Забытый Моонзунд

Опубликовано: 23 января 2017
Просмотров: 60215

 

 

 

Забытый Моонзунд

Раздел создан по книге Юрия Мелконова «Батареи Моонзунда» и другим материалам...

 

 

Батареи Моонзунда

 

Кто владеет Моомзундскими островами, тот владеет всей северной полови­ной Балтийского моря. Стратегическое значение этих островов чрезвычайно велико. Дважды в ХХ-м веке острова Моонзундского архипелага становились промой ареной военных сражений.

В Первую Мировую войну здесь сталкивались интересы Российской импе­рии и Кайзеровской Германии. Во время Второй Мировой войны стремления великих держав вновь были направлены на захват островов Моонзунда.

Огромные силы и средства направлялись на острова для создания оборо­нительных сооружений. Сталь и бетон, самые современные артиллерийские системы тех лет доставлялись на острова Моонзунда, устанавливались на по-зициях и направляли стволы орудий в туманный горизонт Балтийского моря.

 

  Офицеры Моонэундскои позиции. 1917 год

 

Лучшие инженеры, строители, рабочие, солдаты и матросы монтировали новые, в заводской смазке орудия, чтобы через три месяца своими руками взорвать их, послав последний снаряд в горячий казенник.

Наш рассказ о батареях Моонзундских островов начинается с далеких событий начала ХХ-го века.

    Расположение Моондзундского архипелага в Балтийском море....

 

 

Свидание двух императоров

 

 

В середине лета 1912 года в Балтийском Порту (Палдиски) состоялась встреча двух государей - Николая II-го и Вильгельма II-го. Немецкий Кайзер прибыл на яхте «Hohenzollern» в сопровождении новейшего линейного крейсе­ра «Мольтке», а русский Государь - на императорской яхте «Штандарт» в соп­ровождении кораблей русской эскадры.

 

 Яхта «Hohenzollern» немецкого императора Вильгельма II-го служила в качестве государственной яхты для представительских целей. (Длина - 122м, ширина – 14м, скорость – 21,5уз.  Введена в эксплуатацию 8 апреля 1893 года, исключена из реестра судов 27 декабря 1920 года)

 

 

   Яхта «Штандарт» (в 1917—1936 «18 марта», в 1936—1948 «Марти», с 1948 «Ока») — судно Балтийского Флота. (Длина – 128м, ширина – 15,8м, скорость –22уз. Введена в эксплуатацию в 1896 году)

 

Гремел салют наций, развевались флаги расцвечивания. Два Государя приняли парад войск гарнизона Балтийс­кой крепости, после которого на яхте «Штандарт» был дан завтрак на 50 кувер­тов. Известный германский адмирал Тирпиц пишет в своих воспоминаниях о настроениях в Германии того времени: «Больше всех не хотел войны Кайзер». Русский Император также не хотел войны, у России не было стремления захватывать новые земли, а после русско-японской войны в русском обществе господствовали пацифистские настроения. Встреча проходила в сердечной и дружественной обстановке, но императоры России и Германии все-таки не су­мели договориться о главном - предотвратить Мировую войну.

Военные машины двух держав были запущены на полную мощность. Герма­ния строила огромный линейный флот. Ускоренными темпами сооружался Кильский канал, позволявший перебрасывать крупные корабли между Бал­тийским и Северным морями по внутренным водным коммуникациям Герма­нии. Россия быстро восполняла потери флота после поражения в русско-японской войне. В марте 1912 года Николай II-й уже подписал план подготовки к войне, и Балтийский флот приступил к строительству и оборудованию минно-артиллерийских позиций в Финском заливе и на Моонзундских островах.

План был разработан под руководством командую­щего Балтийским флотом адмирала Николая Оттовича Эссена - выдающегося военно-морского деятеля России. Адмирал Эссен - участник русско-японской войны 1904 - 1905 годов, отличался исключительной личной храбростью, умением принимать смелые так­тические решения и не соглашался с пассивными формами ведения войны.

 

  Николай Оттович фон Эссен (11 декабря 1860, Санкт-Петербург — 7 (20) мая 1915, Ревель) — русский адмирал (14 апреля 1913), командующий русским флотом Балтийского моря.

 

Противника можно разбить только в бою. Предпо­лагалось путем постановки минных заграждений в море и создания позиций батарей на берегу навязать противнику невыгодные условия боя и не дать ему войти в Финский и Рижский заливы.

 

 Схема1. Минно-артиллерийские позиции Балтийского флота в 1914 году

 

К началу Первой Мировой войны на Балтийском театре было оборудовано 8 минно-артиллерийских позиций.

1.Аландская позиция - Аландские острова.

2.Передовая позиция - полуостров Ханко - остров Даго.

З.Моонзундская позиция - острова Моонзундского архипелага и западное побережье Эстонии.

4.Ирбенская позиция - полуостров Сворбе и Ирбенский пролив

5.Главная позиция - оборона главной базы флота в Ревеле.

6.Фланговая позиция - оборона базы флота в Гельсинфорсе.

7.Запасная позиция - остров Гогланд.

8.Кронштатская позиция.

Главная позиция получила наименование «Морская крепость имени Импе­ратора Петра Великого». Кронштатская позиция объединяла все крепости и форты, предназначенные для обороны столицы России.

Работы по строительству береговых батарей начались в 1913 году. В пер­вую очередь строились дороги. Почти к каждой батарее подводилась узкоко­лейная железная дорога, соединяющая позиции батареи с ближайшей прис­танью, так как все тяжелые грузы - орудия, металлоконструкции, снаряды -доставлялись морским путем.

Первые батареи были переданы флоту в 1914 году и в дальнейшем строи­тельство велось в течение всей войны, до 1917 года включительно.

Всего на Моонзундской и Ирбенской позициях было установлено 54 орудия калибром от 75 мм до 305 мм.

С началом боевых действий все береговые батареи объединялись в При­морский фронт и делились на батальоны в соответствии с боевыми участка­ми обороны побережья и проливов.

Схема 2. Дислокация береговых батарей на Моонзундских островах в 1917 году

 

 


 

 

Батареи мыса Церель

 

 

В ходе Первой Мировой войны германский флот неоднократно предприни­мал попытки прорваться в Рижский залив через Ирбенский пролив, но каж­дый раз, неся потери от мин и русских кораблей, отходил назад.

В Рижском заливе к началу боевых действий находились корабли русской эскадры в составе линейного корабля «Слава», линейного крейсера «Цесаре­вич», крейсера «Баян», 12 эсминцев типа «Новик», 16 миноносцев, трех под­водных лодок, тральщиков и других кораблей. Эскадра базировалась на прис­тань Куйвасту (остров Моон).

 

 Расположение российской эскадры в Рижском заливе...

 

В составе русских морских сил находились также и британские подводные лодки ( Е-1, Е-8, Е-9, Е-13, Е-19 и лодки типа С), действия которых против бо­евых кораблей и транспортов противника во многом заставили Германию сократить активность своего флота на Балтике.

 

 Подводная лодка Е-1 (тип Е, серия 1), Англия, 1913 год.

 

Начало войны на Балтийском море складывалось не так, как хотелось не­мецким адмиралам. Смелые действия русского флота в южной части Балти­ки и минные постановки у Данцига и Киля стали неожиданностью для герма­нского командования.

Кайзер Германии Вильгельм II-ой, зас­лушав доклад принца Генриха Прусского об итогах кампании 1914 года на Балтике, с сожалением признал: «Война в Балтийс­ком море слишком богата потерями без соответствующих успехов!». Флагманом немецких сил на Балтике в апреле 1915 го­да был назначен контр-адмирал А. Гопман,который энергично стал готовить операцию по форсированию Ирбенского проли­ва и вторжению в Рижский залив с целью содействовать флангам сухопутного фронта, наступающего в Курляндии.

 

 Albert Hopman (Альберт Гопман) (30 апрель 1865 – 14 март 1942) немецкий контрадмирал (позднее — вицеадмирал)

 

Конечной задачей операции была бомбар­дировка береговых укреплений Риги.

Береговая оборона Риги строилась веками. К началу Первой Мировой вой­ны она состояла из десяти береговых батарей с орудиями калибром до 10 дюймов, расположенных в мощнейших фортах на левом и правом берегах устья Западной Двины. Взять город, не сокрушив батареи Риги, было невоз­можно. С суши Ригу защищали латышские стрелковые батальоны.

 

Рига. Даугавгривская крепость

 

Рождестве­нские бои 1916 года под Ригой, на Пулеметной горке, показали невероятную стойкость латышских стрелков перед лицом врага.

 

  Латышские стрелки в Первую мировую...

 

Во второй половине августа 1915 года кайзеровский флот приступил к актив­ным действиям по прорыву в  Рижский залив.

 

  Германский флот в Рижском заливе

 

 


 

 

 

19 августа в сорока милях западнее острова Эзель произошел бой немецкой эскадры с  русскими кораблями. Ли­нейный крейсер «Мольтке» был атакован английской подводной лодкой Е-1 под командованием капитан-лейтенанта Ноэла Лоуренса и получил попадание тор­педы в носовую часть. Опасаясь дальнейших потерь, отряд немецких кораблей вынужден был возвратиться в Данциг, сопровождая поврежденный крейсер.

 

  Два друга, два будущих адмирала, капитан-лейтенанты командир Е-1 Ноэль Лоуренс (справа) и командир Е-9 Макс Хортон (слева)

 

Царь Николай II-ой пожелал лично встретиться с командиром подводной лодки Е-1. Государь наградил Лоуренса орденом Святого Георгия и поблаго­дарил капитан-лейтенанта «за спасение Риги».

 Орден Святого Великомученика и Победоносца Георгия

 

В конце августа 1915 года немецкая эскадра все же вошла в Рижский за­пив, где встретила упорное противодействие русского флота. Эсминец «Но­вик» (командир капитан 2-го ранга М.А.Беренс) потопил новейший германс­кий эсминец \/-99 и нанес повреждения эсминцу \/-100. Этот бой описан в ро­мане Валентина Пикуля «Моонзунд».

 Оборона Рижского залива и прорыв германского флота 16-21 августа 1915 года...

 

Блестящим примером стойкости русских моряков стал бой возле острова Ру­но (Руху) канонерских лодок «Сивуч» и «Кореец» с двумя немецкими линкора­ми, крейсером и миноносцами. Получив тяжелые повреждения в неравном бою «Сивуч» начал тонуть, но, погибая, продолжал стрелять по противнику.

Командир германской флотилии миноносцев записал в своем дневнике: «Противник храбро сражался до последнего мгновения; надстройки его были разрушены, внутри происходил взрыв за взрывом, и борт его был красен, как жаровня.

 

 Картина художника В. Чекалова «Бой в Моонзундском проливе»

 

В 21.30 корабль перевернулся со всем его мужественным экипажем. 8-я флотилия миноносцев провела атаку, выпустив по нему четыре торпеды». 32-х летний командир «Сивуча» капитан 2-го ранга Петр Нилович Черкасов посмертно был награжден орденом Святого Георгия, а сам «Сивуч» военные специалисты мира назвали балтийским «Варягом». Английская газета «Стар» писала в те дни: - «Мир вспомнит о героизме «Сивуча» даже тогда, когда все другие события этой титанической войны станут достоянием истории».

 

Капитан 2-го ранга Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч»

 

Несмотря на объективную необходимость укрепления обороны Ирбенского пролива, береговые батареи на мысе Церель начали строить только в конце 1916 года.

 

  Маяк на мысе Церель. Начало ХХ-го века

 

Батареи, расположенные на полуострове Сворбе, организа­ционно входили в 4-й батальон Приморского фронта и включа­ли в себя три береговые бата­реи ( №№ 40,41,43) и четыре зе­нитные батареи (№№ 40а,42,43в,44г). Оборону побе­режья в районе мыса Церель держали три роты морского Гвардейского экипажа.

 

 Схема 3. Береговые батареи мыса Церель в 1917 году

 

 


 

 

Начальник боевого участка Сворбе - капитан 1-го ранга М.Г. Кнюпфер.

 

Мориц Георгиевич Кнюпфер (11.09.1882–18.03.1954) Капитан 2-го ранга (6.12.1915). Окончил Морской кадетский корпус (1903). Во время русско-японской войны участвовал в Цусимском сражении. Офицер Гвардейского экипажа. После гражданской войны в эмиграции. Умер в Лондоне.

 

Батарея № 41.4 орудия Викерс калибром 130 мм. Открытая стационар­ная. Расположена в районе причала Мынту.

 

 Дислокация береговых батарей на Моонзундских островах в 1917 году

 

 

 130-мм корабельная пушка образца 1913 года (Б-7) – корабельное орудие калибра 130 мм образца 1913 года, разработанное конструкторами Обуховского сталелитейного завода. Состояло на вооружении ВМФ Российской империи (позднее — ВМФ СССР).

 

Главной задачей 41 -ой батареи была оборона пристани Мынту и якорных сто­янок сторожевых судов у восточного побережья полуострова Сворбе, а также защита фарватера для миноносцев с южной стороны мыса Церель. Учитывая тот факт, что русские корабли дозора постоянно дежурили у входа в Ирбенский пролив, наличие в этом районе хорошо защищенной гавани было крайне важно.

 Нагрудный знак в ознаменование 200-летия Усть -Двинской крепости. 1910 год

 

Батарея вступила в строй в марте 1917 года. На вооружение батареи посту­пили новейшие 130/55-мм пушки, которые были изготовлены в Англии, на за­воде Викерса и предназначались для крейсера «Варяг». Легендарный крейсер к тому времени был выкуплен у Японии и находился на ремонте в Англии. Предстояло заменить изношенные шестидюймовые орудия крейсера на новые 130-мм пушки. В связи с перерывом в ремонте крейсера 12 орудий были дос­тавлены в Россию, из которых 4 пушки передали для обороны острова Эзель.

 

Маяк на мысе Сааре (Церель) в наши дни. Маяк был построен в 1646 году купцом Эбертом-Деллингсгаузеном. С течением времени он неоднократно перестраивался, в годы Второй мировой войны он был сильно поврежден и в 1960 г. вместо временного деревянного маяка была построена коническая монолитная железобетонная башня высотой 48 метра, причем верхняя часть башни была окрашена в черный цвет, а нижняя – в белый. На маяке установили усовершенствованный светооптический аппарат с белым группо-проблесковым огнем. Высота башни 52 метра. Высота огней 53 метра над уровнем моря. Свет белый.

 

Орудия устанавливались на станке Обуховского завода, с углами вертикаль­ного наведения от - 8° до + 30°. Механизмы пушки закрывались броневым щи­том толщиной 25 мм. Прислуга располагалась открыто. Для обслуживания одно­го орудия назначалось 10 человек. Полный вес орудийной установки - 17 тонн.

Для стрельбы из 130/55-мм пушек применялись полубронебойные и фугас­ные снаряды образца 1911 года. Вес снаряда 36 кг, вес взрывчатого вещест­ва 4,71 кг (фугасный снаряд), вес порохового заряда 11 кг. Дальность полета снаряда при угле +30° возвышения орудия составляла 18,5 км.

 

14b   Береговая артиллерийская установка 305-52-мм батареи №43 у мыса Церель.

 

Орудия батареи не имели кругового сектора обстрела и огонь мог вестись только в сторону моря.

Самая мощная батарея на мысе Церель. Командир батареи старший лейте­нант Бартенев.

 

  Старший Лейтенант Бартенев Николай Сергеевич (стоит) - командир батареи № 43 мыса Церель. (Старший Лейтенант БАРТЕНЕВ Николай Сергеевич - прототип героя романа Пикуля "Моонзунд" ст.лейтенанта Артеньева)

 

Церельскую батарею строил известный русский фортификатор Унгерман. Вступила в строй в апреле 1917 года. Состояла из четырех открытых позиций 305-мм орудий и двух бронированных капониров. Между пристаньюМынту и батареей была проложена 4,5 километровая узкоколейная (колея 750 мм) железнодорожная ветка. На линии использовался паровоз типа 0-3-0 фирмы «Оренштейн и Коппель» мощностью 90 л.с, изготовленный в Германии в 1914 го­ду. Восьмитонные платформы были сде­ланы в 1913 году на вагонном заводе «Артур Коппель» в Санкт-Петербурге.

 

14c    Паровоз фирмы «Orenstein & Koppel» типа 0-4-0

 

 


 

 

 

В 1907 году для линкоров типа «Се­вастополь» была спроектирована 305/52-мм пушка. Заказ на изготовление пушек получил Обуховский сталелитей­ный завод (ОСЗ) в Санкт-Петербурге. К началу 1917 года Морское ведомство получило 126 орудий, которыми были во­оружены балтийские и черноморские линкоры. В 1910 году Главное артилле­рийское управление заказало ОСЗ 16 береговых установок 305/52-мм пушек, затем последовали еще заказы, и к сентябрю 1917 года было изготовленно 36 установок. Лафеты 305/52-мм орудий изготавливал Металлический за­вод в Санкт-Петербурге.

 

 Глaвный калибр линкора «Севастополь»

 

На Балтике береговые батареи с 305/52-мм ору­диями были построены на островах Эре, Эзель и Даго, а также в крепостях - форт Ино и форт Алексеевский (Красная горка). Планировалось строи­тельство такой же батареи в Усть-Двинске (Рига).

Береговая установка 305/52-мм пушки представляла собой внушительное сооружение. Ствол пушки имел длину 16 метров и весил более 50 тонн. Высота установки 6 метров, общий вес 120 тонн. Нес­мотря на огромные размеры заряжение орудия происходило вручную. Сна­ряд весом 470 кг поднимался на ли­нию подачи ручной лебедкой и далее 6 человек прислуги прибойником до­сылали его в ствол. Также вручную досылались и пороховые заряды ве­сом 132 кг. Фугасный снаряд образ­ца 1911 года нёс 60 кг взрывчатого вещества, имел начальную скорость 800 м/сек и дальность полета 28 км.

