основные силы 48-й армии в ходе Белорусской наступательной операции «Багратион» (это название станет мне известно позже) вышли на левый берег Березины. Первыми вестниками. Которых мы встретили, были наши солдаты на упитанных немецких рыжей масти лошадях. Некоторые из них, увидев нас на правом берегу реки, решили преодолеть ее вплавь, верхом на лошадях. Кони послушно заходили в воду и, как только оказывались на плаву, вставали на задние ноги и с храпом стремились выпрыгнуть из реки, но тут же погружались и снова повторяли прыжок. Седоки сваливались в воду, а лошади тонули. Наблюдая тонущую лошадь, переживаешь за нее, как за человека, а помочь – не можешь.
Идет война… бессчетное число погибших прямо на глазах людей; должен был очерстветь душой, но нет, жалость и сострадание не покидали меня.
Личный состав катеров бригады быстро налаживал переправу войск 48-й армии. Переправа боевой техники и оружия была трудным делом для катерников. Погрузить артиллерийскую систему на катер требовало большой сообразительности и изобретательности. А сколько тяжелого труда! Как явствует из документов, 1-я бригада речных кораблей в течение трех суток переправила на правый берег Березины из состава 48-й армии 66 тысяч личного состава, 1350 орудий и минометов, 500 автомашин и около 7 тысяч лошадей, много другого войскового имущества. Моряки без сна и отдыха трудились на переправе в течение трех суток в опасной обстановке войны.

Москва 25 сентября 1943 года... Этих ребят готовили для катеров Днепровской флотилии... Верхний ряд:Роговой Яша, Жарихин Ваня, Лазарев Миша, Саламачёв Кирюша, нижний ряд: Димов(?) Митя(?), Никольский Сергей, Пархоменко,  ( Ма)мурзин.

 

Переправа подходила к своему завершению, и группа бронекатеров, поддерживая огнем наступление 217-й стрелковой дивизии, прорвалась к железнодорожному мосту. Фашистам удалось взорвать мост, и он медленно, на моих глазах, оседал в реку. Немецкие части связи были вблизи взорванного моста. Многие солдаты были убиты, остальные, бросив имущество, укрылись в кустарнике. Вслед за бронекатерами, я на полуглиссере вошел в речной порт. На набережной бушевал пожар, горели складские помещения и дома. Мы переправились на противоположный берег Березины. К нам навстречу из кустарника и высокой травы стало выходить местное население Бобруйска. Помню, как женщина, с ребенком на руках, вышла из поймы и сообщила, что невдалеке прячутся фашисты. Я тут же направил моряков, которые вскоре привели группу немецких солдат. Моим переводчиком был матрос Щепа. Он в конце 20-х годов батрачил у немецких колонистов под Николаевым и хорошо говорил по-немецки. С его помощью опрашивал немецких солдат, кто они по происхождению. Многие из них отвечали, что до военной службы работали на заводах и все как один повторяли: «Гитлер капут».
Этот случай мне напомнил другой эпизод начала войны. Примерно в июле сорок первого года над Таллином наша артиллерия подбила вражеский самолет, молодой летчик тут же выбросился на парашюте и оказался невредим. Он вел себя заносчиво, хотя тоже был из рабочей среды, и всякий раз не к месту пытался произнести «Хайль Гитлер».

Москва июль 1943г... Лазарев Миша, Роговой Яша, в центре Никольский Сергей.

 

Это сопоставление показывает, что настроение фашистской армии заметно изменилось. Однако сопротивление их было отчаянным до тех пор, пока враги не оказывались перед фактом безысходности. В районе Бобруйска было окружено множество фашистских войск, которые пытались оказать сопротивление, прикрываясь лесом. Но всему есть предел, стали появляться группы немцев, которые, осознав безнадежность, искали случай, чтобы сдаться в плен. Распропагандированные министерством Геббельса, многие из них испытывали страх за сою судьбу и боялись, что русские сразу их уничтожат».

НА БЕРЛИН!

Из рукописи: «В начале марта сорок пятого, как только Западный Буг очистился от льда, бригада вышла из Съленжанов (автор – пр.) в направлении Берлина. Приближалось возмездие. Наступательный порыв моряков был неудержим. Но совершить переход на реку Одер в период весеннего паводка, когда все затоплено, - не простое дело.
Необходимо было преодолеть множество препятствий в виде разрушенных шлюзов, плотин, железнодорожных мостов на огромном расстоянии...
Первым подобным препятствием на нашем пути был действующий мост в районе города Модлина, по которому шло интенсивное движение поездов. Высота под мостом не позволяла проходу катеров и плавбатарей. Надо было предпринимать какие-то меры. Если демонтировать катера: убрать надстройки, боевые рубки, артиллерийские башни, - то потребуется много времени и мы можем опоздать к боевым действиям. Решили катера «притопить». Тяжелые мешки с песком (по два человека на мешок) переносили на катера, укладывали на верхнюю палубу и спускали в кубрики. Труд был изнурительный, но люди работали с желанием. Забуксировали два первых бронекатера и начали спускать их под мост. Получилось!

Никольский Сергей  г.Москва июль 1943г.

 

Затраченные усилия не пропали даром – все катера и плавбатареи в тот же день прошли под мостом благополучно и двинулись вниз по Висле. Переход с Западного Буга на Одер сопряжен был с огромными трудностями, потребовал от моряков инициативы, большой смекалки и умения. В начале апреля 1-я бригада речных кораблей прибыла в район прифронтового Кюстрина, на подступах к Берлину, и поступила в оперативное подчинение 5-й ударной армии, которой командовал генерал Н.Э. Берзарин. И началось наше участие в Берлинской наступательной операции на завершающем этапе Великой Отечественной войны в Европе.
В период изгнания фашистских захватчиков с советской земли и Польши мы акцентировали внимание на чувстве ненависти и мести к врагу и призывали моряков не щадить гитлеровских захватчиков. Личный состав бригады, освобождая города, села, посетив в Польше бывший «лагерь смерти» Треблинка, воочию убеждался в кровавых злодеяниях фашистских извергов над местным населением. Только в газовых камерах Треблинки в 1942-43 годах было умерщвлено более 800 тысяч узников из многих стран Европы. А ведь у многих сестра, брат, мать или другой родственник были на оккупированной территории или увезены в Германию.

Днепровец Яков Роговой с семьёй 1970 е годы...

 

Здесь, когда мы пришли на территорию врага, положение изменилось, а чувства-то остались прежние. Мы должны были поднять людей на решительные действия в заключительном сражении с фашизмом и в то же время внушить воинам, что они выполняют интернациональную, освободительную миссию. И при встрече с немецким мирным населением чувство былой ненависти, мести утратило смысл. Перед личным составом встала во всем объеме проблема гуманизма к мирному населению. В своей работе мы разъясняли, что гитлеры приходят и уходят, а немецкий народ остается.
В ходе продвижения 5-й армии к Берлину наша бригада кораблей спускалась по реке Одер к каналу Гогенцоллернов и утратила связь с отрядом катеров-полуглиссеров. Посоветовавшись с С.М. Лялько, я вместе с начальником штаба бригады капитаном 3 ранга Г.С. Грецким выехал на грузовой машине в направлении Берлина. Долго пришлось разыскивать 9-й корпус и только поздно вечером 28 апреля мы прибыли на командный пункт командира корпуса И.П. Рослого. Он нас принял как самых близких и поведал о боевых делах наших моряков: «Величайшую воинскую доблесть проявили в тот день моряки лейтенанта Калинина. Полуглиссеры включились в работу по переброске стрелковых подразделений на плацдарм сразу же после того, как первые группы стрелков высадились на западный берег Шпрее. Обладая хорошим ходом и высокой маневренностью, эти замечательные речные суда ловко уклонялись от вражеских снарядов и мин, от пулеметных и автоматных очередей… Верные славным традициям моряков отряд полуглиссеров не щадил свои жизни при переброске войск через Шпрее. Ряды их редели. Место командиров полуглиссеров заняли лейтенанты Калинин и Суворов…»

В связи с этим не могу не привести воспоминания бывшего командующего Днепровской флотилии вице-адмирала Виссариона Виссарионовича Григорьева: « В мае, вскоре после окончания войны, Маршал Советского Союза Г.К. Жуков проводил разбор Берлинской Операции, на который пригласили и командование Днепровской флотилии. После доклада генерал-полковника М.С. Малинина выступали командармы, командиры соединений. Было предоставлено слово и командиру 9-го Краснознаменного Бранденбургского стрелкового корпуса. Поднявшись с места, Герой Советского Союза генерал-лейтенант Иван Павлович Рослый обратился к председательствующему: «Разрешите мне, товарищ маршал, прежде чем начать свое выступление, поблагодарить наших славных моряков, без героической помощи которых вверенный мне корпус не смог бы выполнить поставленную задачу». Генерал повернулся в нашу сторону и поклонился старинным русским поясным поклоном. Глубоко взволнованные и понимающие, конечно, что не к нам лично относится этот поклон, мы с Боярченко и Балакиревым (член Военносо совета и начальник штаба флотилии – А.М.) встали и ответили комкору тем же.
Такой минуты не забыть никогда!»

