A+ R A-

Честерфилд ...том1

Содержание материала

 




 XXX



 Бат, 16 февраля ст. ст. 1748 г.
 Мой дорогой мальчик,
 Первое, на что я  употребил  свою  свободу,  была  поездка
сюда.  Прибыл  я  вчера. Хоть никакой серьезной болезни у меня,
вообще-то  говоря,  нет,   я   последнее   время   не   обращал
достаточного  внимания  на  свое  здоровье,  и  теперь мне надо
подлечиться, что мне всегда и удается на этих водах. Буду  пить
их   в   течение  месяца,  а  потом  вернусь  в  Лондон,  чтобы
наслаждаться там всеми  благами  светской  жизни,  вместо  того
чтобы  томиться  под  тяжестью  дел.  Описание жизни, которую я
собираюсь вести в будущем, я дал  в  изречении,  помещенном  на
фризе в библиотеке моего нового дома.

 Nunc veterum libris, nunc somno et inertibus horis
 Ducere sollicitae jucunda oblivia vitae.(33)

 В  связи  с  этим  я  должен  сказать  тебе,  что чувством
непрерывного удовлетворения, которое я надеюсь обрести  в  этой
библиотеке,  я  буду больше всего обязан тому, что часть жизни,
когда мне было столько лет, сколько сейчас тебе, я употребил  с
пользой.   Если   бы  я  прожил  эту  часть  жизни  еще  лучше,
удовлетворение мое было бы намного полнее, но, тем  не  менее,  в
мои  молодые годы мне все же удалось посеять те знания, которые
стали сейчас моим убежищем и  приютом.  Пусть  же  твои  посевы
будут  сейчас  обширней  - урожай с лихвой вознаградит тебя за
труды.
 Я  нисколько   не   жалею   о   времени,   проведенном   в
наслаждениях;  они  были  своевременны,  это  были наслаждения,
присущие молодости, и вкушал я их в молодые годы. Если бы этого
не случилось, я, вероятно, переоценивал бы их сейчас, ибо  всем
нам очень свойственно непомерно ценить то, чего мы не знаем.
 Но именно благодаря тому, что я испил их с такой полнотой,
я знаю  теперь  их  настоящую цену и знаю также, как часто люди
придают им больше  значения,  чем  следует.  Не  жалею  я  и  о
времени,  проведенном за делом -  и по той же причине. Те, кто
видят только внешнюю его сторону, воображают, что оно  содержит
в  себе  некое  скрытое  очарование,  которое  им  не  терпится
вкусить - и только более близкое знакомство с ним помогает им
открыть истину. Я, который пробыл за кулисами как  наслаждений,
так  и  дел,  и  видел  все  тросы  и блоки, которые передвигают
декорации, изумляющие и ослепляющие публику, ухожу на покой  не
только    без   сожаления,   но   и   с   чувством   спокойного
удовлетворения.
 Но о чем я жалею и всегда буду жалеть, так это о  времени,
которое  я  в  молодые  годы проводил в праздности и безделье, и
которое навсегда  для  меня  потеряно.  Это  обычное  следствие
юношеской  неосмотрительности,  против  которой  я  решительным
образом тебя предостерегаю. Ценность мгновений, если их собрать
воедино и употребить с пользой, огромна, потеря  же,  если  они
растрачены  попусту, невозвратима. Из каждого мгновения человек
может  извлечь   известную   пользу,   и   это   сопровождается
удовольствием, гораздо большим, чем то, с которым это мгновение
упускается.  Не  думай,  что,  говоря - "употреблять с пользой
время", я разумею непрерывные занятия чем-то серьезным. Нет,  в
положенные  часы  удовольствия  столь  же  необходимы,  сколь и
полезны: они образуют человека, придают ему тот вид, который он
должен иметь в обществе, посвящают его в характеры других людей
и открывают ему чужое сердце  в  такие  минуты,  когда  оно  не
бывает  настороже. Не забудь только, что надо уметь как следует
воспользоваться ими.  Я  знал  немало  людей,  которые  в  силу
какой-то  лености  ума  с одинаковым невниманием относились и к
удовольствиям - они не умели радоваться им,  и  к  делам  -
они  не умели их делать. Эти люди причисляли себя к эпикурейцам
только потому, что общались с  людьми,  любившими  жизнь,  и  к
людям  деловым  только потому, что у них было дело, которое они
должны были делать, но которое, однако, не делали.
 Чем бы тебе  ни  приходилось  заниматься,  делай  это  как
следует, делай тщательно, не кое-как. Approfondigsez. Добирайся
до   сути   вещей.   Все   сделанное  наполовину  или  узнанное
наполовину, на мой взгляд, вовсе не сделано и вовсе не  узнано.