  Бронебойные снаряды корабельных орудий главного калибра (слева направо): 343-мм английский конца XIX века (броненосец «Ройал Соверен»), 305-мм русский образца 1911 года (линкор «Севастополь»), 340-мм французский образца 1912/1921 гг. (линкор «Бретань»), 380-мм немецкий (линкор «Бисмарк»), 460-мм японский (линкор «Ямато»), пороховой заряд 460-мм выстрела

 

На каждой пушке имелся свой пе­рископический прицел Цейса. Общее управление огнем батареи осущес­твлялось приборами управления стрельбой системы Гейсмера с 1,5 - метро­вым дальномером.

Для обороны Ирбенского пролива русский флот за три года войны выста­вил около 10000 мин. В 1917 году, в связи с захватом немцами Курляндского берега, русские выставили большое минное заграждение у мыса Домеснес (Колкасрагс).

Немецкий флот неоднократно пытался проводить траление мин в Ирбенском проливе, но каждая попытка тралить фарватер отражалась огнем бата­рей Цереля. Немцы понимали, что не уничтожив 305-мм батарею, они не смо­гут осуществить прорыв крупными силами в Рижский залив.

Для германских линейных кораблей 43-я батарея была целью номер один. После постоянных обстрелов батарея отвечала огнем двух орудий, так как прислуга двух других разбежалась. Позиции батареи подвергались бомбарди­ровкам с воздуха. После очередной воздушной атаки 17 сентября 1917 года загорелся склад пороховых зарядов. Строительство батареи не было законче­но, склад пороховых зарядов и склад снарядов находились в бревенчатых пог­ребах, стена между складами прогорела и последовал взрыв сорока четырех 305-мм снарядов. В результате взрыва выбыло из строя 7 офицеров и 114 мат­росов. К середине октября кайзеровские войска подошли к батарее с суши. Орудия батареи не имели кругового сектора обстрела и не могли противодей­ствовать войскам, наступавшим на мыс Церель по полуострову Сворбе. Нем­цы предъявили батарее ультиматум о сдаче. Батарейцы ответили: «Русские в плен не сдаются. Долг повелевает нам драться до последнего снаряда».

 

Позиция 305-мм орудия на мысе Сааре (Церель) в наши дни

 

43-я батарея держалась до 15(2) октября. Под огнем немецких линкоров личный состав покинул батарею. На батарее остались 20 человек во главе с командиром, с намерением взорвать позиции и орудия. Попытки взорвать двенадцатидюймовые орудия оказались тщетными. Подрывная команда и ко­мандир батареи попали в немецкий плен, откуда возвратились только в 1919 году. Судьба 43-ей батареи вообще связана с цепью трагических обстоя­тельств.

 

  Позиция 305-мм орудия на мысе Сааре (Церель) в наши дни

 

Не имея сведений о том, в чьих руках находится батарея, русское командование послало линейный крейсер «Гражданин» («Цесаревич») с прика­зом обстрелять и уничтожить батарею. Крейсер дал несколько залпов, но с наступлением темноты стрельбу прекратил.

Командир 43-ей батареи - старший лейтенант Бартенев стал прообразом глав­ного героя романа Валентина Пикуля «Моонзунд» - старшего лейтенанта Ар­темьева. Всё действие романа подводило русского офицера к точке наивысшего напряжения событий - обороне мыса Церель, где решалась судьба Российской империи. С потерей батарей Цереля Прибалтика была потеряна для России на долгие десятилетия.

17 октября 1917 года германская эскадра вошла в Рижский залив. Еще два дня продолжались морские сражения, погиб линкор «Сла­ва». Корпус линкора лег на дно, перегородив фарватер для прохода кораблей в Моон­зундском проливе.

 

 Линкор «Слава» в Моонзундском проливе

 

Линкор «Слава» и сегодня лежит на дне фарватера, кото­рый моряки так и называют -«Фарватер «Славы».

19 октября 1917 года Андреевский Флаг покинул Моонзунд.

 

 

  Батарея № 40. 4 орудия калибром 120 мм. Открытая стационарная. Рас­положена между деревнями Карусте и Таммуна. Позиции батареи сохрани­лись в виде 4-х груд камней в 150 метрах от берега моря.

120/50-мм пушка появилась в русской армии в 1905 году в разгар русско-японской войны. Первые 24 пушки Викерса были закуплены в Англии. Летом 1905 года пароход с пушками прибыл в Либаву, и 2 эшелона с орудиями и бо­екомплектом в 600 выстрелов на ствол ушли в Харбин.

Дислокация береговых батарей на Моонзундских островах в 1917 году

 

 

 120/50-мм орудие Виккерс образца 1905 г. — корабельное орудие калибра 120 мм, разработанное британской компанией Виккерс

 

Начиная с 1908 года производство 120/50-мм пушек освоил Обуховский сталелитейный завод. В 1911 году завод выпустил первые образцы 120/50-мм береговых орудий вместе с лафетами.

Пушки имели прекрасную баллистику. Фугасный снаряд весом 28 кг улетал на 17 км, при усиленном пороховом заряде - до 23 км.

Ствол орудия был длиной 6 метров и весил более 3-х тонн. Вся установка со станком и щитом весила до 6 тонн. 120/50-мм береговые пушки устанавли­вались на штатном бетонном основании.

Военные специалисты тех лет считали, что калибр 120 мм слишком мал для стрельбы по линкорам и крейсерам, но достаточно эффективен при ведении огня по миноносцам и тральщикам.

При постройке на мысе Церель трех батарей разных калибров был реализован принцип разделения целей по классам кораблей - линкоры и крейсеры для 305-мм батареи, эсминцы и легкие силы флота для 120-мм и 130-мм батарей. Разде­ление целей требовало четкого, организованного управления огнем всех трех батарей, надежной связи и хорошо обученного, слаженного личного состава.

В условиях растущих революционных настроений, введения в армии и на флоте приказом Главковерха Керенского солдатских и матросских комите­тов, которые решали все вопросы жизни и боя путем митингов, добиться эф­фективного выполнения боевой задачи было невозможно.

 

 


 

 

 

Десант в бухту Тага – Лахт

 

 

Для германского командования военной необходимости захватывать Моонзундские острова в конце войны не было. Но после февральской револю­ции 1917 года в России немцы отчетливо видели развал русской армии и па­дение ее боеспособности. Соблазн легкой добычи был очень велик. К тому же в самой Германии быстро нарастали революционные настроения.

Германский Генштаб постарался собрать как можно больше сил и средств для участия в операции, надеясь военной победой отвлечь солдат и матросов от событий внутри страны. Для захвата островов был сформирован Десант­ный корпус под командованием генерала фон Катена в составе около 25000 человек, набранных в основном из резервистов. С моря высадку десанта должны были поддерживать 10 линейных кораблей, 1 линейный крейсер, 9 крейсеров и 56 эсминцев.

 

Схема 4. Высадка немецкого десанта в бухте Тага-Лахт (остров Эзель) 12 октября 1917 года

 

Численность всех русских войск на островах составляла 13395 человек. Операция по захвату Моонзундских островов получила кодовое название «Аль­бион» и была самой крупной десантной операцией в Первой Мировой войне.

Из всех удобных для десантирования участков побережья была выбрана бухтаТага-Лахт. Глубина моря в этом районе позволяла использовать для ог­невой поддержки десанта весь линейный флот, задействованный в операции. Русские силы на побережье бухты состояли из 2-ого батальона 426-го пе­хотного Повенецкого полка (4 роты и 12 пу­леметов Максим), 4-х зенитных и двух бере­говых батарей - №45 и №46.

 

Остров Сааремаа. Бухта Тага-Лахт, утес Ундва в наши дни...

 

Сопротивление восьми русских пушек пред­полагалось подавить огнем восьмидесяти ору­дий немецких линкоров. Британский адмирал Нельсон говорил, что одна пушка на берегу сто­ит десяти пушек на корабле. Вероятно, немецкие адмиралы тоже хорошо знали эту истину.

 

 

   Батарея № 45.  4 орудия типа Кане калибром 152 мм. Открытая стационар­ная. Расположена недалеко от деревни Ундва на мысе Хундсорт.

Дислокация береговых батарей на Моонзундских островах в 1917 году

 

Русское командование считало бухту Тага-Лахт наиболее десантно-доступным участком побережья, поэтому строительство 45-ой батареи велось с большой поспешностью. Орудия были установлены на временные деревян­ные основания. На боевое дежурство батарея заступила весной 1917-го года, хотя не были произведены контрольные стрельбы.

На батарее были установлены четыре пушки калибром 152/45-мм системы французского инженера Кане. 152/45-мм пушки Кане приня­ты на вооружение русской армии в 1895 году.

 

Пушка Кане калибром 152 мм  на боевой позиции...

 

 Чертежи орудия, станка и снарядов были куплены во Фран­ции у фирмы Кане. Производство орудий освоили Обуховский, затем Пермский заводы. Согласно догово­ру с фирмой Кане первый заказ на станки орудий мог получить только Путиловский завод, который контролировался французским капиталом.

Шестидюймовки Кане были самыми распространенными орудиями в рус­ской береговой артиллерии начала XXвека. Ствол 152/45-мм пушки был длинной 6,8 метра и весил 5,7 т, вес всей установки - около 20т.

Первоначально пушки Кане стреляли унитарными патронами с латунными гильзами. В 1911 году на одну береговую пушку было положено 300 патронов, в том числе 225 фугасных, 40 бронебойных и 35 сегментных (осколочных). Все снаряды имели одинаковый вес 41,5 кг. Дальность полета снарядов при угле возвышения орудия +45° достигала 22 км.

Для орудий береговой артиллерии, подчиненных Морскому ведомству, при­менялось раздельное заряжение, аналогичное корабельным орудиям. Порохо­вые заряды были только бездымного пороха. В 1915 году в боекомплект бата­рей были введены шрапнельный (осколочный), ныряющий (для стрельбы по под­водным лодкам) и осветительный снаряды. В 1916 году начали поступать хими­ческие (удушающие) снаряды. Береговые пушки Кане устанавливались на штат­ное бетонное основание, представляющее собой квадрат со стороной 5,5 м, толщиной 2 м. В центре основания монтировался установочный круг с 24 бол­тами. Допускалась установка орудий на временные деревянные основания.

 

Бетонное основание 12-ти дюймовой батареи...

 

 Утром 12 октября 1917-го года весь горизонт моря перед 45-ой батареей за­полнился силуэтами и дымами кораблей.

 

 Германский флот подходит  к о. Эзель севернее бухты Тяга-Лахт.  30 сентября - 1октября  1917 года. Съемка с гидроплана.

 

 


 

 

 

В 5.30 батарея открыла огонь по не­мецкой эскадре. После третьего залпа русские артиллеристы добились прямого попадания в линейный крейсер «Мольтке», на котором держал свой флаг командующий эскадрой адми­рал Эргард Шмидт. Четыре неприя­тельских линкора вели огонь по 45-ой батарее.

 

Эрхард Шмидт ( EhrhardSchmidt;18 мая 1863 – 18 июля 1946) – германский военно-морской деятель, адмирал (1918). Участник Первой мировой войны. Участвовал в Ютландском сражении, в котором командовал 1-й эскадрой линейных кораблей. Успешно провел против русского Балтийского флота операцию «Альбион». С 1918 года находился в отставке.

 

Снаряды попали в пороховой погреб, была разбита наблюдательная вышка. После вы­садки десанта противник обошел ба­тарею с тыла и вынудил ее сдаться.

 

 Высадка первых немецких войск на остров Эзель 12 октября 1917 год.

 

 

Батарея №46.  4 орудия типа Канне калибром 152 мм. Расположена на северной оконечности полуострова Нинасе.

 

 Дислокация береговых батарей на Моонзундских островах в 1917 году

 

Морское 6 дюймовое (152мм) орудие на берегу.

 

Операция «Альбион» должна была начаться после того, как тральщики проделаютпроходы в минных полях по маршруту движения транспортов и кораблей огневой поддержки. Всю вторую половину сентября на Балтике свирепствовал непрерывный шторм, тральные работы продвигались крайне медленно и это за-держивало начало операции. Войска, сосредоточенные в Либаве, занимались тренировками по погрузке на транспорты.

 

Немецкие войска в порту Либавы

 

Кроме того, из Германии прибыла бригада самокатчиков (мотоциклистов), которую включили в состав первогоэшелона десанта. В 20-х числах сентября германское верховное командование потребовало начать операцию против Моонзундских островов немедленно, как улучшится погода, невзирая на результаты траления. Приказ требовал подойти к бухте Тага-Лахт незаметно и обрушить на противника сильнейший удар. Одна­ко обеспечить скрытность операции германскому командованию не удалось. Из Многочисленных радиоперехватов, из донесений агентов русский Генштаб был информирован о месте, сроках и силах немецкого десанта. Никаких мер предуп­реждения и противодействия русским командованием принято не было.

 

 Высадка германских войск в бухте Тага-Лахт. Октябрь 1917 года (что-то не очень торопятся...)

 

На рассвете 11 октября 1917 года немецкая эскадра вышла из Либавы. Впереди отряда шли тральщики, делая проходы в своих и русских минных заграждениях. За два часа до восхода солнца флот должен был достигнуть точ­ки развертывания (точка «Вейс»), расположенной в 9 милях севернее бухты Тага - Лахт. Положение точки заранее было точно обозначено подводной лодкой с помощью береговых ориентиров. Ночью точка освещалась огнем лодки,всплывающей на поверхность.

Десантная флотилия и корабли прикрытия прибыли в исходный район сопозданием на один час. Адмирал Шмидт, желая ликвидировать отставаниеот графика, приказал линкорам следовать впереди тральщиков. На войне чудес не бывает - при постановке на якорь линкоры «Байерн» и «Гроссер Курфюрст» подорвались на минах. Однако, повреждения были незначительныи в 5.27 линкоры открыли огонь по батареям на мысе Хундсорт и мысе Нинасе. Обе батареи открыли ответный огонь. Позиции 46-ой батареи располагались в самой конечной точке полуострова и хорошо просматривались с моря. Орудия были установлены на временные деревянные основания. После крат­кого огневого обмена батарея замолчала.

Транспорты с войсками начали высадку десанта. Первым высадился 131-й пехотныйполк, который захватил обе батареи вместе с личным составом.

 

 Высадка немецкого десанта в бухте Тага-Лахт (остров Эзель (Сааремаа) 12 октября 1917 года

 

С первой волной десанта на остров высадился молодой германский офицер Мельцер. Он надолго запомнил жуткий вой и разрывы русских шестидюймовых снарядов. Второй раз русские артиллеристы встанут на его жизненном пути в 1941 году, когда полковник Мельцер, уже командир пехотного полка, поведет свой полк через пролив Моонзунд на штурм острова Моон и снова услышит знакомый грохот русских орудий.

 


 

 

Десятидюймовки острова Моон

 

 

На острове Моон (Муху) в пристани Куйвасту располагался маневренный пункт базирования русского флота в Рижском заливе. Пролив Моонзунд хотя и был крайне мелководным, (глубина от­дельных участков 2-3 м), все же позволял легким силам флота проходить к берегам острова Даго или острова Эзель, в зави­симости от обстановки. Для крупных ко­раблей Моонзунд был недоступен.

 

Моонзундский архипелаг  1 – Пролив Муху-Вяйн (Моонзунд); 2 – порт Куйвасте (Куйваст); 3 – Остров Кассари

 

Чтобы обеспечить свободу маневра флота, в 1916 году в проливе прорылифарватер глубиной около 9,5 метров. Это позволило перевести из Финского залива линейный крейсер «Цесаревич» и четыре крейсера, что значительно укрепило силы русского флота в Рижском заливе. Работы по углублению ка­нала в Моонзунде продолжались фактически в течении всей войны. Предпо­лагалось довести глубину до 15 метров, чтобы позволить проходить здесь большим линейным кораблям. Не следует забывать, что через порты Ведер (Вирсту), Рогекюль (Рохукула) и пристани Куйвасту и Халтермаа шло снабже­ние всей группировки русских войск на Моонзундских островах и осуществля­лась жизнедеятельность населения островов, поэтому обороне этого участка фронта уделялось огромное внимание.

Береговые батареи острова Моон ( №32 и №36) и батарея №33, располо­женная рядом с портом Ведер, входили в 1-й батальон Приморского фронта, который оборонял южный вход в пролив Моонзунд.

 

  Батареи острова Моон

 

Необходимо отметить, что в 1-ом батальоне боевой подготовке уделялось должное внимание. Все три береговые батареи прошли курс практических стрельб.

 Нагрудный знак «За лучшую артиллерийскую стрельбу» (для нижних чинов) 1902 год

 

Кроме береговых батарей батальон включал в себя две зенитные батареи №33а и №36а по 4 орудия калибром 75 мм в каждой.

 

 

 Батарея № 32.  Моонская батарея. 5 орудий калибром 254-мм (10 дюй­мов) и 2 пулемета. Стационарная открытая. Расположена западнее деревни Выи на южном берегу острова Моон (Муху).

 

254-мм пушка на станке системы генерала Дурляхера, переделанная финнами...

 

Официально 254/45-мм пушки были приняты на вооружение русской армии по Высочайшему повелению 7 августа 1895 года. В то время считалось, что калибр орудий в 10 дюймов является пре­дельным в береговой артиллерии и десятидюймовки, вместе с шестидюймовыми пушками Кане обеспечат надежную оборо­ну побережья страны.

 

 Десятидюймовое береговое орудие

 

Орудия 254/45-мм выпускал только Обуховский завод. Орудийные станки системы генерала Дурляхера производились на Путиловском заводе в Санкт-Петербурге, а с1904 года на Брянском заводе.