Днепровцы  Гавин Вл. Иванилов Ал. июль 1947г

 

Приведу еще одну выдержку о форсировании реки Шпрее в центральной части Берлина из книги генерала Бокова, в ту пору – члена Военного совета 5-й ударной армии: «За трое суток катерники переправили 16 тысяч человек, 600 орудий и минометов, 27 танков, большое количество разного военного имущества».
И еще выдержка: «Все днепровцы, обеспечивавшие форсирование Шпрее, были удостоены боевых наград… Старшинам и краснофлотцам Николаю Баранову, Георгию Дудникову, Григорию Казакову, Александру Пашкову, Александру Самофалову, Михаилу Сотникову, Николаю Филиппову, Владимиру Черинову и лейтенанту Михаилу Калинину Президиум Верховного Совета СССР присвоил звание Героя Советского Союза. В представлениях к высшей награде, исходивших от армейского командования, было сказано: «Обеспечивал частям 5-й ударной армии вторжение в центр Берлина». Семеро из этих моряков стали Героями посмертно. Надеть Золотую Звезду довелось лишь лейтенанту Калинину и старшине Казакову».
Могу сказать не ради хвастовства, что моряки 1-й Краснознаменной Бобруйско-Берлинской бригады речных кораблей Краснознаменной ордена Ушакова 1-й степени Днепровской военной флотилии в боях с честью донесли Военно-морской флаг до Берлина.
Адмирал Н.Г. Кузнецов в своей книге пишет: «На морях, океанах, озерах, реках наши флоты и флотилии устремили свои силы туда, где были нужнее для победы».
В приказе Верховного главнокомандующего по случаю Дня Военно-морского флота в 1945 году отмечалось, что «Военно-морской флот выполнил до конца свой долг перед Родиной». Это заслуженная высокая оценка относится и к морякам-днепровцам».

Никольский Сергей  г.Москва

 

Григорий Михайлович Обушенков не хвастался. Он был опытный политработник и мужественный, нехвастливый человек. За ратный труд в Отечественную войну комиссар удостоен орденов Ленина, Нахимова 2-й степени, и многих других высоких отечественных и польских наград. Но об этом не только не написал, но даже не упомянул.
В 1956 году в звании капитана 1 ранга Георгий Михайлович ушел в отставку по болезни и переехал с семьей в Николаев. Ветеран заслужил так называемый почетный отдых. Однако не работать он не мог. И на общественных началах, почти 20 лет добросовестно трудился в областной организации ДОСААФ. Охотно выступал перед молодежью с лекциями и беседами на военно-патриотическую тему. А коммунисты парторганизации Ленинского районного комитета ДОСААФ постоянно оказывали ему доверие, и он, перенесший два инфаркта, был их бессменным секретарем до последних своих дней. Долголетний, добросовестный труд и активное участие в оборонно-массовой работе комиссара «на гражданке» отмечены медалью «Ветеран труда» и четырьмя Почетными знаками ДОСААФ СССР.
Источник: Материалы для печати предоставила дочь капитана 1-го ранга Георгия Михайловича Обушенкова Светлана Георгиевна Самойлова

 

 


 

 

 

далее из беседы с одним из политруков....

—    После войны в 1947 году вы вернулись в Киев...

— Да. И был зачислен в воздушно-десантную дивизию, которая дислоцировалась на Лукьяновке. Должен сказать, что, по сложившейся традиции, десантники враждовали с моряками Днепровской флотилии и постоянно с ними дрались. Заметьте: на дворе 1947 год, демобилизации еще не было, все солдаты прошли войну, у всех на груди боевые награды... Как только отпускали десантников в город, сразу же начинались драки между ними и моряками... А 1 мая 1947 года случилась и вовсе неприятная история. Закончился первомайский парад на Крещатике. Ну и по случаю праздника было разрешено отпускать в увольнения до 40 проц. личного состава. И вот одна из групп проходила мимо деревянного кинотеатра — сейчас на этом месте кинотеатр «Киевская Русь». Людей много, праздник все-таки... А возле кинотеатра стояла дочь Хрущева — Рада. Кто она, десантники, конечно же, не знали. Стоит красивая девушка с билетами... И вот подходит один сердцеед: «Ты не меня ждешь, чернобровая?» Та ему что-то ответила. Ловелас попытался у Рады билет выхватить, тут она ему по физиономии от всей души и врезала! Охрана скрутила служивого, бросила в машину, а вместе с ним и замполита нашей части, Героя Советского Союза Черткова, который ехал мимо и попытался вмешаться... Вечером того же дня десантники в очередной раз подрались на Подоле с матросами Днепровской военной флотилии. Одного убили, человек 10 покалечили. Дрались они серьезно. В результате на следующий день нас всех вывезли в Кривой Рог.

Памятник морякам Днепровской военной флотилии в г.Киев ...

Установлен на набережной Днепра близ речного вокзала, открыт 6 октября 1979. Представляет собой трёхгранный гранитный обелиск, вокруг которого - бронзовые фигуры моряков. Общая высота - 14,5 м. На гранях - названия боевых кораблей, отличившихся во время гражданской и второй мировой войн: «Большевик», «Смольный», «Пролетарий», «Железняков», «Геройский» и другие. Авторы: скульпторы М. К. Вронский и А. П. Скобликов, архитектор И. С. Ланько.

В городе Пинске, в 1950 — 1967 годах на месте высадки десанта, там, где находится братская могила 176 воинов, моряков Краснознаменной Днепровской флотилии и партизан, погибших при освобождении Пинска в годы Великой Отечественной войны, создан мемориальный комплекс (архитектор М. Заржецкий, скульптор А. Шмаков).Планировка комплекса имеет осевую композицию. В начале аллеи установлены бронекатер N 92 и стела с памятной надписью. Перспективу аллеи замыкает прямоугольная площадка, подводящая к двумаршевой лестнице. Между маршами возведен парапет, к которому прикреплены доски с именами погибших освободителей. Лестница ведет к главной композиционной части комплекса — бетонной стеле с бронзовыми барельефами матроса, солдата и женщины. У подножья стелы — Вечный огонь. С обеих сторон стелы установлены обелиски па могилах Героев Советского Союза Тихона Игнатьевича Калинина и Алексея Тимофеевича Куликова.

Сквер «Морякам-Днепровцам» в г.Пинск

Мемориальный памятный знак в честь моряков Днепровской военной флотилии, принимавших участие и погибших при освобождении г. Бобруйска

 

Возложение венков к памятнику морякам Днепровской флотилии на берегу Березины

 

г.Киев пл. Контрактова  Мемориальная доска Днепровской военной флотилии
Установлена на фасаде здания Национального университета Києво-Могилянська академія. Доска гранит. Арх. В. П. Шевченко. Открыта в 1965 г.

 

 

Большую работу в поисках погибших моряков Днепровской флотилии  провел КОНСТАНТИН БОРИСОВИЧ СТРЕЛЬБИЦКИЙ ... Вот результат его многолетних исканий!

 

По результатам международных (Беларусь – Россия – Украина - Эстония) экспедиций «Березина-2007» и «Припять-2008» и работы в архивах мною составлен подробный список всех погибших на территории Белоруссии моряков из состава двух советских речных военных флотилий - Пинской (ПВФ; 1941 год) и Днепровской (ДВФ; 1944 год). В оригинале этот список представляет собой таблицу под названием «Поимённые алфавитные списки моряков Пинской и Днепровской военных флотилий Советского Военно-Морского Флота, погибших в 1941 и в 1944 годах в ходе боевых действий на территории Белоруссии» (2007 – 2008 © К.Б.Стрельбицкий (Московский Клуб истории флота (МКИФ), Москва, Россия). Таблица имеет следующие колонки: № / Фамилия, имя, отчество / Дата и место рождения / Дата и место призыва / Воинское звание, должность и место службы / Дата и место гибели / Место захоронения (перезахоронения). Для публикации на Форуме я представляю её в виде следующего текста:

1 / АРОНС Рафаил (Рафаэль) Фишелевич / ? / ? / Лейтенант, командир бронекатера БК-154 ДВФ/ 12.07.1944 река Ясельда, Почапово / Могила к настоящему времени утрачена
2 / БЛИНОВ Владимир Александрович / ? город Кострома, ныне – Костромской области России / Московским ГВК / Краснофлотец ДВФ/ 26.05.1944 умер от ран / Индивидуальное захоронение у села  Прудок, ныне - Мозырьского района Гомельской области, перезахоронен там же в братскую могилу
3 / БУЛАТКИН Николай Михайлович / 1914 город Зарайск, ныне – Зарайского района Московской области России / Зарайским РВК Московской области / Капитан, заместитель начальника политического отдела 1-й бригады речных кораблей ДВФ / 12.07.1944 река Припять, Пинск, борт бронекатера БК-92 / Братская могила в Пинске, ныне – Пинского района Брестской области
4 / ВАЙНЕР Яков Меерович / 1908 Никополь, ныне – Никопольского района Днепропетровской области Украины / Саратовским ГВК / Капитан, инструктор  политического отдела 1-й бригады речных кораблей ДВФ / 12.07.1944 река Ясельда, Почапово, борт бронекатера БК-303 / Братская могила в Пинске, ныне – Пинского района Брестской области
5 / ВЕНИЖЕВСКИЙ Константин Константинович / 1910 Москва, Россия  / Московским ГВК 25.06.1941 / Старшина 1-й статьи, Штаб ДВФ / 10.09.1944 умер от ран / Братская могила в Пинске, ныне – Пинского района Брестской области
6 / ВЕРШКОВ Алексей Иванович / 1911 село Курганино, ныне – Александровского района Владимирской области России / Струнинским РВК Владимирской области / Краснофлотец, начальник берегового поста ДВФ / Подорвался на мине и 12.08.1944 умер в армейском эвакогоспитале ЭГ-3767 / Индивидуальное захоронение на Пушканском русском кладбище в Мозыре, ныне - Мозырского района Гомельской области
7 / ВОЛИХОВ Александр Семёнович / 1915 станица Карыновская, ныне - Краснодарского края России / Ворошиловградским РВК в 1936 г. / Краснофлотец, пулемётчик бронекатера БК-244 ДВФ / 08.07.1944 река Припять, устье реки Случь / Индивидуальное захоронение в селе Вильча, ныне - Житковичского района Гомельской области
8 / ГЛЫБИН / ? / ? / Лейтенант ДВФ / Погиб на мине в 1944 году / Могила к настоящему времени утрачена
9 / ГОЛУБЕВ / ? / ? / Краснофлотец, боец 6-й отдельной роты морской пехоты ПВФ / 07.07.1941 район Ольшан / Братская могила в урочище Сорокеева Гора, перезахоронен в братской могиле в Ольшанах, ныне – Столинского района Брестской области
10 / ГОТИЛОВ / ? / ? / Краснофлотец, боец 6-й отдельной роты морской пехоты ПВФ / 07.07.1941 район Ольшан / Братская могила в урочище Сорокеева Гора, перезахоронен в братской могиле в Ольшанах, ныне – Столинского района Брестской области
11 / ГРИГОРЬЕВ Сергей Григорьевич / ? / ? / Старший лейтенант, командир 2-го отряда бронекатеров 1-й бригады речных кораблей ДВФ / 02.07.1944 река Припять, Дорошевичи / Братская могила в селе Голубица, ныне - Петриковского района Гомельской области
12 / ДАНИЛОВ С.А. / ? / ? / Краснофлотец, рулевой гидрографического катера 3-го гидрографического района ДВФ / 28.06.1944 река Припять, Скрыгалово / Индивидуальное захоронение в селе Загорины, ныне – Мозырского района Гомельской области, к настоящему времени утрачено
13 / ДОБЫШ Иван Дмитриевич / 1919 город Ступино, ныне – Ступинского района Московской области России / Ступинским РВК / Гвардии старшина, 12 ПВХО или 12 АВС (?) ДВФ / 08.04.1944 умер от огнестрельного ранения в армейском хирургическом полевом походном госпитале ХППГ-5140 / Индивидуальное захоронение на площади в Мозыре, ныне - Мозырского района Гомельской области, перезахоронен там же в братскую могилу на русском кладбище
14 / ЖЕРЕБЦОВ Иван Михайлович / 1921 село Цибульковка, ныне - Царичанского района Днепропетровской области Украины / ? / Краснофлотец, комендор башенный монитора «Смоленск» ПВФ / 26.07.1941 река Березина, Паричи / Братская могила в Светлогорске, ныне - Светлогорского района Гомельской области
15 / ЖИРКИН Василий Васильевич / 1911 село Хлебниково, ныне – Дмитровского района Московской области России / Краснополянским РВК / Гвардии краснофлотец, рулевой бронекатера БК-14 ДВФ / 26.06.1944 река Березина, Паричи / Братская могила на хуторе Воротень, перезахоронен в Паричах, оба ныне - Светлогорского района Гомельской области
16 / ЗАВАДОВСКИЙ Дмитрий Васильевич / 1919 Ольгополь, ныне – Чечельницкого района Винницкой области Украины / ? / Лейтенант, помощник командира-командир артиллерийской боевой части монитора «Смоленск» ПВФ / 26.07.1941 река Березина, Паричи / Братская могила в Светлогорске, ныне - Светлогорского района Гомельской области
17 / ЗАГИНАЙЛО Василий Михайлович / 1920 село Ольшаница, ныне - Ракитнянского района Киевской области Украины / ? / Старший лейтенант, флагманский специалист-артиллерист отряда бронекатеров ДВФ / 12.07.1944 река Припять, Пинск, борт бронекатера БК-? ДВФ / Братская могила в Пинске, ныне – Пинского района Брестской области
18 / ИВАНЧЕНКО-ИВАНЧИКОВ Николай Никитович / 1918 неустановленный населённый пункт нынешнего Пристенского района Курской области России / ? / Краснофлотец, машинист монитора «Смоленск» ПВФ / 26.07.1941 река Березина, Паричи  /Братская могила в Светлогорске, ныне - Светлогорского района Гомельской области
19 / КАБАНЕЦ Александр Никитович / ? / ? / Лейтенант, помощник командира корабля-командир артиллерийской боевой части монитора «Винница» ПВФ / 15.07.1941 река Березина, Новая Белица / Могила к настоящему времени утрачена
20 / КАБАЧЕНКО Ф.Е. / ? / ? / Краснофлотец, рулевой монитора «Винница» ПВФ / 15.07.1941 река Березина, Новая Белица / Могила к настоящему времени утрачена
21 / КОЖИН Леонид Андреевич / 1904 неустановленный населённый пункт нынешней Татарии или Башкирии, Россия / Кировским РВК Новосибирской области / Главный старшина, командир катера-тральщика КТ-206 ДВФ / 8.06.1944 река Березина, Бобруйск / Братская могила в Светлогорске, ныне - Светлогорского района Гомельской области
22 / КОЛЕСОВ Михаил Сергеевич / 1924 Кострома, ныне – Костромской области России / Костромским ГВК в 1942 г. / Гвардии краснофлотец, командир отделения пулемётчиков бронекатера БК-2 ДВФ / 12.07.1944 река Припять, Пинск / Братская могила в Пинске, ныне – Пинского района Брестской области
23 / КОРОЧКИН Анатолий Кузьмич / ? город Тверь, ныне – Тверской области России / 1941 / Гвардии лейтенант, командир бронекатера БК-14 ДВФ / Тяжело ранен 26.06.1944 на реке Березина,  Паричи и скончался 27.06.1944 в Якимовой Слободе / Индивидуальное захоронение в Якимовой слободе, перезахоронен в братской могиле в Светлогорске, оба ныне – Светлогорского района Гомельской области
24 / КРАВЧЕНКО Виль (так же Вилья или Вилия) Андреевич / 1927 / ? / Юнга-краснофлотец, пулемётчик катера-тральщика КТ-150 ДВФ / 28.06.1944 река ПрипятьСкрыгалово / Индивидуальное захоронение в селе Загорины, ныне - Мозырьского района Гомельской области
25 / КУЗНЕЦОВ Пётр Степанович / 1917 деревня Узунгуль, ныне – Чановского района Новосибирской области России / Чановским РВК Новосибирской области / Гвардии сержант, комендор бронекатера БК-44 ДВФ / Тяжело ранен 26.06.1944 на реке Березина, Бельчо, скончался 28.06.1944 в Якимовой Слободе / Индивидуальное захоронение в Якимовой Слободе, перезахоронен в братской могиле в Светлогорске, оба ныне – Светлогорского района Гомельской области
26 / КУЗЬМЕНКО Иван Алексеевич / 1917 село Песковка, ныне - Бородянского района Киевской области Украины / ? / Старшина 2-й статьи, командир отделения радистов монитора «Смоленск» ПВФ / 26.07.1941 река Березина, Паричи / Братская могила в Светлогорске, ныне - Светлогорского района Гомельской области
27 / КУЛИКОВ Алексей Тимофеевич / 1924 село Горная Пролейка, ныне - Дубовского района Волгоградской области России / ? / Гвардии краснофлотец, Герой Советского Союза, комендор бронекатера БК-92 ДВФ / 12.07.1944 река Припять, Пинск / Братская могила в Пинске, ныне – Пинского района Брестской области
