Чужая война часть 1

 

ЧУЖАЯ ВОЙНА

Раздел создан на основе книги «The Falklands War Complete Magazine Collection Marshall Cavendish Binder» («Полное собрание журналов Фолклендской войны Маршалл Кавендиш Биндер»)

День за днём... Ежедневный отчет от вторжения до победы.

 

Часть 1

Часть 2

 

2 АПРЕЛЯ 1982 ГОДА НА ГРУППУ ОСТРОВОВ В ЮЖНОЙ АТЛАНТИКЕ, ИЗВЕСТНЫХ НЕКОТОРЫМ, КАК ФОЛКЛЕНДЫ, А ДРУГИМ, КАК МАЛЬВИНСКИЕ ОСТРОВА, БЫЛО ВТОРЖЕНИЕ АРГЕНТИНЫ.ЧТО ПРОИЗОШЛО ДАЛЬШЕ - ИСТОРИЯ...

 

 

«У нас много новых друзей»

 

С этими словами телекс Порт-Стэнли сообщил новости о вторжении для ошеломленной и неверующей Британии.

 

Фолкдендские острова в Атлантике...

 

2 апреля 1982 года было 04:30, когда 150 бойцов Ruso Tactico — аргентинского спецназа — приземлились на вертолетах в Маллет-Крик, небольшом заливе примерно в трех милях к юго-западу от столицы Фолклендов - Порт Стэнли. Это было началом захвата Фолклендских островов Аргентиной, за которым последовала высадка еще более 1000 спецназовцев и морских пехотинцев.К 09:30 - через пять часов после высадки первого аргентинского солдата - небольшой гарнизон из 80 человек королевской морской пехоты и других военных сдался. Незадолго до полудня следующего дня, 3 апреля, еще меньшие силы Королевской морской пехоты на Южной Георгии — примерно в 800 милях к востоку от Порт- Стэнли — сдались после одного из эпических сражений Давида и Голиафа нашего времени.Началась полномасштабная война...

 

Фолкдендские острова на 1982 год...

 

Гарнизону Королевской морской пехоты на Фолклендских островах, (который был известен как Военно-морской отряд 8901), в 09:00 1 апреля (еще одно мрачное совпадение) майор Майк Норман Р.М. (Major Mike Norman RM), командовавший отрядом 1982/83 гг., официально сменил майора Гэри Нутта Р.М. (Major Gary Noott RM) (командовал войсками 1981/82 гг.) было поручено защищать резиденцию правительства. Он должен был продержаться ровно 24 часа. В 15:30 того же дня к двум майорам прибыл губернатор Фолклендских островов мистер Рекс Хант (Mr Rex Hunt), который показал им телеграмму из Лондона. Сообщение гласило: «Аргентинский флот выйдет завтра с первыми лучами солнца к мысу Пембрук». Велика вероятность, что они вторгнутся. Вы должны сделать соответствующие распоряжения. Правительство в Лондоне получило сообщения из разведывательных источников о том, что аргентинские военно-морские силы проводили морские учения в период с 23 по 28 марта, в том числе совместную с уругвайскими военно-морскими силами противолодочную операцию в устье реки Ривер Плейт. Более поздние сообщения показали, что 28 марта флот отбыл на юг от главной аргентинской военно-морской базы в Пуэрто-Бельграно с морскими пехотинцами, солдатами и боевой аммуницией на борту.

 

Сообщение из Лондона...

 

29 марта было известно, что флот находится примерно в 900 милях к северу от Порт-Стэнли и состоит из авианосца, четырех эсминцев и десантного корабля.

 

 

Форсируя проблему

 

Аргентинская хунта хотела заставить Великобританию уступить суверенитет над островами в Южной Атлантике. Им нужно было что-то делать, чтобы восстановить свою быстро падающую популярность дома, и ожесточенные демонстрации в Буэнос-Айресе в ночь на 30 марта показали, насколько плохо обстоят дела у них. Извлекая пользу из дипломатического инцидента, разгоревшегося из-за высадки группы торговцев металлоломом на старой китобойной станции в Южной Георгии, аргентинцы надеялись вынудить британское правительство пойти на уступки на переговорах о суверенитете Фолклендов в Нью-Йорке. Пока протекал инцидент с торговцем металлолома, хунта также укрепила свои позиции в военном отношении, отправив корабли в воды Южной Георгии, а затем отправив в море свою оперативную группу, оснащенную для вторжения на сами Фолклендские острова.

 

Операция «Розарий»...

План военного восстановления трех архипелагов был разработан Хорхе Исааком Анайей (Jorge Isaac Anaya) в период с конца 1981 по начало 1982 года. Аргентинский адмирал убедил хунту в том, что крупномасштабная британская контратака маловероятна. Анайя был уверен, что немногочисленные отряды противника вряд ли окажут сопротивление.

Аргентина прислала авианосец, три эсминца, десантный корабль и три транспорта.Несмотря на это, крошечный британский гарнизон устроил перестрелку, которая длилась три часа.

 

 

Они даже остановили один из грозных LVTP-7 — гусеничную машину, вооруженную установленным в башне 12,77-мм пулеметом.

 

Морской пехотинец Гиббс остановил его (LVTP-7) попаданием в пассажирский салон из 66-миллиметрового орудия; Морские пехотинцы Браун и Бест прикончили его метким поподанием калибра 84 мм в переднюю часть.

 

Хунта была плохо проинформирована. Они думали, что Британия скорее отступит, чем рискнет начать войну. Они также думали, что британцы сдадутся, столкнувшись с численным превосходством. Похоже, что фактические приказы о вторжении были отправлены командиру оперативной группы довольно поздно — всего за один или два дня до 2 апреля. Легкость, с которой было проведено вторжение, показывает, что аргентинцы, должно быть, заранее отрепетировали действия и разработали очень подробные планы. Адмирал Карлос Бюссер был там, чтобы командовать 4500 военными для вторжения.

 

Карлос Альберто Сезар Бюссер (Carlos Alberto César Büsser) (10 января 1928 - 29 сентября 2012) был аргентинским военно-морским офицером, который командовал аргентинскими войсками во время вторжения на Фолклендские острова в 1982 году, которое вынудило сдаться губернатора Фолклендских островов Рекса Ханта.

 


 

 

2 апреля...

Держаться до конца...

 

Неблагодарная задача по защите островов от этой превосходящей силы была возложена на Майка Нормана (Mike Norman). В помощь ему было всего 43 человека из «нового» отряда NP 8901, 25 из «старого» отряда и 12 матросов с ледового патрульного корабля HMS «Endurance».

 

Майор Mike Norman (Майк Норман) командовал британскими войсками 2 апреля, когда высадились аргентинцы. Он пробыл в колонии всего несколько дней, чтобы сменить майора Гэри Нутта и то, что должно было стать уходящим отрядом 8901. Вместо этого две силы были объединены, и майор Норман принял командование по старшинству. Он находился под исполнительным командованием Рекса Ханта, губернатора колонии. Его приоритетом была защита резиденции правительства - дома правительства. Он попытался прикрыть ожидаемые посадочные пляжи, но не был проинформирован о том, что аргентинцы, вероятно, будут использовать амфибийные AMTRAK, которые требуют другого уклона, чем ожидаемые десантные корабли, поэтому они прикрывали не тот пляж. Несмотря на это и крайне ограниченное время подготовки, войска отреагировали на атаку вторжения и вступили в бой с противником. Большая часть боевых действий произошла в Доме правительства и вокруг него, где в конечном итоге командовал губернатор. Когда поступило известие о приближении бронетехники с 30-мм орудием, губернатор принял решение сдаться, поставив точку вооруженного сопротивления.

 

Девять человек из «старой» группы были отправлены вместе с лейтенантом Китом Миллсом в Южную Георгию, чтобы навязать там торговцам металлоломом волю правительства Ее Величества. У Нормана была невыполнимая работа, и он знал это. Поэтому задача, которую он себе поставил, заключалась в том, чтобы продержаться как можно дольше. Норман рассудил, что противник пойдет на Порт-Стэнли и уничтожит там оборону, чтобы можно было высадить силы на взлетно-посадочной полосе и в гавани. Соответственно, он организовал свою оборону вокруг аэродрома и восточнее самого Стэнли. Его первоочередной задачей было убедиться, что взлетно-посадочная полоса не может быть использована; он приказал припарковать на нем машины, а небольшая группа людей (взвод № 5) прикрывала препятствия с юга. НП (наблюдательный пункт) был установлен к востоку от мыса Йорк, а пулеметный расчет должен был быть размещен с видом на часть залива Йорк - одно из возможных мест высадки, - которое также было перекрыто витками колючей проволоки.

 

Фолклендские острова... карта высот...

 

 Пулеметчикам дали два мотоцикла для быстрого отхода, а также в рамках плана экстренного побега была спрятана каноэ. К югу от участка № 5 дорога от аэродрома до Порт-Стэнли поворачивает под прямым углом в Хукерс-Пойнт. Именно здесь был размещен взвод № 1. К западу от них, на старой взлетно-посадочной полосе, находился взвод № 2. Их огневая мощь должна была быть увеличена за счет добавления 84-мм противотанкового орудия «Карл Густав» (Carl Gustav MAW) и экипажа из двух человек. Они также должны были иметь легкие 66-мм противотанковые ракеты. Еще дальше на запад располагались радиомаяки VOR для подступов к аэродрому. Рядом располагался взвод № 3; их задача заключалась в том, чтобы задержать противника как можно дольше, прежде чем отступить.

 

На собственной тактической карте Майка Нормана, показаны позиции его королевских морских пехотинцев в Порт-Стэнли и его окрестностях, а также маршруты вторжения аргентинских штурмовых сил. Amtrack был сбит взводом № 2, который занял позицию № 3 в Белом городе.

 

За заливом Порт-Стэнли, в районе Нэви-Пойнт, располагался взвод № 4. У них был еще другой 84-мм «Карл Густав» (Carl Gustav MAW), и им была поставлена ​​неблагодарная задача поражать любые десантные корабли или корабли противника, которые пытались пройти через узкие места. У них была надувная лодка «Джемини» для быстрого возвращения в Дом правительства, если они там понадобятся. К югу от Порт-Стэнли, на Мюррей-Хайтс, был размещен взвод № 6, чтобы заранее предупреждать о любых аргентинцах, приближающихся с юга от города. Еще один НП (наблюдательный пункт) располагался к западу от позиции 6-го взвода на Саппер-Хилл, и единственный морской пехотинец Майк Берри должен был оснащен третьим мотоциклом. Главный штаб находился в Доме правительства, а майор Нутт исполнял обязанности советника губернатора. Майор Норман должен был находиться в Лук-Аут-Рокс, на окраине города к юго-востоку, и командовать наземными войсками.

Теплоход MV «Forrest» был отправлен в море для несения радиолокационного наблюдения в водах Порт-Уильяма на севере.

 

MV«Forrest» принадлежал правительству Фолклендских островов и часто использовался отрядом 8901, чтобы позволить им посещать различные острова и бухты архипелага. В ночь вторжения он использовался, чтобы попытаться обнаружить флот вторжения, выйдя в море и используя свой радар, чтобы обнаружить корабли вторжения. Ее капитаном был Джек Соллис, который дважды выходил в ту ночь. Во время первого рейса в 3 часа ночи никаких объектов обнаружено не было, но во время второго рейса в 5 часов утра были обнаружены корабли, идущие с востока, и еще больше кораблей, направляющихся в сторону залива Йорк. Корабль чуть не стал целью своего огня, когда королевские морские пехотинцы нацелили на него противотанковое оружие, когда он приближался к своему причалу. К счастью, недоразумение удалось уладить благодаря уточнению по радио с командиром Майком Норманом.

 

К сожалению, 81-мм миномет группы был поврежден и поэтому не мог быть использован, но дополнительный пулемет был передан взводу № 2 в Хукерс-Пойнт. Ночью к гарнизону присоединились два островитянина, Джим Фэйрфилд, бывший капрал Королевской морской пехоты, и Билл Кертис. Казармы морской пехоты в лагере Муди-Брук были освобождены к 02:00 утра 2 апреля, и все позиции были заняты. На маяке Пембрук-Пойнт был выключен свет, и Билл Кертисс вывел из строя маяк VOR. Крошечные британские силы были максимально готовы встретить аргентинских захватчиков.

Оставалось только собрать 37 аргентинцев на острове и поставить их под охрану.

 

02:30. «Контакт!» Это был «Форрест» — враг уже в пути. Через час, в 03:30, стало ясно, что большой флот маневрирует у мыса Пембрук. В обороняющихся войсках не было человека, который не чувствовал напряжения ожидания, но они знали, что долго ждать не придется. Норман завершил свой последний брифинг словами: «Помни, ты сражаешься не за Фолкленды. На этот раз вы сражаетесь за себя.

04:30. «Контакт!» Это был оперативный штаб на Саперной горке. Вертолеты возле Маллет-Крик стоят в направлении на Порт-Харриет. Что они там делали? Ответ пришел в 06:15, когда со стороны Муди-Брук раздались стрельба и взрывы. Это были «Buzo Tactico»*, стрелявшие по казармам морских пехотинцев.

«Buzo Tactico»* - La Agrupación de Buzos Tácticos (APBT) - одна из сил специального назначения ВМС Аргентины, она была создана в 1952 году (первая в Южной Америке) и базируется на военно-морской базе Мар-дель-Плата. Они насчитывают около 400 военнослужащих и которые проходят соответствующие занятия в Школе водолазного дела и спасения. Члены этого подразделения носят коричневые береты с эмблемой Tactical Divers.

Аргентинцы применили пистолеты-пулеметы, осколочные и фосфорные гранаты, пытаясь застать морских пехотинцев в постели, что сделало насмешкой последующие утверждения о том, что аргентинцы пытались пощадить британских военнослужащих. Однако, что сразу потрясло майора Нормана, так это то, что они шли с запада, а все его силы были рассредоточены на восток.

 

 

ТОТ, КТО БЫЛ ЗДЕСЬ

 

Рафаэль Воллманн был единственным аргентинским журналистом на Фолклендах в ночь вторжения. Его заданием было описать «повседневную жизнь на Мальвинах», и вторжение застало его врасплох не меньше, чем его «хозяев». Это уникальный отчет о том, как события той памятной ночи разворачивались перед ним и его камерой.

19:30, 1 апреля Саймон (Саймон Винчестер из «SundayTimes») и я прибыли в отель UplandGoose. Было время ужина, когда Патрик Уоттс начал вести передачи по единственному радио, Фолклендской радиовещательной станции. Программа менялась редко. До 7.45 шла серия объявлений, по которым островитяне объявляли о продаже товаров — от печки до свежих фруктов, самого дефицитного и необходимого товара. В 7.45 начиналась спортивная программа, транслируемая напрямую с Би-би-си в Лондоне, а в 8 часов читались новости. Упоминалась Грузия, но ничего тревожного сказано не было. Здесь я должен подчеркнуть важность радио Патрика Уоттса для островитян: это единственное средство связи между ними и внешним миром. С момента наступления эфир никто не отлючал. Во многих старых домах, где нет радио, динамик подключается напрямую к передатчику кабелем. Для островитян это все — информация с отдаленных ферм, банальные новости, личные сообщения — все.

 

20:15 Произошло неожиданное. Было объявлено, что программа будет изменена, поскольку будет говорить Рекс Хант, губернатор островов. На своем чистом английском и в своей лучшей патерналистской манере. (Патернализм — система отношений, основанная на покровительстве, опеке и контроле старшими младших (подопечных), а также подчинении младших старшим.) Хант начал говорить, что «...аргентинский министр Коста Мендес не желает использовать дипломатические каналы для решения проблемы Южной Георгии. В сочетании с заявлениями министра, добавил он, «имеются убедительные доказательства того, что аргентинская армия готовится вторгнуться на Фолкленды». Мы все молчали, и никто не шевелился. Мы не могли в это поверить. В столовой находились 4 английских журналиста, 8 газовиков, один человек из Англии по имени Карлайл и владельцы отеля мистер и миссис Кинг со своими 4 детьми. После выступления никто не говорил, затем ретранслировали сообщение Рекса Ханта. Мы все молча смотрели друг на друга, но я чувствовал, что большинство глаз было приковано ко мне, поскольку они знали, что я говорю по-английски. После этого они спросили меня, что я думаю. Я сказал, что не верю новостям. Мы встали, оставив еду почти нетронутой (это была, как всегда, баранина), и вместе с английскими журналистами я отправился в телексную контору. Другие журналисты передали новость своим газетам. Я не мог говорить с Буэнос-Айресом. На линии ничего не было слышно. Я отключился.

12 часов ночи. Мы вернулись в гостиницу, чтобы снова послушать радио. Началась военная истерия: островитяне звонили на радио, и все, что они говорили, транслировалось. Говорили, что слышали двигатели вертолетов, видели тени и другие странные, даже нелепые вещи. В 2.15 мы поднялись в свои комнаты.

4.10, 2 апреля. Мы поднялись в спальню на верхнем этаже. Я никогда не забуду тот момент — под грохот орудий тихо по радио доносилось «Лебединое озеро». Стрельба продолжалась снаружи. На полу спальни мы слышали это, а также музыку из радио и звонки от жителей Порт-Стэнли, которые посылали сообщения и говорили друг с другом о войне и о том, что они видели. Это была странная ситуация: ошеломленные звуками выстрелов, обрывками классической музыки и рассказами о сражениях, и вдобавок ко всему нам приходилось мириться с котом, несчастным котом, который полюбил нас, мурлыкал и ходил рядом с нами.

4:25 Внезапно стрельба прекратилась. В ужасной тишине послышались мужские крики, призывающие на прекрасном английском..., это губернатор Рекс Хант предлагал сдаться. Снаружи было еще темно. Как долго шел рассвет! Тишина была тяжелой, как никогда. Когда стало немного светлее, я пытался увидеть дом губернатора, но два дерева загораживали мне обзор. В другом направлении я увидел спрятавшихся морских пехотинцев, за машинами, кустами и изгородями. Снова началась судорожная стрельба.

7:30 утра г-н Лэмб, начальник полиции, выступил по радио, чтобы объявить чрезвычайное положение. Никто не должен покидать свои дома или ходить в школу. Ничего. Потом опять классическая музыка, пока не позвонили из госпиталя и не сообщили, что там нормальная обстановка, раненых нет. В них содержались только больные жители Великобритании. Через полчаса было слышно, как губернатор Хант сказал, что решил не сдаваться «этим чертовым аргентинцам». И чтобы развеять любые сомнения, он добавил: «Конечно, нет!» Мы продолжали быть наблюдателями повторного захвата (ну, «повторный захват» только в том, что касается меня) Мальвин с помощью радио и того немногого, что мы видели до этого, а именно морских пехотинцев, притаившихся у Дома правительства. В 7.45 женщина по рации сообщила, что видела возле аэропорта большой вертолет. Снаружи началась крайне ожесточенная стрельба и в этот момент начались помехи в радио.

 

Когда частота выстрелов уменьшилась, английские и испанские голоса чередовались, пока мы не услышали в точности следующие слова, как я предположил, от одного из наших солдат. «Это требование колониальному правительству Мальвинских островов. У нас большая сила. Мы хотим оставаться верными нашим христианским и западным принципам и не желаем вам зла. Мы хотим, чтобы с вами все было в порядке.»

Патрик Уоттс продолжил вещание и в 8 часов попросил не стрелять в человека, идущего по Росс-роуд в сторону дома губернатора с белым флагом. Затем он связался с Би-би-си, которая в своем первом ежедневном выпуске новостей заявила, что нападение на Мальвинские острова неизбежно. Они не знали, насколько устарели их новости!

 

Предисловие к сдаче: Гектор Гилоперт, житель Аргентины в Станли, несет белый флаг...

 

8.50. Я записал в свою маленькую черную записную книжку, как и всю ночь, все, что видел, слышал и чувствовал. Теперь я написал: я вижу первые аргентинские танки продвигаются по Росс-роуд, за ними солдаты, медленно идущие в боевом положении. Их лица почернели. Проходя мимо, морские пехотинцы выходили из своих укрытий безоружными и со сцепленными за шеей руками. Это была капитуляция. Я снова сделал фотографии из окна.

 

Одно из специальных подразделений появляется для провозглашения инструкций...

 

Но сначала я поздоровался с солдатами, сказав им, что я аргентинский журналист. Они просили не фотографировать и смотрели на меня с любопытством, как бы спрашивая себя: «Откуда он взялся?»

9:15 утра. По радио объявили, что силы обороны Фолклендских островов сдались. Я вышел на улицу и пошел к дому губернатора. Меня никто не остановил. Аргентинские солдаты осторожно и без агрессивных жестов обыскивали морских пехотинцев и отбирали у них личное оружие.

 

Сдаются... Рафаэль Воллманн, очевидец ситуации, сделал эту фотографию молодого аргентинского морского пехотинца в характерной вязаной шапочке, уводящего своих британских коллег. Выпуск таких картин в Британии во многом укрепил решимость вернуть острова.

 

Они сгруппировались на лужайке перед резиденцией. Я вернулся на Росс-роуд и сфотографировал лежащего на асфальте морского пехотинца. В этот момент из дома губернатора выехал «Лэнд Ровер». В нем было тело, завернутое в белую ткань. Это был капитан Джачино, первый погибший при взятии Мальвинских островов.

 

Лицо побежденного... майор Гэри Нут (Gary Noot), возмущенный; за ним ликующий адмирал Карлос Бассер.

 

Взводам номер 1 и 5 было немедленно приказано направиться к Дому правительства, и майор Норман сам вернулся туда в спешке. Первая атака на штаб произошла в 06:15, и аргентинцам удалось подобраться очень близко к дому — действительно, трое из них проникли в помещение для прислуги, где спрятались на чердаке, — но атака была отбита винтовками и пулеметным огнем. Примерно через четверть часа - в 06:30 – из OP (наблюдательный пункт) в Йорк-Пойнт и взвод № 2 на взлетно-посадочной полосе сообщили, что корабли причаливаются в заливе Йорк. Через несколько минут они сообщили по рации, что около 18 бронетранспортеров (БТР) находятся на берегу и продвигаются в сторону Порт-Стэнли. Это были машины LVTP-7 Amtrackамериканского производства, оснащенные пулеметами калибра 30 дюймов. Когда они продвигались по дороге к аэропорту, они были атакованы взводом № 2 под командованием лейтенанта Билла Троллопа Р.М. Головной автомобиль был остановлен 66-мм ракетой LAW (легкое противотанковое оружие), выпущенной стрелком Марин Гиббсом, которая попала в пассажирский салон. 84-мм снаряд MAW, выпущенный морскими пехотинцами Брауном и Бестом, взорвался в передней части Amtrack. Никто не вышел. Другие машины выставили свои орудия и открыли огонь из пулеметов.

 

 

Снайперский конкурс

 

Предусмотрительно отступив, морские пехотинцы вернулись к Дому правительства, где уже несколько часов бушевал ожесточенный бой, когда «Buzo Tactico» пытались взять его штурмом. В разгар боев из взвода № 4 возле Нави-Пойнт было получено радиосообщение, в котором говорилось, что у нее есть три цели для поражения и каковы приоритеты. — Какие цели? — спросил Норман. «Цель № 1 — авианосец; цель № 2 — крейсер; цель...» Радио отключилось. Однако взвод сумел уйти на надувном корабле «Gemini» и оставался незамеченным в течение четырех дней после капитуляции. К этому моменту битва превратилась в снайперское состязание. Уже рассвело, и несколько морских пехотинцев считали, что смогут выстоять против 600 или около того человек, окруживших Дом правительства. Но когда губернатор Рекс Хант позвонил в Порт-Стэнли, чтобы узнать у жителей о ходе наступления аргентинцев, пришли неприятные новости о том, что машины LVTP-7 Amtrackуже в пути. Они могли находиться вне досягаемости огня морской пехоты и, если бы захотели, то сровняли бы с землей Дом правительства. Норман знал, что шансов на прорыв больше нет, поэтому предложил Ханту поговорить с аргентинцами. Губернатор неохотно согласился, но не собирался сдаваться аргентинцам. Однако у него не было выбора.