Даже  хуже,  ибо  такое  нередко  может  ввести  в заблуждение.
Пожалуй, нет такого места или такого общества, откуда ты не мог
бы почерпнуть те или иные знания - стоит лишь захотеть.  Почти
каждый человек знает что-то одно и бывает обычно рад, когда ему
предоставляется  случай  говорить об этом. Ищите и обрящете -
слова эти стали справедливы - о том  свете,  как  и  об  этом.
Присматривайся ко всему, во все вникай; та манера, в которой ты
будешь  спрашивать,  послужит  оправданием  и  самим  вопросам,
которые  при  других  обстоятельствах   могли   бы   показаться
неуместными и твоему любопытству, ибо в большинстве случаев все
в  значительной  степени зависит от манеры себя держать. Можно,
например, сказать: "Боюсь, что  вопросы  мои  очень  навязчивы,
только  никто,  кроме  вас,  не  может  мне  так хорошо все это
рассказать", или что-нибудь в этом роде.
 Ты теперь живешь в  стране  лютеранского  вероисповедания,
так  бывай  же  в их кирках и присмотрись, как эти люди молятся
богу; понаблюдай за их обрядами и вникни в смысл  и  назначение
каждого  из  них.  А  так как ты скоро будешь достаточно хорошо
понимать по-немецки, то походи на их проповеди и прислушайся  к
тому,  как  они проповедуют. Узнай, как управляется их церковь,
стоит ли во главе ее одно лицо  или  консистории  и  синод.  На
какие  средства содержится там духовенство и клир: на церковные
ли десятины, как в Англии, или на  добровольные  пожертвования,
или  же  все  расходы  несет  само  государство. Проделай то же
самое, когда ты поедешь в страны католического вероисповедания:
походи по их церквам, понаблюдай их  обряды,  узнай  их  смысл,
попроси,   чтобы   тебе   объяснили  значение  некоторых  слов.
Например, прима, терция, секста, нона, матины, ангелус и т.  д.
Узнай, какие существуют в стране монашеские ордена, кто были их
основатели,  какие  у  каждого  из  них  уставы, обеты, обычаи,
доходы и т. п. Но когда ты  будешь  посещать  храмы,  где  люди
молятся  богу  -  а  мне  хочется,  чтобы  ты побывал в самых
различных, во всех, какие только встретятся на твоем  пути  -
помни,  что  в  каком  бы  заблуждении ни пребывали те или иные
люди, ни над одним из них не надо смеяться, ни одно  не  должно
казаться  тебе  нелепым.  Если человек честно заблуждается, его
надо пожалеть, а никак  не  высмеивать.  Предмет  поклонения  в
религиях  всего  мира  всегда  один - высшее существо, которое
вечно и которое сотворило  все,  что  нас  окружает.  Различные
способы  молиться ему ни в коем случае не должны быть предметом
насмешек. Каждая секта верит в свою правоту, и  я  не  знаю  на
этом  свете  такого непогрешимого судьи, который мог бы решить,
какая из  них  права.  Разузнай  также  везде,  где  будешь,  о
государственных  доходах, армии, ремеслах, торговле и о полиции
каждой страны. И хорошо, если бы ты  завел  себе  переплетенную
тетрадь  из  чистых  листов  бумаги,  то,  что  немцы  называют
альбомом, только вместо того, чтобы просить  каждого  встречного
дурака    накорябать    там    хоть   несколько   строчек,   ты
собственноручно заносил бы туда  все  эти  сведения,  сразу  же
после  того,  как  тебе  удастся  почерпнуть  их  из достоверных
источников.
 Чуть было не забыл еще одного вопроса; мне хочется,  чтобы
ты  заинтересовался им и запасся всеми необходимыми сведениями:
узнай, как вершится в данной стране правосудие. Коль скоро  все
суды  -  открытые,  ты  можешь побывать в них, внимательно все
разглядеть и во всем разобраться.
 Одно только беспокоит меня теперь в  отношении  тебя.  Мне
хочется,  чтобы  ты  достиг совершенства, которого, насколько я
знаю,  никто  никогда  еще  не  достигал.  А  коль  скоро   это
неосуществимо,  мне  хочется,  чтобы  ты, насколько возможно, к
этому совершенству приблизился. Должен тебе сказать, я не  знаю
никого, кто был бы на более верной дороге к нему, чем ты. Ни на
чье  воспитание не было затрачено столько сил, сколько на твое,
и никогда ни у  кого  не  было  таких  возможностей  приобрести
знания  и опыт, какие были и есть у тебя. Временами я надеюсь и
предаюсь мечтам, временами - сомневаюсь и даже  боюсь.  Уверен  я
только  в  одном  -  что ты будешь либо величайшим горем, либо
величайшей радостью Твоего...