28 / КУРЕНКОВ Пётр Петрович / 1919 город Саратов, ныне – Саратовской области России / Саратовским ОВК / Гвардии старшина 2-й статьи, боцман бронекатера БК-2 ДВФ / 12.07.1944 река Припять, Пинск / Братская могила в Пинске, ныне – Пинского района Брестской области
29 / КУРЛЯНДСКИЙ Мендель Самойлович / 1918 Нежин, ныне – Нежинского района Черниговской области Украины/Харьковским ГВК / Краснофлотец, комендор башенный монитора «Смоленск» ПВФ / 26.07.1941 река Березина, Паричи / Братская могила в Светлогорске, ныне - Светлогорского района Гомельской области
30 / КУЧЕРЕНКО Александр Александрович / ? / ? / Старший лейтенант, командир манипуляторного отряда Гидрографического отдела ДВФ / Подорвался на мине 26.07.1944 река Березина, Здудичи / Могила к настоящему времени утрачена
31 / ЛАСТОЧКИН Иван Васильевич / ? Нижний Новгород, ныне - Нижегородской области России / Горьковским ГВК / Младший лейтенант, прораб 3-го гидрографического района ДВФ / 28.06.1944 река Припять, Скрыгалово, борт гидрографического катера / Индивидуальное захоронение в селе Загорины, ныне – Мозырского района Гомельской области, к настоящему времени утрачено
32 / ЛЕБЕДЕВ / ? / ? / Краснофлотец, боец 6-й отдельной роты морской пехоты ПВФ / 07.07.1941 район Ольшан / Братская могила в урочище Сорокеева Гора, перезахоронен в братской могиле в Ольшанах, ныне – Столинского района Брестской области
33 / ЛЕБЕДИНСКИЙ М.Д. / ? / ? / Краснофлотец, сигнальщик монитора «Винница» ПВФ / 15.07.1941 река Березина, Новая Белица / Могила к настоящему времени утрачена
34 / ЛОВЦОВ Иван Иванович / 1915 / ? / Краснофлотец, боец десантного отряда ДВФ / 12.07.1944 река Припять, Пинск / Братская могила в Пинске, ныне – Пинского района Брестской области
35 / ЛУКАШУК Владимир Авдеевич / ? / ? / Краснофлотец, рулевой монитора «Винница» ПВФ / 15.07.1941 река Березина, Новая Белица / Могила к настоящему времени утрачена
36 / МАЙОРОВ Григорий Егорович / 1895 село Жлаково, ныне - Перемышльского района Калужской области России / Перемышльским РВК 04.04.1943 / Краснофлотец, минёр ДВФ / 25.11.1944 погиб при разминировании / Братская могила в селе Макаричи, ныне - Петриковского района Гомельской области
37 / МАКАРОВ Ф.М. / ? / ? / Гвардии старшина 2-й статьи, пулемётчик бронекатера БК-14 ДВФ / 25.06.1944 река Березина, Здудичи / Могила к настоящему времени утрачена
38 / МАКСИМОВ Александр Сергеевич / 1922 / ? / Краснофлотец, боец десантного отряда ДВФ / 12.07.1944 река Припять, Пинск / Братская могила в Пинске, ныне – Пинского района Брестской области
39 / МАНЦУРОВ Борис Борисович / 1923 / ? / Краснофлотец, боец разведывательного отряда ДВФ / 02.07.1944 река Припять, Дорошевичи / Братская могила в селе Голубица, ныне - Петриковского района Гомельской области
40 / МАХОНИН Иван Яковлевич / 1911 город Саратов, ныне – Саратовской области России / ? / Старшина 2-й статьи, пулемётчик бронекатера БК-154 ДВФ / 12.07.1944 река Ясельда, Почапово / Могила к настоящему времени утрачена
41 / МИХАЙЛОВ Дмитрий Григорьевич / 1916 город Грозный, ныне – Чечня, Россия / Серпуховским РВК Московской области / Гвардии старшина 2-й статьи, моторист бронекатера БК-92 ДВФ / 12.07.1944 река Припять, Пинск / Братская могила в Пинске, ныне – Пинского района Брестской области
42 / МИХЕЕВ Николай Иванович / 1909 / ? / Старшина 1-й статьи, член экипажа бронекатера БК-206 ДВФ / 27.06.1944 река Березина / Братская могила в Светлогорске, ныне - Светлогорского района Гомельской области
43 / МОВЧАН Иван Титович / ? неустановленный населённый пункт нынешнего Ейского района Краснодарского края России / ? / Старшина 1-й статьи, командир полуглиссера ПГ-111 ДВФ / 12.07.1944 река Березина / Индивидуальное захоронение в селе Береговая Слобода, ныне – Речицкого района Гомельской области, могила к настоящему времени утрачена
44 / НАСЫРОВ Набиюлла Насыбулинович / 1915 село Полетаево, ныне - Сосновского района Челябинской области России / Сосновским РВК Челябинской области 18.08.1942 / Гвардии старшина 1-й статьи, командир отделения комендоров бронекатера БК-92 ДВФ / 12.07.1944 река Припять, Пинск / Братская могила в Пинске, ныне – Пинского района Брестской области
45 / ОДУЕВ Александр Фёдорович / 1922 село Шагаево, ныне - Починковского района Нижегородской области России / ? / Гвардии старший лейтенант, дивизионный специалист-артиллерист 2-го отдельного гвардейского дивизиона бронекатеров 1-й бригады речных кораблей ДВФ / 12.07.1944 река Припять, Пинск, борт бронекатера БК-92 ДВФ / Братская могила в Пинске, ныне – Пинского района Брестской области
46 / ОЛЬХОВСКИЙ Олег Петрович / 1928 город Ленинград, ныне – Санкт-Петербург, Россия / ? / Юнга-гвардии краснофлотец, пулемётчик бронекатера БК-92 ДВФ / 12.07.1944 река Припять, Пинск / Братская могила в Пинске, ныне – Пинского района Брестской области
47 / ОЛЬХОВСКИЙ Пётр Ефимович / 1903 город Севастополь, ныне – Украина / ? / Гвардии старший лейтенант, флагманский специалист-механик 4-го отряда 2-го отдельного гвардейского дивизиона бронекатеров 1-й бригады речных кораблей ДВФ / 12.07.1944 река Припять, Пинск / Братская могила в Пинске, ныне – Пинского района Брестской области
48 / ОРЕХОВ / ? / ? / Краснофлотец, боец 6-й отдельной роты морской пехоты ПВФ / 07.07.1941 район Ольшан / Братская могила в урочище Сорокеева Гора, перезахоронен в братской могиле в Ольшанах, ныне – Столинского района Брестской области
49 / ПАВЛЕНКО Владимир Васильевич / 1912 Игрень (посёлок Карла Маркса), ныне – в черте города Днепропетровск Днепропетровской области Украины / ? / Краснофлотец, член экипажа монитора «Смоленск» ПВФ / 26.07.1941 река Березина, Паричи / Братская могила в Светлогорске, ныне - Светлогорского района Гомельской области
50 / ПАНОВВ.С. / ? / ? / Краснофлотец,боец 6-й отдельной роты морской пехоты ПВФ / 07.07.1941район Ольшан / Братская могила в урочище Сорокеева Гора, перезахоронен в братской могиле в Ольшанах, ныне – Столинского района Бретской области
51 / ПАНЬКИН Дмитрий Антонович / 1913 / Тарбеевским РВК Мордовии / Краснофлотец / 08.07.1944 река Припять, устье Случи / Индивидуальное захоронение в селе Вильча, ныне - Житковичского района Гомельской области
52 / ПАСТУХОВ Михаил Николаевич / 1924 село Сосновка, ныне - Еловского района Пермской области России / Еловским РВК Пермской области 29.08.1942 / Краснофлотец, старший радист бронекатера БК-154 ДВФ / 12.07.1944 река Ясельда, Почапово / Могила к настоящему времени утрачена
53 / ПЕТРОВ Пётр Михайлович / 1923 Астрахань, ныне – Астраханской области России / ? / Гвардии краснофлотец, радист бронекатера БК-2 ДВФ / 12.07.1944 река Припять, Пинск / Братская могила в Пинске, ныне – Пинского района Брестской области
54 / ПИСАРЕНКО Павел Фёдорович / 1918 село Пуховка, ныне - Броварского района Киевской области Украины / Первомайским РВК Владивостока  / Краснофлотец, комендор башенный монитора «Смоленск» ПВФ / 26.07.1941 река Березина, Паричи / Братская могила в Светлогорске, ныне - Светлогорского района Гомельской области
55 / ПЛЕШАНОВ Геннадий Арсентьевич / 1924 село Притыкино, ныне - Кологривского района Костромской области России / Биробиджанским ГВК Еврейской автономной области 27.08.1942 / Краснофлотец, боец разведывательного отряда ДВФ / 02.07.1944 река Припять, Дорошевичи / Братская могила в селе Голубица, ныне - Петриковского района Гомельской области
56 / ПРОКОПЬЕВ Илья Леонтьевич / 1916 село Залужное, ныне - Лискинского района Воронежской области России / ? / Старший лейтенант, инструктор политического отдела 1-й бригады речных кораблей ДВФ / 12.07.1944 река Припять, Пинск, борт бронекатера ДВФ (БК-2 или БК-92?) / Братская могила в Пинске, ныне – Пинского района Брестской области