Вице-коммодор Гектор Жилоберт, аргентинец, руководивший гражданской авиакомпанией LADE, снабжающей Фолкленды, связался в своем доме в Стэнли (до этого времени его еще не арестовали), и он согласился действовать в качестве посредника. В этот момент трое аргентинских коммандос, прятавшихся в спальне горничной, решили, что пора действовать. Осторожно выползая из-под кровати, они двинулись к двери. В комнате прямо под ним находился Гэри Нутт. Ни секунды не колеблясь, он выпустил очередь из своей самозарядной винтовки (SLR) в потолок, а затем, когда услышал крики потрясенных мужчин, еще одну. Секунд через десять коммандос скатились вниз по лестнице, невредимые, с поднятыми вверх руками, умоляя взять их в плен. Когда Хант встретился с адмиралом Бюссером в Доме правительства, он сказал аргентинцу, что ему не рады, и предложил ему уйти. Адмирал вежливо отказался, указав, что у него около 2800 человек на берегу и еще 2000 на кораблях. Логика была непреодолимой.

 

Успешный адмирал Бюссер с книгой «планов», с пометкой «конфиденциально»...

Карлос Альберто Сезар Бюссер (10 января 1928 - 29 сентября 2012) был аргентинским военно-морским офицером, который командовал аргентинскими войсками во время вторжения на Фолклендские острова в 1982 году, который вынудил сдаться губернатора Фолклендских островов, Рекса Ханта.

 После поражения Аргентины в Фолклендской войне он был назначен председателем Объединенного комитета начальников штабов, и занимал эту должность до выхода на пенсию в 1983 году. В 1984 году Бюссер опубликовал книгу «Operaciоn Rosario»(« Операция Росарио»), подробный отчет о высадке аргентинских войск на Фолклендских островах, а в 1987 году – «Malvinas, la guerra inconclusa» («Мальвинские острова, незавершенная война»), общий анализ конфликта.

Бюссер умер от сердечного приступа в сентябре 2012 года. Он находился под домашним арестом с 2009 года за предполагаемые нарушения прав человека , совершенные в Баия-Бланка, область во время диктатуры 1970-х годов

 

В 09:25 Хант приказал морским пехотинцам сложить оружие. Теперь настала очередь Южной Георгии.

 

Унижение для Британии ...  Королевские морские пехотинцы военно-морской группы 8901 высадившиеся ранее на взлетно-посадочную полосу... Рядом с набережной катится машина LARC-5 1-го батальона десантных машин аргентинской морской пехоты. Через несколько минут на шесте у Дома правительства будет поднят бело-голубой аргентинский флаг: острова объявлены аргентинской землей.

 

 


 

2 АПРЕЛЯ

 

Лом в Южной Георгии

 

Восемьсот миль океана отделяют Южную Георгию от Восточного Фолкленда. Хотя Южная Георгия находится не намного южнее Фолклендов, здесь гораздо более суровые условия. Высокие горы покрыты снегом и льдом 12 месяцев в году, а ледники спускаются к морю. Капитан Джеймс Кук совершил первую высадку в 1775 году, и остров стал центром тюленей, пока в начале 19 века их количество не начало иссякать. Китобойный промысел стал основной отраслью в начале 20 века, и в Южной Георгии были береговые заводы не менее чем в шести местах, включая Грютвикен и Ли-Харбор. Когда отрасль стала монополизирована современными заводскими судами, не нуждающимися в береговых сооружениях, станции начали вымирать. Промышленность окончательно потерпела полный крах на Южной Георгии в 1965 году, оставив обломки более полувека, гниющие на берегу и на мелководье, где брошенные китобойные суда качались и рушились, как многие выброшенные на берег киты.

 

Лом начался здесь: в марте аргентинский торговец ломом высадился на Южной Георгии в поисках барахла со старой китобойной станции. В приподнятом настроении его люди водрузили аргентинский флаг. С этого момента события обострились. Боб Махони, который все это время находился на корабле HMS «Endurance», запечатлел этот вид винтов, который вскоре испортит международные отношения.

 

19 марта аргентинский торговец металлоломом с невероятным именем Костантино Серджио Давидофф сошел на берег в Лейте. С 39 рабочими он был там, так что он упорно утверждает по сей день, с единственной целью - демонтировать заброшенную китобойную станцию.

Возможно, бойкое объяснение Давидоффа можно принять за чистую монету, хотя, подняв аргентинский флаг, он по крайней мере был небрежно провокационным. Флаг вскоре был спущен в ответ на решительные британские протесты, но по какой-то причине Давидофф упорно отказывался выполнить неоднократные формальные требования, чтобы он явился к командиру британской группы антарктической службы, чтобы получить надлежащее разрешение для своего предприятия. Результатом стала неделя с лишним споров между британским посольством в Буэнос-Айресе и аргентинским министерством иностранных дел, и что в ретроспективе выглядит как преднамеренная организация — пусть и импровизированная хунтой, - окончательного кризиса на Фолклендах.

По приказу из Лондона HMS «Endurance» немедленно покинула Порт-Стэнли и направилась в Грютвикен с двумя дюжинами морских пехотинцев, ожидающих развития событий. Буэнос-Айрес в ответ удалил всех рабочих, кроме горстки, только для того, чтобы заменить их отрядом морской пехоты, высаженный на берег вооруженным исследовательским кораблем. Явной целью морских пехотинцев была защита рабочих. Были снова британские протесты, а затем в субботу, 27 марта, Аргентина повернула еще один винт - ее планы вторжения на Фолкленды теперь долны быть завершены. Два ракетных корвета были отправлены в Грютвикен для поддержки уже находившихся там аргентинских сил, а полеты над Порт-Стэнли были усилены. То, что в течение предыдущей недели казалось довольно фарсовым примечанием к затянувшемуся спору о Фолклендах, на самом деле подготовило почву для вооруженного столкновения.

Морская группа на борту HMS «Endurance» была усилена девятью членами старого отряда NP 8901 из Порт-Стэнли и отправлена ​​​​в Грютвикен в Южной Георгии. Ими командовал лейтенант Кит Миллс, который впоследствии был награжден Крестом за выдающиеся заслуги за участие в героических действиях, в которых они участвовали. Его задание, в отличии от капитана HMS «Endurance» Ника Баркера, заключалось в том, чтобы обеспечить символическую защиту. Он говорил, что собирается «заставить их глаза слезиться».

 

Капитан Кит Пол Миллс, DSC (Keith Paul Mills, DSC) (родился в июне 1959 г.) - офицер британской Королевской морской пехоты, командовавший обороной Южной Георгии от аргентинского вторжения в 1982 г.

 

 

Мародеры Миллса

 

Морские пехотинцы — позже получившие прозвище «Мародеры Миллса» — смогли услышать часть радиопереговоров, исходящих из Порт-Стэнли до и во время боя, и поэтому они подготовили свои позиции на мысе Кинг-Эдвард-Пойнт — месте британской антарктической службы, как наиболее  вероятное место для высадки аргентинцев. Пристань была оборудована ловушкой морским пехотинцем Лесом Дэниэлсом, который считал, что пристань скорее выйдет навстречу аргентинцам, чем они к ней подойдут!

Сразу после 10:30 3 апреля в бухту вошли аргентинский корвет ARA «Guerrico» и ледовый патрульный корабль ARA «Bahia Paraiso». Миллс быстро сообщил им, что на острове находятся британские военные и что любая попытка высадки будет встречена решительным сопротивлением. Убедившись, что сотрудники Британской антарктической службы находятся в безопасности в белой деревянной церкви Грютвикена, Миллс спустился к пристани. Он ожидал, что ARA «Bahia Paraiso» спустит лодку с кем-то на борту, чтобы договориться с ним; он не ожидал вертолета Puma, который приземлился всего в 50 ярдах от него, извергнув аргентинских морских пехотинцев. Миллс попытался привлечь их внимание — и преуспел: один из них нацелил винтовку на молодого офицера. Когда он побежал обратно к своей оборонительной позиции, аргентинцы открыли огонь, в то время как другие вертолеты попытались высадить войска. На дальней стороне бухты короля Эдуарда, вторая «Пума» высадила больше солдат, попыталась взлететь, но была поражена пулеметным и ружейным огнем. Вертолет снова приземлился — тяжело — и больше никто из него не вышел. В этом районе также находились два меньших вертолета Allouette, один из которых привлек все внимание огневой мощи взвода и его постигла та же участь, что и Puma.

 

База Британской антарктической службы в Грютвикене, Южная Георгия, где Кит Миллс и его люди героически сражались. Один из двух сбитых ими вертолетов приземлился позади зданий справа.Мужчины были окопаны слева от Discovery House, большого здания на заднем плане у моря.

 

Теперь в бой вступил корвет корвет ARA «Guerrico»; он вернулся в бухту и начал открывать огонь из одного из своих 40-мм орудий. Морские пехотинцы сдерживали огонь до тех пор, пока он не оказался в пределах досягаемости, а затем дали ему все, что у них было: морской пехотинец Дэйв Кумбс открыл огонь взводным «Carl Gustav»* и пробил корабль ниже ватерлинии; еще один выстрел, и корвет бы затонул. Этот выстрел так и не прозвучал.

 

 

«Carl Gustav»* - Безоткатная винтовка Карла-Густава, обозначенная на шведской службе как Granatgevär m/48 (Grg m/48 – «гранатомет», модель 1948 г.), представляет собой 84-мм переносное многоразовое противотанковое оружие, первоначально производимое компанией Carl Gustafs Stads Gevärsfaktori (которая позже была объединена с Saab Bofors Dynamics) в Швеции. Разработанная в 1946 году, это была одна из многих безоткатных винтовок того времени. В то время как подобное оружие, как правило, исчезло с вооружения, «Карл-Густав» все еще производится и широко используется сегодня. Carl-Gustaf — это легкое и недорогое оружие, в котором используется широкий спектр боеприпасов, что делает его чрезвычайно гибким и подходящим для самых разных целей.

 

Вместо этого Кумбс снова выстрелил и попал в корабельное орудие; остаток боя корвет провел, стреляя поверх голов морских пехотинцев, к их облегчению и удовольствию. Тем временем несколько 66-мм ракет и более 1000 винтовочных и пулеметных выстрелов попали в его надстройку и корпус, поэтому его капитан отошел на тактичное расстояние.

 

ARA «Guerrico» («Гуэррико») (бывший F791 «Командан Л’Эрминье» (Commandant L'Herminier) типа «Д’Эстьен д’Орв» ВМС Франции, бывший «Трансвааль» ВМС ЮАР) — аргентинский ракетный корвет типа «Драммонд». Второй корабль серии. В литературе 1970-80 годов классифицировался как фрегат. Вступил в строй в октябре 1978 года.

Водоизмещение: 950 тонн (сухое), 1 170 тонн (стандартное), 1 250 тонн (полное). Длина : 80,5 м. Ширина: 10,3 м. Высота: 5,5 м. Осадка: 3,2 м. Двигатели: 2 дизельных SEMT Pielstick type 12PC2V400. Мощность: 12 000 л. с.. Движитель: 2 винта. Скорость хода: 24 узла.  Дальность плавания: 4500 морских миль при 14 узлах. Экипаж: 93 человека

 

К этому времени Миллс и его люди были окружены и находились под сильным огнем из стрелкового оружия со всех сторон. Их путь отхода был перерезан, а капрал Найджел Питерс был ранен в плечо. Лейтенант Миллс понял, что если они дождутся темноты, чтобы отступить, они понесут гораздо больше потерь. Добившись своей цели заставить аргентинцев применить военную силу и нанести им значительный ущерб, он решил сдаться.

Мародеры Миллса не просто заставили глаза аргентинцев покрыться слезами: они совершили удивительный подвиг, который, если бы захватчики знали о них, то все равно бы это свершилось. Что еще более важно, не было ничего известно о HMS «Endurance». Для этого корабля Адмиралтейство имело другое предназначение...

 

 

Тот, кто был там...

 

21 февраля 1982 года Роберт Махони и съемочная группа присоединились к HMS«Endurance» на военно-морской базе Мар-дель-Плата в Аргентине. Их задача: записать последний круиз «Endurance» перед его продажей в Бразилию.

 

HMS «Endurance» был ледовым патрульным кораблем Королевского флота, который служил с 1967 по 1991 год. Он привлек внимание общественности, когда участвовал в Фолклендской войне 1982 года. Окончательная капитуляция войны на Южных Сандвичевых островах произошла на борту «Endurance».

Тип: Ледокол. Водоизмещение 6100 т. Длина 91 м (298 футов 7 дюймов). Ширина 17,9 м (58 футов 9 дюймов). Осадка 8,5 м (27 футов 11 дюймов). Ледовый класс 1А1. Силовая установка 2 × дизеля Bergen BRG 8, 8160 л.с. (6085 кВт). Скорость 14 узлов (26 км/ч; 16 миль/ч). Дальность действия 24 600 морских миль (45 600 км) при скорости 12 узлов (22 км / ч; 14 миль / ч). Лодки и десант: корабль перевозил Войска Королевской морской пехоты. Дополнение 126. Экипаж Королевского флота, гражданские исследователи. Вооружение: 2 × 7,62-мм минигана Mk.44;  6 × 7,62-мм L7 GPMG.  Авиация: 2 вертолета Lynx HAS 3 ледовой модификации.

 

 

После короткой остановки в Порт-Стэнли 24 февраля мы направились в Южную Георгию через Антарктический полуостров, чтобы посетить расположенные там базы BAS.

19 марта мы вернулись в гавань Порт-Стэнли. Когда мы обогнули мыс Пембрук, нас предупредили с аэродрома, что над аэродромом гудит аргентинский реактивный самолет «Lear», очевидно, у него проблемы с шасси. Позже мы посчитали, что это был шпион.

В тот вечер меня пригласили в клуб «Colony», и вскоре после прибытия туда я был более чем озадачен, услышав, как другой гость поприветствовал меня словами: «Так это вы возвращаетесь в Южную Георгию на «Endurance»! Затем вошел чиновник: «Вы выгоняйте сборщиком мелаллолома с Лейта, а мы будем присматривать за магазином здесь, — сказал он. Это было первое, что я услышал об этом! Мы вернулись в «Endurance» вскоре после полуночи и отплыли в 8.30 следующего дня.

Мы добрались до Грютвикена во вторник, 24 марта, с наступлением темноты, и морские пехотинцы немедленно сошли на берег и установили наблюдательный пункт (НП), наблюдающий за аргентинскими металлоломщиками в Лейте. В течение следующих четырех или пяти дней мы чередовали высадку на берег с патрулированием вдоль северного побережья Южной Георгии на «Endurance», за которым теперь следил вооруженный аргентинский исследовательский корабль ARA «Bahía Paraíso»

 

ARA «Bahía Paraíso» («Баи́я-Параи́со») — аргентинское дизель-электрическое транспортно-ледокольное и океанографическое судно. Построено в 1981 году в Аргентине компанией Astilleros Principe y Menghi S.A.  Судно имело два кормовых винта. «Баия-Параисо» занималось снабжением аргентинских научных баз и проводкой судов в Антарктике. Участвовало в Фолклендской войне: на начальном этапе в качестве флагманского корабля соединения, захватившего остров Южная Георгия (с корабля высадилось 40 морских пехотинцев), в конце войны в качестве госпитального судна.

Водоизмещение: 9200 т (стандартное), 9600 т (полное). Длина: 132,8 м. Ширина: 19,5 м. Высота: 9,7 м. Осадка: 7 м. Двигатели: 2 дизеля Sulzer 8ZL-40/48. Мощность: 7500 л. с.. Движитель: 2 винта. Автономность плавания: 18 дней при 16 узлах. Экипаж: 127 человек

 

31 марта поступил сигнал о неизбежности полномасштабного вторжения, и в ту ночь Миллс и его морские пехотинцы сошли на берег вооруженные до зубов — я рад, что они на нашей стороне! На каждого человека приходилось, должно быть, по тысяче фунтов снаряжения — колючая проволока, ракетные установки, пулеметы и многое другое.

 

Направляясь в сторону Южной Георгии, морские пехотинцы на борту «Эндьюранса» занимались стрельбой из своих пулеметов и винтовок на корме.

 

3 апреля мы притаились у берега, и вертолет «Wasp» («Оса») вышел на первую разведку.

Он приземлился за холмом над Грютвикеном, и пилот и наблюдатель прокрались вперед, чтобы посмотреть. На этом этапе бои, очевидно, закончились, и морские пехотинцы оказались в плену на борту одного из аргентинских кораблей — либо «Баия Параисо», либо присоединившегося к нему корвета «Геррико». Кое-кому из экипажа не терпелось напасть на врага — AS12 (?) чертовски хорош, — но, конечно же, этому желанию пришлось сопротивляться, поскольку это было рискованно для морских пехотинцев.

Мы избежали обнаружения, подкрадываясь к ледяным полям и залегая там на ночь, рядом с айсбергом, чтобы подводные лодки не могли нас заметить. Днем мы прятались в бухточках и бухтах вдоль береговой линии.

 

 

«Endurance» провел большую часть своего времени, прижимаясь к айсбергам, пытаясь избежать обнаружения аргентинскими подводными лодками. Превосходное мастерство капитана. Капитан Ник Баркер (вставка).

 

Пришел новый приказ направиться на север, к острову Вознесения. Примерно через неделю мы встретились с RFA (Royal Fleet Auxiliary - Вспомогательный Королевский флот) в Форт-Остине и были переведены к ней — мы фактически поменялись местами с группой сотрудников SAS (Special Air Service - Особая воздушная служба) и SBS (Special Boat Service - Особая лодочная служба). Мы предупредили их, чтобы они не пытались высадиться на ледник Фортуна, потому что это слишком опасно, и в конце концов нам удалось убедить их не пытаться высадиться на южной стороне острова — там самый высокий прибой в мире. Мы пробыли десять дней в Форт-Остине, а затем 21 апреля на вертолётах направились к Вознесению.

 


 

3 апреля

 

В Британии разразилась буря

 

На первых страницах новостей по всему миру кризис поставил Британию перед некоторыми срочными и опасными вариантами, и со времен Суэцкого кризиса Вестминстер не вызывал таких ожесточенных дебатов. Тем временем британский народ готовился к грядущей войне.

 

У авторов заголовков по всему миру был полевой день. Но в отличие от их часто зловещей прозы, британцы в целом трезво смотрели на кризис, с которым столкнулась нация. Они действительно были шокированы и разгневаны, но оставили пылкий ура-патриотизм и восторженное размахивание флагами своим аргентинским коллегам.

 

 

В среду, 31 марта, разведка и отчеты посольства подтвердили Джону Нотту, министру обороны Великобритании, что почти весь аргентинский флот находится в море и что вторжение на Фолкленды назначено на раннее утро пятницы 2 апреля. В качестве этой разведывательной информации не могло быть никаких сомнений: она была получена в результате перехвата сигналов аргентинского флота и взлома электронного кода через секретное учреждение в Челтнеме.

Джон Нотт немедленно позвонил премьер-министру, и в ее кабинете в Палате общин была незамедлительно организована встреча, на которой присутствовали также г-н Аткинс и г-н Люс из министерства иностранных дел, а также представители министерства обороны и сэр Генри Лич, Первый Морской Лорд. Миссис Тэтчер явно впечатлила спокойная уверенность адмирала в том, что HMS «Hermes» и HMS «Invincible» смогут выйти из Портсмута во время утреннего прилива в следующий понедельник. Там два авианосца составят костяк оперативной группы.

 

(слева) HMS «Hermes» был обычным британским авианосцем и последним кораблем класса Centaur. Hermes находился на вооружении Королевского флота с 1959 по 1984 год и служил флагманом британских войск во время Фолклендской войны 1982 года. После продажи в Индию в 1986 году корабль был повторно введен в эксплуатацию и оставался на вооружении ВМС Индии под названием INS «Viraat» до 2017 года.

Класс и тип авианосца: Centaur. Водоизмещение: 23 900 тонн (24 300 т) (стандарт), 28 700 тонн (29 200 т) (полная загрузка)

Длина: 198,12 м (650 футов),  225,20 м (738 футов 10 дюймов), 226,90 м (744 фута 5 дюймов) (с трамплинами). Ширина: 27,43 м (90 футов): 43,90 м (144 футов). Осадка 8,50 м (27 футов 11 дюймов). Скорость 28 узлов (52 км/ч; 32 мили в час). Дальность действия 7000 морских миль (13000 км; 8100 миль) при скорости 18 узлов (33 км / ч; 21 миль в час). Вооружение: 10 × 40 мм Bofors. После 1970 г .: 2 × пусковые установки Sea Cat. Самолеты: До 1970 года: 12 Sea Vixens, 7 Buccaneers, 5 Gannets и 6 Wessex. После 1980 года: до 28 Sea Harrierи 9 Westland Sea Kings.

(справа) HMS «Invincible» был головным кораблем Королевского флота в своем классе из трех легких авианосцев. Он был спущен на воду 3 мая 1977 года как седьмой корабль, носящий это имя. Первоначально он был назначен как противолодочный авианосец, но использовался в качестве авианосца во время Фолклендской войны, когда он был развернут с HMS «Hermes». Он стал флагманом британского флота, когда «Hermes» был продан в Индию. «Invincible» также участвовал в югославских войнах и Второй войне в Персидском заливе (война в Ираке).В 2005 году он был списан, а в феврале 2011 года продан на металлолом.

Класс и тип авианосца: тип «Invincible». Водоизмещение: 16 000 т (16 000 тонн) (стандартное): 22 000 т (22 000 тонн) при полной загрузке. Длина 689 футов (210 м). Ширина 118,1 футов (36,0 м). Осадка 28,9 футов (8,8 м). Скорость 28 узлов (52 км / ч; 32 мили в час) макс.. Дальность действия 7000 морских миль (13000 км; 8100 миль) при скорости 18 узлов (33 км / ч; 21 миль в час). Всего 1051 человек, включая 726 корабельных рот и 384 сотрудника авиагруппы.

Вооружение: 3 × Goalkeeper CIWS, 2 × 20-мм орудия ближнего боя  GAM-B01

Самолеты: До декабря 2010 г. 22 самолета; Многоцелевая миссия - Strike, ASuW и ASW,  12 х Harrier GR.7/9,  10 вертолетов Sea King ASaC и Merlin HM Mk.1

         Многоцелевая миссия - Strike и ASuW: 18 х Харриер GR.7/9,  4 вертолета Sea King ASaC и Merlin HM Mk.1

 

Первым дипломатическим шагом миссис Тэтчер было составление послания президенту Рейгану с просьбой связаться с президентом Галтьери и попросить у него заверения в том, что он не санкционирует посадку или не начнет военных действий. Он также мог бы сообщить Галтьери, что Великобритания не пойдет на эскалацию спора.

Сэр Николас Хендерсон, опытный посол Великобритании в Вашингтоне, вскоре направился к Александру Хейгу, госсекретарю США, известному другу Великобритании со времен его пребывания на посту Верховного главнокомандующего силами НАТО в Европе. Он уже получил просьбу от лорда Каррингтона помочь охладить аргентинцев.

Тем временем в Лондоне госпожа Тэтчер созвала еще одну министерскую встречу в четверг вечером.

 

Margaret Hilda Thatcher, Baroness Thatcher (Маргарет Хильда Тэтчер, баронесса Тэтчер), LG, OM, DStJ, PC, FRS, Hon FRSC* (урожденная Roberts (Робертс); 13 октября 1925 — 8 апреля 2013), была премьер-министром Великобритании с 1979 по 1990 год и лидером Консервативной партии с 1975 годапо 1990 год. Она дольше всех занимала этот пост премьер-министра Великобритании в 20 веке, она была первой женщиной, занявшей этот пост. В качестве премьер-министра она проводила политику, известную как тэтчеризм. Советский журналист окрестил ее «железной леди» — прозвище, которое стало ассоциироваться с ее бескомпромиссной политикой и стилем руководства.