33  То  благодаря книгам древних, то благодаря сну и часам
праздности Вкушаю я сладостное забвение житейских забот (лат.).




 XXXI



 Бат, 22 февраля ст. ст. 1748 г.
 Милый мой мальчик,
 Каждому   достоинству   и   каждой   добродетели    сродни
какая-нибудь  слабость или какой-нибудь порок; развившись сверх
положенной меры, они превращаются  то  в  одно,  то  в  другое.
Щедрость  часто  становится  расточительностью, бережливость -
скупостью,  храбрость  -   безрассудством,   осторожность   -
робостью,  и т. д. в такой степени, что, по-моему, нужно больше
рассудительности  для  того,  чтобы  соблюсти  меру   в   наших
добродетелях,  чем  для того, чтобы избежать противоположных им
пороков. Порок в своем истинном виде настолько уродлив,  что  с
первого  же  взгляда  вселяет в нас отвращение и вряд ли мог бы
когда-нибудь соблазнить нас, если бы поначалу не надевал  маски
некоей  добродетели.  Добродетель  же  сама  по  себе настолько
прекрасна, что покоряет нас с первого взгляда, а при дальнейшем
знакомстве увлекает все больше и больше. И мы  считаем,  что  в
ней,  так  же  как  и во всем, что прекрасно, немыслимо никакое
излишество. Здесь-то и бывает нужна рассудительность, для  того,
чтобы  умерить и направить в надлежащее русло самые наши лучшие
устремления.
 Сейчас  я  постараюсь  применить  это  рассуждение  не   к
какой-либо   определенной   добродетели,   но   к  одному  виду
превосходства, который из-за недостатка рассудительности  часто
приводит   к   нелепым   и   заслуживающим   всякого  порицания
последствиям: я имею в виду большие знания, которые, если им не
сопутствует трезвый ум, часто вводят нас в заблуждение,  делают
гордецами  и  педантами.  Так  как  я надеюсь, что ты в высокой
степени наделен этим превосходством над другими и, вместе с  тем,
не  страдаешь  слишком  распространенными  его недостатками, то
все,  что  подскажет  тебе  мой   опыт,   может   быть,   будет
небесполезно для тебя.
 Некоторые  ученые  люди,  гордые  своими знаниями, говорят
только для того, чтобы  выносить  решения,  и  судят  обо  всем
безапелляционно. Это приводит к тому, что те, кого они задевают
этой  своей нетерпимостью и оскорбляют, творя насилие, восстают,
и для того, чтобы избавиться от  тирании,  подвергают  сомнению
даже  законный  авторитет.  Чем  больше ты знаешь, тем скромнее
тебе следует быть, и, к  слову  сказать,  скромность  -  самый
надежный  способ  удовлетворить  наше тщеславие. Даже если ты в
чем-то уверен, сделай вид, что колеблешься, изложи свой взгляд,
но  не  настаивай,  и  если  хочешь  убедить  других,  дай   им
почувствовать, что убедить можно и тебя.
 Есть  люди,  которые,  чтобы  показать  свою  ученость,  а
зачастую в силу предрассудков, привитых школой, где им это  все
время  внушалось, постоянно говорят о древних греках и римлянах,
как  о  каких-то  героических  личностях,  считая,   что   наши
современники  стоят  гораздо  ниже их. В карманах они постоянно
носят томик-другой классиков; их тянет  к  старинной  мудрости;
они   не   читают   современного  вздора  и  будут  убедительно
доказывать вам, что за последнюю тысячу  семьсот  лет  ни  одна
наука  и ни одно искусство не подвинулись вперед ни на шаг. Мне
совсем  не  хочется,  чтобы  ты  отказывался  от  знакомства  с
древними  авторами, но мне еще меньше хочется, чтобы ты хвастал
тем, что они тебе исключительно близки. Говори о  современниках
без  презрения,  а  о  древних  - без поклонения; суди о тех и
других по их достоинствам, а отнюдь не по давности лет, и  если
в  кармане  у тебя окажется какой-нибудь эльзевир, не показывай
его и не заводи о нем разговор.
 Некоторые весьма ученые мужи самым нелепым образом выводят
все свои афоризмы, касающиеся как общественной, так  и  частной
жизни,  из  того,  что  они  называют "аналогичными случаями" у
древних авторов. Они не хотят понять, во-первых, что  с  самого
сотворения  мира  ни  разу  не  было двух полностью аналогичных
случаев  и,  во-вторых,  что  ни  один  случай   не   излагался
каким-либо историком, равно как и не доходил до его сведения со
всеми    привходящими    обстоятельствами,    знать    же   эти
обстоятельства  настоятельно   необходимо   для   того,   чтобы
отправляться  от  них  в  своих  суждениях.  Рассуждай о каждом
событии, исходя из него самого и сопутствующих ему обстоятельств,
и соответственным образом поступай; не полагайся на  авторитеты
одних   лишь  поэтов  или  историков  древности.  Если  угодно,
