A+ R A-

Линия жизни 2

Содержание материала


ПРИЗРАКИ КОНСТАНТИНОВСКОГО
ДВОРЦА


Был декабрь 1963 года. Курсанты нашей роты, по утвержденному графику, несли дежурство на военной кафедре ВМП  *.

* Кафедра ВМП – кафедра военно-морской подготовки.

Обязанностью курсантов было нести вахтенную службу во дворце. Дежурный по ВМП должен был постоянно в течение суток находиться на боевом посту, в полуподвальном помещении Константиновского дворца, и отвечать за порядок во всем восточном крыле здания. Для курсантов был составлен график дежурства. Смена караула проходила ежедневно в 9 часов утра. Дежурная смена приходила во дворец и принимала дежурство у курсантов предыдущей смены.
С утра и до вечера время летело незаметно в обычных хлопотах по дежурству. Зимой темнеет рано, и часов в семь мы закрывали входную дверь на засов. С приходом вечера становилось не только темно, но и тихо. Дворец находится в уединенном месте, вокруг него обширный старый парк с вековыми деревьями, пруды и водные каналы, (поэтому Константиновский дворец иногда называют замком). Четыре этажа – включая цокольный этаж, колоссального исторического здания, погруженного в полную темноту, и мы, два молодых парня в морской форме. Вокруг нас тишина, безмолвие и мрак.
По графику в этот день мне пришлось дежурить одному. День прошел относительно спокойно. Занятия на ВМП закончились в 16-00, курсанты и преподаватели ушли из помещения, наступил вечер. Свет горит только на лестничной площадке и в помещении, где находится мой пост. На посту не было карманного фонарика. Часов в десять или одиннадцать вечера я пошел посмотреть верхние этажи здания. Когда я поднялся в темноту второго этажа, мне стало неприятно – старые стены казались чужими, зловещими. Сразу вспомнились рассказы других дежурных о слышавших им звуках с верхних этажей дворца. Спать на дежурстве не положено – это грубое нарушение устава караульной службы. Но невозможно устоять перед соблазном, если знаешь, что до утра тебя никто не потревожит. Я погасил свет на лестничной площадке и пошел к себе в полуподвальное помещение – так называемый цокольный этаж. В комнате дежурного было небольшое окно под самым потолком и вторая дверь. Дверь всегда была закрыта на ключ, на которую никто не обращал внимания, и, как показали последующие события, абсолютно зря. Впоследствии оказалось, что это не просто дверь, а дверь, ведущая в мрачные, сырые и никому не известные многоярусные подвалы Константиновского дворца. Проснулся я неожиданно. В соседней комнате за стеной мне почудился какой-то шум. Этот шум меня и разбудил, я встал, но свет зажигать не стал.
Окончательно проснувшись, тихо лежал на своем месте. Я хотел понять, откуда исходит этот шум и что происходит за стеной. Звуки были негромкие, но они были там, где их не может быть. Они мне напоминали звуки, возникающие при падении бесконечного множества пустых картонных коробок. Казалось, что там рушатся огромные высокие стеллажи с этими коробками. Спустя некоторое время к падающим коробкам добавились тихо грохочущие металлические листы. Такое впечатление, что кто-то ходит по железу, и оно играет под его ногами. Я лежал и думал, когда же это закончится. Вдруг сверху раздались голоса, вернее один голос, и это был женский голос. Как будто бы сверху на первом этаже находилась женщина, и она громко рассказывала. Я в недоумении мучительно прислушивался к тому, что она говорит, но все мои старания ни к чему не привели. Голос был четкий и внятный, но я не смог разобрать ни одного слова. Через какое-то время падение коробок прекратилось, но за стеной начали пилить, настойчиво и старательно, кто-то пилил тупой ножовкой по твердому дереву. Весь этот кошмар длился часа два, а потом все затихло. Я долго не мог уснуть, но все-таки здоровый сон овладел мной.
О том, что мне слышалось во время дежурства, я никому не рассказывал, боялся, что мне никто не поверит. Днем все это мне самому показалось невероятным. Дневная суета заставила забыть ночные страхи, и прошло несколько дней, прежде чем я вспомнил, что происходило той ночью, - мне надо было снова заступать на дежурство. Второе дежурство мало, чем отличалось от предыдущего. В этот раз мы дежурили вдвоем. Ночью я проснулся от массы невероятных звуков. Повторился весь ассортимент звуков – здесь были и падающие стеллажи, и женская невнятная  речь, и пильщик по дереву с тупой ножовкой. Мне так и не удалось определить, откуда берутся эти ночные звуки. Накануне вечером я тщательно обследовал все помещения цикла ВМП, но ничего подозрительного не обнаружил.  
Через две недели мне пришлось снова дежурить (заболел мой товарищ – и попросил за него подежурить). Но в это раз картина моего дежурства несколько изменилась – мне пришлось опять дежурить одному. Я предусмотрительно взял на дежурство переносной радиоприемник «SELGA» и карманный фонарик.
В 10 часов вечера осмотрел верхние этажи здания, проходя по огромному Мраморному залу, представляю себе, как здесь по субботам шумно и весело, как громко играет наш оркестр, и как кружатся пары. А сейчас здесь только темные тревожные углы и режущая слух тишина.
Закрываю дверь на щеколду, перелистываю учебник «Радионавигационное оборудование морских судов» и слушаю радиоприемник. Свет в помещении решил не выключать всю ночь. Прошло какое-то время, а потом… все и началось. Я подсознательно знал, что все это скоро начнется, но все равно был ошеломлен неожиданностью и резкостью звуков. Это был целый шквал звуков, они были невероятно громки и четки. Тут были и уже «привычные» для меня звуки, но на порядок громче, новые зловещие шумы. Я в ужасе лежал на топчане и слушал….
От паники меня спас только радиоприемник, точнее станция «Маяк». Я смотрел только на радиоприемник и заворожено слушал живой человеческий голос. Железное спокойствие и непринужденность этого голоса благотворно влияли на мою напряженную психику и не давали перейти границу разума. Я благодарил судьбу, что догадался взять приемник. Кульминацией всей этой вакханалии стали глухие шаги по паркету цокольного зала, где, как я помнил, горел свет. Неизвестно кто шел к моей комнате. Приближающие шаги были настолько отчетливо слышны, что у меня от страха зашевелились волосы на голове. А кто-то остановился у моей двери и, я, тяжело дыша, взялся за ручку двери, был я на грани отчаяния. Дверная ручка повернулась, я рывком открыл дверь и распахнул ее.… Мысленно я подумал, что пришел с проверкой дежурный офицер, но за дверью никого не было. Все еще волнуясь, прошел в зал, но и здесь никого не было. Горит свет, все тихо, исчезли все звуки.
Я вернулся в свою комнату, закрыл дверь на щеколду и стал обдумывать происходящие события.
Под действием звенящей тишины и под музыку радиоприемника я постепенно пришел в себя, успокоился. Понять я ничего не мог, но и уснуть тоже. Так и дождался рассвета. В девять часов утра меня сменили, и больше мне не пришлось дежурить на цикле ВМП в полуподвальном помещении большого Константиновского дворца. Но необычные события тех ночей до сих пор будоражат мою память.
Прошло много лет, если точнее –  сорок лет. Когда я стал собирать и готовить материал для написания книги, случайно в одном журнале удалось прочитать следующее: Статья информационного агентства – крах операции «РЕЗИДЕНЦИЯ». Статья о реставрации старого Константиновского дворца в поселке Стрельна. Автор статьи – Елена Прудникова. В своей статье она пишет следующее:
 