Пушки  254/45-мм  представляли  собойогромную конструкцию. Длина ствола - 11,43 метра, вес - 29 тонн. Вся уста­новка вместе со станком весила 53,8 т.

В боекомплект орудий входили снаряды образца 1899 года и 1907 года. Стальной фугасный снаряд образца 1907 года весил 225 кг и нес 28,3 кг тро­тила. Пороховой заряд весил 62,2 кг. Дальность полета снаряда - 17 км, при угле возвышения орудия +20°. При угле +30° дальность составляла 20 км.

Первые 254-мм орудия были установленны в Порт-Артуре на батарее Электрический Утес и сыграли огромную роль в обороне этой военно-морс­кой базы во время русско-японской войны. На флоте появилось выражение: «Корабли ушли под защиту своих береговых батарей».

Десятидюймовки были установлены в Кронштатской крепости и для оборо­ны побережья Финляндии - в крепости Свеаборг. Две батареи 254-мм пушек были построены в Риге.

На острове Моон батарея № 32 была построена в 1917 году. От пристани Куйвасту до деревни Выи проложили узкоколейную (750 мм) железную доро­гу протяженностью 6 км. Перевозки производились двумя паровозами типа 0-3-0 фирмы О & К мощностью 50 л.с.

 

Десятидюймовое береговое орудие на острове Монн... хорошо видна узкоколейка для подвоза снарядов...

 

Батарея № 32 осуществляла защиту пристани Куйвасту, а также поддержи­вала огнем русские корабли у входа в Моондзунский пролив. До последнего момента обороны острова Эзель батарея обстреливала позиции немцев у Ориссаарской дамбы, давая возможность русским войскам отойти на остров Моон. Огонь вели только два орудия батареи, временные основания осталь­ных трех орудий не выдержали условий стрельбы и осели. При отступлении русского флота из Моонзунда позиции и орудия были взорваны.

 

 То же самое орудие , что и выше... только уже подорвано...

 

Интересно, что на 32-ой батарее проходил службу молодой артиллерийский унтер-офицер Елисеев. Он был списан с линкора «Слава» за революционную агитацию среди матросов. Командование 32-ой батареи также постаралось избавиться от агитатора и отправило его на батареи бухты Тага-Лахт. В 1941 году генерал-майор Елисеев возглавит оборону Моондзунских островов.

 

 Алексей Борисович Елисеев (17 марта 1887, д. Лужа — 22 декабря 1942, Ленинград) — генерал-лейтенант береговой службы, командующий береговой обороны Дальнего Востока и береговой обороны Балтийского района.

 

 


 

 

Пушки Даго

 

 

В обороне Моонзундских островов остров Даго (Хийумаа) занимал исключительно важ­ное место. Северная сторона острова выходи­ла непосредственно в Финский залив и явля­лась уже частью Передовой минно-артиллерийской позиции Балтийского флота, что и оп­ределило размещение на мысе Тахкуна мощ­нейшей 305-мм батареи.

 

 

  Схема расположения орудийных сооружений на острове Даго (Хийумаа)

 

Южная часть острова выходила на пролив Соэло Зунд - один из наиболее ответственных участков Моонзундского архипелага. Боевая де­ятельность Морских сил Рижского залива в пол­ной мере зависела от безопасности со стороны Соэло Зунда.

Все артиллерийские силы на острове Даго были сведены во 2-й батальон Приморского фрон­та, который включал в себя четыре береговые №№39,38,34,47 и одну зенитную № 39а (3 орудия калибром 75 мм) батареи.

Сухопутная оборона острова возлагалась на три батальона 427-го Пудожс­кого пехотного полка и кавалерийскую сотню Аренсбургского конного диви­зиона пограничной стражи.

 

 

Батарея №34.  4 орудия калибром 120 мм и 2 пулемета. Стационарная отк­рытая. Расположена на южной оконечности острова Даго (Хийумаа) на мысе Тоффри.

 

 Модифицированная финнами (перевёрнута качающаяся часть) 120-мм пушка Канэ на береговой позиции

 

На батарее были установлены четыре 120/50-мм пушки, такие же как на батарее №40 мыса Церель. Главной задачей батареи была защита пролива Соэло Зунд. Во взаимодействии с батареями №46 и №45, расположенными на острове Эзель, 34-я батарея участвовала в отражении десанта в бухте Тага-Лахт. Командир 34-ой батареи - мичман Лесгафт.

 

 Лесгафт Вадим Борисович, мичман (01. 01. 1894 - 1953)

 

Во время десантной операции батарея открыла огонь по немецкой эскад­ре и транспортам противника. Линкор «Байерн» и крейсер «Эдем» обстреляли батарею и принудили ее к молчанию. В 7.00 противник начал высадку вспомогательного десанта в районе Лигола - Покка на острове Эзель. Огне­вуюподдержку десанта обеспечивали линкор, крейсер и 15 миноносцев. Мич­ман Лесгафт оказался отличным командиром - неожиданно для немцев 34-ябатарея с острова Даго открыла огонь по кораблям десанта.

Семнадцать кораблей огневой поддержки развернулись и открыли огонь по русской батарее.

 

Германский флот подходит  к о. Эзель севернее бухты Тяга-Лахт.  30 сентября - 1октября  1917 года. Съемка с гидроплана.

 

Было уничтожено первое орудие, но три оставшихся отчаянно отстреливались. Германский миноносец А-32 неосторожно подошел на 20 кабельтовых к ба­тарее Тоффри, был обстрелян и получил пробоину в корме, повреждения достались и второму минонос­цу. На следующий день противник высадил на берег большую подрывную партию для уничтожения бата­реи, но подрывники нашли на месте батареи только груду металла и камня, личный состав взорвал бата­рею и отошел вглубь острова Даго.

Такие командиры, как мичман Лесгафт, лишний раз доказали истину, которую неплохо бы помнить и современным стратегам - береговые батареи прак­тически невозможно уничтожить огнем с моря.

 

Сообщения газет в октябре 1917 года

 

 

Батарея №47.  4 орудия типа Кане калибром 152 мм и 2 пулемета. Стационарная открытая. Расположена на север от маяка Кыпу в районе пристани Хирмусте.

 

Маяк Кыпу — маяк на острове Хийумаа. Является старейшим действующим маяком в Балтийских странах и одним из старейших в мире. Был старейшим маяком на территории Российской империи и СССР. Маяк построен на вершине холма в западной части острова Хийумаа. Был построен в 1505—1530 годах. Представляет собой массивную каменную башню с четырьмя контрфорсами.

 

Главной задачей 47-ой батареи была защита прохода между полуостровом Дагерорт и банкой Некмангрунд, а также оборона десантоопасного участка побережья острова Даго.

Полукилометровая узкоколейка (750 мм) сое­диняла гавань Хирмусте с позициями батареи №47. Перевозки осуществлялись вагонетками на гужевой тяге.

Остров Даго (Хийумаа)

 

На батарее были установлены четыре орудия 152/45-мм типа Кане. Реаль­ная дальность стрельбы достигала 90 кабельтовых (16,6 км). Орудия батареи размещались на временных деревянных основаниях.

 

152-мм орудие типа Кане. Форт “Комета” Болдерая. Рижский маяк.

 

 


 

 

  Батарея №39. Тахконская батарея.4 орудия калибром 305 мм ( 12 дюй­мов). Стационарная открытая. Расположена на мысе Тахкуна в 700 метрах от маяка. Позиции батареи сохранились.

 

 Маяк Тахкуна расположен в северной части острова Хийумаа на мысе Тахкуна. Построен в 1875 году. Маяк Тахкуна находится  на абсолютной высоте 3.1 метр над уровнем моря. Высота башни 39.6 метра. Суммарная высота маяка 42.7 метра. Свет маяка виден за 18 морских миль

 

39-я батарея входила в состав Передовой минно-артиллерийской позиции Балтийского флота. Орудия батареи прикрывали южный фланг позиции и не позволяли кораблям противника войти в Финский залив.

 

Схема расположения 39-й батареи на мысе Тахкуна

 

Подготовка Передовой позиции к обороне началась в 1914 году.

 

 305 -мм орудия башенной батареи № 1 Эстонской Республики на острове Аэгна. 30-е годы .

 

Первым делом была построена 6-ти километровая узкоколейная железная дорога от пристани Лехтма до мыса Тахкуна. Все необходимое для оборудования бата­реи доставлялось на баржах и пароходах к пристани Лехтма и по железной дороге переправлялось к месту строительства.

305-мм орудия устанавливались на массивные бетонные основания.

 

 Основание 305-мм берегового орудия русской береговой батареи на мысе Церель (Сааре)

 

Были сооружены погреба для снарядов, пороховых зарядов и укрытия для личного состава. Ближе к морю построили бункер для командного пункта и наблюдательную вышку.

К сожалению, поставленный на батарею дальномер не соответствовал дальности стрельбы 305-мм орудий, поэтому произвести пристрелку орудий на максимальную дальность не удалось.

 

Дальномерная вышка батареи 315

 

Наличие на севере острова Даго мощной артиллерийской батареи всегда учитывалось противником - немецкий линейный флот так и не предпринял ни одной реальной попытки прорваться в Финский залив.

После захвата немцами острова Даго орудия и сооружения 39-й батареи но были взорваны и простояли в таком виде до начала 20-х годов, когда ору­дия частично демонтировали и перевезли на остров Аэгна (Wulf)около Тал­линна, где они продолжали служить в системе береговой артиллерии Эстонс­кой Республики.

 

 Демонтаж 305-м м орудия на мысе TaxКун а в 20-е годы

 

Бетонные сооружения на мысе Тах Куна заросли лесом и да­же местные жители не помнили места, где располагалась русская батарея.

 

 Взорванное убежище на позиции 39-й батареи

 

В начале 90-х годов по инициативе Урмаса Селиранда, известного энтузиаста и исследователя истории острова Хийумаа, директора музея истории го­рода Кярдла, были проведены поиски позиций батареи, составлены схемы со­оружений, расчищены основания орудий. Сегодня этот замечательный образец военной истории стран Балтийского моря доступен туристам.

 

  Основание 305-мм орудия 39-й батареи в наши дни

 

 


 

 

 

Батарея № 38.   4 орудия типа Кане калибром 152 мм. Стационарная отк­рытая. Расположена на запад от пристани Лехтма.

 

 

  Схема расположения орудийных сооружений на острове Даго (Хийумаа)

 

Пристань Лехтма была очень важна для обеспечения снабжения южного фланга Передовой минно-артиллерийской позиции, поэтому для защиты прис­тани построили отдельную батерею.

 

152-мм орудие типа Кане на позиции.

 

На батарее были установлены четыре орудия 152/50-мм типа Кане, с дальностью стрельбы 80 кабельтовых (14,8 км). Временно орудия установили на деревянные основания.

 152-мм Пушка Канэ — морское, скорострельное, патронное орудие среднего калибра, предназначено для применения на кораблях и береговых батареях. Разработано в конце XIXвека французской фирмой «Форже э Шантье Медитеране», под руководством её основателя, инженера — Гюстава Канэ.

 

 

Остров Вормс

 

Гарнизон острова Вормс оборонял северный вход в пролив Моонзунд. Обо­рону острова держали два взвода 427-го Пудожского пехотного полка, бере­говая батарея №30 и 31-я зенитная батарея (два орудия калибром 75 мм). Возглавлял оборону острова Вормс командир 30-й батареи.

 Схема расположения батареи на острове Вормс

 

 

Батарея № 30.   4 орудия типа Кане калибром 152мм и 2 пулемета. Стаци­онарная открытая. Расположена на северной стороне острова.

В 1914 году на острове был проложен участок уз­коколейной (750-мм) железной дороги от гавани до маяка, рядом с которым находились артиллерийс­кие склады.

 

 Маяк на острове Вормс

 

Дорогу обслуживал один паровоз типа 0-3-0 фирмы О & К мощностью 50 л.с.

 

 

 


 

 

 

Пушки на материке

 

 

Оборона материковой части пролива Моонзунд имела для гарнизона островов огромное значение. Защита пор­тов Ведер (Вирсту) и Рогенголь (Рохупула) обеспечивала снабжение русских войск на Приморском фронте, поэто­му батареи на материке строили в первую очередь.

 Маяк Ведер (Виртсу). Чугунный маяк был построен в 1866 году, разрушен в 1918 году во время Первой мировой войны в феврале.

 

 

Батарея № 33.  4 орудия типа Кане калибром 152 мм и 2 пулемета. Стационарная открытая. Расположена недалеко от маяка Ведер (Вирсту).

 

Схема размещения батареи №33...

 

Батарея вступила в строй 10 сентября 1914 года. 4 орудия 152/45-мм типа Кане располагались в бетонных, хорошо оборудованных позициях. Зона обстрела каждого орудия 140° - 270°, дальность стрельбы 62 кабельтовых (11,4 км). В 1916 году в этом же районе была построена зенитная батарея № 33а, состоявшая из 3-х орудий 75/50-мм. Сектор обстрела 360°, дальность 34 каб.

При отходе русских войск позиции и орудия были взорваны. Сегодня остатки сооружений батареи сохранились. До конца 70-х годовмальчишки доставали из развалин «макароны» - трубчатый порох пороховыхзарядов.

 

 

Батарея № 37.  4 орудия типа Кане калибром 152 мм и 2 пулемета. Распожена в 500 метрах к западу от порта Дирхами, на мысе Шпитален (Дирхами).

 Схема размещения батареи №37

 

Батарея № 37 входила в состав Передовой минно - артиллерийской позицииБалтийского флота. Обеспечивала защиту се­верного входа в Моонзунд и оборону пролива между островом Осмуссаар и материком. Бое­вое взаимодействие осуществлялось с батарея­ми № 39 и № 38 на острове Даго и батареей №30 на острове Вормс.

Оборону побережья в этом районе держали 4-я и 5-я сотни 2-го Ревельского конно-пограничного полка вместе с частями приморского отряда 4-й Донской казачей дивизии.

Позиции 37-й батареи сохранились. Сектор обстрела только в сторону моря.

 

  Оставшееся основание 37-й батареи...

 

К батарее ве­дет специально построенная дорога из булыж­ных камней. Позиция каждого орудия представ­ляла собой бетонное основание и три погреба: для личного состава, для пороховых зарядов и снарядный погреб. Перекрытия погребов сдела­ны из бревен - строили быстро и из местных ма­териалов. Все позиции взорваны. Сохранился фундамент командного пункта батареи.

 

 

Осень 1917 года

 

 

20 октября 1917 года Моонзундские острова были полностью захвачены кай­зеровскими войсками. Немецкий флот вошел в Рижский залив. В заключении можно привести резолюцию совета флагманов русского Балтийского флота: «Обстоятельства взятия немцами Моонзундской позиции показывают, что сухо­путные части потеряли всякую сопротивляемость воле противника. От начала до конца эта операция полна примеров полного упадка духа наших войск и чрез­вычайной восприимчивости к панике и бунту обезумевших от страха людей».

Конечно, можно объяснять причины поражения революционными настрое­ниями масс и нежеланием солдат воевать, но Германский Генштаб не та ор­ганизация, где при планировании крупнейшей десантной операции, в которой будет задействован почти весь линейный флот Империи, будут делать ставку на настроение масс. Германское командование было твердо уверено, что единственная сила, которая могла помешать проведению операции -русский линейный флот, не выйдет в море из своих баз в Кронштате, Гельсинфорсе и Ревеле.

Падение обороны Моонзундских ост­ровов негативно отразилось на всей обстановке русского Западного фрон­та. Правительство Керенского приняло решение об эвакуации Петрограда. Че­рез две недели Временное правитель­ство было свергнуто и к власти пришли большевики.

Германские войска еще год оккупи­ровали Моонзундские острова, но пос­ле падения монархии в Германии 9 но­ября 1918 года началась эвакуация не­мецких войск.

Революция 1917 года в России и со­бытия Первой Мировой войны привели к росту национальноосвободительных движений в Прибалтике.

 

 

 


 

 

 

Часть вторая

 

 

Морские крепости Эстонии

 

 

305-мм башенная батарея на острове Аэгна

 

 

После окончания Первой Мировой войны молодая Эстонская Республика приступила к строительству своей обороны. Вооружения и военных сооруже­ний на территории Эстонии осталось предостаточно. Артиллерию Моонзундских островов решили не восстанавливать, но оборону столицы Эстонии -Таллинна сделали одной из самых сильных на Балтике.

В 20-х годах началось восстановление некоторых укреплений и постройка новых. Первые береговые батареи были установлены на островах Аэгна и Найссаар, на полуостровах Суурупи и Виймси.

 

Схема водной территории Эстонии около Таллинна.

 

Самой мощной из действую­щих эстонских батарей была 305-мм батарея на острове Аэгна. Две газонепроницаемые бронебашни с двумя двенадцатидюймовыми орудиями в каждой были расположены в бетонных блоках на севере острова Аэгна.

 

 Схема расположения береговых батарей на острове Аэгна

 

Система береговой обороны Эстонии строилась по секторам. Сектора обороны назывались Морскими крепостями.

 Схема расположения береговых батарей в Виймси

 

Была организована служба наблюде­ния, хорошо продумана система наведения и управления огнем дальнобойных орудий.

 

Схема расположения береговых батарей в Суурупи

 

Береговая артиллерия Эстонии установила связь с береговой оборо­на Финляндии, где также были восстановлены орудия и позиции Морской кре­пости Петра Великого. Эстонские артиллеристы хорошо знали технику и уме­ло применяли свои знания.

 

Командный состав батареи №1. Слева направо: первый лейтенант И. Роден, командир батареи лейтенант-коммандер Пеэтер Мей, лейтенант Яак Фелдманн и лейтенант Яаан Кибена. 23.07.1932 г.