 

*см. Награды Великобритании

 

Она приказала немедленно привести войска в боевую готовность для переброски в Южную Атлантику. Оперативная группа была предупреждена за четыре часа до отплытия в течение 48 часов. Боевые корабли из Гибралтара уже плыли на юг, готовые соединиться с основным флотом.

 

 

Настроение нации

 

Серьезность новостей вызвала в Британии настроение потрясенного недоверия и тихого гнева. Чувства были сильнее, чем когда-либо со времен Второй мировой войны. Это был явно акт неприкрытой агрессии; Аргентинские войска высадились и захватили британскую территорию, более того, островную территорию, что напомнило людям дома, что они тоже островитяне.

Заголовки популярных газет кричали: «Позор!»; но за такой мелодрамой скрывалось более спокойное мнение большинства, что на Фолклендах нужно навести порядок. Было сознание, что воинственные люди воспользовались неподготовленностью, и что этого нельзя допустить. «Если Аргентина может помыкать нами, то кто не может потеснить нас?» — спросил один обозреватель.

Никогда в недавних международных кризисах отдаленные события не вызывали такого спонтанного чувства национальной солидарности. В Буэнос-Айресе толпы маршировали и размахивали флагами, демонстрируя старомодный ура-патриотизм. В бледном апрельском солнце Лондона не было демонстрантов, но даже сторонники мира слева более чем наполовину были склонны согласиться с тем, что такая явно фашистская военная диктатура, как аргентинская, не должна быть предоставлена ​​сама себе.

На следующее утро, в субботу, 3 апреля, члены парламента собрались, чтобы заслушать заявление премьер-министра, а затем провести экстренные дебаты. В то же время на места в публичных галереях Палаты общин выстроилась длинная, упорядоченная очередь. Это было первое большое парламентское событие в большом международном кризисе, касающемся Великобритании, сразу после того, как Би-Би-Си начала парламентское вещание. Таким образом, население могло прослушивать заявления и дебаты. Тот факт, что министры и депутаты знали, что на этот раз народ их слушает, оказал отрезвляющее действие.

Миссис Тэтчер начала с бесстрастного чтения тщательно подготовленного доклада.

Хотя она знала, что вскоре критики начнут требовать отставки, она продолжала с растущей уверенностью и получила искренние аплодисменты, когда осудила «эту неспровоцированную агрессию», в которой «не было ни ниточки оправдания, ни крупицы законности!» Целью правительства было проследить за тем, чтобы острова были освобождены от оккупации и возвращены британской администрации как можно скорее.

Хотя Палата представителей одобрила ее твердый вывод о том, что право жителей Фолклендских островов оставаться британцами должно быть соблюдено, это не помешало им обвинить ее правительство в том, что оно допустило вторжение, и было много криков «В отставку!»

 

 

Поиски козлов отпущения

 

Кроме Аргентины у политиков было три основных вопроса: к министерству иностранных дел, г-ну Нотт и службе разведки за то, что они не предупредили заранее о намерениях Аргентины. Бедный г-н Нотт был возмущен, когда он отрицал, что правительство было застигнуто врасплох и что было бы неправильно начинать военные действия раньше.

 

Sir John William Frederic Nott (Сэр Джон Уильям Фредерик Нотт) KCB* (родился 1 февраля 1932 г.) - бывший британский консервативный политик. Он был высокопоставленным политиком конца 1970-х - начала 1980-х годов, играя видную роль государственного секретаря по вопросам обороны во время вторжения на Фолклендские острова в 1982 году и последующей Фолклендской войны.

Министр обороны Джон Нотт, получивший ужасную травму в Палате общин во время экстренных дебатов в субботу, 3 апреля. Позже он признал, что его речь могла быть только «катастрофой», но его предложение об отставке было отклонено миссис Тэтчер.

 

*см. Награды Великобритании

 

Джон Нотт и лорд Кэррингтон остались за своими столами в мрачном настроении после субботних дебатов, приободренные только новостями из Нью-Йорка, где человек лорда Кэррингтона, сэр Энтони Парсонс, одерживал дипломатическую победу, которая в некоторой степени восстановила запятнанную репутацию министерства иностранных дел.

Лорд Кэррингтон и мистер Нотт подали в отставку в эти выходные, равно как и Хамфри Аткинс и другой министр иностранных дел Ричард Люс. Миссис Тэтчер, подвергавшаяся преследованиям и критике как со стороны своей партии, так и со стороны оппозиции, в воскресенье изо всех сил пыталась убедить своих высокопоставленных коллег остаться. В случае с Джоном Ноттом она добилась успеха на том основании, что сейчас не время назначать нового человека в министерство, столь занятое подготовкой трудной кампании далеко в Южной Атлантике. Она написала ему: «Министерство обороны не отвечает за политику в отношении Фолклендов».

С лордом Кэррингтоном, очень успешным министром иностранных дел, пользующимся большим уважением на международном уровне и высокопоставленным партийным деятелем, дело обстояло иначе. Хотя он был убежден, что большая часть критики в адрес FO (?) была необоснованной, он настаивал на том, что, поскольку он отвечал за ведение иностранных дел, он считает правильным уйти в отставку. «Факт остается фактом: вторжение на Фолклендские острова было унизительным оскорблением для этой страны», — написал он в заявлении об отставке.

 

Питер Александр Руперт Кэрингтон, шестой барон Кэррингтон, барон Кэрингтон из Аптона, KG, GCMG, CH, MC, PC, DL* (6 июня 1919 - 9 июля 2018), был британским консервативным политиком и потомственным пэром, который занимал пост министра обороны с 1970 года по 1974 год, министр иностранных дел с 1979 по 1982 год, председатель British General Electric Company с 1983 по 1984 год и генеральный секретарь НАТО с 1984 по 1988 год. В первом правительстве Маргарет Тэтчер он сыграл важную роль в переговорах по соглашению Ланкастер-хаус,положившему конец расовому конфликту в Родезии и позволило создать Зимбабве.

Лорд Каррингтон, который настоял на том, чтобы миссис Тэтчер приняла его отставку с поста министра иностранных дел.«Вторжение, — писал он премьер-министру, — было унизительным оскорблением для этой страны».

 

*см. Награды Великобритании

 

 

 

Разыграть американскую карту

 

Сначала казалось, что народную поддержку Британии в Соединенных Штатах будет не так-то просто заручиться. Президент Рейган с самого начала проявил благожелательность, но первое упоминание об аргентинском вторжении на брифинге в Белом доме в понедельник, 5 апреля, вызвало взрывы смеха. Для искушенных все это казалось слишком абсурдным, чтобы о нем беспокоиться; роман с латиноамериканскими гаучо в форме, вторгшимися на остров с губернатором, который носил шляпу с перьями, роскошную форму и разъезжал в лондонском такси. Тот факт, что смех вскоре прекратился, был во многом заслугой сэра Николаса Хендерсона, британского посла в Вашингтоне.

Он развернул мощную пропагандистскую кампанию, которую сам возглавлял в многочисленных выступлениях на американском телевидении и радио, где вскоре завоевал звездный статус как «прирожденный». Обращаясь к американскому народу, естественному союзнику британцев, он надеялся заручиться жизненно важной национальной поддержкой Америки.

У обоих высокопоставленных британских дипломатов по ту сторону Атлантики были свои подозрения относительно полезности миссис Джин Киркпатрик, посла США в ООН, решительной дамы, которая, казалось, намеревалась заигрывать с аргентинцами. Сэр Николас резко упрекнул ее за то, что она посетила аргентинский банкет в ночь вторжения на Фолкленды. По его словам, это выглядело так, как будто она оказала гостеприимство в иранском посольстве в тот день, когда в Тегеране были захвачены американские заложники.

 

Jeane Duane Kirkpatrick (Джин Дуэйн Киркпатрик) (урожденная Jordan (Джордан); 19 ноября 1926 — 7 декабря 2006) — американский дипломат и политолог, сыгравшая важную роль во внешней политике администрации Рональда Рейгана.Ярый антикоммунист, она была давним демократом, который стал неоконсерватором и перешел в Республиканскую партию в 1985 году. После работы советником по внешней политике Рональда Рейгана в его кампании 1980 года она стала первой женщиной, занявшей пост посла США в ООН.

 

Что еще хуже, миссис Киркпатрик заявила: «Если Фолкленды принадлежат аргентинцам, ввод войск не является вооруженной агрессией».

 

 

Шаттл Хейга

 

Британцы возлагали свои надежды на Александра Мейгса Хейга, бойкого 58-летнего политического генерала в отставке с выдающимся военным послужным списком и большим опытом работы в правительстве, который был государственным секретарем при президенте Рейгане. В телефонном разговоре с Галтьери президент Рейган уже предположил, что он может послать в качестве посредника вице-президента Буша или «кого-то в этом роде».

Теперь именно Ал Хейг мог ясно видеть опасность ситуации для США в их отношениях с Латинской Америкой. Он очень хотел попробовать свои силы в челночной дипломатии и выдвинул свою кандидатуру на должность посредника. Так началась миссия Хейга, во время которой госсекретарь преодолел около 26 000 миль, пролетев между Вашингтоном, Лондоном и Буэнос-Айресом, пока британская оперативная группа медленно продвигалась в Южную Атлантику.

 

Alexander Meigs Haig Jr. (Александр Мейгс Хейг-младший) (2 декабря 1924 - 20 февраля 2010) был госсекретарем США при президенте Рональде Рейгане и руководителем аппарата Белого дома при президентах Ричарде Никсоне и Джеральде Форде. До этих должностей на уровне кабинета министров он ушел в отставку в качестве генерала из армии Соединенных Штатов, будучи верховным главнокомандующим союзными войсками в Европе после службы в качестве заместителя начальника штаба армии. В 1973 году он стал самым молодым четырехзвездным генералом в истории армии США.

 

Незадолго до того, как Ал Хейг в плаще и ирландской твидовой шляпе вылетел в Лондон в четверг 8 апреля, пришло известие, что Джон Нотт объявил морскую блокаду в 200-мильной зоне вокруг Фолклендов. За ужином на Даунинг-стрит 10, Хейг рассказал, что будет делать его миссия. Он с самого начала дал понять, что США в принципе согласны с британцами, хотя они и надеются, что может быть найдено мирное решение.

 


 

 

 

Курс на столкновение

 

Миссис Тэтчер оставалась настроена скептически и ясно дала понять, что, если аргентинцы выведут свои войска, британский флот не будет разворачиваться. Это было сообщение, которое американский посредник и его команда должны были донести до Галтьери в Буэнос-Айресе. Прибыв туда на следующий день, Хейг застал аргентинскую хунту в боевом настроении. В Британии люди, оправившиеся от шока вторжения, убедились, что страна по-прежнему имеет мощный флот и вооруженные силы, готовые претворить идеалы в жизнь. На верфях люди часами работали, чтобы подготовить корабли; обычные профсоюзные ограничения на то, кто должен выполнять какую работу, были забыты. У карикатуристов всего мира осталось несколько дней, чтобы пошутить над «законсервированным» британским военно-морским флотом и его маловероятной миссией. Те, кто знал истинные достоинства задействованных кораблей и самолетов, справились с поставленной задачей. Особый энтузиазм у военных экспертов вызывал один из видов: это был «Harrier V/STOL» — революционный реактивный самолет.

 

Морской «Harrier V/STOL» (самолет с вертикальным взлетом и / или укороченным взлетом и посадкой (V/STOL)

1 Пилотный зонд. 2 Съемный носовой обтекатель. 3 Воздуховод к тангажу реактивного сопла. 4 Посадочный фонарь. 5 Рулевой двигатель. 6 Турбина первой ступени. 7 ТРД (турбо реактивный двигатель) Pegasus 103 ("Пегас" 103). 8 Порт переднего бака. 9 Индикатор заправки. 10 30-мм пушка Адена (Aden) правого борта . 11 Топливный бак. 12 Ракета "Sidewinder " класса "воздух-воздух". 13 Сопло. 14 Коробка передач. 15 Наземный пункт заправки топливом. 16 Канальное реактивное сопло для шага и рыскания. 17 Воздушный тормоз. 18 Клапан сброса. 19 Система контроля крена. 20 УВЧ антенна. 21 Выхлоп турбины. 22 Напорный выхлоп воздуха. 23 Навигационный огонь. 24 Рулевое управление. 25 Обтекатель из стекловолокна. 26 Прорези для антенны IFF. 27 Клапаны управления рысканием/тангажем

 

 

«Harrier» («Харриер»): одна из причин – почему...

 

Необычайные достоинства «Харриера» были одним из ключей к решимости Британии противостоять аргентинскому вторжению. Те, кто знал потенциал машины, были уверены, что это непревзойденный самолет и система вооружения.

 

«Я думаю, что некоторые из «экспертов» несколько преувеличивают ценность и мощь аргентинских ВВС», — прокомментировал министр обороны Джон Нотт в начале конфликта. «Самолеты «Mirage» («Мираж») действительно отстают от «Harrier» («Харриер»):  на десять лет, а кроме того, другие их самолеты не особенно современны. . . а "Харриер" - очень эффективный самолет. . .

 

Кабина самолета «Harrier V/STOL»

1 ручной контроллер радара. 2 Рычаг управления форсункой. 3 Переключатели шасси и закрылков. 4 УВЧ/УКВ радио. 5 HUD-панель управления. 6 Датчики оборотов двигателя и температуры. 7 Панель управления оружием. 8 Сигнальные лампы. 9 Проекционный дисплей (HUD). 10 Приборы управления посадкой. 11 Пульт управления ракетой. 12 Дисплей радара. 13 Указатель уровня топлива. 14 Приемник радиолокационных предупреждений. 15 Панель управления электроникой и топливом. 16 Блок опознавания цели. 17 Навигационный компьютерный контроллер и дисплей. 18 Панель управления связью. 19 TACAN контроль (TACAN - тактическая навигационная система военной авиации НАТО). 20 1-диапазонный транспондер

 

Главный конструктор Harrier Джон Фоззард, безусловно, согласился бы с критикой Нотта в адрес «экспертов». У Фоззарда свое определение эксперта: «Экс» — это «был», «рывок» — это капля под давлением!» Но не только возраст 44 аргентинских «Миражей» (более половины из которых на самом деле были «Daggers» («Кинжалами») израильской постройки) и даже не возраст трех аргентинских эскадрилий «Skyhawks» («Скайхоков») стали причиной смелых заявлений Нотта. Это было связано с двумя жизненно важными различиями: одно между разными самолетами, а другое между двумя вариантами одной и той же ракеты, установленной на всех трех типах самолетов.

 

Вооружение и оборудование

1 Съемный заправочный зонд (GR3). 2 Управляемая ракета "Sidewinder" AIM9L. 3 100 галлоновый сбрасываемый бак. 4 1000-фунтовые «железные» бомбы. 5 Бомба Paveway с лазерным наведением. 6 Площадка для неуправляемой ракеты. 7 Управляемая ракета "Sidewinder" AIM-9B. 8 30-мм пушка «Аден». 9 Задний радар предупреждения.

 

 

Векторная тяга

 

«Харриер» — единственный британский самолет, который мог отправиться в Южную Атлантику вместе с флотом. И это из-за его уникальной способности направлять свою тягу. HMS «Hermes» раньше эксплуатировал ударные самолеты большой дальности «Buccaneer», и, если бы не радикальное изменение мышления в области обороны, он все еще имел бы катапульту и тормозное оборудование, используемые для запуска и подъема обычных истребителей.

Добавление «Buccaneer» в зону боевых действий дало бы Британии возможность уничтожить аргентинские авиабазы ​​в любое время дня и ночи во время конфликта. Однако для посадки самолета на корабли нужны тормозные троса, а кораблям, такие как «Гермес» или «Инвинсибл» нужны самолеты с вертикальной посадкой, и только «Харриер» способен на вертикальную посадку.

 

Реактивный самолет Harrier взлетает с палубы HMS Hermes, флагманского корабля британской оперативной группы на пути к Фолклендским островам.

 

Способность «Харриера» изменять направление тяги двигателя в полете была обнаружена Корпусом морской пехоты США несколько лет назад. В результате скорость «Харриера» снижается на сотни футов в секунду, и в то же время увеличивается высота полета при такой же высокой скорости набора высоты. Любой обычный истребитель, пытающийся атаковать «Харриер», даже если он отключит всю мощность, все равно промахнется и всего за несколько секунд окажется в зоне досягаемости систем вооружения «Харриера».

 

VIFFing (Vectoring In Forward Flight) (векторизация в прямом полете)

1 Пилот «Харриера» обнаруживает приближающегося «бандита» своим радаром, обращенным назад, и позволяет вражескому пилоту начать атаку.

2 Когда перехватчик полностью занят прицеливанием своих орудий/ракет, «Харриер» меняет направление своей реактивной тяги и «выскакивает» за линию огня.

3 «Бандит» пролетает мимо своей цели только для того, чтобы обнаружить, что его преследует «Харриер», который, переключившись обратно на удар вперед, приближается для убийства.

 

 

Боевая обстановка между «Харриерами» и аргентинскими истребителями «Мираж», «Даггер» и «Скайхок» стала еще более невыгодной для аргентинцев, поскольку Великобритания тайно залезла на склады НАТО и оснастила «Харриеры» последней версией «Сайдвиндера» — AIM9L. Все аргентинские самолеты были оснащены более ранней версией ракеты, которая может быть запущена только на цель. Это означало, что «Харриеры» каждый раз приходилось атаковать сзади. Однако «Харриеры» могли стрелять со своей версией AIM9L с любого угла обзора, поскольку эта более поздняя модель «Сайдвиндера» отслеживает цель под любым углом.

Если «Харриер» подвергнется нападению, его собственная система IFF (определение «свой-чужой») сообщит пилоту, с какой стороны его атакуют. Затем он поворачивает свой самолет в том же направлении, перемещает уровень вектора тяги назад и «VIFF» делает самолет. (VIFF означает «наведение вектора в прямом полете»). На этом этапе он мог бы выстрелить из Sidewinder AIM9L «вслепую», так как он подхватит атакующий самолет, когда он летит под теперь гораздо более высоким «Харриером».

 

 

 Манёвры "Харриера"

 

 


 

 

 

Тем не менее, перед Фолклендской войной некоторые сомневались в эксплуатационных возможностях Sea Harrier Королевского флота и Harrier GR3 Королевских ВВС, считая этот самолет звездой на авиашоу, но не заслуживающим серьезного внимания как эффективный боевой самолет. Результаты воздушных боев Фолклендской кампании предали забвению такие взгляды.

 

Радар BLUEFOX

1 Обтекатель. 2 Сканер с плоской апертурой (Апертура - (лат. apertura — отверстие)). 3 Теплообменник. 4 Сигнальный процессор. 5 Приемник. 6 Передатчик. 7 Ручной контроллер радара. 8 Привод радара. 9 Блок привода сканера. 10 Генератор дисплея кабины. 11 Проекционный дисплей

 

В глазах всего мира Harrier теперь является полноценным и проверенным боевым самолетом. Он заслуженно стоит в одном ряду с другими известными, проверенными в боях именами в истории британской авиации, такими как Camel, Hurricane, Spitfire, Mosquito, Typhoon и Tempest — многие из них также созданы группой разработчиков истребителей, которая постоянно работала в Кингстоне-на-Темзе в Суррее с 1913 года.

Сильно уступая по численности сверхзвуковым и дозвуковым самолетам-агрессорам, «Харриеры» поворачивали обратно или уничтожали волны «Скайхоки» и «Миражи» A4 ВВС Аргентины во время операций оперативной группы. Ни один «Харриер» не был потерян в боях воздух-воздух при потере почти 30 штурмовиков, большинство из которых были «Миражи» и «Скайхоки».

Для создателей «Харриера» операция «Эвита» («Operation Evita») (как ее стали неофициально называть в Кингстоне) стала поворотным моментом между верой и полной убежденностью. Мало того, что «Харриер» получил стимул, конфликт также вынудил срочно реализовать несколько необычных предложений, связанных с «Харриером», которые обсуждались в течение нескольких лет.

Одним из них была практичность перевозки — и, возможно, эксплуатации — «Харриеров» на торговых судах. Это предложение известно под названием Арапахо (Arapaho).

Концепция Arapaho направлена ​​​​на создание авианосца из существующего подходящего стандартного торгового судна - в идеале контейнеровоза, который имеет длинную плоскую верхнюю палубу с надстройкой на корме - за счет использования настила с быстрым такелажем, прикрепленного болтами к верхнему ярусу контейнеров.

Из-за своей беспрепятственной длины палубы контейнеровоз очень хорошо подходит для переоборудования в качестве вспомогательного вертикального взлета и посадки и вертолетоносца. Утверждалось, что такой корабль увеличит авианосную силу флота в войне за небольшую часть стоимости стандартного «плоского верха», и его можно будет быстро сделать доступным в кратчайшие сроки.

Эта теория стала фактом, когда для этой задачи был выбран контейнеровоз Cunard «Atlantic Conveyor». Выведенный из своей обычной трансатлантической коммерческой службы, «Atlantic Conveyor» отплыл из своего порта приписки в Ливерпуле на верфь HM Dockyard Devonport в Плимуте, где всего за несколько дней он был переоборудован для перевозки «Харриеров» и вертолетов. В своем просторном корпусе «Atlantic Conveyor» был загружен жизненно важными припасами для оперативной группы.

 

Пять вертолетов «Chinook» HC.1 из 18-й эскадрильи RAF были доставлены на  «Atlantic Conveyor», лопасти несущего винта были сняты, а планеры защищены крышками Dri-Clad и ингибиторами коррозии. С «Chinook» были размещены еще шесть вертолетов Wessex HU 5 из 848 NAS и небольшое количество вертолетов Scout армейской авиации.

 

«Atlantic Conveyor» отличался от концепта Arapaho тем, что у него не было полноразмерной полетной палубы с трамплином для прыжков , как это было бы в случае полной переделки. Тем не менее, он доказал, что концепция Arapaho верна.

 

«Sea Harrier» и «Harrier» GR3 после серии рекордных одноместных паромных рейсов из Великобритании были доставлены на «Atlantic Conveyor».

 

К сожалению, «Atlantic Conveyor» был потерян, когда его сбила ракета «Exocet» воздушного базирования, доставленная аргентинским военно-морским судном «Super Etendard». К счастью, все «Харриеры», которые он нес на своей специальной летной палубе, улетели и были развернуты с авианосцев оперативной группы «Инвинсибл» и «Гермес» или действовали с наземных площадок. Однако вместе с кораблем было потеряно большое количество припасов, в том числе несколько тяжелых вертолетов RAF Chinook.

 

Из нескольких источников ясно, что это были две ракеты... Сообщается, что шрапнель прошла через борт корабля, взрывались боеприпасы и газовые баллоны, несмотря на это, вертолеты спасли двадцать два человека с носовой палубы. Борьба с повреждениями и пожаротушение продолжались, боеприпасы были сброшены за борт, но это был проигрышный бой, из-за отказа систем и быстрой пропажи напряжения, было принято решение покинуть корабль в 20.05, через 25 минут после атаки. 27-го мая снова был замечен «Atlantic Conveyor», и, хотя носовая часть была полностью разрушена взорвавшимися кассетными бомбами и горючим, было принято решение попытаться отбуксировать его с помощью буксира «Irishman». Несмотря на неоднократные усилия экипажа «Irishman», он затонул рано утром 28 мая 1982 года.

 

Но все это было в будущем. В то время темой, еще более захватывающей и гораздо более актуальной, чем потенциал «Харриера», было то, как транспортировать людей и оборудование во враждебную среду на расстоянии 8000 миль от дома.

 

 

Продленные паромные рейсы

 

Еще одной важной особенностью, которую исследовали в ходе кампании, была способность Harrier выполнять длительные перегонные рейсы. Рекорды перегонных переходов VSTOL (Самолеты с вертикальным взлетом и посадкой)  Королевского флота и Королевских ВВС были побиты, когда Sea Harrier из 809-й эскадрильи и Harrier из 1-й эскадрильи вылетели из Великобритании на остров Вознесения - путешествие длиной около 4000 миль - дозаправляясь в полете от танкеров RAF Victor.