57 / ПУСТОВОЙТ Илья Петрович / ?село Рыботин, ныне -Коропского района Черниговской области Украины / ? / Гвардии старший краснофлотец, командир отделения пулемётчиков бронекатера БК-41 ДВФ / 26.06.1944 река Березина, Бельчо / Братская могила на хуторе Воротень, перезахоронен в Паричах, оба ныне - Светлогорского района Гомельской области
58 / ПУЧКОВ Иван Васильевич / 1924 / ? / Краснофлотец, боец разведывательного отряда ДВФ / 02.07.1944 река Припять, Дорошевичи / Братская могила в селе Голубица, ныне - Петриковского района Гомельской области
59 / РАГОЗИН П.П. / ? / ? / Краснофлотец, минёр катера-тральщика КТ-150 ДВФ / 28.06.1944 река Припять, Скрыгалово / Индивидуальное захоронение в селе Загорины, ныне – Мозырского района Гомельской области, к настоящему времени могила утрачена
60 / РАССОХИН Александр Михайлович / 1920 / ? / Краснофлотец, боец десантного отряда ДВФ / 12.07.1944 река Припять, Пинск / Братская могила в Пинске, ныне – Пинского района Брестской области
61 / РЯБОКРЫС Константин Григорьевич / ? / ? / Старший краснофлотец, комендор бронекатера БК-154 ДВФ / 12.07.1944 река Ясельда, Почапово / Могила к настоящему времени утрачена
62 / СМЕКАЛОВ Александр Спиридонович / 1913 / ? / Лейтенант, офицер 6-й отдельной роты морской пехоты ПВФ / 07.07.1941 район Ольшан / Братская могила в урочище Сорокеева Гора, перезахоронен в братской могиле в Ольшанах, ныне – Столинского района Брестской области
63 / СМЕЛЬЯНЕЦ Махтадь Михайлович / 1915 село Оксанина, ныне – Уманского района Черкасской области Украины / ? / Краснофлотец, командир отделения пулемётчиков бронекатера БК-93 ДВФ / 10.07.1944 убит миной на береговом наблюдательном пункте ниже Пинска / Индивидуальное захоронение на берегу реки Припять, на 43-м километре от Пинска, перезахоронен в братской могиле в Пинске, ныне – Пинского района Брестской области
64 / СОКОЛОВ Иван Михайлович / 1913 село Лавровка, ныне - Кстовского района Нижегородской области России / ? / Гвардии старший краснофлотец, комендор (замочный) бронекатера БК-44 ДВФ / 26.06.1944 река Березина, Бельчо / Братская могила на хуторе Воротень, перезахоронен в Паричах, оба ныне - Светлогорского района Гомельской области
65 / СТЕПАНОВ А.Г. / ? / ? / Гвардии краснофлотец, пулемётчик катера-тральщика КТ-143 ДВФ / 25.06.1944 река Березина, Здудичи / Могила к настоящему времени утрачена
66 / СУСЬ Иван Николаевич / ? станица Екатериновка, ныне - Идринского района Краснодарского края России / ? / Гвардии краснофлотец, комендор (патронный) бронекатера БК-44 ДВФ / 26.06.1944 река Березина, Бельчо / Братская могила на хуторе Воротень, перезахоронен в Паричах, оба ныне - Светлогорского района Гомельской области
67 / ТИМОХИН Андрей Николаевич / 1920 село Три озера, ныне – Спасского района Татарии, Россия / Куйбышевским РВК Татарии 1940 / Старшина 1-й статьи, боцман 12-го речного аварийно-спасательного отряда ДВФ / 26.09.1944 умер в эвакогоспителе ЭГ-2651 от последствий травмы, полученной 24.09.1944 / Индивидуальное захоронение на православном кладбище Пинска, перезахоронен в братскую могилу в Пинске, ныне – Пинского района Брестской области
68 / ТРИВАЛЬ Иван Иванович / 1918 / ? / Гвардии старший краснофлотец, моторист бронекатера БК-92 ДВФ / 12.07.1944 река Припять, Пинск / Братская могила в Пинске, ныне – Пинского района Брестской области
69 / ТЮЛЕНЕВ Николай Михайлович / 1925 село Филимоново, ныне - Ростовского района Ярославской области России / ? / Краснофлотец, боец разведывательного отряда ДВФ / 02.07.1944 река Припять, Дорошевичи / Братская могила в селе Голубица, ныне - Петриковского района Гомельской области
70 / ФОМИН Я.П. / ? / ? / Краснофлотец, боец 6-й отдельной роты морской пехоты ПВФ / 07.07.1941 район Ольшан / Братская могила в урочище Сорокеева Гора, перезахоронен в братской могиле в Ольшанах, ныне – Столинского района Бретской области
71 / ФРИДМАН Исаак Самуилович / 1925 город Рыбинск, ныне - Ярославской области России / ? / Краснофлотец, боец десантного отряда ДВФ / 12.07.1944 река Припять, Пинск / Братская могила в Пинске, ныне – Пинского района Брестской области
72 / ХАЙРУЛИН Анвер Зинатулович / 1921город Казань, ныне – Татария, Россия / ? / Гвардии краснофлотец, рулевой бронекатера БК-2 ДВФ / 12.07.1944 река Припять, Пинск / Братская могила в Пинске, ныне – Пинского района Брестской области
73 / ЦУРКАН Владимир Петрович / ? / ? / Гвардии старшина 2-й статьи, командир отделения пулемётчиков бронекатера БК-42 ДВФ / 26.06.1944 река Березина, Бельчо / Братская могила на хуторе Воротень, перезахоронен в Паричах, оба ныне - Светлогорского района Гомельской области
74 / ЧАЛЫЙ Николай Поликарпович / 1915 город Купянск, ныне – Купянского района Харьковской области Украины / ? / Младший лейтенант, командир разведывательного отряда ДВФ (07.03.1945 посмертно присвоено звание Героя Советского Союза) / 02.07.1944 река Припять, Дорошевичи / Братская могила в селе Голубица, ныне - Петриковского района Гомельской области
75 / ЧИЧКОВ Иван Яковлевич / 1920 село Цивилёво, ныне – Солецкого района Новгородской области России / Солецким РВК Новгородской области 1940 / Гвардии старшина 1-й статьи, командир отделения комендоров бронекатера БК-44 ДВФ / 26.06.1944 река Березина, Бельчо / Братская могила на хуторе Воротень, перезахоронен в Паричах, оба ныне - Светлогорского района Гомельской области
76 / ШАШКИН Николай Петрович / 1926 неустановленный населённый пункт нынешней Ярославской области России / ? / Краснофлотец, боец десантного отряда ДВФ / 12.07.1944 река Припять, Пинск / Братская могила в Пинске, ныне – Пинского района Брестской области
77 / ШУЛЕШКО Иван Дмитриевич / 1921 село Червоная Каменка, ныне - Александрийского района Кировоградской области Украины / ? / Краснофлотец, пулемётчик монитора «Смоленск» ПВФ / 26.07.1941 река Березина, Паричи / Братская могила в Светлогорске, ныне - Светлогорского района Гомельской области
78 / ЮНУСОВ Ибрагим Магомедович / 1918 Леваши, ныне - Левашинского района Дагестана, Россия / Махачкалинским ГВК Дагестана / Старшина 2-й статьи, командир отделения комендоров бронекатера БК-154 ДВФ / 12.07.1944 река Ясельда, Почапово / Могила к настоящему времени утрачена
79 / ЯШИН Владимир Михайлович / 1924 город Урюпинск, ныне - Волгоградской области России / Ерманским (?) РВК 13.08.1942 / Сержант, командир отделения пулемётчиков бронекатера БК-93 ДВФ / 28.06.1944 река Березина, Бобруйск / Индивидуальное захоронение в селе Селиба, ныне - Бобруйского района Могилёвской области
Кроме того, неизвестными остаются имена следующих военнослужащих Советского ВМФ, так же погибших в 1941 и в 1944 годах на территории Белоруссии:
1. Военнослужащий 46-й отдельной авиационной эскадрилии ПВФ – 22.06.1941 погиб при немецкой воздушной бомбардировке аэродрома Жабчицы (район Пинска), могила к настоящему времени утрачена
2. Военнослужащий ПВФ – в первую неделю войны (до 28.06.1941) покончил жизнь самоубийством в районе Пинска, могила к настоящему времени утрачена
3. Член экипажа плавучей зенитной артиллерийской батареи № 1 ПВФ – 08.07.1941 погиб на реке Припяти в Мозыре при немецкой воздушной бомбардировке, могила к настоящему времени утрачена
4. – 6. Три военнослужащих ПВФ – в начале августа 1941 года взяты в плен немцами и расстреляны в деревне Какель (Светоч), похоронены в безымянной братской могиле в Светлогорске, ныне – Светлогорского района Гомельской области
7. Член экипажа сторожевого катера № 2 ПВФ – 18.08.1941 погиб на реке Березине при немецкой воздушной бомбардировке, могила к настоящему времени утрачена
8. Боец десантного отряда ДВФ – 12.07.1944 погиб в Пинске, похоронен в братской могиле в Пинске, ныне – Пинского района Брестской области.
Буду благодарен всем Форумчанам, кто сможет дополнить, исправить или уточнить приведённые выше мной данные.
9. Для большей части сохранившихся до сих пор этих захоронений моряков мною были сделаны фотографии их современного (на 2007 – 2008 годы) состояния.