 

В артиллерии многих стран использовались ориги­нальные приборы эстонских инженеров-изобретателей К. Папелло и Пау, поз­волявшие быстро и точно выдавать данные для стрельбы. Всего к 1939 годуреспублика располагала почти 15-ю береговыми батареями разных ка­либров. Сектор обстрела орудий Тал­линнской морской крепости достигал 80 км с запада на восток, и 27,4 км на север.

 

Схема расположения береговых батарей Эстонии в районе Таллинна перед началом Второй Мировой войны

 

История береговой обороны Эсто­нии в 1913-40 годах прекрасно изложе­на в книгах известных эстонских исто­риков Хейно Густавсона и Мати Оуна. Все эстонские береговые батареи, в исправном состоянии, вместе с расположенными на них объектами были переданы советскому Балтийскому флоту в середине июля 1940 года. Личный состав батарей был заменен командами краснофлотцев, эстонские офицеры отстранены от командования, многие из них в дальнейшем были репрессированы. 29 августа 1941 года корабли Балтийского флота покинули Таллинн, береговые батареи и укрепления были взорваны.

 

  Первая башня батареи №334 (бывшей эстонской батареи №1) после взрыва 28.08.1941 г.

 

 


 

 

 

Часть третья

 

 

Подземные дредноуты

 

 

1 сентября 1939 года Германия напала на Польшу. Англия и Франция объявили войну Германии, началась Вторая Мировая война. Балтийское море снова стало театром военных действий.

28 сентября 1939 года СССР заставил Эстонскую республику подписать до­говор о взаимопомощи, в соответствии с которым СССР получал право раз­местить в Эстонии воинский контингент численностью 25000 человек, а в порту Палдиски и на островах Эзель (Сааремаа) и Даго (Хийумаа) размеща­лись военно-морские базы и аэродромы.

В тексте пакта о взаимопомощи ничего не говорилось о береговых батаре­ях на островах, но уже 11 октября 1939 года в протоколе соглашения между советским и эстонским военным командованиями появилась запись: «Для за­щиты базирования флота от нападения с моря и воздуха, морскому командо­ванию СССР предоставляется право установки береговых батарей любых калибров, зенитных батарей любых калибров, прожекторов, постов наблюдения и связи в районах гаваней и рейдов островов Эзель и Даго, и содержать эти батареи с их штатным обслуживающим персоналом».

Наркомом ВМФ СССР была создана комиссия во главе с опытным артиллеристом, флагманом флота 2 ранга И.И.Греном для выбора огневых позиций береговых батарей. Несомненно, комиссия располагала старыми русскими планами - почти все районы выбранных позиций совпадали с дислокацией батарей Первой Мировой войны.

 

Расположение береговых батарей Балтийского района к 10 сентября 1941 года

 

Общая концепция обороны советского флота на Балтике также копировала план 1912 года адмирала Эссена, только минно-артиллерийские позиции стали называть секторами обороны. К марту 1941 года на Балтийском флоте бы­ло закончено формирование Кронштатской военно-морской базы в составе Кронштатского, Выборского и Гогландского секторов обороны, Прибалтийс­кой военно-морской базы в составе Ирбенского, Эзельского, Либавского секторов обороны и Таллиннской военно-морской базы с Передовым сектором береговой обороны на полуострове Ханко. Береговые батареи включались в сектора береговой обороны соответствующих военно-морских баз.

В конце 1939 года Наркоматом ВМФ были сформированы Особые Строи­тельные отделы в Эстонии, Латвии и Литве, подчиненные Главвоенморстрою НКВМФ. «Заказчиком» было Главное инженерное управление НКВМФ. На территории Эстонии был сформирован 1-й Особый строительный отряд (1ОСО) НКВМФ, возглавляемый полковником Бариновым, а с 1940 года - военинженером 1-го ранга Евстигнеевым А.И. В задачу отряда входило выполнение работ по строительству береговых батарей и объектов, неоходимых для базирования кораблей и частей на территории Эстонии, в том числе в главной базе -Таллинне.

Сроки на строительство отводились очень жесткие: для стационарных отк­рытых батарей - полгода, для башенных - год. Строительство батарей первой очереди необходимо было завершить к сентябрю 1941 года. Полностью за­кончить установку всех батарей предполагалось в июле 1942 года.

На островах предполагалось устанавливать пушки трех основных калиб­ров. К концу 30-х годов советская береговая артиллерия располагала новей­шими артиллерийскими системами: 100-мм скорострельными пушками, 130-мм пушками с дальностью боя около 25 км и 180-мм орудиями, стрелявшими на расстояние свыше 45 км.

 

  Орудие береговой обороны МО-1-180

 

 

Мы защищаем Ленинград!

 

Обстановка, которая сложилась в первые месяцы войны на Северо-Запад­ном направлении (командующий маршал Ворошилов), была для сталинскихгенералов неожиданной.

 

 Климент Ефремович Ворошилов (23 января [4 февраля] 1881 года — 2 декабря 1969 года) — российский революционер, советский военачальник, государственный и партийный деятель, участник Гражданской войны, один из первых Маршалов Советского Союза.

 

 Ни в каких предвоенных пла­нах не рассматривалась ситуация, когда противник столь стремительно овладеет значительной частью тер­ритории СССР. Но и для гитлеровских генералов нас­тупление в Прибалтике не укладывалось в сроки, ука­занные планом «Барбаросса». На захват советских пор­тов на Балтике фюрер отводил три - четыре недели. За этот срок войска группы армий «Север» сумели дойти только до Пярну. Во многом снижение темпов наступле­ния немцев объясняется примерами героического соп­ротивления бойцов Красной Армии и Флота. Оборона Лиепаи, бои под Марьямаа показали, что при умеломкомандовании и грамотной организации обороны можно было противостоять врагу.

21 июля 1941 года фюрер сам приехал в штаб группы армий «Север» и имел беседу с ее командующим фельдмаршалом фон Леебом.

 

 Вильгельм Йозеф Франц Риттер фон Лееб (нем. Wilhelm Josef Franz Ritter von Leeb; 5 сентября 1876— 29 апреля 1956) — немецкий генерал-фельдмаршал, участник Первой и Второй мировых войн, военный преступник.

 

Гитлера беспокоил сове­тский Балтийский флот, особенно его подводные лодки, которые успешно действовали на коммуникациях про­тивника, топили транспорты с никелевой рудой из Шве­ции и Финляндии. Недостаток никеля приводил к сниже­нию выпуска танковой брони, а Восточный фронт тре­бовал все новые тысячи танков.

Фюрер настаивал на продолжении наступления на Ленинград. Фон Лееб требовал подкреплений. Переброска резервных дивизий должна была осуществляться морским путем, это занимало значительно меньше времени и средств. К тому же выгрузку войск лучше было производить в портах Пярну или Риги, в непосредственной бли­зости к фронту. Именно поэтому немецкое командование стремилось всеми средствами уничтожить советские береговые батареи, которые препятствовали снабжению и сковывали почти пятидесятитысячную группировку немец­ких войск. Главным лозунгом защитников Моонзундских островов в 1941 го­ду были слова: «Мы защищаем Ленинград!»

 

 


 

 

Орудия Сааремы

 

 

ББ-315.  Башенная батарея №315. 4 орудия калибром 180 мм. Расположе­на на южной оконечности полуострова Сырве, на мысе Церель (Сааре). Сос­тояла из двух 180-мм двухорудийных башенных установок МБ-2-180.

 

 Береговая двухорудийная батарея 180-мм орудий МБ-2-180 на мысе Сеть-Наволок

 

Командир батареи капитан Стебель Александр Моисеевич. Главной зада­чей батареи была защита Ирбенского пролива - не допустить прорыва кораб­лей и транспортов противника в Рижский залив.

 

 Александр Моисеевич Стебель (1906 — 1943) — капитан, командир легендарной башенной береговой батареи № 315 на о. Эзель (Сааремаа) в Балтийском море. Ранее командовал батареей на о. Вяйке-Пакри.

 

Работы по строительству начались в 1940 году. Батарею №315 строил 1-й строительный участок №05 отдельного линейного строительства. В деревне Мантее разместился 34-й отдельный инженерно-строительный батальон ВМФ в составе 1200 человек под командованием капитана Воинова. Район строи­тельства объявлялся закрытой зоной. Более 300 семей с окружающих хуторов были переселены. На строительные работы привлекались и местные жители. В соответствии с договоренностью между правительствами СССР запросил у Эстонии около 6800 человек строительных рабочих разных специальностей.

 

 Расположение 315 береговой батареи на острове Эзель (Сааремаа)

 

В связи с заболоченностью местности и необходимостью создавать огром­ные подземные сооружения проводились широкие осушительные работы - было построено несколько километров дренажных канав. Прокладывались дороги из булыжных камней, способные выдержать тяжелую строительную технику и платформы с орудиями весом до 100 тонн. Предстояло также восстановить причал Мынту длиной 250 метров, разрушенный немецкой торпедой в Первую Мировую войну. Бытовая часть включала в себя две казармы на 350 человек, баню-прачечную, санчасть и клуб. Военный городок для личного состава бата­реи в деревне Мантее по договору строила эстонская фирма «Эдинберг и К».

Был развернут передвижной бетонный завод, обеспечивающий получение щебня разных фракций и выдачу высокопрочного бетона марки «400». Ог­ромные горы щебня и сегодня высятся в глубине леса на Сырве. Хотя строительство 315-ой батареи было закончено в мае 1941 года, щебень явно готовили для строительства еще одной батареи. Говорить о «перевыполнении плана» в этом случае не приходится, так как гранитный камень для щебня по­купали у местных жителей по цене 6 крон за кубометр (килограмм сливочного масла стоил тогда 1 крону, а хорошие дамские туфли 7-10 крон).

 

На горах щебня пробивается растительность...

 

Народный Комиссар ВМФ СССР Н.Г.Кузнецов в своей книге «Курсом к по­беде» пишет о событиях 1940 года: «На полуострове Сырве (Сворбе), на ост­рове Сааремаа, устанавливали пока 180-миллиметровую башенную бата­рею». Наркомовское «пока» означало, что у командования флота были твер­дые намерения установить на островах батареи с орудиями больших калибров. Вероятно, планировались 305-мм или 356-мм орудия, производство которых готовилось на оборонных заводах, а на опытном артиллерийском полигоне под Ленинградом проходила испытания 406-мм артустановка для строящихся линкоров типа «Советский Союз».

 

406-мм морская артустановка.

 

Через причал Мынту из Ленинграда поступали необходимые материалы и тысячи тонн металлоконструкций: бронедвери, стальные перекрытия, бронеколпаки, арматура, трубы, броневые листы, орудия, механизмы орудий и многое другое.                                                                                            

Сметная стоимость работ по строительству 315-й батареи составляла 20 миллионов рублей (без стоимости матчасти) в ценах 1937 года - огромная сумма по тем временам! Следует заметить, что общие затраты на сооружение батарей на островах Эзель и Даго превышали стоимость строительства электростанции Днепрогэс.

 

 Неимоверные человеческие и материальные ресурсы были положены на стройку Днепрогэса...

 

Сооружения батареи протянулись вдоль моря почти на 4 км. 315-я батарея состояла из двух башенных артустановок МБ-2-180 (артблоков), командного пункта командира батареи, запасного командного пункта, вынесенного почти на берег моря, котельной с двумя котлами на дизтопливе, оборонительных дотов и огневых позиций двух зенитных батарей 76-мм орудий. Рядом с командным пунктом размещались мачта антенны радиостанции и дальномерная вышка.

Для маскировки вышка строилась из гранитных камней, как основание старой мельницы, на верхней площадке вышки установили восьмиметровый ар­тиллерийский дальномер ДС-8 («Цейс»). Установ­ку приборов управления стрельбой системы «Баррикада» и наладку механизмов орудий про­водили специалисты ленинградских заводов.

 

  Дапьномерная вышка 315-й батареи с дальномером ДС-8…

 

 

 


 

 

 

Монтаж тел орудий и брони проводился с по­мощью мощных кранов, специально купленных в Германии у известной фирмы «Демаг». Краны были доставлены из Москвы, где они находились на строительстве Дворца Советов (на месте взорванного большевиками Храма Христа Спасителя).

Конструкция орудийных башен вобрала в себя все лучшие достижения военно-инженерной мысли того времени, был учтен зарубежный опыт сооружения «линии Мажино» во Франции и «линии Маннергейма» в Финляндии. Пригодился и боевой опыт Первой Мировой войны - теперь башни имели круговой сектор обстрела. Подземные сооружения сверху защищались 3,5 - метровым слоем железобетона. Перекрытия набирали из 24-смдвутавровых ба­лок (противооткольная одежда). Толщина стальной брони башен (кираса) и командного пункта (бронеколпак) - 230 мм.

 

Толщина брони 230 мм

 

Считалось, что сооружения батареи должны выдерживать прямое попадание двухтонной авиабомбы.

Уже в ходе военных действий батарею бомбили до 45 самолетов противни­ка в день, но никаких повреждений, влияющих на боеспособность, батарея не получила.

 

  Один из бункеров 315 батареи...

 

Бетонирование командного пункта и артблоков проводилось «за один раз» - сразу заполнялось бетоном все сооружение. Наличие сухих швов в бетоне не допускалось инструкцией. Эта ответственная и трудоемкая операция на­чиналась после тщательной подготовки и проверки готовности опалубки, бе­тонного завода, всех служб строительства. Командный пункт с объемом бето­на 3800 кубометров бетонировался четверо суток, артблоки с общим объе­мом бетона 12000 кубометров бетонировались по пять суток каждый.

Внутри подземных казематов каждой башни обеспечивались все условия для жизни и боевой деятельности 55 человек личного состава. Здесь распо­лагались центральный пост, жилые помещения для матросов и комнаты офи­церов, медпункт, душевые, столовая и кухня. Котельная давала тепло в сис­тему центрального отопления. В каждом артблоке и на командном пункте бы­ла своя артезианская скважина, система химической защиты и по два дизель-генератора: боевой, мощностью 100 кWи бытовой - мощностью 40 кW, 220в.

 

Спальное помещение в одной из башен...

 

 Очень тяжело было обеспечить гидроизоляцию сооружений, которые заг­лублялись в землю на 12-16 метров и постоянно находились под сильным под­пором морской воды. В распоряжении строителей был только рубероид и би­тум. Днище и стены сооружений были тщательно оклеены пятью слоями рубе­роида на битуме №4, но это не помогало, вода продолжала просачиваться и доходила до отметки -5 метров. Тогда пришлось устроить специальные сбор­ники для воды - зумфы и установить в них шестидюймовые центробежные на­сосы, которые сутками откачивали воду.

 

  Коридор жилого помещения... По центру и чуть левее виден вход в умывальную и уборную, а в полу - ход на нижний этаж, который, к сожалению, затоплен.

 

При остановке насосов батарея за­тапливалась. Эти технические подробности хорошо изложены в воспоминани­ях бывшего начальника отдельного строительного участ­ка военного инженера 3-го ранга Юрия Евстафьевича Васильева.

 

 Военный инженер 3-го ранга Юрий Евстафьевич Васильев

 

Только так можно объяснить невероятный феноменвсех трех однотипных (№315 - Сааремаа, №316 - Хийумаа, №314 - Осмуссаар) башенных батарей Моонзунда - все они были затоплены самими артилле­ристами. Причем затоплены так, что ни немцы, сразу после захвата батарей, ни русские, после освобожде­ния островов, не смогли откачать воду!

Когда батарейцы уже находились в лагере военноп­ленных в Валге, стало известно, что немцы хотят восста­новить 315-ю батарею. Капитан Стебель сказал тогда : «Пусть попробуют. Для этого им придется перекачать все Балтийское море!»

Батареи заполнены водой по сегодняшний день. Местные жители на остро­вах так и называют эти три батареи - «затопленные батареи».

 

 Коридор 314 батареи... нижний этаж. Уровень воды здесь не постоянен. По наблюдениям разница между самым высоким (2013 год - по самые верхние грани дверных проемов) и низким (2011 год) уровнями составляет примерно полметра. Стоит вода здесь на 1 - 1,5 метра выше уровня моря. Также на фотографии можно наблюдать весьма опасное соседство труб водоснабжения над электрощитами и рубильниками.

 

В вопросе затопления батарей последняя точка еще не поставлена. Проек­тировщики прекрасно знали гидрографические особенности местности и так же хорошо представляли возможности технологий гидроизоляции того време­ни. Знала это и комиссия флагмана Грена, которая назначала позиции, но все же батареи были построены заранее обреченные на затопление.

 

 Основание 2-й башни 315-й батареи...

 

 


 

 

 

Любой крестьянин на Саареме строит погреб, не зарывая его в землю, а выкладывает из больших камней на поверхности. Строительство подземных батарей на островах Моонзунда, что это - инженерный просчет или боязнь до­ложить «наверх», что надо строить по другому и переносить сроки? В километ­ре от 315-й батареи, на берегу моря уже 85 лет стоят открытые основания ору­дий береговой батареи 1917 года, тогда никому и в голову не приходило пост­роить в болоте подземную батарею. Русские военные инженеры времен Первой Мировой войны руководствовались прежде всего честью и дол­гом, здравым смыслом и учетом местных условий, а не заданием партии.

Башенные установки МБ-2-180 изготавливал Ленинградский Металличес­кий завод. Проектированием установок руководили конструкторы А.А. Флоре­нский и Н.В. Богданов. 275-тонная башня вращалась на шаровом погоне диа­метром 6 метров.

 

 Двухорудийная 180-мм башенная установка 315-й батареи

 

 Погон состоял из 120 стальных шаров диаметром 101 мм. Вся установка весила 375 тонн. В башнях устанавливалось по две пушки 180/57-мм Б-1-П, изготовленные на ленинградском заводе «Большевик» (бывший Обуховский завод). Эти новейшие 180-мм дальнобойные орудия стреляли на дальность свыше 45 км.