принимай во внимание случаи, которые, на первый  взгляд,  кажутся
сходными,  но  пусть эти аналогии помогают тебе, а не руководят
тобою.
 Мы  до  такой  степени  поддаемся  предрассудкам,  которые
внушает   нам   воспитание,   что,  подобно  тому,  как  древние
обожествляли своих героев, мы готовы обожествлять их  безумцев.
Что   касается   последних,  то,  отдавая  надлежащее  уважение
древности, я должен сказать, что самыми примечательными из  них
были  Курций  и  Леонид.  И  вот  представь  себе, какой-нибудь
закоренелый педант, произнося в  парламенте  речь  относительно
налога в сумме двух пенсов с фунта, приводит этих двух героев в
качестве примеров того, что мы должны делать и как нам надлежит
жертвовать  собой  ради отчизны. Люди ученые, но обиженные умом,
так далеко зашли в подобного рода нелепостях, что  я  нисколько
бы  не удивился, если бы иные из них предложили, чтобы во время
войны с французами мы держали бы в Тауэре гусей, потому что был
аналогичный случай, когда Рим неимоверно много выиграл  оттого,
что  сколько-то  гусей  оказалось в Капитолии. Из того, кто так
рассуждает и так говорит, может выйти только никудышный политик
и никакой не оратор, а пустозвон.
 Есть еще одна разновидность людей: они менее догматичны  и
менее   надменны,  но  не  менее  нескромны.  К  ней  относятся
общительные и блистательные педанты, которые, даже разговаривая
с женщинами, уснащают свою речь меткими греческими и латинскими
цитатами, которые до такой степени запанибрата с  греческими  и
латинскими   авторами,   что   дают   им   имена   и  прозвища,
свидетельствующие о том, что они находятся в близких отношениях
с ними. Так, они привыкли говорить "старик Гомер", "этот хитрый
плут Гораций", "Марон" вместо Вергилия и "Назон" вместо Овидия.
Педантам этим часто подражают хлыщи; у тех нет  вообще  никаких
знаний,  но они помнят несколько имен древних авторов и заучили
какие-то отрывки их наизусть в исковерканном виде.  И  вот  они
имеют  дерзость  повторять  их во всех компаниях, надеясь таким
путем сойти за людей ученых. Поэтому,  если  ты  хочешь,  чтобы
тебя,  с  одной  стороны,  не обвиняли в педантизме, а с другой
стороны - не подозревали в невежестве, не старайся  показывать
на  людях свою ученость. Говори с собравшимися в доме людьми на
их языке, и пусть этот язык будет чистым и не пересыпан словами
из другого. Никогда не старайся показаться  умнее  или  ученее,
чем люди, в обществе которых ты находишься. Носи свою ученость,
как  носят  часы,    во  внутреннем кармане; не вынимай их на
людях и не пускай в ход репетир  только  для  того,  чтобы  все
знали, что у тебя они есть. Если тебя спросят "который час?" -
ответь,  но  не  возвещай  время ежечасно и когда тебя никто не
спрашивает - ты ведь не ночной сторож.
 В общем же помни, что знание (я имею в виду знание древних
языков и литератур) - самое полезное  и  необходимое  человеку
украшение;  не  иметь  его  стыдно,  но  вместе  с тем старайся
всячески избегать ошибок и злоупотреблений, о которых я говорил
и которые слишком уж часто ему сопутствуют.  Помни  также,  что
хорошо  знать  современность  - еще  более  необходимо, чем знать
историю, и что ты лучше  бы  сделал,  если  бы  в  совершенстве
изучил  не  прежнее,  а  современное состояние Европы, хотя мне
хотелось бы, чтобы ты был хорошо знаком и с тем, и с другим.
 Только что получил твое письмо от  17  н.  ст.  Хоть,  надо
признаться,   твой   теперешний   образ   жизни   не   очень-то
разнообразен, тем не менее материал для письма найдется всегда.
Каждый день ты видишь, слышишь или  читаешь  что-нибудь  новое.
Если  ты  вкратце мне сообщишь обо всем и присовокупишь к этому
собственные размышления, из этого  как  раз  получится  письмо.
Впрочем,  если  ты  непременно хочешь, чтобы я задал тебе тему,
пожалуйста, напиши мне о лютеранской церкви в Германии, о  том,
каковы  ее  догматы,  как  там  управляется  церковь,  на какие
средства  она  содержится,  какими   правами   там   пользуется
духовенство и какая у них иерархия.
 Полное  издание  Витторио  Сири здесь очень трудно найти и
очень дорого стоит, но мне оно не нужно. Если у тебя  накопится
очень  уж  много  книг,  ты не будешь знать, что с ними делать,
когда настанет время уезжать из Лейпцига.  Лучше  всего  будет,
если  ты, перед тем как уехать оттуда, все те, которые не будут
тебе совершенно необходимы, перешлешь в Англию  через  Гамбург.
Твой.