 

Victor К.2 из 55-й эскадрильи RAF в 1985 г. cразвернутыми шлангами дозаправки.

Вывод английских бомбардировщиков из эксплуатации из-за усталости металла в декабре 1964 года способствовал переоборудованию их в самолеты-заправщики, поэтому самолеты B.1 / 1A, которые теперь считались излишними для роли стратегического бомбардировщика, были переоборудованы для этой задачи. Чтобы как можно быстрее ввести в строй часть заправщиков, шесть самолетов B.1A были переоборудованы в стандарт B(K).1A (позже переименованный в B.1A (K2P).

 

Несколько «Харриеров» впоследствии вылетели с острова Вознесения прямо к флоту на 52 градусе южной широты — опять-таки пролет около 4000 миль — и вертикально приземлились на палубы двух авианосцев.

Это был первый случай, когда некоторые из пилотов приземлились на корабль в море, что свидетельствует о гибкости процедур вертикального взлета и посадки на «Харриере».

Другие «Харриеры» прибыли с Атлантическим конвейером, где они усилили подразделения, уже задействованные в задачах противовоздушной обороны и штурмовика.

Дальнейшим развитием событий стало быстрое переоборудование самолетов RAF Harrier GR3 для размещения ракет класса "воздух-воздух" Sidewinder, чтобы повысить возможности противовоздушной обороны авиагруппы, сохранив при этом нетронутыми наземные ударные силы.

Фолклендский кризис также ускорил формирование третьего оперативного подразделения Королевского флота «Си Харриер», 809-й эскадрильи, которая была сформирована на авиабазе Королевского военно-морского флота Йовилтон. Первоначально планировалось, что это новое подразделение будет работать с Illustrious, последнего авианосца RN и второго корабля класса Invincible.

 

R 06 HMS «Illustrious»

HMS Illustrious — лёгкий авианосец Королевского флота и второй из трёх кораблей класса Invincible, построенных в конце 1970-х — начале 1980-х годов. Он был пятым военным кораблем и вторым авианосцем, носившим имя Illustrious, и его команда ласково называла его «Lusty». В 1982 году конфликт на Фолклендах потребовал, чтобы Illustrious устремился на юг, чтобы присоединиться к своему родственному кораблю HMS Invincible и авианосцу-ветерану HMS Hermes. С этой целью его программу по достройке перенесли на три месяца вперед для комплектации на верфи Swan Hunter, а затем сдан в эксплуатацию 20 июня 1982 года и направили к верфи Портсмута, чтобы взять на борт дополнительные припасы и команду. Он прибыл на Фолкленды, чтобы сменить «Invincible» 28 августа 1982 года. Вернувшись в Соединенное Королевство, он неофициально был введен в состав флота 20 марта 1983 года. После развертывания кампании в Южной Атлантике он был задействован в операции «Southern Watch» («Южный дозор») в Ираке, затем в операции «Deny Flight» («Запретить полет») в Боснии в 1990-е годы и в операции «Palliser» («Паллисер») в Сьерра-Леоне в 2000 году.

Класс и тип авианосца - «Invincible». Водоизмещение 22 000 тонн. Длина 210 м (690 футов). Ширина 118 футов (36 м). Осадка 25 футов (7,6 м)

Движение: 4 газовых турбины Rolls-Royce Olympus TM3B мощностью 97000 л.с. (75 МВт), 8 дизель-генераторов Paxman Valenta. Скорость 28 узлов (52 км / ч; 32 миль / ч), 18 узлов (33 км / ч; 21 миль / ч) крейсерская. Дальность действия 5000 миль (9300 км; 5800 миль) при скорости 18 узлов (33 км / ч; 21 миль / ч)

Комплектность: 685 чел. - экипаж, 366 чел. - члены авиации. Вооружение 3 × Goalkeeper CIWS, 2 × 20-мм орудия ближнего боя GAM-B01. Авиация: до 22 вертолетов с комбинацией: Chinook, Apache, Merlin, Lynx, Sea King

 

Мало того, что 809-я эскадрилья была сформирована быстро, в нее входило большее количество самолетов, чем ее родственные передовые части, но также была ускорена работа над Illustrious в Ньюкасле на Тайне. Корабль покинул «Тайн» досрочно и сразу же вышел на ходовые испытания перед отправкой в ​​Южную Атлантику.

Но именно ремонтопригодность, удобство обслуживания и эффективность Harrier — с радаром Blue Fox и ракетами Sidewinder AAM — как истребителя выигравшего воздушные сражения и вывели этот самолет в заголовки новостей и на передний план общественного внимания.

 

Первые дни. Sea Harrier FRS1 стартует с 7-градусной рампы HMS Invincible, 1980 г.

 

Их действия на протяжении всего конфликта были подытожены министром обороны Ноттом в Палате общин: «Двадцать восемь из наших 32 морских харриеров были развернуты в этом районе, и они уничтожили не менее 28 человек без единой потери в воздушном бою. С авианосцев было совершено более 2000 боевых самолето-вылетов, и одной из наиболее примечательных особенностей всей операции была 90-процентная боеготовность всех поднятых самолетов». Это действительно похвала, и каждое его слово полностью оправдано.

 

RAF Harrier GR3 стреляет 68-мм ракетами SNEB.

 

 


 

 

Очень далеко

 

Когда Великобритания обострилась до конфронтации, захваченные острова все еще казались маловероятным местом для войны, которая эхом прокатится по всему миру. Когда разразился шторм, журналисты потянулись к своим атласам, чтобы узнать, где именно на Земле находятся острова.

 

Красное лондонское такси проезжает мимо красной колонны... мокрым, холодным и ветреным утром. В городе кладовщик Дес Пек открывает свой магазин. На калитке своего сада он оставил мяснику аккуратно отпечатанную записку. Она гласит: «Ногу, пожалуйста. Несколько языков, как можно быстрей, пожалуйста».

 

Дес Пек у своей калитки...

 

Мы в 8000 милях от Лондона, в самой южной столице мира. Порт Стэнли. И то, что выглядит как небольшой шотландский порт, ниже холмистых серых, светло-желтых и зеленых холмов находится примерно так далеко, как лондонское такси может добраться от дома.

 

На снимке живущего там Яна Стрэнджа - изрезанные береговые линии Фолклендов, разбитые ослепительно белыми песчаными пляжами. Врезки слева направо: бухта на острове Пеббл, которая вскоре станет следом дерзкой атаки SAS. Пингвины, поселившиеся на островах задолго до появления человека, также оказались среди жертв войны. Для Порт-Стэнли дым от торфяных пожаров сменился пламенем горящего топливного склада. Для детей островов жизнь уже никогда не будет прежней. Спустя долгое время после окончания войны минные поля отравили пастбища.

 

Для большинства людей до 1982 года Фолкленды были не более чем страницей в альбоме марок (марки островов составляют около 20 процентов экономики). Как это тихое сообщество внезапно попало в заголовки газет — странная и трогательная история. Все это место — два основных острова и 200 маленьких островков — составляет нечто меньшее, чем Уэльс.

 

Первые марки номиналом 1 и 6 пенсов с изображением профиля королевы Виктории были выпущены 19 июня 1878 года. Что необычно для британской колонии, первые марки не были на бумаге с водяными знаками, но это было исправлено в 1883 году. Дополнительные номиналы этого дизайна появлялисьвремя от времени до 1902 г. Справа - марка пол-пенни, 1891 года.

 

На карте Фолкленды — всего лишь точки в холодной Южной Атлантике. Для 1800 человек, которые там живут, это достаточно просторно. Половина из них живет в Порт-Стэнли; Гуз-Грин, насчитывающий 100 островитян, — единственное другое настоящее сообщество. Большинство остальных живут на одиноких овцеводческих фермах, разбросанных по всему «лагерю», как называют сельскую местность за Порт-Стэнли.

 

Джо Клетерн, пастух. Он проработал в Стэнли более 40 лет...

 

Долгими вечерами радиостанция собирает всех вместе. Большой особенностью трансляции является «магазин обмена» для островитян. Сегодня вечером кто-то может предложить свежие овощи. В объявлении, приколотом к калитке Деса Пека, нет необходимости добавлять, что он еще хочет, просто чтобы мясник оставил ему баранью ногу. Это будет баранина сегодня, баранина завтра и баранина в это время в следующем году. Жители Фолкленда называют его «365».

 

Тео Флере — мясник Порт-Стэнли. Его дедушка был французом. Его ежедневные поставки мало разнообразны. Это всегда баранина. Островитяне называют его «365».

 

Жёсткий, неразговорчивый народ, пастухи, живущие в «таборе» в конце грунтовых дорог, расходящихся лучами от Стэнли. Они настолько обветрены, как и следовало ожидать на островах, где ветер дует с запада со средней дневной скоростью 17 миль в час, достигая ураганной силы и накапливая волны высотой 20 ярдов (18,3 м) зимой. Здесь нет деревьев, кроме одной тщательно ухоженной рощицы на территории резиденции губернатора. Ветер срывает вершины холмов с обнажениями серых скал; несется через вересковые пустоши, яркие, освещенные солнечным светом, с зеленью и желтизной кустарниковой травы. Ветер всегда несет резкий запах огромных водорослей на берегу.

 

 

Жизнь: суровое дело

 

Один островитянин, когда его спросили, чего ему на самом деле не хватает в мире за пределами этого далекого места, тут же ответил: «Ничего», но затем, поразмыслив несколько мгновений, добавил с тоской: «Ну, я думаю, что хотел бы посмотреть концерт, только один раз.» Возможно, единственная польза от вторжения заключалась в том, чтобы немного приблизить эту возможность: аргентинцы привезли им телевизоры и установили схемы покупки в рассрочку.  

Плата была собрана только за первый месяц, но телевизоры остались, настроенные на южноамериканские станции, расстояние до которых составляет всего 400 миль (640 км.). Многих фолклендцы поражают тем, что они пришли к пониманию того, что жизнь — довольно суровая штука. И дело здесь не только в том климате, который наиболее снисходительно можно назвать «бодрящим». Несмотря на всю свою тяжелую работу, эти фермеры не имеют удовлетворения от владения собственной землей.

 

Цветы украшают каждое крыльцо в Стэнли. Первые островитяне принесли британскую страсть к садоводству в свой новый дом в 1800-х годах.

 

Фолклендцы - арендаторы, наемные работники. Земля не принадлежит им, как и 650 000 овец, которые ее пасут. Каждый год большая часть богатства, полученного их трудом, исчезает вместе с овечьей шерстью, уходящей за горизонт к отсутствующим владельцам компаний, арендодателям и акционерам. Мало что возвращается в виде инвестиций. Вокруг бесчисленных скалистых заливов в холодной, но богатой минералами воде процветают водоросли. В других частях мира (Калифорния, Япония, Корея) ламинарию собирают для растущей мировой альгинатной промышленности. Когда-то была попытка сделать это здесь, но она пошла по пути других попыток. Тюлени, китобойный промысел, переработка мяса — все это просуществовало недолго и было заброшено. Шерстяная промышленность сохранилась, хотя и сокращается, несмотря на то, что шерсть исключительно высокого качества из-за чистого воздуха.

 

Как и в любой английской деревне, ежегодное овощное шоу является крупным соревновательным мероприятием.

 

О том, как масштабное и международное противостояние пришло сюда, на эти маленькие острова, рассказывает история камушек, брошенных в пруд, и по его поверхности растекалась все более широкая рябь. Фолклендские острова впервые были замечены Джоном Дэвисом, английским мореплавателем на корабле «Desire», в 1592 году (наблюдение подтвердил сэр Ричард Хокинс два года спустя), 3-й виконт Фолклендов (позже первый лорд Адмиралтейства). Однако первыми поселенцами были французы под руководством натуралиста и исследователя Антуана де Бугенвиля, которые в 1764 году начали строительство форта и поселения в Порт-Луи на Восточном Фолкленде. Год спустя, не зная, что они проиграли, британский отряд под командованием капитана Джона Байрона, деда знаменитого поэта, высадился на острове Сондерс у Западного Фолкленда и посадил огород в качестве предварительного акта поселения, назвав это место Порт Эгмонт.

 

Элисон Кинг и ее мать являются прямыми потомками одной из семей первых поселенцев Фолклендов, живших в 1830-х годах.

 

Позже в том же году британская экспедиция, посланная для укрепления поселения, была поражена, обнаружив процветающую французскую колонию с населением около 250 человек, уже хорошо устроившуюся на Восточном Фолкленде. Французов подкупили испанцы, которые выселили британских морских пехотинцев из Порт-Эгмонта, отправив для этой цели флот из Буэнос-Айреса. Некоторые морские пехотинцы, вероятно, были рады вернуться в Британию судя по тому, что один из офицеров назвал «самым отвратительным местом, в котором я когда-либо был в своей жизни». Молодое государство Аргентина предъявила свои претензии на территории в 1826 году, но после чрезмерно рьяного ареста американского отряда охотников на тюленей аргентинские колонисты сами были выселены американским корветом «Lexington» («Лексингтон»), капитан которого объявил острова свободными от всякого правительства.

 

Герб Фолклендских островов...

Парусник Джона Дэвиса «Desire» («Мечта»), по-прежнему плывет по гребням у Фолклендских островов. Дэвис был здесь первым в 1592 году. Его открытие подтвердилось два года спустя.

 

Британия ждала своего часа, и в 1833 году капитан военно-морского шлюпа «Clio» («Клио») заявил права на острова для Британии. Аргентинские протесты продолжались следующие 150 лет. Первые овцы прибыли в 1835 году. SamuelFisherLafone(Сэмюэл Фишер Лафон) был человеком, который привел далекий уголок Империи в полный образец викторианского предприятия. Пообещав превратить острова из морского аванпоста, населенного диким скотом, в жизнеспособное сообщество, он продал большой кусок Восточного Фолкленда по выгодной цене. Получив королевскую хартию для своей компании на Фолклендских островах в 1852 году, Лафон установил шерстяную промышленность в конечное сырье, импортируя как овец, так и пастухов. План правительства предоставить каждому поселенцу небольшой участок земли был сорван усердной покупкой Лафоном через посредников почти всей предлагаемой земли. Пастухи стали сотрудниками компании по контракту, жили в закрепленных за землей домах и продавали исключительно все Лафону. Эти мужчины и женщины приехали из британских земель, занимащихся овцеводством, в нечто, во многом очень похожее на их дом. В сущности, их положение сохранялось любопытным образом неизменным до весны 1982-го года.

 

Война привела большие суда в Стэнли.

 


 

 

ФОЛКЛЕНДСКИЕ ОСТРОВА

 

Оперативная группа начинает работу

 

 — Теперь слушайте, мужчины. Хорошая новость: её нет. Плохая новость: Аргентина вторглась на Фолкленды.Все отозваны. Ваш отпуск отменяется».

Командир роты X-Ray45 Коммандос.

Когда вечером 31 марта было принято решение собрать оперативную группу, адмирал флота сэр Terence Lewin (Теренс Левин) находился в Новой Зеландии с официальным визитом. Примерно половина Королевского флота и морской пехоты либо ушли в пасхальный отпуск, либо с нетерпением ждали его. Адмирал Sir John Fieldhouse (сэр Джон Филдхаус), командующий флотом, только что вернулся из Гибралтара где принимал участие в учениях НАТО «Spring Train».

 

Гуз-Грин, Сан-Карлос, Пеббл-Айленд — названия были такими же незнакомыми, как и отдаленное место, пока война не вывела их на центр сцены.

 

Гораздо позже — после того, как английский флаг (Union Jack) снова появился над Порт-Стэнли, — в официальном заявлении резюмировалось положение дел с удивительной откровенностью: «На шельфе не было планов на случай непредвиденных обстоятельств. Нам пришлось импровизировать». Им это удалось, и блестяще.

На самом деле самое раннее, когда можно обнаружить какие-либо военно-морские действия, это было 29 марта, когда премьер-министр и министр иностранных дел решили отправить атомную подводную лодку в Южную Атлантику. В тот же день коммодор Sam Dunlop (Сэм Данлоп) в Гибралтарском проливе сообщил экипажу своего флагмана вспомогательного Королевского флота «Fort Austin» («Форт Остин»), что их направляют на Фолкленды для пополнения запасов ледового патрульного корабля «Endurance» («Эндьюранс»).

HMS «Endurance» — был ледовым патрульным кораблем, принадлежавший Королевскому флоту с 1967 по 1991 год. HMS  «Endurance» — первое судно Королевского флота с названием Endurance, ранее находившееся в собственности Дании под именем «Anita Dan». Ледокол был построен в 1956 году на заводе Grogerwerft для Lauritzen Lines и продан Королевскому флоту в 1967 году, который перестроил ледокол на Harland & Wolff и переименовал его в ледокол. Судно патрулировало Антарктиду и Фолклендские острова в летние месяцы и оказывало поддержку Британской антарктической службе. Королевский флот планировал вывести HSE «Endurance» из эксплуатации в 1982 году после оборонного исследования Джона Нотта, но решение было изменено с началом Фолклендской войны.

Тип: Ледокол; Водоизмещение 3600 тонн (3658 т); Длина 93 м (305 футов; Ширина 14 м (46 футов); Осадка 5,5 м (18 футов); Силовая установка 1 × дизельный двигатель Burmeister & Wain; Скорость 14,5 узлов (26,9 км/ч; 16,7 миль/ч); Вооружение: 2 × 20-мм пушки Oerlikon.

Имел авиатехники: 1967–87: 2 вертолета Westland Wasp; 1982: вертолет Westland Wessex; 1987–91: 2 вертолета Westland Lynx (после ремонта 1987 г.)

 

Этот корабль пополнения водоизмещением 23 600 тонн (? Admin) обслуживал не менее семи фрегатов и эсминцев, во время учений «SpringTrain» и они тоже были приведены в состояние боевой готовности. Дома стареющий авианосец «Hermes» («Гермес») находился в Портсмуте и готовился к ремонту, а более новый «Invincible» («Инвинсибл») только что вернулся с военных учений в Арктике у берегов Норвегии.

HMS «Invincible» (R05) был головным кораблем Королевского флота в своем классе из трех легких авианосцев. Он был спущен на воду 3 мая 1977 года как седьмой корабль, носящий это имя. Первоначально он был назначен как противолодочный авианосец, но использовался в качестве авианосца во время Фолклендской войны, когда он был развернут с HMS «Hermes». Он стал флагманом британского флота, когда «Hermes» был продан в Индию. «Invincible» также участвовал в югославских войнах и Второй войне в Персидском заливе (война в Ираке). В 2005 году он был списан, а в феврале 2011 года продан на металлолом.

Класс и тип: авианосец; Водоизмещение: 16 000 т  (пустой); 22 000 т при полной загрузке; Длина 689 футов (210 м); Ширина 118,1 футов (36,0 м); Осадка 28,9 футов (8,8 м); Двигатели: 4 газовых турбины Rolls-Royce Olympus TM3B мощностью 97 000 л.с. (72 000 кВт); 8 дизель-генераторов Paxman Valenta; Скорость 28 узлов (52 км / ч; 32 мили в час) макс.; Дальность действия 7000 морских миль (13000 км; 8100 миль) при скорости 18 узлов (33 км / ч; 21 миль в час); Экипаж - Всего 1051 человек, включая 726 корабельные роты и 384 сотрудника авиагруппы.; Вооружение: 3 × Goalkeeper CIWS; 2 × 20-мм орудия ближнего боя GAM-B01; Авиагруппа: До декабря 2010 г. 22 самолета; Многоцелевая миссия - Strike, ASuW и ASW; 12 х Харриер GR.7/9; 10 вертолетов Sea King ASaC и Merlin HM Mk.1; Многоцелевая миссия - Strike и ASuW; 18 х Харриер GR.7/9; 4 вертолета Sea King ASaC и Merlin HM Mk.1

 

 

«Эти люди на юге»

Адмирал сэр Генри Лич (SirHenryLeach), первый морской лорд, присутствовал на решающем пятичасовом совещании 31 марта, состоявшемся в комнате премьер-министра в палате общин, и заверил ее, что большие корабли могут выйти с утренним приливом 5 апреля. На этом совещании лайнер «Canberra» («Канберра»), приближавшийся к Гибралтару в конце кругосветного плавания, был назначен основным военным кораблем. И вторая атомная подводная лодка тоже направилась на юг.

Широко сообщалось, что подводная лодка-истребитель «Superb» находилась в зоне боевых действий после того, как разразился кризис; на самом деле она была на своей базе, представляя психологическую угрозу.

HMS «Superb» (S109) — атомная подводная лодка класса «Swiftsure», служившая в Королевском флоте. Она была построена компанией Vickers Shipbuilding Group, в настоящее время являющейся подразделением BAE Systems Submarine Solutions. «Superb» была спущена на воду 30 ноября 1974 года в Барроу-ин-Фернесс, Камбрия, и введена в состав Королевского флота 13 ноября 1976 года. После повреждения в мае 2008 года в Красном море она вернулась в HMNB Девонпорт, где была выведена из эксплуатации немного раньше срока,26 сентября 2008 г.

 

Лишь на следующий вечер (1 апреля) кабинет согласился немедленно ввести войска. Бригадный генерал Джулиан Томпсон (Julian Thompson) из 3-й бригады коммандос провел большую часть дня в своей штаб-квартире в Плимуте. Решение было принято 2 апреля в 3.15, еще за пять часов до высадки аргентинцев, генерал Томпсон поднял трубку и услышал, генерал-майора JeremyMoore(Джереми Мур): «Вы знаете этих людей на юге. Их собираются атаковать». Через сорок пять минут база десантных кораблей Королевской морской пехоты в Пуле была переведена в режим ожидания. Томпсон начал звонить в Данию, чтобы отозвать своих сотрудников с запланированных ими учений НАТО.

Подполковник Nicholas Vaux (Николас Во), командир 42-го коммандос, приступил к сбору своих людей из шестидневного отпуска. Двадцать пять из них находились за пределами страны, а офицер разведки лейтенант HenkdeJaeger(Хенк де Ягер) получил телеграмму об отзыве на своей свадьбе в Нью-Йорке. Два других подразделения Томпсона также находились далеко от базы; 40 коммандос в Чешире и 45 коммандос в Арброте, Шотландия. Первоначальной реакцией было: «Проваливай, первоапрельское веселье было вчера», а один морской пехотинец, которого посетил дома полицейский, задался вопросом: «Что эти аргиес делают на севере Шотландии? Им нужна нефть!» (Название «Аргиес» является уничижительным апокопическим словом «аргентинец», выражение, которое широко использовалось британскими солдатами во время войны на Фолклендах в 1982 году.)

 

Их отпуск был отменен. Мужчины из 45 коммандос находились в Арброте, Шотландия, когда поступил призыв спешить на юг.

 

В лондонской штаб-квартире флота Moore (Мур) собрал два наиболее доступных подразделения, 2-й и 3-й батальоны парашютного полка, оба базировались в Олдершоте. Они тоже в основном были в отпуске… Подполковник Herbert Jones (Герберт Джонс), командир 2-го парашютного полка, катался на лыжах во Франции, и в день вторжения на каждом лондонском вокзале висели плакаты и громкоговорители призывали парашютистов.

Из всех служб, Королевские ВВС первыми ответили положительно. Во второй половине дня 1 апреля семь транспортов «Hercules» вылетели из базы Королевских ВВС Lynehamв Уилтшире в Гибралтар и на остров Вознесения. Они перевозили припасы для Королевского флота и, что еще более важно, авиадиспетчерское оборудование для расширения действий аэродрома Уайдэвейк в Ассенсионе до круглосуточного обслуживания плацдарма оперативной группы.

 

 

Предметы: 180 000 бомб

 

Двадцать четыре часа спустя мрачные лица Нотта и Кэррингтона предали гласности, что готовится оперативная группа, в то время как Кабинет министров согласился, что она должна отплыть в понедельник утром, 5-го числа.