Три этажа сооружений башни уходили в землю на глубину более 12 метров. Сами строители называли батарею «трехпалубным подземным дредноутом». На втором этаже находилось снарядное отделение.

 

 Примерный план помещений второго этажа артблока (уровень снарядного отделения) установки МБ-2-180. Реконструкция автора

 

На третьем этаже, в самом низу, размещались погреба пороховых зарядов. Вместимость погребов башни - 408 снарядов и 819 пороховых зарядов.

 

 В снарядном погребе. Ячейки для снарядов были оборудованы в жестком барабане, на который опиралась, и на котором вращалась башня.

 

 Время полного цикла автоматичес­кого заряжания - 16 секунд. Скорострельность 4-5 выстрелов в минуту на ствол. За 5 минут боя батарея могла выпустить до 100 снарядов. Бронебойный снаряд весом 100 кг нес 8 кг взрывчатого вещества. Осколки снарядов сохра­няли поражающее действие в радиусе до 500 м. В районе цели создавалось сплошное поле поражения, это был мощнейший артиллерийский комплекс, непревзойденный и сегодня ни по одному из своих параметров!

Талант конструкторов и труд строителей в руках опытного командира прев­ращал батарею в грозное оружие, способное защитить интересы страны.

Примерный разрез артблока установки МБ-2-180. Реконструкция автора

 

12 июля 1941 года батарея разгромила конвой противника, состоявший из 42-х транспортов и кораблей охранения. Уничтожение конвоя проводилось последовательными ударами береговой артиллерии, атакой отряда торпед­ных катеров и действиями авиации Балтийского флота - хороший пример вза­имодействия различных родов войск, то, к чему стремились военоначальники во все времена. Четкое взаимодействие и организация боя - залог успе­ха любой военной операции. На следующий день Совинформбюро сообщало:

«Вечером 12 июля в Балтийском море были обнаружены германские транспорты с войсками и танками, охраняемые сильным отрядом эсминцев, сторожевых кораблей, торпедных катеров и истребительной авиации. Крас­нознаменный Балтийский флот рядом последовательных ударов авиации, ко­раблей и береговой обороны нанес противнику крупные потери. С нашей стороны потерь в самолетах и кораблях нет».

 

 

 


 

 

 

26 июля противник снова попытался провести конвой через Ирбен и снова огнем 315-ой батареи, атаками авиации и торпедных катеров противнику бы­ли нанесены потери.

13 сентября к бухте Лыу подошло крупное соединение немецких кораблей и десантных судов с войсками. Батарея капитана Стебля своим огнем повре­дила вражеский транспорт и обеспечила успех атаки торпедных катеров.

20 сентября противник предпринял очередную попытку высадить десант в бухте Лыу. На этот раз огнем батареи потоплен миноносец.

Боевой счет 315-ой батареи можно продолжить, но моряки-артиллеристы стали и последними защитниками Сааремы. В конце сентября 1941 года на батарею перешел штаб обороны Балтийского района. 3 октября штаб и поли­тотдел на торпедных катерах эвакуировались на остров Хийумаа. На полуо­строве Сырве осталось до 1500 бойцов и командиров Красной Армии.

О последних днях батареи известно мало. Артиллеристы и солдаты гарнизона Сааремы приняли здесь последний бой. Многие погибли, многие попали в плен. Орудия были взорваны.

 

  Сохранившиеся элементы установки и кираса. Здесь присутствуют следы взрывов. По этим следам видно, что заряды закладывались рядом с шаровым погоном, с целью сорвать башню со своего основания, тем самым сделав её неподвижной. В декабре 1941 года подрывникам удалось вывести башню из строя, однако, башенный блок и стволы орудий остались целыми.

 

Взорвать бетонные сооружения батареи в той обста­новке было явно невозможно, для этого потребовалось бы огромное количест­во взрывчатки и специальная инженерная подготовка. Командный пункт, дальномерная вышка, котельная, основания башен сохранились до наших дней.

 

  Дальномерная вышка...

 

В 1956-58 годах наша семья жила на Саареме в Лябаре. Мальчишками мы бегали на «затопленную батарею», лазили по бетонным глыбам. Башни к тому времени были срезаны и отправлены на металлолом. Черная вода стояла в бетонных входах, уходивших вглубь земли. Вокруг батареи были окопы, где ва­лялись русские трехлинейные винтовки, патроны и пустые круглые диски от пу­лемета Дегтярева. Стреляных гильз были горы. Здесь был бой и бой жестокий. Наверное, бой продолжался и под землей. Я видел вентиляционные колодцы, забросанные сверху землей и гранатами - значит, нападающие хотели лишить возможности дышать тех, кто оставался под землей? Говорят, что враг приме­нял дымовые гранаты, чтобы выкурить из подземелий последних защитников батареи. Вопросов больше, чем ответов, несомненно одно - подвиг защитни­ков 315-ой батареи будет жить всегда. В 1959 году на командном пункте бата­реи был установлен скромный памятник - обелиск и два снаряда.

 Памятник на командном пункте батареи 315 полуостров Сворбе

 

Путешест­вуя по Саареме, прекрасному острову Эстонии, здесь, у командного пункта батареи капитана Стебля вы всегда увидите туристов из многих стран.

Судьба капитана Стебля заслуживает отдельного повествования. Своего родного отца Саша Стебель не помнил, он воспитывался в семье отчима Мо­исея Руденко. Мать с утра до вечера работала посудомойкой в ресторане, а отчим пил запоем. С семи лет Саша уже работал, продавал газеты и папиро­сы на Крещатике. В восемнадцать лет он пошел работать на киевский завод «Большевик». На заводе Александр встретил свою будущую жену Лиду Степуру. Через год у них родилась первая дочь Галинка, а еще через год Александра призвали на военную службу в 1-й Конный корпус имени Буденного. Сте­бель стал лихим кавалеристом. Как способного командира его направили и Севастопольское военно-морское артиллерийское училище.

После четырех лет учебы молодого лейте­нанта назначают на Балтийский флот команди­ром огневого взвода береговой батареи форта Серая Лошадь. На южном берегу Финского за­лива Стебель прослужил почти четыре года. Это было время бурного роста береговой ар­тиллерии Советской Республики. Восстанавли­вались старые батареи, строились новые. Пос­тупали на вооружение вновь созданные артил­лерийские системы, создавалась береговая оборона Балтийского, Северного, Черноморс­кого и Тихоокеанского флотов. К 1938 году Александр Стебель стал уже командиром учеб­ного отряда береговых артиллеристов. К тому времени в семье Стебля было четверо детей, родилась вторая дочь Нинель, подрастали два сына - Шурик и самый младший Юрик.

В октябре 1939 года капитан Стебель получил назначение на остров Сааремаа командиром строящейся 315-й башен­ной батареи. Транспорт «Луга» забрал из Кронштата личный состав новой ба­тареи и доставил его в Палдиски. Так началась служба капитана Стебля на берегах Эстонии. Среди топких болот мыса Церель строилась новая батарея. На строительстве Александр Стебель проявил себя как талантливый органи­затор, грамотный инженер и способный командир - уникальная батарея бы­ла построена в срок, моряки-артиллеристы быстро освоили новую технику. Батарейцы любили своего командира. Требовательный по службе, он всегда находил доброе слово для каждого.

 

  Александр Моисеевич Стебель (1906 — 1943) — капитан, командир легендарной башенной береговой батареи № 315 на о. Эзель (Сааремаа) в Балтийском море. Ранее командовал батареей на о. Вяйке-Пакри.

 

Когда пришел решающий день обороны Сырве, именно капитан Стебель повел своих артиллеристов в последний бой. Затем был плен, лагерь для военноплен­ных в Валге, бесконечные допросы и избиения. Ему предлагали чины и ордена, предлагали организовать восстановление 315-й батареи, потом стали настойчи­во предлагать принять командование одной из батарей в проливе Ла-Манш. Ка­питана Стебля перевезли в тюрьму в Ригу. Дальнейшая судьба капитана неизве­стна, но среди заключенных Рижской Центральной тюрьмы до сегодняшнего дня живет легенда о несломленном капитане Стебле, которого гестаповцы выставили на мороз, облили водой и заживо превратили в ледяную глыбу.

Предложение командовать батареей на Ла-Манше было не просто уловкой гестапо. В конце 1941 года, после провала воздушных налетов на Англию, гитлеровцы приступили к строительству защитного Атлантического Вала на по­бережье Франции. Потребовалось огромное количество береговых орудий и специалистов береговой артиллерии. Специальной береговой артиллерии у Германии никогда не было, поэтому пушки собирали по всей Европе. Приш­лось даже брать полевые орудия времен Первой Мировой войны, но лучшее, что смогли найти немцы, это были четыре 305-мм орудия русского линкора «Император Александр III» («Воля»), списанного на слом во французской Бизерте.

 

 Замаскированное под жилой дом 305-мм орудие немецкой береговой батареи "Mirus". Гернси Исландия.

 

Модернизированные на заводе Круппа четыре русские пушки доставили на остров Гернси, на Нормандских островах, где из них была построена самая мощная на Атлантическом Вале береговая батарея «Мирус».

 

 План помещений орудийной позиции батареи «Мирус»

 

Тогда и понадобились артиллеристы, хорошо знающие русскую артиллерию. Можно только представить, в какое грозное оружие превратилась бы 305-мм батарея на Гернси, если бы ее возглавил русский офицер, проходивший службу на новейшей батарее мыса Церель и имеющий опыт боевых действий в Ирбенском проливе. Капитан Стебель отказался изменить присяге, за что и был казнен. Но жизни многих английских и американских моряков были спасены.

Воистину, солдат, который честно исполняет свой долг, защищает весь мир!

 

 

 


 

 

 

БС-43.   Батарея стационарная №43.4 орудия калибром 130 мм. Расположе­на на южной оконечности полуострова Кюбассааре в районе маяка Кюбассааре.

 

Маяк Кюбассааре. Первый маяк на этом месте был построен в 1915 году (деревянный) и сгорел в 1923 году от попадания молнии.
В 1924 году был построен новый бетонный (высота - 11 метров). В 1939 году высота башни была увеличена до 18 метров.

 

Командир батареи старший лейтенант (капитан) Букоткин, по­мощник командира батареи лейтенант Смирнов.

 

 Командир 43-й батареи капитан Букоткин В.Г.

 

Одна из самых легендарных батарей Моонзунда. То, что делала 43-я батарея в своей боевой работе, достойно учебника артиллерии.

 

   Схема расположения береговой батареи БС-43

 

Батарея обстреливала скопления войск противника в порту Вирсту, вела огонь по кораблям противника, отра­жала высадку морских десантов на полуостров Кюбассаар, противодействовала высадке десанта через пролив Муху-Вяйн на остров Муху. Огнем своих орудий батарея поддерживала защитников островов Муху и Сааремаа" Моряки батареи отразили и полностью уничтожили воздушный десант противника, высаженный на планерах втыл батареи. Позиции батареи постоянно бомбила вражеская авиация.

Когда кончились снаряды, артиллеристы взорвали орудия и пошли на про­рыв через кольцо окружения. К своим пробилось 15 человек.

 

 Прорыв моряков через кольцо окружения... ( Н. Каращук 2013)

 

За две недели боев батарея уничтожила до 4000 солдат и офицеров противника, 20 катеров с десантом, сбила 4 самолета.

 

  Взорванное орудие 43-й батареи

 

На вооружении батареи находились 130/50-мм береговые артиллерийские установки Б-13, самые распространенные артсистемы в советской береговой артиллерии. К началу 1941 года на флотах находилось до 472 установок Б-13. Серийное производство установок началось после долгих конструкторских разработок и испытаний в 1935 году на заводе №232 (бывший Обуховский за­вод). Полный вес установки 12 тонн, скорострельность 6-10 выстрелов в ми­нуту, боевой расчет 11 человек. Толщина брони легкого броневого щита 13 мм. Установка Б-13 не имела электроприводов, все этапы наведения и заря­жания осуществлялись вручную. Береговые установки монтировались на бетонном основании. 130-мм снаряд весил 33,5 кг и нес 3,5 кг взрывчатого ве­щества. При обычном пороховом заряде весом 12,5 кг дальность полета сна­ряда достигала 25,7 км.

 

130-мм корабельная пушка образца 1935 года (Б-13) — советская универсальная корабельная пушка.

 

Позиции батареи сохранились. Сегодня они находятся в заповедном лист­венном лесу Кюбассааре. Бетонные дворики заросли кустами и деревьями, но сквозь траву видны болты для установки орудий.

 

 Дворик 130-мм орудия 43-й батареи

 

В 1959 году на широкой поляне в центре позиций 43-ей батареи установипи памятник морякам-артиллеристам с надписями на эстонском и русском языках.

 Памятник артиллеристам 43-й батареи

 

Следует заметить, что в 1959 году были живы участники тех событий и цена подвига была очень высока, тогда ставили памятники и раздавали наг­рады не так щедро, как в конце 70-х годов.

 

 


 

 

БС-90.   Батарея стационарная №90. 3 орудия калибром 130 мм. Расположена в районе бухты Кейгусте.

 

 Расположение батареи БС-90

 

В районе бухты Кейгусте дислоцировался батальон морской пехоты, полностью укомплектованный ленинградцами. Они построили оборонительную позицию и бере­говую батарею, состоявшую из трех 130-мм орудий. Главной задачей батареи была оборона пристани Кейгусте и защита базы морской гидроавиации, а также оборо­на десанто-доступного участка побережья.

Утром 14 сентября 1941 года противник предпринял демонстративную высадку де­санта в районе бухты Кейгусте с целью отвлечь силы защитников острова от глав­ного направления десанта на остров Муху.

Огнем 90-ой батареи попытка десанта была отбита.

Командир батареи - лейтенант Будаев Евгений Павлович погиб при отра­жении десанта противника.

 

Курсанты Севастопольского училища береговой обороны. Слева Евгений Будаев

 

 

БС-24.  Батарея стационарная № 24. 4 орудия калибром 130 мм. Располо­жена в районе маяка Карала.                                                 

 

Маяк Карала, остров Сааремаа, Эстония. Характеристика огней Fl W 5s - 1 + 4 = 5 секунды. Видимость 8 морских миль. Сектор 0° - 360°.

 

 

БС-25.   Батарея стационарная № 25. 4 орудия калибром 130 мм. Располо­жена на п-ове Тагамойса.

 

  Расположение батарей на западной стороне острова Сааремаа (Эзель)

 

 

Батарея № 25А.   Временная. Два орудия калибром 130 мм.

 

В начале сентября 1941 года штаб обороны острова принял решение пере­нести батарею БС-25 с северо-западного побережья Сааремы на полуостров Сырве, в район бухты Лыу. Удалось перевести на Сырве только два орудия и установить их на временные деревянные основания. Батарее присвоили на­именование № 25А.

Командование батареей принял старший лейтенант Букоткин. После паде­ния 43-й батареи он недолго находился в госпитале, хотя получил более один­надцати ранений.

«Москитные силы» Балтийского флота активно участвовали в боях за острова Моонзундского архипелага, боролись с немецкими конвоями, направлявшимися в Рижский залив. Особенно драматичным оказался бой 27 сентября, вошедший в советскую историю как бой в бухте Лыу. Этот бой, не имевший для Кригсмарине большого значения, является одним из наиболее крупных боевых столкновений советской береговой обороны с военными кораблями противника за всю историю её существования.

С немецкой стороны в бою участвовали крейсер «Лейпциг», один эсминец типа «1936А», пять миноносцев (Т-2, Т-5, Т-7, Т-8 и Т-11) и, возможно, два торпедных катера типа «S-26».

 

Крейсер Leipzig (Лейбциг) участвовавший в десантной операции в бухте Лыу.

 

 Советская береговая оборона в районе бухты Лыу состояла из 315-й батареи и батареи 25-А. Если 315-я батарея представляла собой капитальное сооружение, имевшее на вооружении четыре 180-мм орудия, расположенных в башнях, то батарея 25-А была типичным временным сооружением, имевшим на вооружении одно расположенное на открытой площадке 130-мм орудие. Кроме артиллерии советское командование располагало четырьмя торпедными катерами под общим руководством старшего лейтенанта В. П. Гуманенко.

 

  Гуманенко Владимир Поликарпович (27.07.1911 - 1982) – командир отряда торпедных катеров 2-го дивизиона торпедных катеров Краснознамённого Балтийского флота, старший лейтенант.

 

С утра 26 сентября немецкий отряд приблизился к побережью п-ова Сворбе. В 6 часов утра немецкие корабли (крейсеры «Лейпциг», «Эмден» и 3 миноносца) впервые обстреляли позиции советских войск и береговую батарею №315. Из-за плохой видимости самолёт-корректировщик использовался только для противолодочного патрулирования, что снизило точность стрельбы. Обстрел продолжался до полудня, после чего немецкие корабли отошли.

На следующий день все повторилось, только с задержкой почти на полчаса. около 9 часов 20 минут крейсер «Лейпциг» стал на якорь, а шесть (по другим данным – восемь) кораблей эскорта находились к северу от него, прикрывая флагман от возможных атак подводных лодок. Около 9 часов 25 минут крейсер «Лейпциг» катапультировал самолёт-корректировщик и через 5 минут открыл огонь из главного калибра. Вскоре открыли ответный огонь советские батареи №315 и 25-А.