 XXXII



 Бат, 9 марта ст. ст. 1748 г.
 Милый мой мальчик,
 Время от времени мне приходится напоминать тебе о том, что
я часто рекомендовал и чему всегда надо уделять много внимания
- о служении  грациям.  Различное  действие, которое оказывают
одни  и  те  же  слова  и  дела,   в   зависимости   от   того,
присоединяются   к   ним   грации   или   их  покидают,  просто
поразительно. Они расчищают путь к сердцу, а сердце имеет такое
влияние на наш ум, что очень важно сделать его своим союзником.
В женщинах сердце - это все, и ничто другое не имеет над  ними
власти, но и для мужчин, причем даже для самых замечательных из
них,  оно  значит  так  много,  что из каждой схватки с разумом
обычно  выходит  победителем.   Ларошфуко   говорит   в   своих
"Максимах",  что  I'esprit est souvent la dupe du coeur(34). Если
бы вместо souvent(35) он сказал: presque toujours(36),  то  он  был
бы,  пожалуй,  еще  ближе  к  правде.  А коль скоро это так, то
целься в сердце. Присущего тебе  достоинства  недостаточно:  ты
завоюешь  им общее уважение всех, но не ту совершенно особенную
симпатию, которую таит в себе сердце каждого.  Для  того,  чтобы
завоевать  расположение  определенного  лица, ты должен, помимо
твоих обычных  достоинств,  обладать  еще  некоторыми  другими,
имеющими  для  упомянутого  лица  совершенно  особое  значение:
оказывать ему  какие-то  услуги  или  предлагать  свою  помощь,
давать   ему   почувствовать   свое   уважение,   быть   с  ним
почтительным,  любезным,  внимательным  и  т.п.  Если  же  ты
вдобавок  можешь  быть еще и приятным, ты отыщешь путь к сердцу
этого человека и тем самым облегчишь свое дело, а вернее всего,
даже обеспечишь его успех.
 На  собственном  опыте   ты   знаешь,   какое   неприятное
впечатление производит тот, кто неуклюж, неряшлив, не умеет как
следует  ничего  сказать и, либо запинается и начинает бормотать
себе что-то под нос, либо гнусавит и растягивает слова, кто  не
обращает  внимания  на  окружающих  и  т.  п.  - как все это
предубеждает тебя против человека, которого ты видишь в  первый
раз,  несмотря  на  то  что, как ты потом узнаешь, у него могут
оказаться большие достоинства и  незаурядный  ум.  А  с  другой
стороны,  поразмысли  над  тем, как противоположные всему этому
качества располагают тебя с первого взгляда  к  людям,  которым
посчастливилось  ими обладать. Тебе хочется видеть в этих людях
все  достоинства,  и  ты  разочарован,  если  их  не  находишь.
Множество   мелочей,  назвать  которые  по  отдельности  просто
невозможно, втайне  сговорившись  между  собою,  порождают  эти
грации,  это je ne sais quoi, которое неизменно нравится людям.
Приятная внешность, изящные движения, уменье надлежащим образом
одеться, мелодичный голос,  открытое  и  приветливое  выражение
лица  без смешливости - все эти качества и множество других -
необходимые составные части того приятного  je  ne  sais  quoi,
которое  каждый  чувствует,  хоть  никто  и  не  может описать.
Поэтому хорошенько присмотрись к тому, что тебе нравится или не
нравится в людях, и убедись в том,  что,  как  правило,  то  же
самое будет им нравиться или не нравиться в тебе.
 А  раз  я  уже  заговорил о смехе, то должен тебя особенно
против него предостеречь: мне очень  бы  хотелось,  чтобы  люди
часто  видели  на твоем лице улыбку, но никогда не слышали, как
ты  смеешься.  Частый  и  громкий   смех   свидетельствует   об
отсутствии   ума  и  о  дурном  воспитании;  этим  способом
низменная  толпа  выражает  свои  глупые  радости   по   поводу
каких-нибудь  глупых  происшествий;  на  ее  языке это означает
веселиться. По-моему, громко... смеяться  может  только  человек
крайне  ограниченный  и  невоспитанный. Настоящее остроумие или
здравый  смысл  никогда  еще  никого  не  смешили;  им  это  не
свойственно  -  они  просто приятны человеку и озаряют улыбкой
его лицо. Смех же обычно возбуждают или низкопробное шутовство,
или какие-нибудь нелепые случайности, люди умные и  воспитанные
должны  показать,  что  они  выше  этого. Стоит только человеку
сесть мимо стула и свалиться на пол, и он  повергает  этим  всю
компанию  в хохот, чего не могло бы сделать все остроумие мира,
- вот, на  мой  взгляд,  неопровержимое  доказательство  того,
насколько   низок   и   неуместен  смех.  Я  не  говорю  уже  о
сопутствующем ему неприятном  шуме  и  о  том,  как  он  ужасно
искажает  черты лица. Смех легко бывает сдержать очень коротким
раздумьем, но, так как с ним обычно связывается представление о
веселье, люди до конца так и не осознают, насколько  он  бывает
