A+ R A-

Мировая история сражений Часть3

Содержание материала

 

 

ЗАВОЕВАНИЕ МЕКСИКИ

«Тогда Кортес захватил эту землю для короля»
Берналь Диас, «Завоевание Новой Испании», ок. 1568

 

Свержение империи ацтеков в 1519—1521 годах Эрнаном Кортесом, который прибыл с крошечной группой последователей - всего 600 человек и 17 лошадей - отмечает один из самых смертоносных толчков европейского авантюризма за рубежом. Что касается сообщений об этой катастрофе, то ацтекская сторона в основном молчит.

ПРОСПЕКТ МЕРТВЫХ
Теотиуакан когда-то был крупнейшим городом Америки. К 16 веку здесь уже было место паломничества.

Теотиуака́н (аст. Teōtīhuacān — место, где родились боги, или город богов) — древний город, расположенный в 50 километрах к северо-востоку от центра города Мехико в муниципалитете Теотиуакан-де-Ариста.

 

 Для испанцев, напротив, желание вести хронику их поразительного триумфа оставило множество рассказов, некоторые корыстные, некоторые великодушные, все были поражены масштабами своего путешествия.

 

Битва между ацтеками и испанцами

 

«Это была разрушительная битва и страшное зрелище. Мы двинулись сквозь них в ближнем бою, рубя и толкая их мечами.
И противник яростно сопротивлялся, нанося нам раны и смерть своими копьями и своими двуручными мечами.»

Берналь Диас, «Завоевание Новой Испании», ок. 1568 г.

 

Бернáль Ди́ас дель Касти́льо (1492, Медина-дель-Кампо — 1584, Антигуа-Гуатемала) — испанский конкистадор, участник экспедиции Эрнана Кортеса. Автор хроники «Правдивая история завоевания Новой Испании» (1557—1575) — важного источника по конкисте.

 

 

В работе Диаса есть смысл вечной опасности для испанцев. Окруженный множеством мексиканских воинов в чужой и угрожающей обстановке, Кортес был возвышен совокупностью насильственной дипломатии, боевого мастерства и кровопролитной жестокости, принуждая к повиновениюверхушку ацтеков. Почти никто из испанских солдат не остался неуязвимым в ходе кампании, и многие были зарублены или погибли от ран и болезней. Диас подчеркивает роль личности Кортеса в окончательной победе - он видел, как жизненно важно было приобретение местных союзников, которые стремились отбросить госпотство ацтеков.

 

«Затем, после плясок, священники положили их на спину на какие-то узкие камни жертвоприношения и, разрезая их грудь, вытащили их сердца, которые они выложили перед идолами. Затем они пинали тела вниз по ступенькам, и индейские палачи, которые ждали внизу, отрезали им руки и ноги и обдирали их лица, из которых они впоследствии делали кожаные перчатки с бородой и держали это для своих пьяных праздников. Затем они ели мясо с соусом из перца и помидоров.»

Берналь Диас, «Завоевание Новой Испании», ок. 1568 г.

 

В своем описании нападения на Теночтитлан в 1521 году рассказ Диаса достигает нарастания угрозы, террора и насилия. Ацтеки боролись и строили сооружения в своей столице. В какой-то момент даже Кортес был окружен и захвачен, и только храбрость нескольких командиров спасла его от судьбы, которую больше всего боялись испанцы: кровавая жертва языческим богам. То, что эти подношения считались ацтеками, для предотвращения конца света, то для испанцев не было божественной тонкостью, которую они стремились обсуждать.

 

«Всякий раз, когда предпринималась попытка завоевания, воины ожидали наших людей со стрелами и пращами, с их различными мечами и копьями, а озеро было полно военных каноэ. Рядом с баррикадами было много плоских крыш, с которых обрушались залпы камней ...»

Берналь Диас, «Завоевание Новой Испании», ок. 1568 г.

 

С Куаутемоком, последним императором ацтеков, оставшемся на небольшом участке Теночтитлана, Кортес не провел последней атаки. Диас рассказывает о военных хитростях и бравурах, которые привели Куахтемока в бухту. И все же между строк можно различить проблески нового мира, который испанцы намеревались построить в своих новых областях. Местные союзники Кортеса, такие как тлашкальцы, несомненно, считали, что дары золота и драгоценных камней откупят вновь прибывших и, возможно, даже позволят им навязать свою гегемонию в Мексике. Но этого не произошло, несмотря на жадность испанцев к золоту, их жажда славы оставалась неизменной..

 

«Нам, командирам и солдатам, было немного грустно, когда мы видели, как мало золота, и насколько бедными  будут наши доходы».

Берналь Диас, «Завоевание Новой Испании», ок. 1568 г.

 

 

Яндекс.Метрика