 

И далее...

Исторической справедливости ради надо отметить, что в Белоруссии есть памятники погибшим не только советским военным морякам, но и один - ПОЛЬСКИМ! Он установлен в селе Мокраны Малоритского района Брестской области.
История его появления столь любопытна, сколь и трагична. 26 сентября 1939 года во время "известных событий" здесь трагически погибли по меньшей мере 17 польских военослужащих, причём не в бою. Ранее они были взяты в плен красноармейцами и их вели в Брест на сборный пункт, но при проходе через это село колонну пленных остановили местные жители и отказались пропускать конвой дальше. Пустили же только тогда, когда командир конвоя оставил в селе заднюю часть колонны. Всех оставленных в селе польских военнослужащих местные жители уничтожили. Особый оттенок происшедшему придаёт то, что Мокраны являлись зажиточным украинским селом, но "разобрались" с поляками члены местной еврейской боевой группы!
Вот кто тогда там погиб:

Перевод для польских посетителей сайта...

Historyczne sprawiedliwość, należy zauważyć, że na Białorusi nie są świadkami ofiary nie tylko radzieckich wojskowych żeglarzy, ale - polski! Jest on zainstalowany w miejscowości dzielnicy Małoryta Mokrany, regionu Brest.
Historia jego powstania, jak ciekawy jest to tragiczne. 26 września 1939 podczas "wydarzeń ostatnich są tragicznie zginął co najmniej 17 żołnierzy polskich sił zbrojnych, a nie w walce. Wcześniej zostały one przechwycone przez żołnierzy Armii Czerwonej i doprowadził do Brest do punktu zbornego, ale kiedy przechodzi przez kolumnę więźniów wsi zatrzymał mieszkańców i nie chciał przejść na konwój. Niech tylko wtedy, gdy dowódca konwoju w wiosce w tylnej części kolumny. Wszystkie utrzymane w miejscowości żołnierzy polskich poległych mieszkańców. Specjalne daje cień, co miało miejsce, że Mokrany byli bogaci ukraińskich wsi, ale do "deal" z Polakami członków żydowskiej grupy bojowej!
To, który zmarł podczas gdy:


АЛФАВИТНЫЙ   СПИСОК   ВОЕННОСЛУЖАЩИХ   ВООРУЖЁННЫХ   СИЛ   ПОЛЬСКОЙ   РЕСПУБЛИКИ ,  
ПОГИБШИХ   26   СЕНТЯБРЯ   1939   ГОДА   В   МОКРАНАХ

ALFABETYCZNA LISTA żołnierzy sił zbrojnych RZECZPOSPOLITA POLSKA,
Umarł 26 września 1939 w MOKRANAH


1.    АЛЬБО Болеслав (Albo Boleslaw) - старший боцман, заместитель капельмейстера оркестра штабной группы флотилии
2.    ДОМБРОВСКИ Жигмунт-Казимеж  (Dabrowski Zygmunt Kazimierz) - поручник сапёров, офицер 135-го пехотного полка Войска Польского
3.    ДЭЧЕР Габриль (Deczer Gabriel) - боцман, бас-солист оркестра штабной группы флотилии
4.    КВИНЦИНЬСКИ Владыслав (Kwicinski Wladyslaw) - боцман, старший механик вооружённого судна «Генерал Шептыцки» (General Szeptycki)
5.    ЛИС Юзеф (Lis Jozef) - боцман, помощник командира канонерской лодки «Зухвала» (Zuchwala) или командир канонерской лодки «Зарадна» (Zaradna) - ?
6.    МАЙ Ян (May Jan) - поручник флота, командир роты Морского батальона, ранее - командир монитора «Варшава» (Warszawa)
7.    МЭНДЫКА Роман (Mendyka Roman) - старший боцман, корабельный боцман штабного вооружённого судна «Адмирал Серпинэк» (Admiral Sierpinek)
8.    РАДЗЕЙЕВСКИ Марьян (Radziejewski Marian) - боцман, начальник судовой радиостанции штабного вооружённого судна «Адмирал Серпинэк» (Admiral Sierpinek)
9.    РУТЫНЬСКИ Богуслав (Rutynski Boguslaw) - капитан флота, флагманский артиллерийский офицер 3-го боевого дивизиона флотилии
10.    СЕНК Станислав (Sek Stanislaw) - старший боцман, исполнявший обязанности флагманского офицера-механика 2-го боевого дивизиона флотилии
11.    ТОМАШЕВСКИ Юльян (Tomaszewski Julian) - старший боцман, капельмейстер оркестра штабной группы флотилии
12.    ХАБАЛОВСКИ Болеслав (Chabalowski Boleslaw) - хорунжий флота, старший механик монитора «Торунь» (Torun), одновременно исполнявший обязанности флагманского офицера-механика 3-го боевого дивизиона флотилии
13.    ШВАРЦ Вацлав-Леон (Schwartz Waclaw Leon) - старший боцман, начальник канцелярии штабной группы флотилии
14.    ШЕФЭР Людвик (Szefer Ludwik) - хорунжий флота, исполнявший обязанности флагманского офицера-механика 1-го боевого дивизиона флотилии
15.    ЯРЧИНЬСКИ Мечислав (Jarczynski Mieczyslaw) - боцман, артиллерийский подофицер монитора «Варшава» (Warszawa)
16.    ЯЦИНА Тадэуш (Jacyna Tadeusz) - капитан сапёров, командир взвода 135-го пехотного полка Войска Польского
17.    NN - сержант Корпуса Пограничной Охраны.
Примечание: все вышеперечисленные военнослужащие, за исключением поименованных под №№ 2, 16 и 17, служили на Отдельном отряде реки Припять Речной флотилии Польского ВМФ.
Ошибочно в списках погибших 26 сентября 1939 года в Мокранах числятся ещё 9 военнослужащих ВМФ Польши: капитаны флота БОНЬЧАК Бронислав (Bonczak Bronislaw), ЙОДКОВСКИ Эдмунд (Jodkowski Edmund), КЕРКУС Ян (Kierkus Jan), КИСЕЛЬ-ЗАХОРАНЬСКИ Аркадьюш (Kisiel-Zahoranski Arkadiusz), МАЛУШИНЬСКИ Нарциз (Maluszinski Narcyz), СЕРКУЧЕВСКИ Мечислав (Sierkuczewski Mieczyslaw), капитан артиллерии ЯСИК Владыслав (Jasik Wladyslaw), поручник флота МАРЦИНЕВСКИ Януш (Marciniweski Janusz), фактически расстрелянные сотрудниками НКВД в Катыни (Н.Малушиньски) и Харькове (остальные 7 человек) весной 1940 года, а так же боцман ЩЬВЕЧКА Юльян (Swieczka Julian), на самом деле переживший войну.
Памятник официально поставлен поляками с разрешения белорусских властей в "смутном" 1991-м (уже в независимой Беларуси), сейчас "подграблен" (село-то - украинское :)), но сохраняется. Погибшие перечислены поимённо, но, разумеется, без подробностей гибели, а с некой нейтральной формулировкой - "погибли"...

 

 


 

 

Стихи и песни  суровых 40-х

 

КАРТОЧКА

Дымком восспоминаний горьким
И днём и ночью я дышу
Когда в кармане чёрного бушлата
Я фотокарточку твою ношу

Она ,пожалуй, не похожа
И поворот лица не тот ...
Ты кажешься ещё моложе
Ты выросла за этот год.

Пусть он разлукою отмечен
Но в нём простор и чистота
И крепок пусть до первой встречи
До первой складки возле рта...

Никольский

 

За Победу!

(морская застольная)

В дни празднечных встреч,за дружной беседой
Сошлись моряки за столом
Мы пыпьем сегодня, друзья, за Победу !
Выпьем и снова нальём!

За ней мы взлетали к высокому небу ,
Мы шли по волнам и горам

Поднимем бокалы, друзья, за Победу
И славу споём морякам!

(Давай наливай, запевай круговую,
Чтоб быть нам с победой везде!
За флот за советский, за службу морскую
На суше и на воде!)

С друзьями, матросы, мы в море ходили,
С друзьями и смерть веселей.
Так выпьем за тех, с кем до смерти дружили —
За наших погибших друзей.

Война ты морская, работа мужская, —
Как вечер — так в бой до утра.
За флот, за поход, за полёт наливаем,
За сейнеры и крейсера!

Забыть ли о той, кто всех лучше и краше,
Чей взгляд вспоминали в бою?
Так выпьем все вместе за девушек наших,
Но каждый из нас — за свою.

Морские просторы, подводные глуби,
Победа, родная семья...
За всё дорогое, за всё что мы любим, -
За Родину выпьем, друзья!


22./ V –45 г. (Германия)

Никольский Сергей

РОМАНС

Я помню ночь,о сколько было счастья!
Как первый раз я встретился с тобой!
Осенней ночью холодной и ненастной
Но мы весны уж лучше не найдём.

Я помню ночь осеннюю,холодную
Как расставались мы с тобой тогда
А сердца наши бились так тревожно
Но мы должны были расстаться на всегда...

Ты не моя,я это знаю
И я пока ещё не твой
Но я карюсь и умоляю
Что мы пойдём рука с рукой!

(Германия)  22/ V –45 г

Никольский


ПРОЩАЛЬНАЯ

Над рекою поднималась полная луна
С комсомольцем прощалась девушка одна
Тихо девушка спросила: «Встретимся ли вновь?»
Навсегда уносим прежнюю любовь

Он сказал ей улыбаясь:»Я в любви клянусь
Час придёт ,к тебе родная, снова я вернусь.
О любви мне перед боем тепло песню спой
Я вернусь к тебе ,родная, в форме боевой!»

НАДЕ...

Мы в поход уходим рано,в боевой паход
Ветер свищет над рекою,солнышко встаёт!
Может быть ты, дорогая, вспомнишь на заре
Вспомнишь ты о бывшем друге,дорогом тебе

Вспомнишь ты былое время что могла с ним проводить
Но прошло оно как буря ,вновь его не воротить
Будь спокойна, время будет новое опять
Поведём его как прежде ,не будем горевать

Только ты уже как прежде гордая не будь
А когда вернусь  с походов –упади на грудь.


22/ V – 45г (Германия)

Сергей Никольский

 

 


 

 

 

ВАРЯГ

(Плещут холодные волны)


Плещут холодные волны,
Бьются о берег морской
Носятся чайки над морем,
Крики их полны тоской!

Мечутся белые чайки,
Что-то встревожило их.
Чу! Загремели раскаты
Взрывов далёких,глухих!