В Портсмуте работа шла без остановок при свете прожекторов верфи. Роберт Фокс с радио Би-би-си, задав небрежный вопрос о состоянии «Гермеса» («Hermes»), был ошеломлен ответом: «Нормальное, я полагаю. Все зависит от того, сойдем ли мы сегодня вечером на берег. Однако корабль на небольшом ремонте. Его основные котлы вышли из строя еще четыре дня назад». У «Инвинсибл» было 30 человек, которые работали по 20 часов, чтобы обеспечить его одним продуктом — 180 000 бомб.

Авианосцы вышли из Портсмута в апреле 1982 г.

 

Внутри страны дела обстояли не менее беспокойно. За первые четыре дня 3000 грузовиков с военной техникой проехали через Хэмпшир в Портсмут и Саутгемптон. Запасы НАТО в Германии были безжалостно аннексированы по случаю чрезвычайной ситуации «вне зоны действия».

 

 

Порядок в совете

 

По крайней мере, в одной области были установлены правила — реквизиция торговых судов. Приказ в совете, торжественно составленный Ноттом, Пимом и министром торговли Джоном Биффеном в Виндзорском замке в воскресенье, 4 апреля, придал юридическую силу «изъятие торговых судов»,- первый призыв гражданских судов с 1945 года. Преобразование для военно-морских нужд означало такие изменения, как установка вертолетных площадок, дополнительное сигнальное оборудование, оборонительное вооружение и прием на борт отрядов Королевского флота.

 

 

SS «Canberra» («Канберра»): на невозможное уходит неделя

 

Каюты океанского лайнера «Канберры» просматривались для размещения войск, даже когда он шел на север со своими круизными пассажирами на борту.

SS «Canberra» в Сиднее, Австралия, 1974 год.

SS «Canberra» был океанским лайнером, который позже совершал круизы в составе флота P&O с 1961 по 1997 год. Он был построен на верфи Harland and Wolff в Белфасте, Северная Ирландия, и обошелся в 17 миллионов фунтов стерлингов.Лайнер был назван 17 марта 1958 года в честь федеральной столицы Австралии Канберры. Он был спущен на воду 16 марта 1960 года при спонсорской поддержке дамы Патти Мензис, жены тогдашнего премьер-министра Австралии Роберта Мензиса. Он вступил в строй в мае 1961 года, а в июне совершил свой первый рейс. Он появился в фильме о Джеймсе Бонде 1971 года «Бриллианты навсегда». Во время Фолклендской войны 1982 года он служил военным кораблем. В 1997 году певец и автор песен Джерард Кенни выпустил сингл «Farewell Canberra», специально написанный для последнего рейса.

Тип: Океанский лайнер; Тоннаж 1961: 45 270 брутто-регистровых тонн; 1962: 45 733 брутто-регистровых тонн; 1968: 44 807 брутто-регистровых тонн; 1994 год: 49 073 брутто-регистровых тонн; Длина 820 футов (250 м); Ширина 103 фута (31 м); Осадка 35,5 футов (10,8 м); Двигатели: Основные: два синхронных трехфазных электродвигателя British Thomson-Houston (AEI) с воздушным охлаждением на 6000 вольт мощностью 85 000 л.с. (63 000 кВт); мощность от двух генераторов переменного тока с паровой турбиной мощностью 32 200 кВт; двойные винты; Вспомогательный: четыре паровые турбины, каждая из которых приводит в действие трехфазный генератор переменного тока мощностью 1500 кВт, 440 В, 60 Гц, и тандемный возбудитель мощностью 300 кВт для генераторов переменного тока; Скорость: Во время испытания: 29,27 узлов (54,2 км / ч; 33,7 миль / ч); 1961–73: 27,5 узлов (50,9 км / ч; 31,6 миль / ч); 1973–97: 23,50 узлов (43,5 км / ч; 27,0 миль / ч); Вместимость 150 000 квадратных футов (14 000 м2) груза; Пассажиры: 1961–73: 548 первого класса, 1690 туристического класса, 1973–97: 1500 одноместные; Экипаж 1961–73: 900 чел, 1973–97: 795 чел.

 

Отплытие авианосной оперативной группы в понедельник, 5 апреля, неизгладимо запечатлелось в национальном сознании. Не менее значительными были отплытия во вторник, 6-го. HMS «Fearless», десантный корабль, покинул Портсмут в сопровождении восьми десантных кораблей. Вскоре после 17:00, когда «Fearless» шел далеко по Ла-Маншу, вертолет доставил бригадного генерала Томпсона (Thompson), коммодора Майкла Клэппа (Michael Clapp) (руководителя морских десантных операций) и их сотрудников на летную палубу корабля. С ними был бесценный документ, который нес майор Юэн Саутби-Тайлиур (Ewen Southby-Tailyour), недавно назначенный штабным офицером Томпсона без портфеля, — 126-страничная записная книжка, в которой он в 1978 году провел исследование побережья Фолклендских островов протяженностью 10 000 миль, проведенное им как яхтсменом.

 

Грузовой корабль-док Королевского флота HMS «Fearless» (L10) плывет у побережья Северной Каролины (США) во время совместных учений «Combined Joint Training Field Exercise (CJTFEX) '96» 9 мая 1996 года.

HMS «Fearless» (L10) был десантным кораблем Королевского флота, который служил с 1965 по 2002 год. Один из двух десантных кораблей класса Fearless, он базировался в HMNB Portsmouth и за свою 37-летнюю жизнь служил по всему миру. Это был последний паровой надводный корабль Королевского флота.

Класс: Десантная платформа типа "Fearless"; Водоизмещение 12 120 тонн (полная загрузка); Длина 520 футов (160 м); Ширина 80 футов (24 м); Осадка 21 фут (6,4 м); Силовая установка 2 × English Electric 2-вальные паровые турбины с редуктором. Всего 22000 л.с. (16000 кВт); Скорость 21 узел (39 км/ч); Экипаж 580 чел; Вооружение: 2 × BMARC GAM B01 20 мм. одиночные крепления; 2 ×  Phalanx CIWS; Платформа для пяти вертолетов Sea King.

 

 

«Так же вероятно, как люди на Марсе»

 

Из Плимут-Саунда в это же время подошли десантные корабли тылового обеспечения «Sir Galahad» («Сэр Галахад») и «Sir Geraint» («Сэр Герайнт») со 105-мм орудиями, грузовиками и загруженным инженерным оборудованием. («SirTristram» («Сэр Тристрам») потом присоединится выйдя из Канады). Фрегат HMS «Antelope» отбыл из Девонпорта в качестве их эскорта, а впереди в Ла-Манше к авианосцам присоединились их фрегаты сопровождения, «Arrow» и «Plymouth».

 

1 - RFA «Sir Galahad» (L3005) был десантным кораблем тылового обеспечения (LSL) класса «RoundTable», принадлежащим Вспомогательному Королевскому флоту Соединенного Королевства. Корабль участвовал в Фолклендской войне 1982 года.  8 июня он был взорван и подожжен в Фицрое.

2 - RFA «Sir Geraint» (L3027) был десантным кораблем Логистики класса «RoundTable». Он участвовал в войне за Фолклендские острова и в Сьерра-Леоне.

3- HMS «Antelope» (F170) — фрегат Тип 21 Королевского флота, участвовавший в Фолклендской войне и потопленный аргентинской авиацией.

4 - HMS «Arrow» (F173) — фрегат типа 21 Королевского флота. HMS «Arrow» активно участвовал во время Фолклендской войны 1982 года, где он обеспечивал морскую артиллерийскую поддержку (NGFS) и спас большую часть выжившего экипажа HMS «Sheffield». 1 марта 1994 года он был продан Пакистану и переименована в PNS «Khaibar».

Они гордо плыли, эти корабли;мало кто мог предвидеть свою судьбу в те неопределенные дни начала апреля.

 

В надводном авангарде оперативной группы, направлявшейся на остров Вознесения, находился эсминец с управляемыми ракетами класса «County» «Glamorgan», флагман контр-адмирала John Woodward (Джона Вудворда), неожиданный и относительно молодой кандидат на должность командира оперативной группы. Лейтенант David Tinker (Дэвид Тинкер), офицер летной палубы корабля, говорил от имени многих, когда писал своей жене 7 апреля: «Сейчас мы действительно делаем то, о чем всегда думали так же вероятно, как и о том, что есть люди на Марсе».

К 8 апреля в казармах Бикли, Плимут, подполковник Vaux (Во) собрал 42 коммандос. Подразделение прошло парадом перед тем, как генерал-майор  Moore (Мур) и Vaux (Во)  отдали исторический приказ: «В Южную Атлантику, быстрым маршем!». Коммандос направлялись в Саутгемптон и к лайнеру SS «Canberra» («Канберра»). Но все было не так, как казалось. Одна рота не участвовала в параде подразделения. 110 человек майора Guy Sheridan (Гая Шеридана) разыскивались для специальной операции по захвату Южной Георгии. На следующий день, в Страстную пятницу, они оказались в воздухе в районе «Вознесения» (Ascension) вместе с 70 бойцами SAS и SBS.

Эсминец HMS «Antrim» и танкер RFA «Tidcspring» (корабль-близнец был буквально отсрочен в середине рейса от запланированной передачи ВМС Чили) уже достигли острова «Вознесения» для соединения с HMS«Endurance». Их задачей была отправка спецназа в Южную Георгию. Военнослужащие поднялись на борт через два часа после приземления.

Фолклендская война была войной между Соединенным Королевством и Аргентиной из-за Фолклендских островов в 1982 году. Фолклендские острова находятся в 480 километрах от Аргентины в южной части Атлантического океана.

 

Пройдя четыре тысячи миль «Sea Harrier» и «Invincible» впервые выпустили 2-дюймовые ракеты, а его Королевское Высочество младший лейтенант Prince Andrew (принц Эндрю) сбрасывал глубинные бомбы в миле от своего корабля. Оперативная группа была в пути.

 

 


 

 

4-9 апрель

 

Когда все началось, его даже не было на базе. SS «Canberra» («Канберра»), флагман компании «PeninsularandOrientalSteamNavigationCompany» (P&O), курсировал у Неаполя на последнем этапе кругосветного путешествия.

Леди («Канберра»), уже зрелая, 21 года, все еще была отличным транспортным средством, 44 800 брутто-тонн, вторым по величине лайнером в стране. За семь дней, последовавших за аргентинским вторжением на Фолкленды, с ней должно было произойти многое.

Восемь часов весеннего вечера Страстной пятницы, 9 апреля, эта первая неделя закончилась. В этот вечерний час у причала 105 в западном доке 8 Саутгемптона «Канберра» освободила свои швартовные канаты и через 13 минут уже своим ходом вошла в Солент. Джин с тоником — ее постоянные клиенты — были заменены войсками 40-го и 42-го коммандос и 3-го батальона парашютного полка, которые при поддержке многих других подразделений прибыли накануне, в четверг.

Во время отплытия «Канберры» играл оркестр 2-го батальона парашютного полка. Чтобы посмотреть, толпы собрались дальше внизу по Саутгемптон-Уотер в парке, который граничит с этой исторической частью побережья.

 

Лайнер P&O «Canberra», выпущенный компанией Harland & Wolff, отправлялся из Белфаста в Саутгемптон, в свой первый рейс.

 

Они аплодировали, мигали фарами машин и гудели. В свою очередь, капитан «Канберры», Scott-Mason(Скотт-Мейсон), включил корабельную сирену. Впереди лежал океан и долгий рейс на юг мощного корабля со скоростью 24 узла.

 

 

Солярий на  взлетной палубе

 

«Очень профессиональная паника» — термин, которым можно описать трансформацию, превратившую лайнер в военный корабль за эти несколько дней.

 

«Канберра» была первым реквизированным кораблем, оснащенным полетной палубой. Для этого не было планов на случай непредвиденных обстоятельств мирного времени, и разработанные проекты были выполнены на месте с использованием любых материалов, которые были доступны на месте. В Саутгемптоне это означало полудюймовую обшивку и двутавры из мягкой стали. Основная проблема с «Канберрой», как и с другими лайнерами, «Uganda» и «Queen Elizabeth2» (QE2) компании «Cunard», заключалась в том, что их надстройки в основном были сделаны из алюминия. Такая конструкция позволяет кораблям иметь максимальное количество закрытого пространства для кают с минимальными потерями из-за минимального веса. Но это делает проблематичным размещение вертолета (весом от 70 до 90 тонн) на надстройке.

К счастью, в «Канберре» было отличное место для полетной палубы. Солнечная палуба (солярий) за мостиком и перед дымовыми трубами представляла собой большую площадь, не ограниченную ни надстройкой, ни каким-либо другим препятствием. Кроме того, на солярии находился бассейн «Bonito Club», достаточно прочный, чтобы вместить от 70 до 100 тонн воды.

 

Первые очертания «Канберры»... Лайнер SS «Canberra» вышел из Саутгемптона в свой первый рейс 2 июня 1961 года в Австралию через Суэцкий канал. В течение первого года эксплуатации SS «Canberra» страдал от постоянных механических проблем, и его пришлось временно отозвать на ремонт. Он вмещал 548 пассажиров первого класса и 1650 пассажиров туристического класса и провел свои первые десять лет в австралийской торговле.

 

После перенаправления некоторых антенн, размещения ряда тавров и балок в бассейне и (конечно) его осушения, размещение 70 с лишним тонн полетной палубы не оказалось слишком сложным. По крайней мере, ничто по сравнению с проблемой, которую имели монтажники со второй вертолетной площадкой. Бассейну, хотя и пустому, позже удалось вернуть часть своей прежней рекреационной роли, когда королевские морские пехотинцы свесили веревки с балок и создали своего рода спортивную игровую площадку. Однако никто не пробовал делать это под второй вертолетной площадкой, которая, как было видно, смещалась на четверть дюйма вперед и назад во время сильного волнения, издавая при этом серию довольно неприятных звуков.

 

 

Вторая площадка

 

Было решено, что наилучшее место для второй вертолетной площадки было на палебе, которую в «Канберре» занял бар «Crow’s Nest» («Воронье гнездо»). Он не был разработан с расчетом на прочность. Боковые стороны бара состояли из ряда стеклянных ветрозащитных экранов, а в центре бара находилась широкая винтовая лестница, спускавшаяся через три этажа. Кроме того, нужно было избегать вентиляционных каналов и электрических цепей. Наконец, вертолетная площадка должна была быть такого размера, 80 футов (24м) в длину и 100 футов (30м) в ширину, чтобы за ее боковым краем был отвесный обрыв в море на 60 футов (18м). Короче говоря, центр «Канберры» — это не то место, которое обычно привлекало бы внимание в качестве естественной площадки для посадки вертолета. Однако вариантов не было, и в понедельник утром, 5 апреля, планы были одобрены г-ном Скиннером (Mr Skinner), начальником военно-морского строительства.

 

Все, что получилось после реконструкции...

«Канберре» нужны были не только вертолетные площадки.Балластные цистерны пришлось переоборудовать для перевозки пресной воды — существующие на корабле цистерны для воды были слишком малы для предполагаемого рейса. По ее правому борту были приспособлены специальные водопроводные трубы для шлангов танкера-заправщика. И хотя лайнер был хорошо оснащен оборудованием для радиосвязи, ему пришлось нести дополнительное оборудование, чтобы справиться с огромным объемом сигналов, которые могут производить военные: отсюда установка дополнительных КВ и УКВ радиостанций, а также морской спутниковый терминал («Marisat»). В попытке сделать корабль защищенным от солдат, было удалено как можно больше хрупких и легковоспламеняющихся материалов (это также снизило бы риск в случае ударов по кораблю), а километры ковров были защищены от ботинок слоями оргалита.

 

Таким образом, работа по оснащению «Канберры» новым оборудованием продолжалась в течение среды, четверга и Страстной пятницы. Пока бывший лайнер скользил к Соленту, а друзья и родственники махали ему руками и плакали на прощание, на корабле еще многое предстояло сделать. Около 26 человек из «Vospers» все еще находились на борту, чтобы закончить работы на вертолетных площадках.

 

Вертолет Королевских ВВС за работой над «Канберрой» в море недалеко от Фолклендов.

 

 

Тот, кто был там...

 

Для Норы Монк Порт-Стэнли навсегда изменился в первую неделю апреля. Ее муж Адриан был на пастбище, и она в одиночку столкнулась с испытаниями с истинным фолклендским стоицизмом и ироничным чувством юмора. (Стоици́зм — философская школа, возникшая в Афинах ок. 300 г. до н. э. В переносном смысле стоицизм — твёрдость и мужество в жизненных испытаниях.)

— Я была одна, во время вторжения. Все это было так нереально. Вечером все это случилось, я шла мимо школьного общежития, пустого, мирного и тихого в полумраке. Когда я приблизилась к дому, на дороге валялись детские игрушки. А почему бы нет? Все знали, что дети будут играть там на следующий день. Но они больше никогда этого не делали. Позже 2 апреля...

Дома я прослушала объявления радиостанции Стэнли. Патрик Уоттс, диктор, сказал, что губернатор Рекс Хант (RexHunt) вскоре сделает важное заявление.

 

Сэр Рекс Хант, губернатор Фолклендских островов.

 

Он сделал.  Аргентинцы могут высадиться в Стэнли этим вечером, да, сегодня.

Телефон зазвонил. Это было приглашение от главного секретаря Дика Бейкера и его жены Конни. – Нора, ты не можешь оставаться одна. Когда Адриан был на пастбище, это было очень мило и заманчиво. Мне сказали, что ожидаются еще двое гостей. Я оставила нашего котенка спать у торфяной шины, который выглядел таким умиротворенным, мой тихий вечер закончился...

Ближе к полуночи прибыли два других гостя. Жена губернатора, миссис Мэвис Хант и Тони, их сын, который был на каникулах после школы из Англии. «Дом правительства», сказал Дик, станет главной целью в случае вторжения.

Я проснулась 2 апреля после пары часов сна и услышала, как Дик входит в дом — и, боже мой, что это было? Стрельба? Со стороны «Капризного» ручья, где располагались казармы морской пехоты. «Спорадическая (нерегулярная) стрельба», — сказал Дик. — Приготовь чай!

Конни спустилась вниз, пуля пролетела через окно и в стену позади нас. Дику снова пришлось уйти. У нас все время было включено маленькое транзисторное радио, и я должна сказать, что Патрик Уоттс очень хорошо информировал нас о том, что происходит, пока ему в спину не воткнули пистолет.

Мы решили, что пора позвать миссис Хант и двух маленьких дочерей Конни. Следующие два часа мы укрылись в маленьком коридоре без окон. Примерно через два часа стрельба стихла. Пока мы завтракали, мы увидели из окна, как вдоль дамбы шли отряды нашей Гражданской обороны. Затем новый ужас заставил встать у садовой стены. Быть расстрелянными? Нет, только к нашему большому облегчению.

Потом: «Мамочка, в дом входят два аргентинца».

Очень трудно выглядеть равнодушным, когда вокруг подозрительно шныряют два «иностранных» солдата. И продолжать мыть тарелки, как ни в чем не бывало.

Затем на обед прибыл губернатор Рекс Хант в сопровождении аргентинских офицеров. Рексу, Мэвис и Тони дали всего пару часов, чтобы упаковать кое-какие вещи, прежде чем их депортируют в Англию. Надо сказать, что аргентинцы выглядели несколько застенчиво. Это было действительно очень по-британски. Мы выпили перед обедом в гостиной!

Дику пришлось пойти с Хантами до дома правительства. «Могу ли я, — спросила я одного из офицеров, — тоже пойти и потом забрать моего котенка?» На его лице было написано «Безумные англичанки», но он сказал «да». Дом правительства кишел аргентинцами. Даже в садах загорали солдаты.

На следующий день моей проблемой были куры. Их нужно было кормить. По радио нам сказали, что теперь мы можем заниматься своими делами, если поднимем белые флаги.

Итак, школьное общежитие, где уже не было тихо, и оно уже с установленными на крыше аргентинскими пушками, я с надеждой поехала домой на «Ленд Ровере». Но вскоре меня остановил патруль.

«Вон», — сказали они. Я «вышла». Меня обыскивали суровые на вид аргентинские солдаты. Так и «Ленд Ровер», и даже ведро для кур уже немного вонючее. Меня проводили к очень испуганным курам. И в итоге меня допрашивали около двух часов.

Очень подозрительно относились к человеку с двумя домами. Вплоть до обыска бунгало, в котором мы ночевали на следующий день.

Они искали оружие. Я думала, уйти в Сан-Карлос, где мы жили несколько месяцев назад.

 — Нет, — твердо сказал я. «Никакого оружия». Один из «хулиганов» заглянул в шкаф. Ужас, я забыла пистолет мужа. Они тогда пошли в город:  и снова - шкафы, ящики, прочее.

Еще допрос, на этот раз я сижу в кресле и два пистолета, направленные на меня. Котенок подумал, что это большое развлечение, и ему удалось покатать свой любимый рулон туалетной бумаги по комнате.

Все в порядке с ним, подумала я. Я не нахожу это забавным. К тому времени Адриан вернулся домой.

 

 


 

 

10-26 апрель

 

Возвращение Южной Георгии

 

Казалось уместным, что усыпанный ледниками остров Южная Георгия, где впервые был поднят аргентинский флаг, должен стать первой целью оперативной группы.Вскоре это будет первое место, где будет спущен аргентинский флаг.

 

Южная Георгия и Южные Сандвичевы острова (SGSSI) — британская заморская территория в южной части Атлантического океана. Это отдаленная и негостеприимная группа островов, состоящая из Южной Георгии и цепочки более мелких островов, известных как Южные Сандвичевы острова. Южная Георгия имеет длину 165 километров (103 мили) и ширину 35 километров (22 мили) и, безусловно, является самым большим островом на территории. Южные Сандвичевы острова лежат примерно в 700 километрах (430 миль) к юго-востоку от Южной Георгии. Общая площадь территории составляет 3 903 км2 (1 507 квадратных миль).Фолклендские острова находятся примерно в 1300 километрах (810 миль) к западу от ближайшей точки.

 

Незадолго до полудня 3 апреля лейтенант Кейт Миллс и его 22 морских пехотинца, защищавшие Южную Георгию, прекратили храброе сопротивление и сдались аргентинцам. 7 апреля адмиралу сэру Джону Филдхаусу было приказано спланировать повторный захват острова. Это был логичный первый шаг в контролируемой эскалации сил, кульминацией которой должно было стать изгнание всех аргентинцев из южноатлантических территорий Великобритании.

Paraquet— несколько архаичный способ написания «parakeet» (попугай), но именно так он был внесен в список неиспользуемых и, следовательно, доступных кодовых названий для операций. Это название было выбрано для возврата Южной Георгии, хотя почти сразу же неофициально оно было изменено на Operation Paraquet («Операция Параквейт»).

Небольшими аргентинскими силами на острове командовал военно-морской инженер с сомнительной репутацией по имени лейтенант Alfredo Astiz (Альфредо Астис).

 

Лейтенант Alfredo Astiz (Альфредо Астис) позирует со своими морскими пехотинцами в пьянящие дни аргентинского триумфа. Но в то время как Южная Георгия была в значительной степени заводью в надвигающемся столкновении оружия, это будет первый из островов, который будет повторно захвачен Оперативной группой.

 

Не было никакого способа, которым подчиненные ему силы могли должным образом оккупировать и контролировать всю пустыню острова. Им пришлось довольствоваться небольшими гарнизонами в Лейте и Грютвикен. Это означало, что некоторые члены Британской антарктической службы (ВАS) и две женщины — Синди Бакстон и Энни Прайс, — которые снимали фильм «Survival» («Выживание») для ITV, оставались на свободе.