САТАНИНСКИЕ СЛЕДЫ
Автор - Елена Прудникова.


… Дело в том, что подземелья Константиновского дворца в поселке Стрельна под Ленинградом, облюбовали для своих шабашей местные рокеры – сатанисты и язычники. С одним из них, назвавшимся Лордом Каргамоном, нам довелось побеседовать.
--- Мы собирались и производили наши обряды на старых кладбищах. Чаще всего совершались обряды «освящения» и «приобретения магических сил» – таких как управление, стихиями, взывание духов ветра. Мы все больше и больше в это втягивались. Затем собирались в старых катакомбах и подвалах под Константиновским дворцом. Там мы совершали свои обряды, приносили в жертву летучих мышей.
Больше склонялись не к антихристианству, а к язычеству. Делали капища в лесу. Пытались получить силу от тех мест, где проводились жертвоприношения. Это районы – где обитали языческие племена –« чудь водь ».
Там еще сохранились камни с вырубленными на них жертвенниками, времен раннего язычества, до основания Великого Новгорода.
А потом я понял, что это надо прекращать, потому что большая часть людей, которые занимаются сатанизмом, оказываются в психиатрических больницах. Сначала возникает подавленное состояние, депрессия. От него пытаешься избавиться традиционными способами (употребление водки…). До наркотиков я не дошел, но употреблял водку. И еще возникало желание – резать себе руки …
Правда, все рассказанное бывшим сатанистом или нет, сказать трудно. Но, катакомбы, подвалы под старым Константиновским дворцом существуют, (следы оргий сатанистов тоже существуют).
И языческие капища (костры) в окрестностях дворца – тоже не миф.
Таким образом – то, что я слышал во время моего дежурства на кафедре военно- морской подготовки в декабре 1963 года – это не миф, это реальность...
 

 


* * *

СОДЕРЖАНИЕ


Предисловие


ЧАСТЬ ПЕРВАЯ


Родители
Деревня Дудинец
Детство
Школьные годы
Киверичская средняя школа
Преподаватели школы
Выбор профессии


ЧАСТЬ ВТОРАЯ


Ленинградское Арктическое училище
Учеба в ЛАУ
Призраки Константиновского дворца
Сатанинские следы


ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ


Учебная практика


ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ


Арктический дневник
Наша работа
QSL- карточки
Коллектив РПЦ
Сердце полярника
«Огород …в Арктике


ЧАСТЬ ПЯТАЯ


Полярная станция «СП-15
Ледовый тупик
Дальний Восток
Возвращение в город  Калинин
Военная служба


ЧАСТЬ ШЕСТАЯ


Пора путешествий


ЧАСТЬ СЕДЬМАЯ


Жизнь в гражданских условиях  

 

 

Яндекс.Метрика