В 9 часов 35 минут четыре советских торпедных катера (№67, №83, №111, №164) вышли из своей базы в бухту Лыу с задачей атаковать лёгкие корабли противника. Во время перехода катера трижды подверглись атакам немецких самолётов. В 10 часов 25 минут дозорные катеров обнаружили сначала дымы, а затем и силуэты немецких кораблей. Около 11 часов «Лейпциг» снялся с якоря и через 20 минут по катерам открыли огонь крейсер и корабли эскорта. Дальнейшая торпедная атака происходила следующим образом:

 

    катер №83 поставил дымовую завесу для прикрытия атаки, а затем атаковал торпедой один из миноносцев;

    катер лейтенанта Ущева с дистанции в 5–6 кабельтовых атаковал торпедой крейсер «Лейпциг»;

    катер лейтенанта Ущева атаковал торпедой миноносец;

    катер лейтенанта Афанасьева атаковал крейсер «Лейпциг» двумя торпедами;

    немецкий снаряд попал в таранный отсек катера №83;

    катер лейтенанта Ущева снял экипаж с катера №83 и поджёг судно пулемётным огнём.

 

Около 11 часов 40 минут торпедные катера прекратили атаку.

Немецкие корабли, расстрелявшие большую часть боезапаса основного калибра по катерам, были вынуждены уйти. Больше в обстрелах советских войск они не участвовали.

  Атака торпедными катерами вражескихкораблей вблизи бухты Лыу 26 сентября 1941 года.

 

Когда кончились последние снаряды, орудия были взорваны. Из красноф­лотцев личного состава батареи была сформирована стрелковая рота. Она заняла оборону в районе деревни Каймри на полуострове Сырве.

 

 


 

 

 

ББ-317.  Башенная батарея № 317. 4 орудия калибром 180-мм в башенных установках МО-1-180. Расположена в районе полуострова Тагеранна на се­вере острова Сааремаа.

 

 Расположение батарей на западной стороне острова Сааремаа (Эзель)

 

Командир батареи старший лейтенант Дзофер Османов. Опыт Первой Ми­ровой войны требовал надежно защитить бухту Тага-Лахт от возможного де­санта противника. Двухорудийные 180-мм установки МБ-2-180 выделялись только для важнейших секторов обороны, поэтому на мысе Нинасе решили установить одноорудийные береговые установки МО-1-180, которые были приняты на вооружение в 1934 году и серийно изготавливались на Ленингра­дском Металлическом заводе и на заводе им. Марти в городе Николаеве. Эти установки широко использовались в береговой обороне Тихоокеанского фло­та (24 установки) и на Черноморском флоте (14 установок). На Балтийском флоте были установлены только 4 установки на батарее №317.

 

 Установка артиллерийская МО-1-180.

 

В установках МО-1-180 применялись пушки 180/57-мм Б-1-П с дальностью стрельбы свыше 45 км. Вращающаяся часть установки весила около 78 тонн, вся установка - 83 тонны. Боекомплект одной установки - 230 снарядов, из них 160 фугасных, 40 бронебойных и 30 специальных. Пороховых зарядов - 462 шт. Сна­ряды и пороховые заряды хранились в отдельных погребах, слева и справа от орудия. Скорострельность - 5 выстрелов в минуту, боевой расчет 13 человек.

317-ю батарею начали строить в июле 1940 года. Строительными работами руководил военный инженер 3 ранга Иващенко. Под сооружения батареи был выделен земельный участок площадью 120 га, при этом в районе села Нина­се было ликвидировано 6 хуторов и переселено 7 семей. На строительстве широко применялись местные стройматериалы: известь из Люманда, пилома­териалы с лесопилен Нуудинымме и Онни. Полностью оборудование батареи закончили уже летом 1941 года.

 

 180-мм артустановка МО-1-180 317-й батареи

 

Немцы не стали десантироваться в знакомую, но хорошо обороняемую бухту Тага-Лахт. Они высадили десант на остров Муху, где у защитников ост­ровов не было сильной обороны, не было и береговых батарей, их даже не предполагали строить на этом направлении. 20 сентября 1941 года противник подошел к 317-ой батареи с тыла и окружил ее. Артиллеристы взорвали артустановки, командный пункт и пошли на прорыв.

 

 Взорванное орудие 317-й батареи

 

 Части личного состава удалось вырваться и присоединиться к 49-ому артполку.

Одна позиция 180-мм орудия осталась невзорванной. Сооружения были пост­роены выше уровня земли, хорошо сохранились и не затоплены, поэтому сегод­ня туристы могут свободно осмотреть этот интересный объект военной истории.

  Сохранившаяся позиция 317-й батареи

 

 

 

 БС-197.   Батарея стационарная №197. 4 орудия калибром 100 мм. Расположена в районе полуострова Паманна на севере Сааремы.

Батарея была установлена в районе бухты Тринги и предназначалась для обороны пункта базирования кораблей Балтийского Флота. На вооружении батареи находились 100-миллиметровые артустановки Б-24.

Батарея постоянно отражала попытки немецких кораблей приблизиться к бухте. Когда закончились снаряды, орудия были взорваны и артиллеристы присоединились к защитникам острова.

 

 Пушка Б-24-БМ в береговой батарее. Выпущено около 250 экз.

 

 

 


 

 

 

Батареи острова Хийумаа

 

 

БС-44.   Батарея стационарная № 44. 4 орудия калибром 130 мм. Располо­жена в р-не маяка Хинду на юге острова Хийумаа.

 

  Расположение береговых батарей на острове Хийумаа (Даго)

 

Командир батареи старший лейтенант Катаев.

 

 Командир 44-й береговой батареи старший лейтенант Михаил Александрович Катаев

 

12 октября 1941 года 44-я батарея приняла на се­бя первый удар немецкого десанта на Хийуму. Противник начал высадку десантов одновремен­но в шести пунктах побережья острова, но только в двух местах десантникам удалось закрепиться на побережье. Позиции 44-й батареи подверга­лись обстрелу через пролив, с полевых батарей Сааремы, с крейсера и миноносцев, а также бом­бардировке с воздуха. Батарея была окружена. Артиллеристы взорвали орудия и начали проби­ваться на север в район полуострова Тахкуна. На батарее остался сержант Е.Ф. Попов, при прибли­жении противника он взорвал погреб со снаряда­ми вместе с собой.

 

62a2      Расположение объектов на береговой батареи БС-44.

1 - Орудие № 1; 2 - Орудие № 2;  3 - Орудие № 3; 4 - Орудие № 4; 5 - 6 Казармы ; 7 – насосная; 8 – Землянка; 9 - Резервуар воды; 10 – Командный пункт; 11 – Дот; 12 – Дот; 13 – Камнедробилка; 14 – Коммуникационный проход.

 

 

 

БС-42.  Батарея стационарная №42. 4 орудия калибром 130мм. Расположена на полуострове Копу, в районе маяка Ристна. Позиции батареи сохранились.

 

 Маяк Ристна находится на северном мысе, относительно недалеко от маяка Кыпу, который был построен на месте разводья, из-за чего маяк со всех сторон окружает тьма. Это и послужило причиной строительства маяка Ристна. Маяк заказали во Франции в 1873 году, и заработал он уже в 1874 году. На маяк также установили 7-пудовые медные часы. В основании маяка открыто маленькое кафе.

 

 

Командир батареи старший лейтенант Волков. Помощник командира батареи лейтенант Быстрицкий.

Батарея вела огонь по немецкой эскадре, кур­сировавшей вдоль полуострова Копу и состояв­шей из крейсера «Кельн», четырех миноносцев и катеров. Когда закончились снаряды, орудия были взорваны. Огневой взвод батареи на шестнадцативёсельном баркасе ушел на мыс Тахкуна. Ко­мандир батареи старший лейтенант Волков погиб у пристани Лехтма, прикрывая отход последних защитников острова на Ханко.

 

 

БС-149.   Батарея стационарная № 149. 4 орудия калибром 100 мм. Располо­жена на полуострове Копу, в районе мыса Палли. Позиции батареи сохранились.

Главная задача батареи была та же, что и в Первую Мировую войну - за­щита прохода между полуостровом Копу (Дагерорт) и банкой Некмангрунд. На батарее были установлены скорострельные 100-мм орудия, предназна­ченные для борьбы со скоростными целями - миноносцами и торпедными ка­терами. Новейшие 100-мм орудия и артустановки Б-24 были в то время со­вершенно секретными и даже сегодня трудно найти фотографии этих пушек, а также получить сведения о боевых действиях батареи.

 

 100-мм корабельная пушка образца 1936 года (Б-24) — советское артиллерийское орудие, разработанное в январе 1932 года в КБ завода «Большевик».

 

 


 

 

 

БС-26.   Батарея стационарная № 26. 4 орудия калибром 130 мм. Располо­жена на мысе Тахкуна, на севере острова Хийумаа. Сооружения батареи сох­ранились.

 

 Маяк Тахкуна расположен в северной части острова Хииумаа. Чугунный маяк начали строить в 1873 году. Башню монтировали по т.н. системе Гордона, то есть собирали из уже изготовленных, привезённых деталей, что значительно упрощало сборку и сокращало время строительства. Царь России купил этот маяк на мировой выставке в Париже в 1871 году. Это самый высокий маяк в Эстонии над уровнем моря — 42,7 м.

 

Командир батареи лейтенант Галанин Л.А. Помощник командира батареи лей­тенант Федоровский.

Строительство батареи началось 23 октября 1939 года. 26-я батарея отличается от других бата­рей, построенных на островах Моонзунда перед Второй Мировой войной, своей необычной архитек­турой и чрезвычайно развитой инфраструктурой (построено более двадцати объектов).

  Дальномерная вышка 26-й батареи

 

Можно объ­яснить такое отличие прежде всего тем, что 26-я батарея, вместе с базой на полуострове Хан­ко, относилась к Передовому сектору береговой обороны, поэтому проектированием и строитель­ством этой батареи занимались другие военные ин­женеры. Задачи, которые стояли перед батареей, также отличались от задач других батарей - ей предстояло сразиться с главными силами флота противника при попытке его проникнуть в Финский залив.

 

 Схема расположения сооружений 26-й батареи на мысе Тахкуна

 

На каждой из четырех позиций 130-милли­метровых орудий построены мощные бетонные укрытия, все объекты батареи рассредото­чены на площади в несколько гектаров. Здесь размещались две электростанции, командный пункт, подземный резервуар для воды, бункера для снарядов, запас­ной командный пункт, оборонительные доты и другие объекты. К батарее подхо­дила узкоколейная железная дорога.

 

  Береговая батарея №26, электростанция

 

На­личие всех этих сооружений, не столь необходимых для одной батареи среднего калибра, свидетельствует о планах строительства на полуострове Тахкуна еще одной береговой батареи. В 1940 году Ленинградский Металлический завод разработал проект одноорудииной 406-мм береговой щитовой артустановки, батарею которых предполагалось установить на мысе Тахкуна к июлю 1942 года.

 

  Опытная 406-мм артустановка МП-10 с пушкой Б-37

 

С началом Второй Мировой войны 26-я батарея первой на Балтийском фло­те открыла огонь по кораблям противника в Финском заливе, а затем активно участвовала в обороне острова Хийумаа.

 

 Береговая батарея №26, наблюдательный пункт

 

21 октября 1941 года артиллеристы оставили батарею и отошли на маяк Тахкуна. Когда немцы ворвались на тер­риторию маяка, краснофлотец Николай Чиж поднялся на верхнюю площадку маяка и бро­сился вниз, не желая сдаваться врагу.

Германский полковник приказал похоронить погибших защитников маяка Тахкуна с воинс­кими почестями. При этом он построил свои подразделения и выступил перед ними с речью: «Я ставлю вам в пример этих героев, которые не отдали без боя ни метра своей земли и за­щищались до последнего патрона. Если бы вы сражались также мужественно, мы бы уже праздновали победу в Москве и Ленинграде».

 

 Памятник защитникам острова Хийумаа

 

Советское командование не смогло организовать эвакуацию гарнизона Даго. На Ханко удалось переправить около 570 человек. Более 3000 защитни­ков острова попало в плен.

Сегодня сооружения батареи сохранились. Как часть истории острова Хийумаа территория батареи объявлена историческим памятником. Здесь всегда можно увидеть автобусы с туристами из многих стран Европы и Аме­рики.

 

Музей на полуострове Тахкуна

 

 


 

 

 

ББ-316.    Батарея башенная № 316. 4 орудия калибром 180 мм. Располо­жена в 2-х км к востоку от маяка Тахкуна. Состояла из двух 180-миллиметро­вых двухорудийных башенных установок МБ-2-180. В настоящее время сохра­нились многие сооружения батареи, командный пункт, основания двух башен, электростанция, оборонительные доты.

 

 Схема расположения сооружений 316-й батареи

 

Командир батареи капитан Никифоров Алексей Александрович. Строи­тельство батареи началось в 1939 году. На мысе Тахкуна разместился инже­нерно-строительный батальон. Был установлен передвижной бетонный завод. К работам широко привлекались местные жители, заработную плату им вып­лачивали золотыми червонцами. Те, кто работал на строительстве, через год купили лошадей и обзавелись хозяйством.

Устройство башен и командного пункта аналогично батарее на мысе Церель. 316-я батарея была составной частью Передового сектора обороны.

 

Основание 2-й башни 316-й батареи

 

Взаимодействуя с батареями полуострова Ханко и острова Осмуссаар, она закрывала кораблям противника вход в Финский залив. Своим огнем батарея поддерживала защитников острова Хийумаа до последнего дня обороны. Из­вестно, что последние бои продолжались уже внутри подземелий батареи.

 

 Вход в подземелья 316-й  батареи

 

21 октября 1941 года орудия были взорваны, башни затоплены.

В первые послевоенные годы жители острова Хийумаа сидели без электри­чества, все хозяйство было разрушено. Но эстонцы хорошо помнили о том, что находится внутри затопленной батареи - они сами ее строили. На полуо­строве Тахкуна тогда дислоцировался танковый полк, у которого была мощ­ная инженерная техника и лебедки, с их помощью и удалось извлечь из затоп­ленной электростанции батареи дизель-генератор.

 

 Вход в электростанцию 316-й батареи

 

Дизель-генератор отремонтировали и установили на электростанции города Кярдла, где он проработал до наших дней.   

Командный пункт 316-й батареи располагался выше уровня моря и не был затоплен.

 

  Командный пункт 316-й батареи

 

В послевоенное время попытки откачать воду из башенни к чему не привели, батарею решили не восстанавливать, но сооружения командного пункта использовались для размещения пункта управления системы ПВО.

 

 Бывшая стартовая позиция 23-й ракетной дивизии

 

 

 


 

 

БС-12.   Батарея стационарная № 12.3 орудия калибром 152 мм. Располо­жена в районе мыса Серож, к востоку от Кярдла.

 

 Схема расположения береговой батареи БС-12...

 

Командир батареи капитан Карчун. Военком батареи политрук Кравец.

Вероятно, на вооружении батареи были 152-мм орудия типа Кане. В конце 30-х годов советские конструкторы вели разработку новых 152-мм артилле­рийских систем, но они еще не вышли из стадии полигонных испытаний.

Батарея поддерживала огнем защитников острова Осмуссаар и острова Вормс, где 7 сентября 1941 года высадился первый десант немцев.

 

Оборона островов Моонзундского архипелага 6 сентября – 22 октября 1941 года

 

В октяб­ре 1941 года 12-я батарея участвовала в обороне острова Хийумаа. Когда по­зиции батареи были окружены противником, артиллеристы, израсходовав все снаряды, приняли последний бой. На соединение к своим не пробился никто.

 

 

Батарея без номера.   2 орудия калибром 130 мм.

 

 

В связи с нарастающей угрозой высадки десанта противника на остров Хийумаа, в сентябре 1941 года в районе пристани Халтермаа была оператив­но развернута двухорудииная 130-мм батарея. По одному орудию было снято с 44-й и 26-й береговых батарей. Пушки установили на временные деревян­ные основания. Батарея введена в строй в начале сентября и принимала участие в обороне острова Хийумаа. Командир батареи лейтенант Титов.

 

 

Остров Муху

 

БС-6.   Батарея стационарная №6.3 орудия калибром 100 мм. Расположе­на на южной стороне острова.

 

   Схема размещения береговой батареи БС-6 на острове Муху

 

 Старый маяк Рауги остров Муху

 

 

Остров Абрука

 

БС-29.  Батарея стационарная №29.3 орудия калибром 130 мм.

 

  Старый деревянный маяк на острове Абрука

 

На острове Абрука была размещена трехорудийная 130-мм батарея, которая прикрывала подходы с моря к главному городу острова Сааремаа - Куресааре и порту Ромассааре.

В конце сентября 1941 года, когда немцы уже подошли к полуострову Сырве, штаб обороны принял решение пе­ренести 29-ю батарею на Саарему, в район пристани Мынту. На Абруку были направлены саперы с понтонами для транспортировки орудий. В условиях сильного проти­водействия со стороны авиации противника и артилле­рийских обстрелов полевых батарей с Сааремы, перепра­вить орудия не удалось. Единственно, что удалось сде­лать, это доставить на Сырве боезапас - 130-мм снаряды и пороховые заряды, которые пошли в дело на батарее №25А при отражении десанта в бухте Лыу.

 

  130-мм артиллерийская установка Б-13

 

 

Остров Рухну

 

В июле 1941-го года штаб обороны остро­вов стал подозревать, что немцы читают ра­диограммы флота. Выяснилось, что восемь краснофлотцев наблюдательного поста на острове Рухну были захвачены и разоруже­ны местными жителями. Радиостанция и книги шифров попали в руки противника. Немедленно на остров был направлен деса­нтный отряд в составе стрелковой роты, инженерного взвода и группы эстонского истребительного батальона.