Там среди шумного моря
Вьётся «Андреевский» стяг
Бьётся с неравною силой
Гордый красавец «Варяг»


Сбита высокая мачта ,
Броня пробита на нём ,
Борется стойко команда
С морем ,врагом и огнём!


Пенится Жёлтое море
Волны сердито шумят ,
С вражьих морских великанов
Выстрелы чаще летят...


Реже с «Варяга» несётся
Ворогу грозный ответ,
Чайки снесите Отчизне
Русских героев привет!

Миру всему передайте
Чайки печальную весть
Что в битве врагу не сдалися ,
Пали за русскую честь!


Мы пред врагом не спустили
Славный «Андреевский» флаг
Сами взорвали «Корейца»
Нами потоплен «Варяг»!


Видели белые чайки ,
Как скрылся в волнах богатырь
Смолкли раскаты орудий
Стихла далёкая ширь!


Плещут холодные волны,
Бьются о берег морской
Чайки несутся в Россию
Крики их полны тоской!


Рейд Одерберг 20 / IХ -45 г.

Никольский Сергей

ПОБЕДА

Раскинулось море широко
И берег ласкает волна
То было прекрасное время
Но вот началася война .

Линкоры, эсминцы ,подлодки
В советские воды вошли
С собою фашистские гады
Неволю и рабство несли.

Мечтала арийская нечисть
Советский Союз покорить
Задумала воинов наших
Неравной борьбой задушить!

Хотели опутать цепями
Счастливую нашу страну
Считали нас слабым народом ,
Что мы проиграем войну!

Враг думал от первых ударов
Рассыплется наша страна !
На деле случилось иначе –
Сплотила народы война!

И вот на защиту отчизны
Все наши твёрдо встают
Они кровожадному зверю
Отпор по «заслугам»  дают.

 

То было горячее время!
Враг в ярости жертв не считал !
Флот Балтики нашей любимой
Родные порты покидал !

Оставлены Рига и Таллин
Уходят из Нарвы они
Сюда мы вернёмся , родные,
Клялись уходя моряки!

Осталась последняя крепость
Морская твердыня Кронштад
Врага к Ленинграду не пустим !
Балтийцы ! Ни шагу назад!

На берег сошли краснофлотцы
Чернеют бушлаты вокруг
От крепких матросских ударов
Арийцы в испуге бегут !

И здесь доказали балтийцы
Что значит советский моряк
От дьволов чёрных ,как заяц,
Назад улепётывал враг !

Не выдержал немец напора !
Враги отступают назад !
И полной широкою грудью
Спокойно вздохнул Ленинград!

 

 

 


 

 

С Крондштадского  рейда отходят
С врагами на бой корабли
Идут катера ,миноносцы ,
Подлодки под воду ушли...

И снова  вернулись балтийцы
К любимым своим берегам ,
Но здесь не окончена битва .
Мы множим удар по врагам...

Вот заняты Данциг и Мемель
Осталось немного пройти
Балтиец!  За годы блокады
В Берлине врагу отомсти...

И пала арийская нечисть
Закончились жаркие дни ,
Мы знамя победное наше
В Берлин сквозь огонь пронесли!

По глади Балтийского моря
Спокойно идут корабли
И белая чайка матросам
Крылами махает в дали .

10/XI-47 г.  г.Балтийск

В ПОРТУ

Тельником стянута грудь шальная
Бляха пылает огнём...
Верный бушлат ,безкозырка родная
Гордо сидели на нём...

Гуляйте братки ,веселитесь матросы
Наполните ромом бокалы полней
Пейте, скитальцы морей-океанов
В море уйдём через несколько дней!

Только недавно пришли они в гавань
Месяц скитались в морях !
Что-же ,теперь в ресторане шикарном
Выпьем с друзьями,моряк!

Припев

Вспомнят ненастные тёмные ночиС бурей и штормом бои
Вспомнят,забудут, не любят матросы
Горести помнить свои !

Лучше подымем бокалы шампанского
Выпьем под крики «Ура!»
Можно нам пить и гулять ,дорогие,
Мы покоряли моря!

Припев

А через несколько дней в море уйдём
Форштевнем разрежем волну мы
Что-же пока здесь за столом в ресторане
Выпьем по новой ,братки!.

ФЛОТСКАЯ

Ты впервые одел краснофлотскую форму
Так запомни ,дружок, дорогой
Есть на флоте обычай такой
Друг за друга в беде отвечай головой!

Эту дружбу морскую ,как пресную воду ,
Как спасательный круг берегут моряки!
Сней не страшны в походе любые невзгоды
С ней не страшны  и в жизни невзгоды милы.

Даже милая встретит сурово
И тоска как удавка тебя захлестнёт
Ты ,браток, не робей , наше тёплое слово
Тебе радость большую и бодрость вернёт!

А случится в бою тяжело тебя ранят
И поймёшь ты, что зто пришёл твой конец
Не тревожься ,браток, на твой пост за тебя
Встанет твой-же товарищ боец.

КЛЯТВА

Он к груди широкой прижимал подругу
Говорил :  «Люблю тебя я »-ей
У него я не видел милую улыбку
Он не гладил вьющихся кудрей

Улыбнись подруга и прижмись покрепче
Я клянусь не забывать тебя
И в бескрайнем море, звёзды где в дозоре
Вспоминаю только-лишь тебя!

Если ты не веришь,то клянусь линями,
Рындой и зарядкой по утрам ,
Шваброй ,бом-брам реей ,пушкой и лафетом
Кораблём ,бегущим по волнам.

Склянкой и грот-мачтой ,робой,леерами
Тожелями ,баком и кормой
Паровой лебёдкой ,штоком ,кливерами
Всем чем долго полон был тобой!

Вспоминая губки,алые такие
И тогда на штормы наплевать
Море-по-колено ,волны ни какие
Не сумеют сердце испугать!

Ты ещё не веришь...,чем же тебе клясться?
Ну клянусь я рубкой боевой
Штертиком ,флагштоком ,камбузом и коком
Всем чем долго полон был тобой!

 

 


 

 

 

Были целый месяц мы в открытом море
А вокруг лишь небо да вода
А теперь мы вместе,ну прижми покрепче
Крепче ,дорогая,чем тогда!

И она прижала, щедрым ласкам веря ,
И пошли они любовь свою тая ,
Сад дышал сиренью и луна светила ...
Милая, хорошая моя.

ПРИЗНАНИЕ МОРЯКА

Все говорят- моряки одни лишь пьяницы
Грубый и дерзкий народ
Вышли б вы в море , да сами походили...
Знали-б как моряк живёт...

Моряком я недавно ,всего пять лет хожу
На флоте это время служу
Но жизнь матросов отлично я понял
Сейчас вам всё расскажу.

Я школу окончил , штурманом вышел
Матросом служить я пошёл...
Но сколько не хаживал и всё без притензий
А сам далеко не пошёл...

Вот уже месяц по морю мы ходим
В кубриках , в трюмах вода...
Холодно , холодно ветер врывается
Экая ,братцы,беда !

Море бушует , корабль качает,
Словно как щепку в волнах
Месяц на миг из-за туч покажется
И снова нырнёт в облаках...

Вспомню как вахты стоять приходилось
Холодно ,дождь моросит ,
Дико со злобой проносится ветер
Море ревёт и штормит...

Помню товарищ на прошлой неделе
С реи ,бедняга, упал..
Помню на палубе пятна кровавые ,
Помню как кореш стонал...

Горько , обидно , досадно становится
Когда морякам говорят ;-
«Пьяницы горькие , грубые дерзкие
Все ваши матросы подряд...»

У каждого руки тросами протёрты
Кровь по мозолям бежит...
Каждая капля по палубе катится ,
Вспомнишь , так сердце болит...

Склянки пробили и мысль оборвалась
Вот уж четыре часа
Ночка нерадостно утром меняется
Снова тут дождь и гроза.

Если-б получше те судьи все были
Если бы в море пошли
Если бы видели как вол

Так вот ведь не даром служба даётся
Вот вам и жизнь моряка
Дружба та крепкая , доля суровая
Эх! Тяжела и горька!

СМЕРТЬ МОРЯКА

Раскинулось море широко
Лишь волны бушуют в дали
Уходят под утро далёко
В поход боевой корабли

На баке за синей бронёю,
Накинув на плечи бушлат
Следил за накатной волною
И думал о чём-то моряк.

Волна на волну набегала
И с шумом катилась назад
И в каждой волне  улыбались
Её голубые глаза.

Он девушку эту не мог позабыть
В походах и схватках смертельных ,
Они  обещали друг друга любить
Любовью большой беспредельной!

Но мысль оборвалась тревожным звонком
Летевшем по всем казематам
На бой призывавши с заклятым врагом
Простые сердца под бушлатом...

Лишь волны расскажут про удаль в бою
Да песня быть может споётся
Как дрались за счастье , за волю свою
Без страха в бою краснофлодцы!

Горячий осколок бушлат разорвал
И сердце навылет пробило
Он тихо упал на холодную сталь
В глазах у него помутилось...

Товарищь , минуты мои сочтены
Ты был мне матросом и братом !
Скажи моей девушке буд-то бы мы
Ушли неизвестно куда-то !

Что скоро вернусь я , что скоро приду
Под ветер,  в  (деревню родную)
И снова как прежде её обниму
И крепче её поцелую...