Военное присутствие также сохранялось в Южной Атлантике после капитуляции в Грютвикене в виде ледового патрульного корабля HMS «Endurance» («Эндьюранс»). Корабль хотел вступить в бой и собирался прикончить аргентинский корвет ARA«Guerrico», когда ему было приказано стоять примерно в 60 милях в море и вести себя сдержанно. Он оставался в этом районе, следя за связью Аргентины и отправляя разведданные обратно в Соединенное Королевство. Он также поддерживал связь с двумя женщинами и членами BAS. «Эндьюранс» смог держаться подальше от аргентинцев и в конце концов 12 апреля встретился с оперативной группой 317 далеко на севере.

Войска, предназначенные для повторного захвата острова, были из полка специальной воздушной службы, специальной лодочной эскадры и королевской морской пехоты. Горным войскам и лодочной эскадре D 22SAS и 2SBS - в общей сложности около 60 человек - были поставлены задачи совместно с ротой M 42 коммандос Королевской морской пехоты, и эти силы находились под тактическим командованием майора Guy Sheridan RM (Гая Шеридана Р.М.), заместителя командира 42 коммандос.

 

Королевская морская пехота из 42 коммандос на Южной Георгии в 1982 году.

 

Когда 8 апреля 42 коммандос покинули свои казармы в Бикли недалеко от Плимута, чтобы отплыть к Фолклендам на борту SS «Canberra», рота M осталась скрытой в гимназии. Им запретили звонить своим женам, и через два дня, 10 апреля, они вылетели посредством Королевских ВВС Левнехам на остров Вознесения, где присоединились к войскам D 22SAS и 2SBS. Все они погрузились на эсминец HMS «Antrim» («Антрим») и вспомогательный корабль Королевского флота «Tidespring». Также на «Антрим» отправились две группы морской артиллерийской поддержки (NGS). SAS и SBS вместе с частью командования отплыли на «Антрим», а остальная часть роты M находилась на «Tidespring». Британской подводной лодке HMS «Conqueror» было приказано патрулировать у Южной Георгии, чтобы предотвратить любое аргентинское подкрепление острова. Командиром оперативной группы, выделенной для повторного захвата, был капитан HMS «Antrim» («Антрима»), капитан Brian Young DSO RN (Брайан Янг). В состав рабочей группы входили HMS «Antrim», HMS «Plymouth» и RFA «Tidespring». 12 апреля они встретились на HMS «Endurance» с членами команды BAS* (The British Antarctic Survey) на борту. Войска были проинформированы о сильных сторонах и местоположении аргентинцев.

 

BAS* (The British Antarctic Survey) (Британская антарктическая служба) — национальный институт полярных исследований Соединенного Королевства. Он имеет двойную цель: проводить полярные исследования, позволяя лучше понять глобальные проблемы, и обеспечивать активное присутствие в Антарктике от имени Великобритании. Он является частью Совета по исследованиям окружающей среды (NERC). Насчитывая более 400 сотрудников, BAS играет активную роль в делах Антарктики, управляя пятью исследовательскими станциями, одним кораблем и пятью самолетами в обоих полярных регионах, а также решая ключевые глобальные и региональные проблемы. Это включает в себя совместные исследовательские проекты с более чем 40 британскими университетами и более 120 национальных и международных коллабораций.

 

 

 

Разведка перед ударом

 

14 апреля майору Шеридану было приказано спланировать тайную разведку районов Лейт и Грютвикен, чтобы точно определить численность и расположение аргентинских войск. Эту операцию будут проводить патрули SAS и SBS. Предполагалось, что основной целью будет Грютвикен, а Лейт - позже. Первоначальную фоторазведку острова провел бомбардировщик RAF I Landlev-Page Victor с острова Вознесения.

Небольшой отряд неуклонно плыл на юг. Когда стало ясно, что часть оперативной группы 317 направляется в Южную Георгию и что Великобритания, очевидно, собирается воспользоваться широко обсуждаемым «вариантом Южной Георгии», аргентинцы направили на остров сильный взвод (около 40 морских пехотинцев) на одной из двух бывших подводных лодок класса «Guppy» (?admin) ВМС США, - «Santa Fe».

 

ARA «Santa Fe» (S-21) — аргентинская подводная лодка класса «Balao», потерянная во время Фолклендской войны. Построенный США во время Второй мировой войны, корабль служил в ВМС США как USS «Catfish» (SS-339) до 1971 года, когда он был передан ВМС Аргентины. Она прослужила до 1982 года, когда была захвачена британцами в Южной Георгии после серьезных повреждений и впоследствии затонула у пирса, и над ватерлинией была видна только ее рубка. Подлодка была поднята, отбуксирована из бухты и затоплена на большой глубине в 1985 году.

 

Ей удалось проскользнуть через сеть морского наблюдения, которую установили RАF Nimrods, действовавшие с острова Вознесения, и при поддержке самолетов-заправщиков Victor K2. Эта операция проводилась с 20 по 25 апреля для раннего предупреждения о враждебных военно-морских движениях и охватила территорию от Южной Георгии до материковой части Аргентины. Прежде чем «Санта Фе» смогла высадить свои войска, британцы оказались в водах Южной Георгии.

План первого этапа операции заключался в том, чтобы 15 человек из горного отряда D 22SAS, которые теперь находились на «Endurance», высадились на вертолете на ледник Фортуна к северу от Лейта и двинулись через Хусвик и Стромнесс в сам Лейт. В то же время 2SBS с борта эсминца HMS «Antrim» должны были высадиться на вертолете или надувной десантной лодке «Джемини» в бухте Хаунд на юго-востоке и постепенно продвигаться через Морейн-фьорд к Грютвикену. OC (officer commanding) (командир) M коммандос 42 Cdo, капитан Chris Nunn RM (Крис Нанн RM), должен был сформировать силы быстрого реагирования (QRF), чтобы приземлиться по мере необходимости. Большая часть роты М находилась на «Tidespring». Специалистам из BAS совсем не понравилось, что люди оказались на леднике Фортуна в таких тяжелых условиях, которые были там в это время года.

 

Операция «Параквейт» https://coollib.com/b/282283/

 

 


 

 

 

Враг номер один — погода

 

Разведка ледника была проведена с первыми лучами солнца 21 апреля вертолетом Wessex HAS 3, оснащенным радаром, с HMS «Antrim», и, хотя был небольшой ветер и проливной дождь, условия казались подходящими для операции. Wessex 3 вернулся, чтобы забрать четырех солдат SAS, а Wessex 5 с RFA «Tidespring» поочередно приземлялись на палубу HMS «Antrim», чтобы загрузить еще.

 

RFA Tidespring (A75) — танкер пополнения запасов вспомогательного флота Королевского флота. В качестве заправчика его основная цель заключалась в дозаправке других кораблей. Корабль имел долгую карьеру в RFA, поступил на вооружение в начале 1960-х годов и, наконец, был списан в 1991 году.

Класс: Заправочный танкер класса Tide; Водоизмещение 27 400т (27 840 т); Длина 583 фута 8 дюймов (177,90 м); Ширина 71 фут 3 дюйма (21,72 м); Осадка 32 фута 1 дюйм (9,78 м); Силовая установка 2 водотрубных паровых котла Foster Wheeler, 2 паровые турбины Parmetrada, двухступенчатый редуктор, один вал; Скорость 17 узлов (20 миль в час; 31 км / ч); Авиация: 3 вертолета Westland Wessex.

 

 План состоял в том, чтобы Wessex 3 вывел пятерки на ледник с помощью радара. От операции пришлось отказаться после того, как они столкнулись с густой низкой облачностью, проливным дождем и снежными бурями в заливе Владения. Через несколько часов погода наладилась, и была предпринята вторая попытка — вертолеты поднялись на ледник в клубящейся низкой облачности. Проблемы с видимостью и навигацией усугублялись частыми снежными шквалами и внезапными изменениями скорости и направления ветра. Тем не менее три вертолета достигли зоны высадки (landingzone(LZ)) и высадили свои войска и технику. Они возвращались на корабли через заливы Владения и Антарктические заливы, чтобы их не заметили аргентинские наблюдательные патрули, которые могли быть поблизости.

 

Westland Wessex — британская разработка Sikorsky H-34 с турбинным двигателем. Он был разработан и производился по лицензии компанией Westland Aircraft (позже Westland Helicopters). Одним из основных отличий от Sikorsky H-34 была замена поршневой силовой установки на турбовальный двигатель. Ранние модели были оснащены одним двигателем Napier Gazelle, а в более поздних версиях использовалась пара двигателей de Havilland Gnome.

 

В ночь на 21 апреля барометр резко упал до 960 миллибар, и всю ночь бушевала метель силой 10 баллов, порывы которой достигали 70 узлов. Фактор охлаждения ветром на леднике был опасно высоким. Ветер сдул укрытия войск, и после почти 24 часов метели и сильного холода бойцы горных войск под командованием капитана John Hamilton (Джона Гамильтона) из «Green Howards» в 11:00 22 апреля, что они не смогли сойти с ледника, что они не могут прожить еще 12 часов и что случаи обморожения или «экологические жертвы» неизбежны.

Было решено возвращать их по той же схеме, что и раньше. Условия были намного хуже, чем накануне, с клубящимися низкими облаками и сильными метелями, проносящимися по леднику. Ветер был очень переменчивым, с порывами до 70 узлов, а затем неожиданно падал до десяти, что создавало проблемы сильной механической турбулентности над горами. Было решено оставить «Wessex» на в Антарктическом заливе, а «Wessex 3» трижды пытался добраться до ледника. «Wessex V» приземлился на косе для экономии топлива. В итоге всем трем вертолетам пришлось вернуться на свои плавбазы для дозаправки.  

Сразу же была предпринята вторая попытка, и она оказалась успешной. Три вертолета поднялись на ледник, заметили дым, подожженный войсками, чтобы указать их позицию и направление ветра, и приземлились там во время долгожданного изменения погоды. Но пока бойцы SAS шли на посадку, снова подул сильный ветер и пошел снег. «Wessex 5», позывной YA, первым загрузил десант и был готов к взлету, поэтому пилот решил взлететь немедленно. Когда он взлетел и двинулся вперед, он, казалось, потерял ориентацию в «белой тьме» и разбился, проскользив около 50 ярдов и оказавшись на боку.

 

Помощь Южной Георгии едва не обернулась катастрофой, когда два вертолета «Wessex»  разбились в ужасных условиях на леднике Фортуна. К счастью, выживших SAS спас третий вертолет.

 

 Два других вертолета уже погрузили свои войска, поэтому они поднялись и приземлились рядом с разбившимся YA, где они погрузили его экипаж и солдат. Половина была взята на другой Wessex V, позывной YF, который сбросил топливо для перевозки дополнительной нагрузки, как и Wessex, у которого была другая половина десанта.

Видимость к этому времени была практически нулевая, а ветер и снег не стихали. С выжившими на борту Wessex 3, позывной 406, взлетел, YF следовал за ним, и они направились вниз по леднику. Несколько секунд спустя они пересекли небольшой гребень, и было видно, как YF яростно вспыхнул и ударился о вершину. Он перевернулся на бок, и с ним невозможно было связаться по радио. Перегруженный 406-й должен был вернуться на корабль примерно в 30 милях к северу. Десантников SAS высадили, а на борт взяли медикаменты и одеяла. Затем Wessex 3 полетел обратно к леднику, но ненастная погода помешала приземлиться. Однако была установлена ​​радиосвязь с разбившимся YF, и было подтверждено, что серьезных жертв нет.

 

 

Героический Ian Stanley (Ян Стэнли)

 

Wessex 3 вернулся в Антрим, чтобы дождаться перемены погоды. Примерно через час представилась возможность, и 406-й вылетел обратно к леднику и сумел найти выживших. Они погрузились на борт и, несколько перегруженные 17 пассажирами и их снаряжением, вернулись в Антрим примерно через 35 минут. За эти подвиги дерзкого летного мастерства пилот 406-го, лейтенант-коммандер Ian Stanley RN (Ян Стэнли) награжден орденом «За выдающиеся заслуги».

 

22 апреля 1982 г., капитан-лейтенант Ian Stanley (Ян Стэнли), DSO Королевского флота.

Разведывательные группы спецназа, высаженные на Южную Георгию перед основной высадкой, чтобы отбить остров, столкнулись с ужасными погодными условиями в районе ледника Фортуна. Их положение стало несостоятельным, поэтому было решено вывести часть, но два Wessex V, посланные для их эвакуации, разбились в ухудшающихся условиях. Невзирая на предыдущие неудачные попытки, лейтенант Стэнли, командир звена HMS «Antrim», и его команда совершили семь самолето-вылетов в течение двух дней, чтобы спасти как людей разведывательной группы, так и экипажи разбившихся вертолетов. Для этого им пришлось лететь в район на высоте 1800 футов (550м) над уровнем моря в условиях снежной бури и ураганного ветра, что требовало высочайшей степени летного мастерства, мужества и решимости. Иногда Wessex HAS3 нес шестнадцать человек вместо обычного экипажа из четырех человек. Помимо проведения этого спасения, эсминец HMS «Antrim» также в значительной степени способствовал успешной атаке и выводу из строя аргентинской подводной лодки «Santa Fe». Во время этих операций лейтенант-коммандер Стэнли проявил храбрость и преданность долгу в лучших традициях службы.

 

Через несколько часов другая команда была готова к высадке на берег. На этот раз им предстояло отправиться на надувных резиновых штурмовых лодках «Gemini» («Джемини») с несколько ненадежными 30-киловаттными подвесными моторами. Используя пять лодок, 15 человек из 2SBS и лодочного отряда D Sgn 22 SAS отправились в патрулирование по три человека. Почти сразу после спуска на воду у первой лодки отказал двигатель, и ее унесло в море. Другую постигла та же участь антарктической ночью. Один экипаж был подобран вертолетом. Другой лодке удалось выйти на берег на последнем участке земли перед открытым морем. Они ждали пять дней, прежде чем включили свой Sarbe (поисково-спасательный маяк) на случай, если его сигналы поставят операцию под угрозу.

Другие патрули успешно высадились раньше, сразу после полуночи, в северной части долины Sirling. Они сообщили сразу после полудня, что лед с ледника сдуло в Камберленд-Ист-Бэй и пробило резиновую обшивку их лодки «Gemini». Ночью их нашли, а на следующий день высадили на берег во фьорде Морейн.

 

Редкая фотография, на которой корабельный отряд 22-й эскадрильи SAS готовит свои катера «Gemini» к операции «Paraquat»(«Параквейт»). — кодовое название британской военной операции по освобождению острова Южная Георгия от аргентинского военного контроля в апреле 1982 года в начале Фолклендской войны.

 

Во время затишья в метель 23 апреля горный отряд снова высадился на ледник «Fortuna» («Фортуна») и продолжил свою миссию. Был установлен контакт с подводной лодкой. Считалось, что она находилась в подводном патруле, чтобы атаковать корабли оперативной группы, пытающейся вернуть себе остров, и поэтому они отошли к краю Exclusion Zone (Зоны Отчуждения) на севере. Они встретились с фрегатом HMS «Brilliant», который был оснащен двумя вертолетами Sea Lynx, ценной заменой потерянных Wessex 5. Ночью 24 апреля военные корабли вернулись, оставив танкер RFA «Tidespring» продолжать отход за пределы «Зоны Отчуждения». Началась интенсивная противолодочная операция по поиску аргентинской лодки. В воскресенье, 25 апреля, Wessex 3 с эсминца HMS «Antrim»  установил радиолокационный контакт и заметил «Santa Fe» («Санта-Фе») на поверхности недалеко от Грютвикена, которая покидала залив, высадив подкрепление. Он атаковал ее глубинными бомбами, которые взорвались очень близко к ее левому корпусу. Вполне вероятно, что она не нырнула, когда заметила вертолеты Королевского флота, потому что думала, что у нее будет больше шансов на спасение на поверхности, чем под водой, против современного противолодочного оружия, которое есть у британцев. Сильно поврежденная, она была вынуждена повернуть и вернуться в сторону Грютвикена.

HMS «Plymouth» запустил свой вертолет Wasp, а вертолет Sea Lynx с HMS «Brilliant» получил приказ сбросить противолодочную торпеду, если «Санта-Фе» нырнет. «Wessex» с эсминца HMS «Antrim» открыл огонь из своего пулемета GPMG, а вертолет Sea Lynx выпустил торпеду и приблизился, чтобы атаковать подводную лодку из своего пулемета. Вертолет Wasp с HMS «Plymouth» летел со скоростью 40 морских миль под управлением Wessex 3 и выпустил ракету AS12, а вертолеты Wasp с  HMS «Endurance» нанесли удары своими ракетами AS12 по стеклопластиковой рубке «Santa Fe».

 

Британский вертолет запускает ракету, Фолклендская война.

 

Эти ракеты нанесли небольшой урон, так как пробивали насквозь, прежде чем взорваться. Выведенная из строя подводная лодка с утечкой масла и клубами дыма была выброшена на берег рядом с причалом базы BAS на мысе Кинг-Эдвардс-Пойнт.

 

«Santa Fe» в гавани Грютвикен. Отверстия, проделанные в ее боевой рубке ракетами AS 12, хорошо видны, хотя боеголовки ракет не взорвались при попадании в обшивку из мягкого стекловолокна. Ракеты (вставка) были выпущены вертолетом Wasp с борта «Endurance» — достойный акт мести.

 

Это событие потрясло и деморализовало аргентинский гарнизон. Первоначальный план повторного захвата предусматривал высадку заранее подготовленной роты М, которая в это время находилась на расстоянии около 200 миль на борту RFA«Tidespring». Командир эскадрильи SAS D майор Cedric Delves (Седрик Дельвес) DSO на борту HMS «Antrim» призвал воспользоваться возможностью, предоставленной шоком и замешательством атаки на подводную лодку, и немедленно совершить высадку десанта.

 

 

Скретч-компания спешит в бой

 

HMS «Endurance» все еще находился в бухте Хаунд (Hound Bay), и HMS «Plymouth» не смог посадить вертолет «Wessex 3» на свою летную палубу, поэтому из всего военного персонала на борту HMS «Antrim» была спешно сформирована сводная рота. Всего их было 75 человек, в том числе подразделения горных и лодочных войск (SAS), SBS, персонал штаба, несколько морских пехотинцев роты М, члены секций минометов, административного эшелона и разведки, а также десять королевских морских пехотинцев из отряда HMS «Antrim». Были также две партии NGS(Naval Gunfire Support (Морская артиллерийская поддержка)).  

Майор Sheridan (Шеридан) установил час «Ч» на 14:45. В 30 минут (14:15) вертолет Wasp поднял NGSO, капитана Chris Brown (Криса Брауна) RA, из 148-й батареи 29-го полка коммандос Королевской артиллерии туда, откуда он мог наблюдать за аргентинцами в Грютвикене.

 

Отряд Шеридана садится на один из вертолетов «Wessex» HMS «Antrim»перед полетом на остров. Поскольку большая часть роты М находилась в 100 милях от HMS «Plymouth».

 

Майор Sheridan (Шеридан) и 30 солдат SAS сошли на берег и разместили тактический штаб в Хестеслеттене (Hestesletten). За ними последовала остальная часть специальной ротной группы, и была установлена ​​минометная позиция. Пока происходила эта первоначальная посадка, NGSO вызвала огонь из 4,5-дюймовых орудий HMS «Plymouth» и HMS «Antrim», нейтрализовав место приземления и склоны горы Браун, где были замечены аргентинские войска.

 

Королевская морская пехота из 42 коммандос на Южной Георгии в 1982 году.

 

На этом этапе кампании по возвращению зависимых территорий в Южной Атлантике упор делался на ограничение потерь. Таким образом, обстрел из 235 снарядов был произведен как демонстрация превосходства огневой мощи британцев, и ни один снаряд не падал ближе, чем в 800 ярдах от установленных позиций. Снаряды падали вокруг аргентинцев контролируемым образом: Королевский флот мог поразить их, если бы захотел. После этого NGSбыла «на связи». Отряд майора Sheridan «Шеридана» двинулся по крутым склонам горы Браун и к 17:00 был в пределах 1000 ярдов от мыса «Короля Эдуарда». Он приказал высадить дополнительные войска с HMS «Endurance» и HMS «Plymouth» на перевал Бор-Вэлли и попросил корабли оперативной группы показать себя, войдя в Восточный залив Камберленда. Пока он это делал, аргентинцы подняли три больших белых флага в поселении Кинг-Эдвардс-Пойнт.

Они были убеждены, что игра проиграна, потому что некоторые солдаты SAS прибыли на их позицию, пройдя через минное поле и подняли британский флаг (Union Jack) вверх по шесту.Изумленный аргентинский офицер мог только возразить: «Вы только что пробежали по минному полю!» Через несколько минут возле мыса Сапфо появился HMS «Antrim», и высадка на перевале Бор-Вэлли была отменена.Майор Шеридан перелетел через бухту «Короля Эдуарда» на вертолете, и в 17:15 гарнизон Грютвикена сдался.

 

 

 

«Освобождение Южной Георгии. 1982 год.»

 

 


 

 

 

На следующий день, 26 апреля, 16-ти аргентинцам в Лейте по радио было предложено сдаться, но они отказались. Однако личный визит SAS и королевской морской пехоты убедил их в том, что они должны сделать это без боя. Устрашающее присутствие фрегата HMS «Plymouth» и патрульного корабля «Endurance» помогло убедить их.

 

 

«Застрелен по ошибке»

 

Среди первых войск, прибывших в поселение на Кинг-Эдвардс-Пойнт, были медицинский офицер и его команда из эсминца «Антрим» и фрегата «Бриллианта». Они оказали помощь раненому моряку из Санте-Фе, который был серьезно ранен и ему пришлось ампутировать ногу. Он пережил травму. Единственным погибшим стал аргентинский старшина, который был застрелен по ошибке, когда подводная лодка двигалась под присмотром. На борту находился небольшой экипаж из аргентинцев, каждый член которого сопровождался охраной Королевской морской пехоты, у которой были инструкции не допустить затопления лодки. Команды должны были передаваться как на испанском, так и на английском языке, чтобы оба могли их понять. Конкретный приказ продуть цистерны дошел до старшины и его охраны только на испанском языке. Когда аргентинский моряк выполнил команду, королевский морской пехотинец подумал, что он собирается затопить лодку, и застрелил его. Мины-ловушки и мины, заложенные противником, обезвреживались ими под бдительным оком английских войск.

Аргентинские военнопленные, насчитывавшие 156 морских пехотинцев и военно-морских сил и 38 гражданских лиц, были изолированы и содержались в доме Шеклтона до тех пор, пока 30 апреля их не отправили в Монтевидео в Уругвае на борту RFA «Tidespring». Командующий аргентинскими силами лейтенант Альфредо Астис подписал официальный документ о капитуляции 26 апреля в кают-компании эсминца IMS «Antrim» в присутствии капитана Брайана Янга с эсминца IMS «Antrim», капитана Ника Баркера с патрульного корабля «Endurance» и майора Гай Шеридан командира эскадрильи SAS. (? Admin)

 

Теньенте де Навиро (лейтенант) Альфредо Астис подписывает Акт о капитуляции от имени всех аргентинских сил в Лиете, Южная Георгия, на борту HMS «PLYMOUTH». Британские офицеры напротив Астиса: капитан Н. Дж. Баркер Р. Н. с HMS «ENDURANCE» (слева) и капитан Дэвид Пентрит Р. Н. с HMS «PLYMOUTH».

 

Майор Шеридан, исследователь Арктики и чемпион по лыжным гонкам, сигнализировал своему командиру, подполковнику Нику Во, находящемуся на борту SS «Canberra»: «Флаг нашего подразделения высоко над Грютвикеном». Полковник Во ответил: «Когда мы разберемся с остальной частью Южной Атлантики, мы с нетерпением ждем захватывающей встречи». Рота «М» осталась на Южной Георгии, создавая НП (наблюдательный пункт) и защищаясь от новой попытки аргентинцев захватить его. Остров снова оказался в руках британцев, через 23 дня после доблестного боя лейтенанта Кейта Миллса.

 

Последняя остановка на пути к Грютвикену, снятая собственной камерой Гая Шеридана.