нелеп.  У  меня  нет  никакой  склонности ни к меланхолии, ни к
цинизму; я так же хочу и могу веселиться, как и всякий  другой,
но я уверен, что с той поры, когда я стал жить в полном разуме,
никто  никогда не слышал, как я смеюсь. У многих людей, вначале
от неловкости и mauvaise honte(37), выработалась очень неприятная
и глупая манера - о  чем  бы  они  ни  говорили,  говорить  со
смехом.  Например,  один  из моих знакомых, м-р Уоллер, человек
очень незаурядный, самых обыкновенных вещей  не  может  сказать
без  смеха;  поэтому те, кто его не знают и видят в первый раз,
считают его просто дураком.
 Привычка эта, равно как и много других,  очень  неприятных
привычек,  возникает  оттого,  что вступлению этих людей в свет
сопутствует mauvaise honte(37). Попав в общество, они стесняются  и
приходят  в  такое замешательство, что совершенно не знают, что
делать, и вынуждены пускаться на всевозможные ухищрения  только
для  того, чтобы не потерять самообладания, в дальнейшем же все
эти ухищрения превращаются в привычки. Одни ковыряют в  носу,
другие почесывают затылок, третьи крутят в руках шляпу, словом,
у  каждого неуклюжего, невоспитанного человека есть свои особые
выверты. Но частое повторение одного и того же  поступка  ни  в
какой  степени не может служить его оправданием, и хоть во всех
этих вульгарных привычках, да и в самой неуклюжести  нет  ничего
преступного,  их  следует  самым старательным образом избегать,
ибо все это  -  серьезные  препятствия  на  пути  к  искусству
нравиться.  Помни,  что  понравиться кому-то - всегда означает
одержать некую победу или, по  меньшей  мере,  сделать  к  этой
победе  первый  необходимый  шаг.  Тебе  предстоит добиваться в
жизни успеха, и поэтому ты должен  особенно  тщательно  изучить
это  искусство.  Должен  тебе  сказать, что, когда ты уезжал из
Англии, у тебя не было manieres prevenantes(38), и, признаться, в
Англии их не очень-то часто можно встретить, однако, я  надеюсь,
что  твой здравый смысл поможет тебе приобрести их за границей.
Если ты хочешь кем-то быть в свете  -  а  если  у  тебя  есть
характер,  то  ты  этого не можешь не хотеть - все это должно
быть с начала и до конца делом твоих рук, ибо весьма  возможно,
что,  когда  ты вступишь в свет, меня уже на свете не будет. Ни
твое положение, ни твое состояние тебе не помогут, одни  только
достоинства    твои    и   манеры   могут   поднять   тебя   до
приличествующего тебе состояния и места в  обществе.  Фундамент
их  я  заложил данным тебе воспитанием, все остальное ты должен
построить сам.
 Теперь я попрошу сообщить мне кое-какие сведения, которые,
как я полагаю, ты можешь мне дать и которые мне хочется иметь.
 Может ли курфюрст Саксонии приговорить кого-либо из  своих
подданных  к смертной казни за государственную измену самолично,
или виновные должны сначала предстать перед открытым судом?
 Может ли он своей властью держать кого-либо из подданных в
тюрьме столько, сколько ему захочется, без суда?
 Может ли он своей властью изгнать  кого-либо  из  пределов
герцогства?
 Может  ли он обложить своих подданных налогом без согласия
на то Саксонских штатов и что представляют собой эти штаты? Как
они избираются? Какие в них входят сословия? Принимает ли в них
участие духовенство? Где они созываются и как часто?
 Если двое подданных курфюрста затевают тяжбу из-за имения,
расположенного на территории  курфюршества,  то  в  каком  суде
должно   слушаться   дело,   и   будет  ли  решение  этого  суда
окончательным, или его можно обжаловать в Ветцларский  имперский
суд?
 Какие  названия  носят  два  верховных  суда, занимающиеся
гражданскими и уголовными делами?
 Каков средний годовой доход герцогства?
 Какую армию содержит курфюрст в настоящее время,  и  каково
наибольшее   количество   солдат,  которых  курфюршество  может
содержать?
 Я не жду, что ты ответишь мне на все  эти  вопросы  сразу,
отвечай  на  них  по  мере  получения необходимых и достоверных
сведений.
 Как видишь, ты теперь - мой немецкий  оракул,  и  доверие
мое  к  тебе  так  велико, что тебе нет нужды, подобно оракулам
древности, давать двусмысленные ответы, тем более,  что  у  тебя
есть над ними то преимущество, что я хочу узнать от тебя только
о прошлом и настоящем, а не о том, что будет.
 Желаю  тебе  хорошо провести время на лейпцигской ярмарке.
Внимательно осмотри все лавки, наглядись на  шутов,  акробатов,
канатных  плясунов  и  hoc  genus  omne(39),  но  более  подробно
разузнай о существующих там различных промыслах. Прощай.