 

 Маяк острова Рухну был установлен в 1877 году. Он был собран из деталей, изготовленных на заводе Le Havre во Франции. Проработавший более ста лет маяк до сих пор в рабочем состоянии. Высота маяка 39,5 м, от уровня моря 65 м. В регионе Балтийского моря это единственный сохранившийся маяк подобного типа. Маяк сконструировал тот самый Гюстав Эйфель, по проекту которого была сооружена Эйфелева башня в Париже.

 

Одновременно было принято решение оборудовать на острове Рухну трехорудийную 130-ти миллиметровую береговую батарею. Орудия предполагалось установить на временные деревянные основания. Баржа с орудиями вышла из пристани Кейгусте в сопровождении двух катеров и тральщика. В море караван был атакован немецкой авиацией и баржа с пушками затонула. Вероятно, эти три орудия так и лежат на дне Рижского залива и на сегодняшний день являются единственными 130-мм орудиями, сохранившимися со Второй Мировой войны на островах Моонзунда.

 

 

 


 

 

 

Пушки острова Осмуссаар

 

 

Остров Осмуссаар - легенда Балтики. Старое шведское название острова Оденсхольм. Считается, что на острове находится могила главного скандина­вского бога Одена.

На острове всегда жили люди. Это были поселения шведов, которые лови­ли рыбу и разводили скот. В конце 30-х годов колония острова достигала 60-ти человек. Работала школа. В 1765 году на Оденсхольме построили церковь - Капеллу Иисуса и все островитяне были ее прихожанами. Рядом с кирхой располагалось небольшое кладбище. Зимой 12-ти километровый пролив меж­ду островом и материком замерзал, и остров становился полностью отрезан­ным от внешнего мира.

 

 Маяк острова Осмуссар был построен в 1850 году и служил до  1941 года, когда был разрушен во время второй мировой войны.

 

Впервые имя острова широко прозвучало в начале Первой Мировой вой­ны, когда 26 августа 1914 года рядом с островом сел на камни немецкий крейсер «Магдебург». Наблюдательный пост маяка Оденсхольм заметил ко­рабль и сообщил по радио в штаб Балтийского флота. Русские крейсера и ми­ноносцы из Ханко и Палдиски подошли к крейсеру и открыли по нему огонь. В безвыходной ситуации командир «Магдебурга» капитан 2-го ранга Хабенихт приказал взорвать крейсер и сдаться русским кораблям.

 

Крейсер «Магдебург» на камнях острова Оденсхольм

 

Русские водолазы обследовали брошенный крейсер и обнаружили две книги шифров германско­го флота. Одну книгу командующий Балтийским флотом адмирал Эссен передал Первому лорду Британского адмиралтейства Чарльзу Бересфорду и со­юзники долгое время читали все радиограммы немцев.

В Первую Мировую войну на острове не были размещены береговые бата­реи. Русские военные инженеры изучали эту прекрасную артиллерийскую по­зицию, но все-таки они были реалистами: построить батарею на острове мож­но, но снабжать не менее, чем тысячный гарнизон всем необходимым, осо­бенно зимой, когда Финский залив покрывался льдом, было невозможно.

Сталинские стратеги не видели препятствий для строительства батарей на Осмуссааре. Невероятными усилиями в 1940-41 гг. на острове действительно были построены две береговые батареи, которые сыграли существенную роль в

обороне Финского залива.

26 марта 1940 года в беседе с посланником Эстонской Республики в Моск­ве А. Реем Народный Комиссар иностранных дел СССР В.М. Молотов неожи­данно спросил: «Не сдаст ли Эстония в аренду СССР остров Оденсхольм, так как он очень удобен для организации охраны Финского залива». 15 апреля 1940 года Эстонское правительство, «принимая во внимание оборонные нуж­ды СССР», дало согласие на оформление соглашения об аренде острова. Уже в конце апреля на остров прибыли первые военные строители из 46-го от­дельного инженерно-строительного батальона Балтийского Флота под коман­дованием капитана Токарева.

«Особым строительством» руководили военные инженеры Петр Сошнев и Борис Слезингер.

 

  Военинженер 2 ранга П. И. Сошнев, военинженер 3 ранга Б. Я. Слезингер.

 

Строители начали готовить позиции для трех береговых ба­тарей: батареи №90 - включавшей в себя три 130-ти миллиметровых орудия, батареи №314 - состоявшей из двух двухорудийных башен 180-ти миллимет­ровых орудий, и для самой мощной батареи Балтийского флота - 356-ти мил­лиметровой, четырнадцатидюймовой (по другим данным 305-мм или 406-мм), способной перекрыть своим огнем фарватер Финского залива и без взаимо­действия с пушками полуострова Ханко (Гангут). В 1940 году был разработан проект одноорудийной 356/54-мм башенной установки БПУ-14. Установка раз­мещалась в бетонном блоке общим объемом 4080 кубометров, боекомплект 120 выстрелов, вес снаряда 600 кг, скорострельность - 3 выстрела в минуту. Последнюю батарею так и не успели построить, но по оценкам военных исто­риков, немцам в ходе войны казалось, что такая батарея на острове есть.

 

   356/54-мм береговая башенная установка БПУ-14. Один из проектов 356-мм береговой двухорудийной башенной установки

 

Строительные работы велись днем и ночью, с чрезвычайным напряжением всех сил. Бетон в основания орудийных блоков заливали даже зимой. Подзем­ные сооружения располагались значительно ниже уровня моря, поэтому приходилось постоянно откачивать прибывающую воду. На строительстве было использовано около 25000 кубометров щебня. Сегодня на острове почти нет гранитных валунов, все они были взорваны и пошли на щебенку для бетона, ту­да же ушли и несколько камней, веками символизирующих могилу бога Одена.

К двум причалам (северо-западному и южному) постоянно прибывали грузы для строительства и оборудования батарей. Монтаж башенных установок МБ-2 180 вели специалисты Ленинградского Металлического завода. Многие из них прибыли на Осмуссаар прямо из Заполярья, где на острове Кильдин и на мы­се Сеть-Наволок монтировали две такие же батареи. Война застала монтажни­ков на Осмуссааре, и после завершения строительства они составили основу бо­евых расчетов 1-ой и 2-ой башен, устройство и работу которых знали до винтика.

 

Двухорудийная башенная установка  МБ-2 180

 

Может быть в том числе и этим объясняется высочайшая эффективность огня батарей Осмуссаара. Профессионалы умеют делать свою работу. Даже сегодня, спускаясь в подземелья батареи, поражаешься качеству выполнен­ных работ, до миллиметра подогнанной многотонной броне, аккуратно зак­репленным проводам, заботливо уложенным запасным предохранителям в электрощите. Начальник монтажа Петр Павлович Белозеров во время войны надел морскую форму и стал политруком батареи.

 

72a_1    Военинженер 2 ранга П. И. Сошнев. Ленинградский инженер П. П. Белозеров.

 

Оборону острова возглавляли командир гарнизона капитан Евгений Вержбицкий и начальник штаба капитан Гавриил Кудрявцев.

 

  Капитан Е. К. Вержбицкий, капитан Г. Г. Кудрявцев

 

В гарнизоне был ус­тановлен жесточайший комендантский режим. Личный состав круглосуточно нес вахту по круговой противодесантной обороне. Все побережье острова было оборудовано дотами, стрелковыми ячейками и проволочными заграж­дениями. Берега острова были полностью заминированы, мины делали из всего, что можно, даже из зенитных снарядов. Полностью были заминирова­ны и морские подходы к острову.

 

 

 


 

 

 

22 сентября на транспортном судне «Вохи» из Ханко доставили прожектор. Разгрузка судна проходила под сильным артобстрелом противника, погибло шесть краснофлотцев, но прожектор и трехтонную автомашину удалось снять с транспорта. Судно «Вохи» загорелось, его пришлось оттолкнуть от причала и оно затонуло в проливе. Прожектор установили на трехтонке и ночью пере­возили по острову, высвечивая то один, то другой квадрат в море, этим дос­тигалась защита от того, чего больше всего опасался гарнизон острова - от неожиданного ночного десанта немцев.

Оборона островов дело жестокое. Пятеро рабочих ремонтных мастерских были арестованы по подозрению в передаче противнику сведений о дате эва­куации гарнизона. Особый отдел решил, что сигналы могли передаваться све­товыми вспышками электросварки азбукой Морзе. Подозрений оказалось достаточно для расстрела всех пяти человек.

Драгоценными для защитников становились бензин и топливо для элект­ростанции. Электричество было необходимо для постоянной откачки воды из нижних этажей орудийных блоков. В качестве электростанции использова­лись также два паровых локомобиля, оставшихся от хозяйственных и прак­тичных эстонцев, жителей острова. Локомобили работали как на солярке, так и на дровах, поэтому специальная команда обходила побережье острова и собирала все дерево, которое море выбрасывало на берег.

Так поступали жители Осмуссаара во все времена: рассказывают, что на острове никогда не держали собак и петухов, чтобы те своим лаем и кукаре­канием не подавали знак кораблям. Корабль, наскочивший в тумане на кам­ни острова, становился добычей островитян.

 

 Остров Осмуссар. Современный маяк, был построен в 1954 году. Маяк Осмуссаар модернизировался в 1998 году.

 

Между островом Осмуссаар и базой на полуострове Ханко постоянно курси­ровало гидрографическое судно «Волна». В октябре, в условиях сильного штор­ма «Волну» ударило о камни у северного берега Ос­муссаара. С тонущего судна удалось снять две 45-мм пушки и боезапас. Сорокопятки включили в систему обороны острова, соорудив из них и крупнокалибер­ных пулеметов ДШК две противодесантные батареи.

 

   ДШК – крупнокалиберный станковый пулемет, созданный на основе пулемета ДК и использующий патрон 12,7×108 мм. Пулемет ДШК – один из наиболее распространенных крупнокалиберных пулеметов.

 

После падения обороны острова Хийумаа на ры­бачьих лодках, шлюпках и плотах на Осмуссаар переправились 132 хийумца. Раненые, ослабшие в ле­дяной воде, они не могли даже самостоятельно вый­ти на берег. Их принимали руки осмуссаарцев и отправляли в лазарет. В каж­дой башне 314-ой батареи был свой штатный медпункт со всем необходимым оборудованием и стационаром. Здесь о раненых заботились военный врач гарнизона Иван Гаврилович Макаревский и персонал подземного госпиталя.

 

   Военный врач гарнизона Осмуссаара Иван Гаврилович Макаревский

 

  Медицинская сестра Н. И. Ивашева

 

Гарнизон жил своей повседневной жизнью. Люди привыкли к постоянным артобстрелам, напряженным вахтам. По радио слушали сводки Совинформбюро о положении на фронтах. По острову разъезжала кинопередвижка, имевшая только две кинокартины - «Чапаев» и «Валерий Чкалов». Каждую неделю с Ханко доставляли центральные газеты и журналы. Особой популяр­ностью у осмуссаарцев пользовалась небольшая газета «Красный Гангут», которую печатали в базе на Ханко, и которая публиковала репортажи, в том числе и с острова Осмуссаар.

 Газета «Красный Гангут»

 

Германский Генштаб в начале войны не придавал серьезного значения Осмуссаару, в августе на остров было сброшено всего лишь несколько авиа­бомб, и только после овладения всем побережьем материка противник сде­лал первую попытку высадить десант на остров.

Рано утром 6 сентября 1941 года десантные баржи немцев отчалили от пристани Шпитален (Дирхами) и взяли курс на остров. Когда десант пересек середину 12-ти километрового пролива и стал приближаться к острову, откры­ла огонь батарея 130-мм орудий на южной стороне острова. Нескольких зал­пов прямой наводкой было достаточно, чтобы суда десанта начали метаться по проливу и тонуть. Шрапнельные снаряды вообще не оставили шансов десантникам добраться ни к одному из берегов. В отражении десанта участ­вовала и 76-мм зенитная батарея №509 под командованием лейтенанта Сырмы.

 

Лейтенант Ф. И. Митрофанов. Старший лейтенант П. Л. Сырма.

 

314-я башенная батарея огнем своих 180-мм орудий подавила огонь 205-мм тяжелой полевой батареи гитлеровцев. На помощь защитникам Осмусса­ара пришли и артиллеристы с острова Хийумаа. По катерам противника вела огонь батарея №12 под командованием капитана Карчуна. Противник поте­рял пять больших десантных катеров и несколько сот солдат.

 

 Схема расположения береговых батарей на острове Осмуссаар

 

 


 

 

 

Швейцарский военный историк Юрг Майстер в своей книге «Война на мо­ре в восточноевропейских водах 1941 - 1945 гг.» пишет: «В начале сентября русские внезапно обстреляли с острова эстонское побережье и временно вы­вели из строя одну германскую батарею. Кроме того, русские мешали пере­возкам снабжения и пополнения из Ревеля в гавани, расположенные к запа­ду. Таким образом имелись все основания, чтобы овладеть этим опорным со­ветским пунктом. Однако, в связи с тем, что район вблизи острова Оденсхольм не был протрален, а также в связи с большой активностью советских батарей, германское командование решило предоставить остров самому се­бе и ждать того момента, когда русские, измученные голодом, вынуждены бу­дут сдаться. Фактически этого момента не наступило».

4 ноября 1941 года на остров пришла шлюпка с парламентерами. В качест­ве парламентеров гитлеровцы послали трех краснофлотцев, захваченных в плен на острове Хийумаа. Гарнизону предлагалось сдаться, в противном слу­чае их сотрут с лица земли вместе с островом. В знак согласия через 24 ча­са на крыше колокольни церкви необходимо было поднять белый флаг. За­щитники Осмуссаара отвергли ультиматум. Утром, на самом высоком дереве, рядом с колокольней, был под­нят огромный красный флаг. Его всю ночь шил матрос-комендор Григорий Куприянов вместе с товарищами.

 

 Младший сержант Я. С. Хамармер. Старший матрос Г. И. Куприянов.

 

 В подземельях первой башни находился склад товаров флотского военторга, среди отрезов крепдешина и дра­па нашлась штука темно-красного шелка.

 

 Развалины колокольни Капеллы Иисуса

 

Когда немцы в бинокли увидели красный флаг, они начали артобстрел острова. Жестокий штурм продол­жался несколько дней. В день артиллерия противникавыпускала по острову до 1500 снарядов. 14 ноября немцы снова предприняли попытку десанта. Осмуссаар от­ветил точными ударами всех островных орудий, всего, что могло и должно было стрелять. Десант противника был отражен.

19 ноября 1941 года Совинформбюро в своих сводках сообщало о гарнизо­не острова О. на Балтике, отразившим все попытки десанта и потопившим де­сантные корабли противника. Можно представить значение таких сообщений для людей в воюющей стране, когда враг стоял у стен Москвы и Ленинграда. Подвиг гарнизона Осмуссаара давал людям надежду, надежду на Победу и в этом его неприходящее значение в Великой Отечественной войне.

Ночью 1 декабря 1941 года гвардейский минный тральщик «Гафель» под ко­мандованием капитана Е.Ф.Шкребтиенко несколько раз ходил от Ханко к Осмуссаару, снимая его защитников, всего было эвакуировано 1008 человек. На острове осталась подрывная команда из шести человек во главе со старшим лейтенантом Васериным Николаем Матвеевичем, военпредом флота, прини­мавшим строящиеся батареи.

 

 Батальонный комиссар Н. Ф. Гусев. Старший лейтенант Н. М. Васерин

 

Тот, кто заботился о качестве оружия для флота, теперь должен был его уничтожить. Военпред Васерин был прекрасным специ­алистом - взрыв вырвал из земли 275-тонную башню и перевернул ее. Больше 314-ю батарею уже никто никогда не сможет восстановить.

 

  Здесь когда-то было орудие...

 

2 декабря за подрывниками пришел катер гангутского пограничника Григо­рия Лежепекова и забрал их на Большую землю. 3 декабря из базы Ханко ушел последний транспорт с людьми и техникой. Большинство осмуссаарцев шло на турбоэлектроходе «И.Сталин». В час ночи «И.Сталин» подорвался на двух ми­нах и затонул. Спастись удалось немно­гим. Военные историки до сегодняшнего дня спорят о целесообразности эвакуа­ции гарнизонов Ханко и Оссмуссаара.

В феврале 2003 года автор встретился в Таллинне с Сергеем Макаревским, сы­ном военврача Ивана Гавриловича Ма-каревского. Фотографии и документы из семейного архива Макаревских во многом помогли воссоздать картину жизнигарнизона Осмуссаара в годы войны.

 

  Встреча с Сергеем Макаревским в Таллинне

 

 

 


 

 

 

ББ-314.   Батарея башенная № 314.4 орудия калибром 180 мм. Состояла из двух двухорудийных башенных установок МБ-2-180.

 

 Сохранившаяся огневая позиция батареи. Представляет собой башенную двухорудийную артиллерийскую установку МБ-2-180 с установленными в нее двух 180-мм орудий ...

 

Командир батареи капитан Клещенко Иван Трофимович.

 

   Капитан А. Н. Панов. Капитан И. Т. Клещенко.

 

Командир первой башни старший лейтенант Митрофанов Федор Степанович.

 

 Лейтенант Ф. С. Митрофанов. Старший лейтенант П. Л. Сырма.

 

Батарея введена в строй 1 сентября 1941 года, на четыре месяца раньше срока. Пристрелку орудий «для себя» провели по корпусу крейсера «Магде­бург», который лежал в 15 кабельтовых от берега со времен Первой Мировой войны. Всего за 164 дня обороны острова Осмуссаар батарея провела 17 бо­евых стрельб, в основном по наземным целям. При отступлении с острова ба­тарея была взорвана и затоплена.

 

 Второй артблок 180-мм батареи № 314.