Он умер в объятьях друзей боевых
На палубе мокрой и жёсткой
В дали от любимой ,вдали от родных
Обычною смертью матросской .

И каждый невольно слезу рукавом
Смахнул что б никто не увидел
А волны уныло шумят за бортом
И месяц над палубой вышел.

Напрасно подруга в беседку придёт
Моряк молодой не вернётся...
Нас каждого участь такая же ждёт ,
Про нас эта песня поётся...

 

 


 

 

ГРУСТЬ МОРЯКА

Не смотри на меня не завидуй
Что тельняшка на мне и бушлат !
Я красив сам собой только свиду
А душа вся в плену и слезах .

Не смотри на меня не завидуй
Что моя бляха на солнце горит
Она надраена с тоской и обидой
Этот блеск в моём сердце горит 1

Не смотри на мою бескозырку
Чёрный шелк её вьщихся лент !
Ты мне лучше ,приятель , скажи ка
Сколько знал ты приятельских лет1

Был ли ты от любимой оторван
На пять долгих мучительных лет
И знавал ли сердечные штормы
Приставлял ли к виску пистолет?

Был я весел и молод когда-то
Был я молод и горя не знал
Это море во всём виновато
Это флот мою молодость взял...

ОГЛЯНИСЬ

Вот и всё, без страха и без гнева
Мы прочли порыв суровых дней
Ты уйдёшь направо , я-налево
В жизни много есть ещё путей!

Но! Когда ты встретишься с другим
Вспомни дни , что быстро пронеслись
Ты моё не раз повторишь имя
Так постой минутку , оглянись!

Вот и всё, так коротко и ясно
Что ж ещё? Счастливого пути!
Но пока на этом перекрёстке
Не успела ты ещё уйти1

Оглянись! И может быть светлее
Дни покажутся что быстро пронеслись
Ведь ещё не поздно
Хоть разок да оглянись!

ПАРА ГНЕДЫХ

Пара гнедых ,запряженных зарёю
Тощих , голодных и жалких на вид
Тихо плелись мелкой рысцою
Буд-то куда-то ваш кучер спешит.

Были когда-то и вы рысаками
И кучеров вы имели лихих ,
Ваша хозяйка состарилась с вами
Пара гнедых , пара гнедых!

Грек из Одессы , еврей из Варшавы
Юный корнет и седой генерал
Каждый искал в ней любви и забавы
И на груди у неё засыпал1

Где ж вы теперь ,иль у новой богини
Ищите вы идеалов своих ?
Вы , только вы и верны ей поныне
Пара гнедых ,пара гнедых !

Ваша хозяйка в старинные годы
Тоже имела хозяев своих
Опытных (верой )  приглашала из (моды)
Более пылких сводила с ума

Таял в объятьях любовник счастливый
Таял порой капитан у неё
Часто стоять на конюшне могли вы
Пара гнедых ,пара гнедых !

Тихо туманное утро в столице
По улице медленно дроги ползут
В гробе сосновом останки блудницы
Пара гнедых еле , еле везут

Кто провожает её на кладбище
Не у неё ни друзей ни родных
Только оборванцев да несколько нищих
Да пара гнедых , пара гнедых !

СЫН ПРОКУРОРА

Так бледно луна озарила
Тот старый кладбещенский двор
А там над могилою свежей
Лил слёзы маленький вор.

И лилися горькие слёзы
Из детских сиротских очей
Не мало прошло тому время
И много бессонных ночей .

Ах! Милая добрая мама
Зачем ты так рано ушла ,
Ты с жизнью рано простилась
Отца моего не нашла.

В том замке роскошном и пышном
С женою живёт прокурор
Он , кажется, в жизни богатой
Не знает про то что сын вор .

И вот на скамье подсудимых
Тот юноша стройный сидит
Он взглядом стремительно смотрит
А сердце так ноет , болит .

И вот прокурор речь выносит
Преступника просит казнить
За деньги , убийства и кражи
Ему невозможно простить

И вот прокурор речь кончает
Преступнику слово дано
Судите же судья законно
Лицо перед вами моё.

Судите же судьи законно ,
Отец мой сейчас прокурор
Он сына лишает всей жизни
Скажите ему кто из нас вор.

Так бледно луна озарила
Тот старый кладбещенский двор
А там над могилою сына
Эх, долго рыдал прокурор.

НА СТОЛЕ БУТЫЛКИ-РЮМОЧКИ


На столе бутылки-рюмочки
Эх! Хозяюшка вина налей!
Выпьем ,милый, рюмку сладкой водочки
Сердцу станет веселей!

Припев

Выпьем мы рюмку водки за веселье
Разогреет кровь она
Пусть приходит завтра к нам похмелье
Выпьем рюмочку до дна !

Пусть от весёлой песни забудем о работе
Отдохнёт у нас голова!
Если есть охота –выпьем рюмочку
Всё на свете трын-трава!

 

 


 

 

 

Ясный месяц смотрит в горницу
Он влюблённых ярко озарил
И подмигивает лукаво
Словно сам он водку пил!

ГРУСТЬ МАТРОСА

Что печально так смотришь на море
Зачем очи погасли твои .
Или думы постигли иль горе
Обо всём ты , моряк, расскажи!

Или девушка тебе изменила?
Или бури боишься морской?
Нам с тобою готова могила
В глубине под седою волной!

Нашу гибель никто не узнает
И никто не оплачет слезой!
Только белая чайка услышит
Крик последний души молодой!

Слух дойдёт до родимого дома
И узнает родимая мать .
Что пришлось потерять ей сыночка
И ей больше его не видать...

Через годы домой все вернутся
Мой товарищ по вахте придёт
Ему скажут погиб твой товарищ
Он слезой себе грудь обольёт!

Не завидуйте нашим просторам
Черной ленте открытой груди!
Трудно жить морякам над водою
Знав под воду придётся идти!

11/XI –47г.

АЛКАШИ

В тихой гавани в дальнем плаваньи
На приколе стоят корабли.
Сенька с Кузькою сходней узкою
Шли на берег считая рубли.

На разбавленный ,спирт отравленный
Положили товарищи крест
Шли в столовую выпить новую
По пути заглянув в спиртотрест.

Взяв у милочки две бутылочки
Завернули друзья в уголок
Сенька лил в нутро ,а за ним Кузьма,
Задирая носы в потолок!

Выпив первую с рыжей стервою
Сенька Кузьку назвал в первый раз
За язычество , злектричество
Кузька Сеньке подставил под глаз !

То как филины они плакали,
То как черти орали в аду  
Сенька с Кузькою с перегрузкою
Крыли матом на полном ходу !

Утро в гавани было тихое
Где у стенок стоя корабли
Сеньку с кузькою сходней узкою
Кочегары-друзья волокли.

КОЛОКОЛЬЧИКИ

Колокольчики-бубенчики звенят
Про одну они исторью говорят
А как вспомню , вся от страха задрожу
Не мешайте по-порядку расскажу1

Как у дамы , нашей дамы молодой
Муж был старый некрасивый и седой
Поистратил свои силы в стороне
И не оставил для молоденькой жены.

А под ними жил парнишка молодой
Не спускал он глаз с соседки удалой
Да и соседка та не прочь ведь пошутить
Но не удобно было мужу изменить.

Колокольчики – бубенчики звенят
Точно мужа увезти они хотят
«Уезжаю моя крошка на три дня
Так смотри же не шали здесь без меня!»

«Муж уехал , я осталася одна
И уставшая в постелечку легла
Слышу шорох,шорох боже мой ! «
«Да ты не бойся ! Это добрый домовой!»

Так три ноченьки ходил к ней домовой
А на утро уходил к себе домой
Нацеловавшись наобнимавшись до сыта
Он уходил от своей дамы без стыда!

По приказу всем мужчины я вам дам
Не оставляйте дома одних дам!
А как оставите , после жалобно не вой
В доме быстро заведётся домовой!

В ЗИМУ ЛЮТУЮ

В зиму лютую и холодную
Я без крова осталась одна!
Чуть прикрытая вся лохмотьями
Заболела , в больницу слегла.

А в больнице той познакомилась
С молодым человеком как я
Я шутила с ним и смеялася
И сына ему родила.

Я женой была , не кокеткою
Но постигла нас злая судьба
Заболел мой муж вдруг чахоткою
И я с сыном осталась одна.

Я учила его , он не знал ничего
Что в шалманы хожу выступать
Я учила его , он не знал ничего
Но подрос ,он об этом узнал!

Десять лет прошло , не видала его
Но однажды прислал мне письмо
Ты в шалманах поёшь и себя продаёшь
Я приеду тебя застрелю!

И покину ла край родимый я
За границу уехала я
Бриллиантами разодетая
Там «звездой» называли меня!

За границей там познакомилась
С инженером –красавцем одним
Я шутила с ним и смеялася
И любовником стал он моим .

Как-то раз весной на прогулочке
Он был русским , мне как-то сказал
И документы , по нечайности
Моментально он мне показал...

Тут я вспомнила , что наделала
Ведь я сына родного люблю!
«Помнишь , сын родной , как писал письмо ,
«Я приеду тебя застрелю» ?

Он на землю упал и как зверь зарычал
А я , мама , склонилась над ним
Но спасенья тогда ему дать не могла
Он лежал уж совсем не движим !

 

Никольский Сергей Михайлович 1980-е годы