 

 

ГЛАДКОЕ БРИТЬЕ ДЛЯ ЗЛОДЕЯ

 

Еще до конфликта на Фолклендах и его несколько позорной сдачи Южной Георгии 25 апреля капитан Альфредо Астис (тот самый  Астис, который подписал капитуляцию Аргентины на борту HMS «Plymouth») приобрел определенную международную известность. Он заработал ироничное прозвище «белокурый ангел» среди политических заключенных, которых тайно содержали в Escuela Mecanica (инженерном колледже) военно-морского флота. Астис был одним из самых страшных извергов там с 1974 по 1978 год. По некоторым сведениям, он специализировался на похищении беременных женщин, убийстве их после родов, а затем организации усыновления их детей военно-морским персоналом.

 

Альфредо Астис во время судебных процессов 1985 года после падения военной диктатуры в 1983 году.

Альфредо Игнасио Астис (Alfredo Ignacio Astiz) (родился 8 ноября 1951 г.) - бывший командир, офицер разведки и военно-морской коммандос, служивший в ВМС Аргентины во время военной диктатуры Хорхе Рафаэля Виделы во время Национального процесса реорганизации (1976–1983). Он был известен как Эль-Анхель Рубио де ла Муэрте («Белокурый ангел смерти») и имел репутацию печально известного мучителя. Он был уволен из армии в 1998 году после защиты своих действий в интервью для прессы.

 

В те годы мало что было известно о его деятельности, даже о его личности, поскольку немногие из заключенных дожили до того, чтобы рассказать о том времени. Официальных записей об их задержании не было, поскольку они были похищены, а не арестованы, и большинство из них были убиты по окончании допроса. Поэтому, когда примерно в 1977 году «белокурый ангел» начал работать с группами родственников «исчезнувших» заключенных, которые пытались предать гласности похищения и исчезновения, ни у кого не было никаких оснований подозревать о его причастности или иметь какие-либо мотивы против него, когда он утверждал, что был такой же жертвой. Очевидно, он сыграл главную роль в отчете об их деятельности и в этом качестве организовал похищение двух французских монахинь, Алисы Домон и Рене Дюке, которые работали с правозащитными группами.

Они исчезли в декабре 1977 г. Позже другие заключенные сообщили, что Алису Домон видели в Escuela Mecanica в 1978 году, но больше ничего не было известно об этих двух женщинах. Французское правительство тогда выразило протест и впоследствии попросило допросить капитана Астиса по поводу случая, когда он попал в плен к британцам после капитуляции Южной Георгии в апреле 1982 года. Шведское правительство также хотело допросить его в связи с «исчезновением» молодой шведки. В этом случае британское правительство решило, что у него нет законных оснований для его задержания, и вернуло его в качестве военнопленного до окончания конфликта.

 

В период с четверга, 8 декабря, по субботу, 10 декабря 1977 года, группа под командованием Альфредо Астиса, капитана морской пехоты и офицера разведки, похитила группу из 12 человек, связанных с Матерями Пласа-де-Майо. Среди них были французские монахини Алиса Домон и Рене Дюке, а также Азусена Вильяфлор и двое других основателей Матери Матери Пласа-де-Майо. Астис проник в группу, представившись членом семьи десапарасидо (Desaparecido — испанское слово, означающее «исчез») и используя вымышленное имя.

 

К середине 1978 года преследование противников со стороны военного правительства начало ослабевать — не в последнюю очередь потому, что Аргентина принимала чемпионат мира в том году и не хотела рисковать какими-либо неприятными инцидентами. На Астиса и его коллег были возложены другие обязанности; Астис был отправлен в 1979 году в качестве военно-морского атташе в посольство в Южной Африке, куда также были отправлены трое других известных палачей.

Сам Астис бесследно исчез после своего краткого пребывания в центре внимания международной общественности и своей бесславной роли в конфликте на Фолклендах. Публичность его деятельности вряд ли способствовала международному имиджу Аргентины. Он может предстать перед военным трибуналом, если военная комиссия, расследующая ход войны, когда-либо решит и будет иметь право преследовать в судебном порядке сдавшихся офицеров. Но он вполне может никогда не предстать перед судом за свою ту деятельность.

 

Астис — так называемый «ангел смерти» — сказал, что действовал, чтобы спасти Аргентину от левого терроризма.

Два бывших офицера военно-морского флота в Аргентине были приговорены к пожизненному заключению за преступления против человечности, совершенные в период с 1976 по 1983 год в условиях военного правления. Капитаны Альфредо Астис и Хорхе Эдуардо Акоста были признаны виновными в причастности к пыткам и убийствам сотен политических оппонентов. Они входят в число 54 человек, которые предстали перед судом за преступления, совершенные в Военно-морском механическом училище (инженерном колледже), или Эсме. Астис, известный как «ангел смерти», отказался извиниться. «Правозащитники — это группы мести и преследования», — сказал он во время суда. «Я никогда не попрошу прощения». И Астис, и Акоста, известные как «тигр», уже были приговорены к пожизненному заключению в 2011 году по другим пунктам обвинения в пытках, убийствах и насильственных исчезновениях.

 

 


 

 

 

Долгий путь на юг

 

 

Это был не круиз. Когда армада двинулась на юг, люди привели себя и свое оружие в боевую готовность. Мало кто еще верил, что флот пойдет до конца. Но шансы быстро сокращались по мере того, как приближался апрель.

В апреле 1982 года солдаты и журналисты оказались на пути к неожиданной войне. То, что произошло на длинном пути к югу, было столь же примечательно, как и любая другая часть всей этой истории.

Настроение личного состава оперативной группы было подытожено в ночь перед выходом SS «Canberra» (SS Canberra («Канберра») был океанским лайнером, который совершал круизы в составе флота P&O с 1961 по 1997 год.) из порта. Журналисты устроили розыгрыш, как долго «Канберра» будет находиться в море. Кто-то сказал неделю. Другие, менее оптимистичные, предлагали «вернуться в Саутгемптон к 27 мая». Никто не рассчитывал на миссию за пределами Острова Вознесения. Оказавшись на борту, люди начали расслабляться: солдаты после лихорадочных дней сборки и загрузки людей и оборудования, журналисты после ожесточенных споров с Министерством обороны и Королевским флотом в борьбе за место на борту.

Контингент прессы возражал против «надзирателей» Минобороны на борту: сотрудников по связям с общественностью, которым было поручено следить за ними по-отечески. Еще больше они были недовольны старшим морским офицером, капитаном Крисом Бёрном, отношение которого к прессе поначалу было прохладным. Со временем пресса и военные выработали осторожное уважение, даже взаимную симпатию. Надсмотрщики оставались повсеместно нелюбимыми на всем протяжении.

 

Парашютисты и морские пехотинцы садятся на SS «Canberra» по пути на Фолкленды.1982 г.

 

Для солдат обучение началось практически сразу. Подразделения, отправленные с «Канберрой» (40-й и 42-й коммандос, зулусская рота 45-го коммандос и 3–я парашютная дивизия), разделяют одержимость военной и физической эффективностью. С самого начала мужчины занимались физическими упражнениями на палубе и бегали по кораблю, пытаясь поддерживать физическую форму. Вскоре выяснилось, что расстояние в шесть кругов прогулочной палубы составляет около мили, и с тех пор стало обычным делом просыпаться на рассвете от шума парашютистов и морских пехотинцев, стучащих по палубам лайнера. Другим не так повезло в их стремлении к физическим упражнениям. Остальные 45 коммандос погрузились на борт RFA «Stromness».

 

RFA «Stromness» (A344) был складским кораблем, который служил Вспомогательному Королевскому флоту, пока не был продан Командованию морских перевозок ВМС США в 1983 году. Находясь на службе британских войск, он участвовал в Фолклендской войне. После продажи в США он был переименован в USNS Saturn (T-AFS-10) и действовал как корабль боевых складов, пока не был выведен из строя в 2009 году. В 2010 году он был потоплен во время учений второй авианосной ударной группы США у побережья Северной Каролины.

Класс: RFA*: корабль-склад флота класса Ness, США: Корабль боевого снабжения типа «Сириус»; Тоннаж: Дедвейт 6475 тонн; Водоизмещение 10 205 тонн; Длина 523 фута (159 м); Ширина 72 фута (22 м); Осадка 26 футов (7,9 м) (макс.); Силовая установка 8-цилиндровый дизельный двигатель Sulzer RD 76 с турбонаддувом, 11 520 л.с. (8 590 кВт) при 118 об/мин, одинарный винт; Скорость 18 узлов (33 км/ч); Экипаж; RFA*: Рабочая группа 110 RFA + 50 работников магазинов; США: 123 гражданских, 47 военно-морских сил.; Вооружение: 6 установок 7,62-мм пулеметов M240B или 12,7-мм пулеметов Browning M2 ; Самолеты: 2 вертолета UH-46 Sea Knight или MH-60S Seahawk.

Авиационные объекты оснащены защитой экипажа, но без ангаров до тех пор, пока не будут приобретены Военным командованием морских перевозок США, ангар для 2 CH-46, MH-60 или Super Puma после ремонта.

 

RFA* - Королевский вспомогательный флот

 

Там доступное пространство на палубе было минимальным, поэтому морским пехотинцам приходилось довольствоваться гимнастикой и «схемами» физкультуры. Морские пехотинцы на борту HMS «Hermes» оказались в таком же затруднительном положении: несмотря на обширную площадку для упражнений, предлагая им полетную палубу, движение самолетов и вертолетов было настолько интенсивным, что можно было разрешить только один час упражнений в день.

 

6 апреля — а морские пехотинцы уже работают на кабине экипажа HMS «Hermes».  На этом этапе мало кто верил, что они будут сражаться, но мужчины достаточно убедительно прошли этапы подготовки к бою. Упражнения с оружием в таком виде известны как упражнения для тыка и помогают накачать плечи и руки.

 

Для пилотов вертолетов и их экипажей обучение было более практичным.Вместе с экипажами «Sea Harrier» они практиковались в мастерстве, противолодочной атаке и в боях воздух-воздух и наземных атаках.Все это время между кораблями переправлялись припасы а почта и припасы обменивались с материковой частью Великобритании.

 

 

10-30 АПРЕЛЯ

 

Пилоты вскоре обнаружили, что «Канберра» доставила им некоторые проблемы; Вертолетная палуба на миделе располагалась над бассейном «Bonito Club» между фок-мачтой и двойными трубами на корме. Ветер там был, как сказал один из них, «примерно такой же надежный, как когда вы выполняете удар от ворот в Твикенхэме». Большинство предпочитало приземляться на переднюю вертолетную площадку, где, даже если ветер был сильным, по крайней мере, он дул только в одну сторону.

На борту «Канберры», когда большой корабль продвинулся к югу от Бискайского залива, войска приступили к серьезной подготовке к войне. Тренировки с оружием и лекции были ежедневными. Все чины практиковались в разборке и сборке винтовок и пулеметов с завязанными глазами. Они оттачивали свою меткость и навыки обращения с оружием: тренировались заряжать винтовочные магазины и подавать пулеметные ленты в казенные части оружия.

 

Однако у тренировок была и серьезная сторона: из каждого оружия в оперативной группе стреляли, и упражнения с оружием отрабатывались снова и снова, пока солдаты не могли разобрать и собрать винтовку или пулемет с завязанными глазами. 66-мм легкое противотанковое орудие было фаворитом.

 

Впервые, во многих случаях, мужчины почувствовали настоящую причастность. Почти все служили в Северной Ирландии, но контртеррористическая кампания требует другого типа навыков обращения с оружием, а также сдержанности. Немногие из них участвовали в кампаниях в Адене или на Борнео; меньше в Суэце (в последний раз, когда какое-либо из заинтересованных подразделений участвовало в боевых действиях, где навыки, которые они отрабатывали, были в большом почете). Журналисты, естественно, проявили живой интерес.

 

Мужчины пытались расслабиться, где могли. Хотя «Канберра» была удобной «площадкой», морским пехотинцам на RFA и авианосцах не так повезло. Чтобы облегчить утомительные тренировки, были проведены игры между подразделениями, в том числе марафон, проведенный в тот же день, что и лондонское мероприятие, на которое подали заявки многие мужчины.

 

Видеокассеты и телефильмы были переправлены обратно в Англию, и все они показывали, как люди проходят тренировки с оружием, стреляют из-за кормы различных кораблей и проходят свои тяжелые тренировки. Одним из самых интригующих мероприятий была противотанковая подготовка; все подразделения были вооружены еще не опробованным оружием - ракетой с проводным наведением «Milan» («Милан»).

 

«Милан» (фр. Milan — Missile d´infanterie léger antichar, буквально «лёгкая пехотная противотанковая ракета») — франко-германский переносной противотанковый ракетный комплекс (ПТРК), разработанный совместно компаниями Aerospatiale и Messerschmitt-Bölkow-Blohm (сокр. MBB).

 

Это обманчиво простое оружие, которое требует, чтобы оператор удерживал перекрестие своего оптического прицела на движущейся цели — ракета будет автоматически следовать за его линией прицеливания и поражать цель примерно в 18 дюймах ниже центра сетки. Солдаты из противотанкового взвода 3 парашютной дивизии были замечены на тренировках на «Канберре», используя маленькие заводные танки в качестве мишеней с аргентинским флагом, воткнутым в башню, чтобы напомнить артиллеристам, с кем они столкнулись. Некоторые зрители этой игры дома ошибочно пришли к выводу, что мальчики играли в игры. В итоге «Милан» оказался сокрушительно эффективным, но не против танков. Аргентинцы хранили свою бронетехнику в Порт-Стэнли, поэтому британские войска использовали противотанковые средства против аргентинских бункеров. При цене 20 000 фунтов стерлингов за выстрел это, возможно, было не очень рентабельно, но такая форма расчистки траншей оказалась очень эффективной, особенно в жестоком бою в Гуз-Грин.

Всю дорогу до острова Вознесения картина мало менялась: обучение обращению с оружием, фитнес и лекции. Некоторые корабли остановились для дозаправки и пополнения запасов во Фритауне, Сьерра-Леоне, но людей не пустили на берег. Вероятно, это было хорошо — 3000 человек, запертых на таком корабле, как «Канберра», и которым почти нечего делать, могут вызвать весьма значительное физическое разочарование. Две загорелые англичанки, появившиеся на набережной, чтобы отмахнуться от них, возможно, поступили мудро, оставшись на берегу.

К тому времени, когда «Канберра» прибыл на остров Вознесения во вторник, 20 апреля, все на борту уже знали своих товарищей. Для журналистов это был удивительно приятный опыт. Подразделения армии и морской пехоты на борту «Канберры» имели большой опыт работы с прессой в Ольстере и использовали этот опыт с пользой; каждое подразделение назначало офицера по связям с общественностью (PRO), чья работа заключалась в том, чтобы привлечь к своим людям как можно больше сочувственной рекламы.

 

Один морской пехотинец описал тесные помещения на борту «Гермеса» и некоторых из RFA как «возврат к работорговле». Конечно, помещение было достаточно тесным, и огромное количество снаряжения, которое несли мужчины, занимало то немногое, что было, но они выжили.Более того, они оставались в достаточной форме, чтобы сражаться.

 

Журналисты были очарованы бойцами. Начав копаться под мундирами и красно-зелеными беретами, они обнаружили сложных, вдумчивых, интеллигентных людей. Солдаты были молоды. Многие не имели среднего образования. Но они знали, в чем проблема, они знали, для чего они здесь (даже если они не обязательно одобряли это), и по той или иной причине согласились со своей задачей. Большинство мужчин гордились своим элитным статусом коммандос или парашютистов. Они согласились с тем, что,  кто-то должен идти на войну, вступить в бой, победить и как можно быстрее. Существовало определенное предубеждение против «крафтов», обычных линейных пехотинцев, которые не могли или не хотели прикладывать усилия, чтобы стать членами элиты. Высокомерный? Да и буйный при этом тоже, но майор Крис Кибл, командир 2-го парашютного батальона заметил: «Успех подразделения зависит от его способности вызывать насилие».

И у парашютистов была огромная способность к насилию. Так же поступили и морские пехотинцы, но между двумя традиционно враждебными подразделениями почти не было насилия — с общим противником, к которому нужно было готовиться. красные и зеленые береты сомкнули ряды.

 

1982 год...  Персонал HMS «Hermes» загорает на палубе, направляясь к Фолклендам.

 

Неожиданностью оказались и офицеры — умные, начитанные и совсем не равнодушные. В отличие от некоторых иностранных армий, где чины отличаются качеством еды и снаряжения, а также объемом тяжелой физической работы, парашютные и морские подразделения мало проявляют вежливости к своим офицерам — по крайней мере, не в полевых условиях. Офицеры несли те же грузы, что и их солдаты, бегали на те же расстояния, но быстрее, ели ту же пищу в поле и были способны делать все, что они прикаывали делать свои солдатам. Во время долгого марша ноги полковника кровоточили так же обильно, как и у солдат. Шанс отправиться в поход представился, когда люди сошли на берег острова Вознесения. Королевские ВВС и военные на острове построили семь стрельбищ на острове, пять из них внутри периметра аэродрома Уайдэвейк. Там все четыре батальона (три коммандос и 3 парашютных) смогли пристрелять свои винтовки и пулеметы. Там же они могли вести огонь из своих тяжелых орудий: 120-мм противотанковых орудий «Вомбат», 81-мм минометов «Милан» и 105-мм легких полевых орудий.

Чтобы добраться до полигонов, военных высадили на вертолете в Уайдэвейке. А потом они маршировали к стрельбищам.Термин «марш» не подходил для описания данного действия. Чтобы преодолеть семь миль от полигона до вертолета, требуется немногим более часа, причем большую часть пути люди бегут с оружием и боеприпасами — общий груз около 45 фунта (20,4кг). Для морских пехотинцев и парашютистов Вознесение было бонусом в том, что касается PT (физическая подготовка). Как сказал один из них: «В Канберре все в порядке, но там красиво и ровно, и нет холмов. Это реально!». Он не добавил, что деревянные палубы «Канберры» начали ломаться под непрекращающимся грохотом ботинок.

 

«Paras» или королевские морские пехотинцы тренируются на борту «Канберры» по пути на юг к острову Вознесения в 1982 году. Под вертолетной площадкой находится бассейн Bonito.

 

«Канберра» пробыла в Вознесении почти две недели. После первых двух дней для нее стало обычным ускользать ночью с якорной стоянки, чтобы перейти в другое место. Боинг 707 аргентинских ВВС был замечен крадущимся поблизости; затем появилось аргентинское грузовое судно «Рио-дела-Плата». Недавний интерес Аргентины к подводным боевым действиям внезапно показался зловещим — считалось, что они пыталась купить несколько миниатюрных подводных лодок в Италии. Соответственно, HMS «Antelope» начала проводить противолодочные «прочистки», чтобы убедиться, что под ней никого нет.

Были ложные тревоги. Однажды несколько заброшенных контейнеров «Elk», выброшенных за борт,  приняли за враждебную подводную лодку. Позже были контакты с китами — их было так много, что пошла шутка: «Все кончено, ребята. Киты сдались!»

Более зловещими были регулярные наблюдения российских шпионских траулеров и случайных самолетов-шпионов, которые пролетали из Конакри в Гвинее, Западной Африке или с Кубы. Поскольку никто не знал, насколько русские помогали Аргентине, эти наблюдения были причиной беспокойства. Как только оперативная группа отправилась на юг, аргентинский «Боинг» вернулся, поэтому морские разведывательные «Нимроды», вылетевшие из Уайдэвейка, были оснащены ракетами «воздух-воздух» «Sidewinder», таким образом, временно став самыми сильными истребителями в мире.

Первомай начался с приземления на аэродроме Вознесения самолетов «Vulcan Almost» до того, как они успели остановился, Всемирная служба Би-би-си объявила об успешном налете на аэродром Порт-Стэнли тем утром. На следующий день было объявлено, что аргентинский крейсер «General Belgrano» торпедирован.

 

Крейсер ARA «General Belgrano» тонет после атаки подводной лодки  HMS «Conqueror».

 

Первоначальные реакции были эйфорическими; но настроение резко изменилось, когда стало известно, что погибли сотни. Чувство было такое: «Это могли быть мы». Все чувствовали себя уязвимыми, и сочувствие к погибшим и раненым стало на удивление (для некоторых) сильным. Это добавило «соли на рану» к настроению, выраженному адмиралом John “Sandy” Woodward («Сэнди» Вудвордом) после повторного взятия Южной Георгии; «Это подготовка к большому матчу, который, на мой взгляд, должен быть легкой победой».

 

 


 

 

 

Шок от «Шеффилда» (HMS «Sheffield»)

 

Поэтому потеря эскадренного миноносца HMS «Sheffield» стала еще большим потрясением. Новости достигли «Канберры» около 8 часов вечера 4 мая, и настроение снова резко изменилось. Любое сочувствие к аргентинцам сменилось твердым стремлением к реваншу. Внезапно жизнь действительно стала очень серьезной.

 

Клубы дыма от HMS «Sheffield» после попадания в него ракеты «Exocet» в 1982 году.

 

 

 

Капитан Sam Salt (Сэм Солт) объясняет, как погиб «Шеффилд», и хвалит свою команду. Экипаж HMS Sheffield возвращается в Великобританию и приземляется на базе RAF (Королевские ВВС) Brieze Norton.

 

 

Войска стали беспокойными. Они хотели смириться с этим и вернуться домой. Они не могли знать, что разрабатываются планы высадки в Сан-Карлосе, но знали, что скоро должны сойти на берег. Роберт Фокс, радиорепортер Би-би-си, имел доступ к некоторым схухам из «Канберры». В первую неделю мая медики начали создавать банк крови; им нужно было собрать 1000 пинт (568л) крови и сказали Фоксу, что донорам потребуется около двух недель, чтобы полностью восстановиться, и что свежая кровь остается годной только около месяца. Арифметика была проста: две недели, скажем, с седьмого числа давали дату высадки не ранее 21 мая.

В других местах также стал проясняться смысл цели. Для журналистов на борту были прочитаны лекции по оказанию первой помощи. Медики вязали канаты и строили пандусы, чтобы доставить раненых на носилках с вертолетных площадок в лазарет. Была усилена боевая подготовка рукопашного боя (больше как противоядие от скуки бега); разведывательные сводки были доставлены всем чинам.

 

Тренировка 3 PARA (морские пехотинцы) на борту SS «Canberra» во время плавания в Южную Атлантику, май 1982 года.

 

Парашютисты практиковались в высадке на десантно-штурмовой катер — в конце концов они смогли сделать это быстрее, чем морские пехотинцы, — и за один день отстреляли боезапас «Wombat», предусмотренный на 37,5 лет. Без драмы их проводов в Великобритании корабли покинули остров Вознесения и направились на юг. «Канберра» вышла 8 мая. 13 мая были официально призваны журналисты и гражданские лица. Большинство восприняло эту новость спокойно — те, кто хотел, уже покинули корабль на острове Вознесения. На следующую ночь журналистам выдали снаряжение: рюкзаки-бергены, ботинки, анораки, «шерстяные пули», брюки, кепки, все, что им может понадобиться. У военных уже было все свое, и они все еще пытались решить, как лучше всего нести груз, который они возьмут с собой.

Нехватка вертолётов означала, что грузы будут перегружены людьми, поэтому подразделения приступили к раздаче миномётных стволов (35 фунт)(16кг), опорных плит (35 фунт)(16кг), 84-мм противотанковых ружей «Карл Густав» (32 фунт)(14,5кг) и огневых точек «Милан» (37 фунт)(17кг) среди солдат. Все, несмотря на ранги, несли в два раза больше обычного боезапаса, и большинство несли 66-мм ракеты и пару минометных бомб. Полная загрузка весила до (120 фунт)(54,5кг).

 

Младший капрал Боун несет с собой 120-фунтовую огневую базу «Милан» и личное снаряжение.