 

Впервые воду из подземелий откачали в 1956 году. Советское командова­ние изучало вопрос о восстановлении батареи. Первым, кто вошел в 314-ю батарею после войны, был старший лейтенант Дудник, командир дислоциро­ванной на Осмуссааре 298-й береговой батареи. Под землей все оставалось так же, как в последний день обороны Осмуссаара. Жилые кубрики хранили личные вещи защитников острова, за стеклами шкафчиков медпункта стояли пузырки с лекарствами.

 

Спальное помещение 2-го артблока 314-й батареи...

 

Неизрасходованные снаряды грудой лежали под взорванной башней. При открытии электрощитов оказалось, что они сохрани­ли герметичность. Осмотр сооружений показал, что многие механизмы и по­мещения находятся в нормальном состоянии, башни и орудия полностью вы­ведены из строя, но, что самое главное - были взорваны приямки для сбора и откачки воды, восстановить гидроизоляцию которых не представлялось воз­можным. По разным причинам батарею решили не восстанавливать. Морская вода снова заполнила подземелья.

 

 Электрооборудование 2-го артблока 314-й батареи...

 

Второй раз воду откачали в 1995 году. В подбашенном пространстве 1-ой башни обнаружили 60 бронебойных 180-мм снарядов. Очевидно, все фугас­ные и осколочно-фугасные снаряды батарея выпустила по наземным целям, а целей в море, для которых предназначались бронебойные снаряды, не бы­ло.

 

   Вторая башня 314-й батареи. Хорошо видны стеллажи для хранения снарядов

 

На северном берегу острова были найдены 184 снаряда от 130-мм орудий и даже 10 снарядов от 105-мм пушек крейсера «Магдебург». Тогда же, летом 1995 года проводилось разминирование и уничтожение обнаруженных боеп­рипасов.

 

  Один 180-мм снаряд застрял, его так и не вытащили...

 

Работы проводили эстонские и шведские экологические и спасательные организации. Учитывая, что мимо острова ежедневно проходят до 90 торговых судов в день, разминирование батарей Осмуссаара - очень важное событие для безопасности мореплавания всех стран Балтийского моря.

 

180-мм снаряд. Под водой, на нижнем этаже, снарядов осталось много — спотыкаться здесь нежелательно.

 

 

 


 

 

 

ВС-90.  Батарея стационарная №90.Три орудия калибром 130 мм. Расположена на южной оконечности острова недалеко от южного пирса.

 

Схема расположения береговых батарей на острове Осмуссаар

 

Командир батареи капитан Панов. Батарея заступила на боевую вахту 25 июля 1941 года.

 

    Капитан А. Н. Панов. Капитан И. Т. Клещенко.

 

Материальная часть батареи прибыла на остров 27 июня 1941 года, на пя­тый день войны. Три пушки выгрузили из баржи и оставили на пирсе. Мощные краны, которыми монтировали орудия и башни 314-й батареи, к тому време­ни были спешно эвакуированы на материк. Личный состав батареи еще не прибыл. По нормативам для установки 130-мм батареи полагался минимум трехнедельный срок.

Работу поручили командиру первой башни 314-ой батареи старшему лей­тенанту Митрофанову и его матросам. Собрали всех слесарей и строителей, подогнали трактора. Для транспортировки орудий соорудили огромные дере­вянные сани с металлическими полозьями. Работая круглосуточно, моряки-артиллеристы установили орудия за сто четыре часа.

 

 

509-я отдельная зенитная батарея.  Состояла из 4-ех зенитных орудий, об­разца 1936 года(?), калибром 76 мм. Подчинение -5 полк ПВОДКБФ.

 

   3-К (индекс ГАУ — 52-П-361) — 76-мм полуавтоматическая зенитная пушка, разработанная в 1931—1932 годах на заводе № 8 по образцу 7,5-см зенитной пушки немецкой фирмы «Рейнметалл».

 

Командир батареи старший лейтенант Сырма.

 

 Лейтенант Ф. С. Митрофанов. Старший лейтенант П. Л. Сырма.

 

Батарея развернута на по­зиции в конце ноября 1940 года. Свой первый бой зенитчики приняли 1 авгус­та 1941 года, когда противник совершил первый авиационный налет на ост­ров. В этом бою батарея сбила и свой первый самолет. Всего за время обо­роны было сбито шесть самолетов противника. Батарея вела огонь по воз­душным, наземным и морским целям - прекрасный пример универсальных возможностей артиллерии.

Все три батареи на острове Осмуссаар были сведены в 205-й отдельный артиллерийский дивизион и подчинены Передовому сектору обороны Бал­тийского Флота со штабом на полуострове Ханко.

 

 

Батарея № 298.   Открытая стационарная.3 орудия калибром 130 мм. Рас­положена на северной стороне острова Осмуссаар. Построена после войны.

После Второй Мировой войны, в 1949-50 годах на острове была построена только одна береговая батарея, состоявшая из трех орудий калибром 130 мм. Три бетонных дворика расположены на северной стороне Осмуссаара, недале­ко от берега моря.

 

   Дворик 130-мм орудия 298-й батареи

 

С 1954 года командиром 298-й батареи стал старший лейте­нант Эмиль Дудник.

 

 Командир 298-й батареи старший лейтенант Эмиль Дудник. Фото 1957 года

 

Холодным февральским днем катер доставил нового коман­дира к месту службы. Вокруг острова стояло ледяное поле, катер не мог подой­ти к пирсу и высадил молодого офицера в ста метрах от берега, прямо на лед.

Личный состав батареи насчитывал около 100 человек. Кроме батареи на острове находился маячный пост численностью 15 человек, во главе с мич­маном. Зимой гарнизон острова жил полностью автономной жизнью. Пекар­ня выпекала хлеб, на подсобном хозяйстве держали скот. Два раза в месяц с самолета сбрасывали почту. Батарея несла боевое дежурство, отрабатывала учебные задачи. По результатам боевых стрельб батарея №298 была одной из лучших на Балтийском флоте.

 

 Берег потихоньку обрушается, оголяя железобетонное сооружение... - бывший командный пост 298-й батареи

 

 

 


 

 

Осень 1944 года

 

 

27 сентября 1944 года войска Ленинградского фронта и корабли Балтийс­кого флота начали операцию по освобождению островов Моонзундского ар­хипелага от войск противника. Первый десант был высажен на остров Вормс. 29 сентября передовой отряд 8-го Эстонского стрелкового корпуса на амфи­биях, полученных из США по ленд-лизу, переправился через пролив Муху Вяйн и захватил пристань Куйвасту. 3 октября солдаты 109-го Эстонского стрелкового корпуса заняли остров Хийумаа. Стремительное наступление со­ветских войск остановилось 10 октября на полуострове Сырве. Противник создал на перешейке Сальме сильную оборону и оказал упорное сопротивле­ние.

 Моонзундская операция 1944  года

 

Попытка наступавших высадить неподготовленный морской десант в тыл немцев в районе деревни Винтри на Сырве обернулась трагедией - десант в количестве более 600 человек был полностью уничтожен, на берег не вышел ни один человек.

 

  Памятник погибшим десантникам у деревни Винтри на полуострове Сырве

 

Ставка Верховного Главнокомандования приказала прекра­тить наступление и перейти к обороне.

На Саарему стали перебрасывать тяжелую артиллерию и танки. Основу ударной силы артиллерии составляли передвижные батареи 130-мм берего­вых орудий и батареи полевых орудий калибром 122 мм. Подвижный дивизи­он береговой артиллерии обеспечивал прорыв обороны немцев и прикрывал фланги наступавших войск от огня кораблей противника.

18 ноября после мощной артиллерийской и авиационной подготовки со­ветские войска перешли в наступление и 24 ноября 1944 года на мысе Церель завершили разгром группировки врага.

 

84_1     Моонзундская десантная операция (действия сил КБФ по освобождению полуострова Сырве

 

 Последнее, что успели сделать гитле­ровцы - они взорвали Церельский маяк, простоявший на берегу Ирбенского пролива с 1895 года.

 

 Камень в память о событиях 24 ноября 1944 года на мысе Сааре Памятник на мысе Сааре (остров Сааремаа) около маяка, где 24.11.44 года было окончательно завершено очищение земли Эстонии от немецко-фашистких захватчиков.

 

 

 


 

 

Часть четвертая

 

 

Дивизион расформировать!

 

В первые послевоенные годы на Моонзундских островах была сформиро­вана Отдельная артиллерийская бригада (ОАБ) под командованием генерала Лушкова, а впоследствии - генерала Барбакадзе.

 

 Командир Отдельной артиллерийской бригады генерал Барбакадзе

 

Бригада состояла из пяти артиллерийских дивизионов. На Островах Сааремаа и Хийумаа дислоцировалось по два дивизиона. На каж­дом острове размещалось по одному дивизиону стаци­онарных батарей и по одному дивизиону передвижных батарей на мехтяге. Опыт Второй Мировой войны по­казал, что один из главных факторов уязвимости бере­говых батарей - это их неподвижность, поэтому пе­редвижные артиллерийские системы получили наи­большее развитие. Стационарные батареи устанавли­вались на простые бетонные основания, в ряде случа­ев использовались сооружения, оставшиеся с 1940 го­да (батарея на мысе Тахкуна). Железобетонных монстров уже не строили, да и разоренная войнойстрана не могла позво­лить себе такие огром­ные  расходы. Попыткивосстановить подземные 180-мм батареи не увенчались успехом, поэтому там, где это было необходимо строили новые батареи.

 130мм передвижная артустановка СМ-4

 

На мысе Сааре (Церель) были построены две батареи 118-го отдельного артдивизиона. Батарея343 - четыре орудия  калибром  130-ММ(расположена в 1 км к северу от маяка) и бата­рея №470 - четыре орудия калибром 180-мм (расположена в 5 км к западу от маяка). Все сооружения и позиции орудий строились выше уровня зем­ли -следовательно, можно было и в 1940 году так разместить 180-мм ба­шенные батареи, чтобы не подвергать их опасности затопления.

Впервые, в подчинение ОАБ береговой артиллерии Моонзундских остро­вов были переданы батареи, расположенные на латвийском берегу Ирбенского пролива, где дислоцировался 110-й отдельный артиллерийский дивизион.

 

 Оборона Ирбенского пролива в 1957 году. Дислокация советских береговых батарей 118 ОАД и 110 ОАД. (Реконструкция Ю. Мелконова)

 

Курляндский дивизион состоял из трех батарей - 130-миллиметровой №133 в районе Лужни (Люзепорт), 152-миллиметровой №456 в районе поселка Кестери (Краснофлотская, ранее форт Михайловский) и 100-миллиметровой в районе устья реки Ирбе.

 

 Расположение батареи №456 в районе поселка Кестери (Краснофлотская)

 

Командные кадры для береговых батарей готовило единственное в стране Высшее Краснознаменное артиллерийское училище береговой обороны ВМС. Училище было организовано в Севастополе в 1931 году.

Выпускниками училища были почти все командиры леген­дарных батарей Моонзунда - капитан А.Стебель, старший лейте­нант В.Букоткин, старший лейтенант М.Катаев и многие другие. В 1946 году училище передислоцировалось в Ригу. В 1950 году это училище закончил и мой отец - Мелконов Юрий Николаевич. Мо­лодого офицера направили служить на батареи Ирбенского проли­ва - сначала на латвийском берегу в район Кестери и Лужни, за­тем на остров Сааремаа, на батареи Сырве.

 

Зам. командира 456-й батареи старший лейтенант Мелконов Юрий Николаевич. Фото 1955 года

 

Холодная война была в самом разгаре. Батареи круглосуточ­но несли боевое дежурство. Дальномерщики напряженно вгляды­вались в горизонт моря, отыскивая эсминцы вероятного против­ника, но кроме мин, выносимых из Ирбена после каждого силь­ного шторма, ничего опасного на берегу не появлялось. Для уп­равления огнем батарей стали применятся радиолокационные станции. Боевые стрельбы проводили обычно два раза в год. Ирбенский пролив закрывали для судоходства и артиллеристы стреляли по буксируемым мишеням.

 

152-мм берегивая артустановка МУ-2

 

Хорошим примером военной мысли тех лет стали флотские учения 1957 го­да, очевидцем которых мне довелось быть. Ночью, через Ирбенский пролив на танкодесантных баржах переправилась рота танков Т-55. Танки вышли на бе­рег Сааремы и с ходу «захватили» обе береговые батареи на мысе Сааре. С воздуха атакующих поддерживали фронтовые бомбардировщики Ил-28. Десан­ту предшествовал «атомный удар». Имитационный «ядерный взрыв» был очень похож на картинки в массовых брошюрах. Затем на полуостров Сырве был вы­сажен вертолетный десант морской пехоты. Вертолеты приземлились на поле старого аэродрома мыса Церель, где базировались русские самолеты еще в Первую Мировую войну. Морпехи в противогазах выскакивали из вертолетов Ми-4 и без остановки стреляли из новеньких автоматов Калашникова холосты­ми патронами, на радость нам, мальчишкам, ходившим потом с полными кар­манами стреляных гильз. В целом учения можно было назвать успешными, «зе­леные» победили «синих», но дальнейшая судьба береговых батарей была ре­шена. После учений пришел приказ - артиллерийские дивизионы на Моонзундских островах расформировать, орудия демонтировать и сдать на склады. На Сырве артиллеристы снимали пушки и свозили их на причал Мынту.

 

Артиллеристы огневого взвода 456-й батареи. 1953 год

 

Старые орудия пошли на переплавку на заводе «Лиепаяс металлурге» в Ли­епае, орудия послевоенных лет выпуска складировали в арсеналах. Несмотря на столь решительную борьбу с артиллерией, Никита Хрущев был дальновид­ным политиком. Береговые артиллерийские установки были проданы странам Варшавского договора, на Ближний Восток и даже в Эфиопию. В мае 1958 го­да на морском полигоне Черноморского флота работу береговых батарей

про­демонстрировали Президенту Египта Гамаль Абдель Насеру, во время его ви­зита в Советский Союз. Лучшие артиллеристы флота накрыли репер (буксируемый щит-мишень) с первого залпа. Насер сказал: «Покупаю». Через два месяца пароход с моонзундскими орудиями ушел из Лиепаи в Александрию.

 

 Основание 152-мм артустановки МУ-2. Батарея №456. Поселок Краснофлотская (Кестери), латвийский берег Ирбенского пролива.

 

456-я батарея стояла на боевом дежурстве до 1975 года. Последний раз боевую тревогу на батарее сыграли 9 ноября 1975 года, когда БПК «Сторожевой » поднял восстание против существующего брежневского режима. Но стрелять по своему кораблю батарее не пришлось, «Сторожевой » был остановлен бомбардировкой с воздуха.

После 1975 года 456-ю батарею законсервировали и поставили на длительное хранение.

 

В конце 50-х годов израильская разведка получила сведения о появлении на вооружении Египта тяжелых морских орудий. Береговые батареи были ус­тановлены на Синайском полуострове в районе Тиранского пролива, недале­ко от курортного городка Шарм-эль-Шейх. С началом «шестидневной войны» в июне 1967 года египтяне сделали попытку блокировать Тиранский пролив и перекрыть флоту Израиля выход в Красное море. Немедленно последовал бомбовый удар израильских «Фантомов». Орудия и позиции были уничтоже­ны. Последнюю точку в скитаниях моонзундских пушек по свету поставила из­раильская армия, захватившая Синайский полуостров.

 

 

 


 

 

 

 

Пушки на берегу

 

 

Пушки на берегу. Они стоят на скалах северных фьордов Норвегии и на Геркулесовых столбах Гибралтара, на берегах Ла-Манша и на островах Кари­бского моря, в порту Сингапура и на островах Тихого океана, на старинных фортах Портсмута и на маленьких островах Финляндии. Пушки свидетели ис­тории, свидетели отваги и героизма, страха и отчаяния. Самые мощные сред­ства поражения своих лет, они сохранили грозный вид до наших дней. Тыся­чи туристов стремятся увидеть их, прикоснуться к холодному металлу, храня­щему память о сражениях прошлых веков.

 

 Это 11-дюймовая  пушка Круппа в крепости Оскарсборг, Норвегия. Эта пушка, установлена в 1893 году, она произвела 2 выстрела в немецкий тяжелый крейсер «Blucher» на расстоянии в 1 милю, во время вторжения его в Норвегию в 1940 году.

 

Береговые укрепления Гибралтара, Ла-Манша, Финляндии широко известны и посещаются туристами из всех стран мира. Я надеюсь, что батареи Моонзунда также займут свое место среди памятников военной истории и будут способство­вать развитию туризма в прекрасном уголке Эстонии, Моонзундских островах, история которых неразрывно связана с историей всех стран Балтийского моря.

 

 

 

Автор выражает благодарность всем оказавшим помощь в написании книги - отцу, Мелконову Юрию Николаевичу и всем ветеранам-артиллерис­там, выпускникам Рижского Краснознаменного артиллерийского училища бе­реговой обороны ВМС.                                                                        

Антонине Ильиничне Пикуль - вдове Валентина Пикуля. Урмасу Селиранду - директору музея истори острова Хийумаа, Энделю Пюйа - директору му­зея истории острова Сааремаа, Сергею Макаревскому и Владимиру Бобкину из Таллинна, Якову Катцу из Израиля, Юрию Митту - владельцу кемпинга на Сырве, Сааремаа, Айне Бурия и Янису Гинтнерсу из Музея истории города Лиепаи, Латвия, Теду Александеру - писателю из Портсмута, Великобрита­ния, Дебби Корнер из Музея Королевского Подводного флота Великобрита­ния и многим другим, кто помог рассказать о событиях давно ушедших лет.

Отдельная благодарность Пееду Саммадасо из Морского Музея Эстонии, за предоставленные материалы, фотографии и советы историка.

Юрий Мелконов Рига. 1999 - 2003 г.

 

  Юрий Мепконов. Репортаж с учений ОРЕN SPIRIT- 2002. Рижский залив. Октябрь 2002 года