34 рассудок часто бывает обманут чувством (франц.).

 35 часто (франц.).

 36 почти всегда (франц.).

 37 ложного стыда (франц.).


38 располагающих к себе манер (франц.).

 39 всех тому подобных (лат.).




 XXXIII



 Лондон, 1 апреля ст. ст. 1748 г.
 Милый мой мальчик,
 За это время три раза уже была почта и ни одного письма -
ни от  тебя,  ни  от  м-ра  Харта;  я  думаю,  что  здесь  дело
исключительно  в  каких-либо  непредвиденных обстоятельствах по
пути между Лейпцигом и Лондоном, расстояние-то ведь большое,  и
таких  непредвиденных обстоятельств в пути могло быть немало. Я
всегда стараюсь думать, что ты вполне  благополучен,  когда  не
узнаю  ничего, что бы меня в этом разубедило. Кроме того, как я
часто тебе говорил, меня гораздо больше беспокоит, хорошо ли ты
себя ведешь, чем, хорошо ли ты себя чувствуешь, и когда от  тебя
не  бывает  писем,  я  стараюсь думать, что ты занят каким-либо
более полезным делом.  Пока  ты  будешь  умерен,  ты  будешь  и
здоров,   в   твоем  возрасте  природа  в  достаточной  степени
заботится о теле, если только ей предоставляют свободу  и  если
невоздержанностью  с  одной  стороны,  и лекарствами - с другой,
люди не чинят ей помех. Но  с  душой  дело  обстоит  совершенно
иначе,  и  она-то  у  людей твоего возраста требует серьезных и
неустанных забот и даже  кое-каких  лекарств.  Каждые  четверть
часа,  в  зависимости  от того, проведены они хорошо или плохо,
принесут ей существенные пользу или вред, и притом надолго.  Ей
надо  тоже много упражняться, для того, чтобы обрести здоровье и
силу.
 Присмотрись к тому, насколько отличаются люди,  работавшие
над  собой, от людей неотесанных, и я уверен, что ты никогда не
будешь жалеть ни времени, ни сил на то, чтобы себя воспитать. У
какого-нибудь  ломового  извозчика  органы  все  по   состоянию
своему,  может  быть,  ничуть не хуже, чем у Милтона, Локка или
Ньютона, но по своему развитию люди эти превосходят его намного
больше, чем он свою лошадь. Иногда,  правда,  рождаются  гении,
пробивающие  себе путь лишь природными данными и не нуждающиеся
в образовании, однако такого рода примеры слишком редки,  чтобы
с  ними  следовало  считаться.  Но  даже  и  эти  немногие люди
добились бы в жизни значительно большего, если бы  у  них  было
еще  и надлежащее воспитание. Если бы такой гений, как Шекспир,
был  облагорожен  воспитанием,   красоты,   которыми   он   так
заслуженно   вызывает   наше   восхищение,   не  нарушались  бы
сумасбродствами   и   нелепостями,   которые   им   так   часто
сопутствуют.
 Люди  обычно  бывают  тем, что из них сделали воспитание и
общество, когда им было от пятнадцати  до  двадцати  пяти  лет;
поэтому  помни,  какое  большое  значение  будут для тебя иметь
ближайшие восемь-девять лет: вся твоя последующая жизнь зависит
от них. Я совершенно откровенно выскажу тебе все мои надежды  и
опасения  касательно  тебя.  Мне  думается,  что из тебя выйдет
настоящий ученый муж и что ты сумеешь приобрести большой  запас
разнообразных  знаний,  но я боюсь, как бы ты не пренебрег тем,
что считается вещами незначительными, хотя  в  действительности
они  весьма  существенны  -  я  имею  в виду обходительность,
приветливость и располагающие к себе манеры:  это  подлинные  и
основательные  преимущества, и, однако, люди, не знающие света,
считают все это пустяками. Мне пишут,  что  ты  говоришь  очень
быстро  и  неотчетливо  -  это очень неудобно и неприятно для
окружающих, и я уже  тысячу  раз  тебе  это  старался  внушить.
Пожалуйста,  будь  внимателен  к  своей  речи  и  постарайся ее
исправить.  Когда  человек  говорит  отчетливо  и  приятно,  он
гораздо  большего  может  добиться,  и  мне приходилось слышать
немало  содержательных  речей,  которые  люди   оставляли   без
внимания  из-за  того,  что  у произносивших их была неприятная
манера говорить, и не меньше  речей  пустых,  которым,  однако,
люди  рукоплескали  только потому, что их было приятно слушать.
Прощай.




 XXXIV



 Лондон, 17 мая ст. ст. 1748 г.
 Милый мои мальчик,
 Получил вчера твое письмо от 16 мая н. ст. и, прочтя  его,
написал сэру Чарлзу Уильямсу благодарность за внимание, которое
он  тебе  оказал.  Твое  первое  появление при дворе оказалось,
по-видимому, удачным, и его величество король Польши обратил на
тебя внимание. Надеюсь, что ты отнесся к этой похвале  спокойно
и  с  уважением,  как  и  должен  отнестись  настоящий светский
человек. Людей, плохо  воспитанных  и  темных,  всякое  величие
ослепляет:  они  до безумия пугаются, когда с ними заговаривают
короли или великие люди, теряются, робеют и не знают,  ни  что,
ни  как  им ответить, тогда как les honnetes gens(40) присутствие
высокопоставленных лиц не ослепляет;  люди  благородные  знают,
какое они должны оказывать им уважение, и не забывают о нем, но
при  этом  нисколько  не смущаются и могут так же непринужденно
разговаривать с самим королем, как если бы перед ними был любой
из его подданных. Вот великое преимущество  тех,  кого  смолоду
вводят  в высшее общество и кто рано приучается разговаривать с
лицами, занимающими более высокое положение.  Сколько  я  здесь
видел  людей,  получивших  самое лучшее английское образование,
сначала в школе, а потом  в  университете,  которые,  когда  их
представляли  королю,  не  знали, стоят ли они на голове или на
ногах.  Стоило  только  королю  заговорить  с   ними,   и   они
чувствовали  себя совершенно уничтоженными, их начинало трясти,
они силились засунуть руки в карманы  и  никак  не  могли  туда
попасть,   роняли  шляпу  и  не  решались  поднять;  словом,  в
поведении  их  было   все,   что   угодно,   только   не   было
естественности и простоты.
 Человек  воспитанный  умеет говорить с нижестоящими людьми
без  заносчивости,  а   с   вышестоящими   -   уважительно   и
непринужденно.  Беседуя  с  королями,  он  остается  совершенно
спокойным; он умеет пошутить с дамами, принадлежащими  к  самой
высокой  знати  -  непринужденно,  весело,  но вместе с тем и
почтительно. С теми же, кто равен ему по положению,  независимо
от  того,  знаком  он  с ними или нет, он говорит о вещах, всех
интересующих и всем доступных, не позволяя себе,  однако,  быть
чересчур  легкомысленным,  нисколько  не  волнуясь  и  не делая
никаких неловких  движений.  И  надо  сказать,  что  такая  вот
непринужденность всегда производит самое выгодное впечатление.
 Мне  бы  хотелось, чтобы чайный прибор, полученный от сэра
Чарлза Уильямса, ты подарил своей матери и послал ей с Дювалем,
когда тот вернется.  Ты  должен  не  только  испытывать  к  ней
почтение,  но и помнить, как ты обязан ей за ее заботу и ласку,
и поэтому пользоваться каждым случаем, чтобы выразить  ей  свою
признательность.
 С  нетерпением жду от тебя известий из Дрездена, равно как
и ответов на те многие вопросы, которые я тебе задал.
 А пока прощай, и да благословит тебя бог!


40 людей благородных (франц.).


Яндекс.Метрика