 

В то же время корабли — военные и гражданские — были готовы к войне. Водонепроницаемые двери «Канберры» были запечатаны, зеркала, мебель и легковоспламеняющиеся материалы хранились глубоко в недрах корабля. Состояние наивысшей готовности — Z — Zulu. Водонепроницаемые двери Оперативной группы были разукрашены огромной буквой Z, что означает, что они должны быть закрыты во время тревоги. Корабль снабжения боеприпасами «Iilk» был вооружен двумя 40-мм зенитными орудиями «Bofors»; «Канберра» была оснащена четырьмя пулеметами общего назначения.

На теплоходе MV «Norland», на борту которого находился 2 парашютный батальон, четверг 20 мая начался с толчка. Военных подняли с кроватей под громкое исполнение «Полета валькирий» — зажигательного марша парашютного полка. Новостей о том, что высадка состоится завтра, не было, но настроение приподнялось. Медицинская бригада начала расчищать главный холл, чтобы использовать его в качестве операционной, затем, в тот же день, приказы были отправлены с Норланда; там сказали:- «ИДИТЕ».

Вернувшись на «Канберру», подполковник Nick Vaux (Ник Во) обратился к 42 коммандос; он закончил словами: «Если Арги сломаются, дайте беднягам шанс сдаться. Удачи и удачной охоты. Пусть ваш Бог идет с вами».

 

Линия кормы: во главе с фрегатом Типа 22 боевая группа уходит в историю.

 

 

 


 

 

 

Когда время истекло

 

Александр Хейг (бывший Государственный секретарь США) страдал от смены часовых поясов, Маргарет Тэтчер была полна решимости, а аргентинская политическая машина, казалось, застряла на переднем плане. Жесткие люди хунты думали, что англичане блефуют. И все это время Оперативная группа двигалась на юг.

 

Вторжение на Фолкленды загнало американцев в ловушку дилеммы, которую они сами же и создали. Как и британцы, они привыкли к мужественности хунты и не рассматривали вторжение на острова как непосредственную угрозу. Было признано, что хунта была слабым правительством, страдающим от упадка экономики и низкой степени народного одобрения, но отчеты разведки, достигшие Вашингтона, какими бы они ни были, не содержали признаков готовящейся военной авантюры. Фолкленды ни в коем случае не были «нашей собственностью», как позже заметил генерал Александр Хейг, тогдашний госсекретарь. Главной заботой Соединенных Штатов в латиноамериканских делах была Центральная Америка, область бесконечных проблем прямо у их собственного порога. В борьбе с распространением левых режимов аргентинцы были полезными союзниками — ярыми антикоммунистами, говорящими по-испански и способными предоставить войска для таких задач, как обучение базирующейся в Гондурасе оппозиции сандинистам в Никарагуа.

 

 

Могущественный «друг» Аргентины.

 

Придя к власти в начале 1981 года, администрация Рейгана отбросила критерии прав человека своего предшественника ради политической респектабельности среди своих друзей. Аргентину снова приветствовали. Началась двусторонняя торговля между генералами и другими высокопоставленными лицами: Galtieri (Гальтиери) нанес два визита в Вашингтон; В Буэнос-Айрес отправились генерал Vernon Walters (Вернон Уолтерс), «устранитель проблем» президента, генерал David Meyer (Дэвид Мейер), начальник штаба сухопутных войск, и г-жа Jeane Kirkpatrick (Джин Киркпатрик), посол ООН. Еще одним заметным посетителем незадолго до вторжения был Thomas Enders (Томас Эндерс), помощник государственного секретаря по делам Латинской Америки. Он встретился с Галтьери и доктором Коста Мендес, министром иностранных дел, и был проинформирован о переговорах по Фолклендским островам, но остается неясным, насколько далеко он зашел в британском призыве сохранять прохладу в ситуации, пока продолжаются переговоры. Позже он сказал британскому послу, что аргентинцы вели себя несколько уклончиво, но не создавали у него впечатления, что они намерены предпринять что-то радикальное.

 

Хотя Хейг летал и в Лондон, и в Буэнос-Айрес, его усилия по предотвращению Фолклендской войны 1982 года оказались тщетными.

 

Когда сэр Николас Хендерсон, британский посол в Вашингтоне, вечером 31 марта сказал Хейгу, что вторжение неизбежно, это стало чем-то большим, чем неожиданностью. Это был шок, способный нанести серьезный ущерб новым латиноамериканским отношениям. Если дело дойдет до войны, США, возможно, придется выбирать между своими латиноамериканскими друзьями и их самыми надежными союзниками в Европе, британцами. Аргентинцы явно нарушили верховенство закона, а хунта была исключительно отвратительным режимом, убившим тысячи собственных граждан, но, тем не менее, аргентинское дело было запутано во всей сложной проблеме латиноамериканской национальной идентичности и самоуважения.

 

Генерал Хейг без устали курсировал между противоборствующими лагерями в бесплодных попытках предотвратить войну.

Слева: с мрачным лицом говорит прессе у дома № 10 на Даунинг-стрит 12 апреля в сопровождении министра иностранных дел Пима: «Время ускользает от нас».

Справа: на следующий день снова разговаривал с репортерами на базе ВВС Эндрюс недалеко от Вашингтона;

 

Первым американским шагом была попытка ходатайства. По просьбе миссис Тэтчер Рейган позвонил Галтьери и предупредил его, что последствия вторжения будут катастрофическими. Было слишком поздно. Тогда, как и позже, Галтьери не смог отступить от пропасти. Аргентинская политическая машина обладала только поступательным движением, и даже угроза потери американской поддержки не могла остановить это неумолимое движение.

В течение нескольких дней политическая машина Вашингтона пребывала в некотором беспорядке.Латиноамериканцы, такие как г-жа Киркпатрик и Эндерс, встретили сильное сопротивление тому, чтобы принять сторону против аргентинцев. Оба вызвали гнев британцев, пообедав с послом Аргентины в Вашингтоне в ночь вторжения.

После того, как обсуждался визит вице-президента Джорджа Буша в Буэнос-Айрес, Хейг остановился на дипломатическом приеме, который он изучил, работая помощником Генри Киссинджера в качестве «челнока». Он будет использовать американское влияние в попытке беспристрастного посредничества. Только у него был необходимый вес и опыт, чтобы сделать это эффективным. Рейган согласился, и Хейг со своей командой вылетел в Лондон 8 апреля. С самого начала и до самого конца всех переговоров (в ООН в мае, задолго до того, как Хейг сдался) переговорный документ оставался в основном одним и тем же. Он состоял из трех пунктов:

1 Отход обеих сторон с островов и их окрестностей, что означало бы, что британская оперативная группа будет держаться на расстоянии.

2 Установление временной власти на островах.

3 Переговоры о статусе островов до даты, которая будет установлена.

 

Слева: Генерал Хейг с генералом Гальтьери в Буэнос-Айресе 18 апреля, когда время быстро истекало;

Справа: на экстренном заседании ОАГ 26 апреля слушали разгневанного Коста Мендеса, обвиняющего США в британской предвзятости.

 

 

Восстановить британское правление

 

Британская позиция, изложенная г-жой Тэтчер в парламенте, заключалась в том, что британское правление должно быть восстановлено, аргентинские войска должны быть выведены, а островитянам разрешено осуществлять свое право на самоопределение. Большая часть оперативной группы с двумя авианосцами уже вышла из Портсмута. Несмотря на готовность Британии принять посредничество США, прием в доме № 10 был несколько прохладным. Британский чиновник уже сообщил американским корреспондентам в Лондоне, что правительство потрясено тем, что администрация Рейгана выбрала нейтралитет в борьбе между своим ближайшим союзником и фашистской диктатурой.

Миссис Тэтчер узнала в Хейге своего друга, которого она постоянно увещевала: «Не будь таким неуклюжим, Эл», — когда она обсуждала с ним американский план. Она хотела вернуть острова под британское правление и была готова пойти на войну для достижения этой цели. Это, как знали и Хейг, и она, отчасти было переговорной позицией. Первой целью был уход аргентинцев, и давление для этого возрастало по мере того, как флот, медленно бороздя южный океан через остров Вознесения, приближался к месту назначения.

 

Министр иностранных дел Аргентины Коста Мендес наслаждается редким моментом спокойствия в напряженные дни дипломатических маневров. Он категорически не верил, что британцы пойдут на войну.

 

Хейг вылетел в Буэнос-Айрес 9 апреля с сообщением, что Великобритания действительно пойдет на войну и оперативная группа не была блефом. Еще до его прибытия в Лондон британцы объявили вокруг островов 200-мильную запретную зону, в которой они могли считать себя свободными топить аргентинские корабли и перехватывать самолеты.

У них есть силы, которые могут победить Аргентину, сказал он генералам, и если хунта не согласится уйти, американцы перейдут на сторону англичан.Внесенные им предложения были направлены на то, чтобы помочь хунте и предотвратить ее неизбежное свержение, которое последует за поражением.Но Галтьери твердо усвоил, что британцы не предпримут никаких действий.У них не было реальных обязательств перед Фолклендами, и их флот не смог бы сражаться на таком расстоянии от своей базы.Вряд ли способствовало тихой дипломатии то, что президенту Аргентины пришлось обратиться к толпе из 100 000 человек у Casa Rosada во время встречи.

 

 

Жесткие люди хунты

 

Большое влияние на довольно бессвязный ум генерала, несомненно, оказал главнокомандующий военно-морскими силами адмирал Jorge Anaya (Хорхе Анайя). Он считал, что британцы настолько поглощены экономическими проблемами, что скорее пойдут на переговоры, чем пойдут на затраты, пытаясь вернуть острова; Министр иностранных дел Costa Mendez (Коста Мендес), самый хитрый и опытный член правительства, казался таким же непреклонным, как и Анайя.

Настроение, когда американская команда возвращалась в Лондон в пасхальное воскресенье, 11 апреля, было мрачным. Но Хейг, хоть и устал, не был готов сдаваться. Произошло неизбежное жонглирование формулой. Как они могли договориться со своим аргентинским требованием свободного доступа на острова для своих граждан против британского настойчивого требования, чтобы островитянам было позволено определять свое будущее? Как они могли преодолеть препятствие, представленное вопросом о суверенитете?

 

Миссис Тэтчер в решительном настроении и президент Рейган, чья широкая улыбка не соответствует крайне затруднительному положению, в котором оказалась его администрация.

 

После 18 часов дискуссий в перемежку со сном на борту Боинга 707 никто не пришел к каким-либо убедительным выводам. Переговоры в Лондоне не смогли выйти из тупика, хотя британцы выразили готовность продолжить, предоставив измененный текст предложений. Хейг и Фрэнсис Пим, министр иностранных дел, выглядели серьезными, когда после этого стояли возле дома № 10. По словам Хейга, в результате его переговоров у него больше не было надежды: «Время ускользает от нас».

Из Буэнос-Айреса пришли запутанные сообщения. Коста Мендес сообщил в телефонном разговоре, что позиция хунты ужесточилась после того, как Хейг покинул Буэнос-Айрес. Некоторое время казалось, что шаттл будет отозван, но затем было объявлено, что министр иностранных дел Аргентины выдвинул некоторые «новые идеи». Похоже, они были не более чем готовностью продолжать разговор, что всегда оставалось аргентинской позицией. Хейг вернулся в Вашингтон, чтобы поразмышлять со своей командой перед вылетом в Буэнос-Айрес. К тому времени британская позиция по вопросу о возвращении островов под британское управление изменилась. Была готовность рассмотреть вопрос о временной администрации. У американской стороны также была некоторая надежда, что вопрос о суверенитете будет сфальсифицирован из-за отказа от использования этого слова.

 

 

Шаттл останавливается

 

Второй визит в Буэнос-Айрес 18 апреля прошел по обратному курсу, который должен был стать слишком знакомым для тех, кто участвовал в переговорах с аргентинцами. Галтьери указал, что готовятся важные уступки, и он объявит о них перед отъездом Хейга на следующий день. В случае, если он не сделает никакого объявления. По телеграфированному предложению Francis Pym (Фрэнсиса Пима) (1982—1983 гг. — министр иностранных дел Великобритании) то, что должно было стать третьим визитом в Лондон, было отменено.

 

Министр иностранных дел Francis Pym (Пим) ( в центре) на Даунинг-стрит 12 апреля, где переговоры с Хейгом не привели к преодолению пропасти между Великобританией и Аргентиной.

 

Пим после поездки в Брюссель, чтобы выразить признательность ЕЭС (Европейское экономическое сообщество)за поддержку, 22 апреля вылетел в Вашингтон, поскольку продолжались бессистемные попытки переговоров с участием Перу. Накануне он обрисовал британскую позицию в Палате представителей. Он представлял собой состоящее из двух частей предложение об урегулировании спора. Первый касался мероприятий по выводу аргентинских войск; второй касался «характера временной администрации островов и рамок переговоров о долгосрочном решении спора, к которому призывает резолюция Организации Объединенных Наций».

 

 

10-30 АПРЕЛЯ

 

Решающее заседание Совета Безопасности ООН 2 апреля, на котором подавляющим большинством голосов десятью голосами против одного была принята резолюция 502. Это был триумф Британии, призывавшей к немедленному выводу аргентинских войск с островов.

 

Резолюция 502

 

Сэр Anthony Parsons (Энтони Парсонс), посол Великобритании в ООН, начал действовать, как только стало ясно, что Аргентина намерена вторгнуться. Его первой инициативой было предупредить генерального секретаря ООН Javier Perez de Cuellar (Хавьера Переса де Куэльяра), латиноамериканца. Ответ де Куэльяра был публичным призывом урегулировать разногласия дипломатическим путем.

Дипломатический механизм ООН предназначен для разрядки потенциально взрывоопасной конфронтации между государствами-членами; Чтобы машина работала хорошо, требуется сочетание огромной энергии и святого терпения.

Сэр Энтони Парсонс (фактически накануне выхода на пенсию) обладал обоими качествами, и он хорошо знал ООН. У него была завидная репутация человека со многими друзьями, который, несмотря на свою раскованную манеру поведения, был жестким переговорщиком. Он справедливо решил, что его лучшие шансы на успех связаны с Советом Безопасности, верхним слоем ООН, состоящим из 15 членов. Из них «большая пятерка», Великобритания, США, Франция, Китай и СССР являются постоянными. Роль Совета в случае международного кризиса заключается в принятии резолюций, резюмирующих точку зрения его членов. Каждая резолюция подлежит голосованию; большинство позволяет принять резолюцию, хотя постоянные члены имеют право вето.

Вечером в четверг, 1 апреля, сэр Энтони представил этот вопрос Совету, заявив: «Мы призываем Совет Безопасности принять немедленные меры, чтобы предотвратить вторжение». Данное важное заявление, призывающее обе стороны воздерживаться от применения силы, является формулой, которая позволяет тем, кто прямо или косвенно не участвовал, сосредоточить свои мысли на мире, а не на антиколониализме.

 

Решающее заседание Совета Безопасности ООН 2 апреля, на котором подавляющим большинством голосов десятью голосами против одного была принята резолюция 502. Это был триумф Британии, призывавшей к немедленному выводу аргентинских войск с островов.

 

Это было важно для бывших колониальных стран, тем более что Великобритания была величайшим колонизатором в мировой истории, хотя в данном случае Британия определенно стала жертвой агрессии. Фолкленды были и остаются британской колонией, и тот факт, что его жители хотели остаться такими же, как правило, не имел большого значения для других воинствующих черных наций.

 

 

Аргентине приказали уйти

 

На следующий день после того, как вторжение произошло, была официально представлена ​​ныне известная Резолюция 502. Она требовала немедленного вывода аргентинских войск и призывала обе стороны воздерживаться от применения силы для поиска дипломатического решения. По просьбе Аргентины была сделана отсрочка, чтобы министр иностранных дел Коста Мендес мог прибыть в Нью-Йорк до проведения голосования. Когда он все-таки прибыл, его агрессивные инструкции о том, как голосовать, оттолкнули представителей неприсоединившихся стран. Британская делегация также собирала голоса. В этом им очень помогли французы, переманившие делегацию Того на сторону Англии. Для успеха требовалось минимальное количество голосов.

Голосование состоялось 3 апреля, и его ход был обнадеживающим. Десять государств Совета Безопасности поддержали Британию, и только одно, Панама, с естественными латиноамериканскими симпатиями, проголосовало против. Воздержались четыре члена: СССР, Польша, Китай и Испания. Воздержание Испании было понятно, поскольку у нее тесные этнические связи с Аргентиной.

Десять сторонников резолюции, представляющие широкий спектр мировых мнений, придали большую силу британскому делу. «Резолюция 502 стала основой международного одобрения всех дальнейших действий, дипломатических и военных». Даже Советский Союз не воспользовался правом вето. ООН признала право Британии на самооборону, и это дало возможность дипломатам запросить поддержку экономической блокады Аргентины, а также отказ в предоставлении оружия и другой помощи Аргентине со стороны США, ЕЭС и Содружества.

 

Резолюция 502 (1982) Совета Безопасности ООН о вооруженной интервенции на Фолклендских (Мальвинских) островах.

 

Европейское сообщество было важным потенциальным союзником, и 6 апреля г-жа Тэтчер направила личное письмо всем главам правительств ЕЭС. Вскоре различные страны начали запрещать экспорт оружия в Аргентину. Греция быстро объявила о всеобъемлющем запрете на импорт из Аргентины.

Именно в Страстную пятницу 9-го числа политический комитет ЕЭС на экстренном заседании во дворце Эгмонт в Брюсселе выступил с решительным заявлением о солидарности с Великобританией. Они сделали это с теплотой, удивившей даже британских дипломатов, и официально объявили о запрете на любой импорт аргентинских товаров. На практике такой запрет мог иметь лишь ограниченные последствия, но единодушная поддержка европейцев в критический момент очень воодушевила британское правительство.

В конце недели одного из фолклендских кризисов миссис Тэтчер во главе небольшого кризисного комитета или «военного кабинета» оправлялась от первого шока вторжения. Президент Гальтьери и его хунта, поначалу столь самоуверенные, вскоре осознали, насколько сильно они недооценили силу реакции Лондона и остального мира.

 

 


 

 

 

Локхид С-130 Геркулес

 

В середине 80-х, классический самолет «HerkyBird» находился в авангарде военно-транспортных операций: ему может не хватать скорости и грузоподъемности более поздних реактивных транспортных средств, но его способность «идти куда угодно, делать что угодно» дает ему большое преимущество перед конкурентами с точки зрения тактической полезности. Тем не менее, в 1984 году этот тип будет производиться уже 30 лет, что является убедительным подтверждением поговорки о том, что единственная замена Геркулесу (Hercules) — это другой Геркулес.

Истоки Hercules восходят к 1951 году, когда ВВС США выпустили требование о транспортном средстве для службы в тактическом авиационном командовании; победивший проект должен был иметь возможность использовать взлетно-посадочные полосы с неровностями и быть способным перевозить 25 000 фунтов (11,4т) грузов или, альтернативно, груз из 92 пехотинцев или 64 десантников. Конструкции от Boeing, Douglas и Fairchild уступили представлению Lockheed Model 82, на которую были заказаны два прототипа YC-130. Они появились в 1954 г., и сразу было видно, что родился первый в мире действительно эффективный военный транспорт.

 

1- обтекатель 2 - Радар Sperry (Сперри) 3 - Двойные передние шасси 4 - Сиденье пилота
5 - Колонка управления 6 - Основная приборная панель 7 - Места для войск 8 - Аварийное оборудование
9 - Топливные баки 10 - Турбовинтовой двигатель Allison T56-A-15 11 - Винт реверсивного шага
12 - Парашютная дверь 13 - Парашютная дверь по правому борту 14 - Аварийный люк
15 - Противоаварийный маяк 16 - Руль 17 - Хвостовой конус 18 - Закрылки «Руля направления»
19 - Закрылки "Подъема"

 

 

Более ранние самолеты обладали полезными индивидуальными особенностями, но в «Геркулесе» все факторы, необходимые для эффективного военного грузового корабля, были объединены в одном планере; вместительный трюм (длиной 41 фут 5 дюймов (13м), шириной 10 футов (3м), высотой 9 футов (2,7м)) с полом на уровне кузова грузовика для легкой загрузки предметов, доставляемых грузовиком; подфюзеляжная рампа/дверь с гидравлическим приводом для прямой загрузки крупногабаритных предметов или транспортных средств; возможность открывать эту дверь в полете для высадки парашютистов или парашютистов в оптимальных условиях - наддув кабины; встроенная цистерна с полным пролетом для большой дальности; надежность турбовинтовых двигателей; отличные поля обзора для экипажа; а также полевые характеристики STOL и маневренность истребителя.

 

Самый широко используемый военный транспорт в мире, «Геркулес» может с удивительной легкостью сбрасывать тяжелые грузы.

 

Эти последние четыре фактора в сочетании с широкой гусеницей, установленной на блистере шасси и большой площадью опоры, позволили этому большому самолету выполнять полеты на примитивных взлетно-посадочных полосах и за их пределами, что в противном случае было бы невозможно даже для небольших транспортных средств. Особенно важным было сочетание турбовинтового двигателя Allison T56 (четыре из которых располагались в тонких гондолах, выступающих впереди передней кромки крыла) и 4372 галлонов (20 000 л) топлива во встроенных баках между двумя основными лонжеронами по всему размаху, а также обеспечение пола фюзеляжа, состоящего из цельно обработанных панелей для легкости и большой прочности. Прочность этому типу была придана за счет использования нового алюминиевого сплава, и в этом типе также впервые широко использовались титановые и металлические конструкции для обеспечения огромной структурной целостности.

ВВС США были в восторге от Hercules и вскоре заказали этот тип в крупносерийном производстве. Летные испытания выявили несколько проблем, и первые серийные самолеты (серия С-130А) начали появляться с 1955 года с небольшими изменениями, за исключением усиленной задней части фюзеляжа и вертикального оперения (последнее с квадратной законцовкой), более прочной носовой опоры, другой метеорологический радар в обтекателе необычной формы, который придает Геркулесу характерный нос, возможность установки восьми блоков 10001b RATO и двух подкрыльевых пилонов для вспомогательных баков емкостью 375 галлонов (1 700 л).

 

Оснащенный зондом для дозаправки в воздухе, этот Hercules может принимать участие в учениях по дозаправке на большие расстояния.

 

Первым боевым подразделением был 463-й авианосный авиаполк. Вскоре компания пришла в восторг от своего нового самолета, который демонстрировал такие замечательные возможности, как достижение положения сваливания и последующее зависание в этом положении при резком открытии дроссельной заслонки.

Эта универсальность означала, что Hercules вскоре был вынужден выполнять множество альтернативных ролей, что стало более чем возможным благодаря дополнительным 500 л.с., обеспечиваемым турбовинтовыми двигателями C-130A  T56-A-9. Около 219 C-130A были построены для ВВС США, 12 - для Королевских ВВС Австралии и 32 - для ВВС Южного Вьетнама. Затем последовала программа распространения, и «Геркулес» стал настоящим многоцелевым типом.

 

Самолет использовался обеими сторонами: джип «Мерседес» выгружается из аргентинского «Геркулеса». Он способен брать значительно более тяжелые грузы, например бронетранспортеры.

 

Около 66 самолетов, эквивалентных C-130H — последнему военному варианту Hercules — были произведены Lockheed по контракту с ВВС США как транспортные C-130K для RAF, получившие обозначение Hercules CMK1. Эти самолеты с огромным успехом использовались в кампании по возвращению Фолкиандских островов, проходя через аэродром Уайдэвейк на острове Вознесения, чтобы лететь дальше в Южную Атлантику. Парашютные грузы были доставлены до того, как стала доступна полоса на островах, транспортные средства Hercules должны были дозаправляться в полете на этапах от и до Вознесения либо от танкеров Victor KMc2, либо от специально переоборудованных танкеров Hercules. Использование первого представляло меньше проблем с логистикой, но несовместимость скоростей двух типов означала, что пришлось использовать так называемую систему «toboganning».

 

 «Геркулес»HC-130P заправляет вертолет HH-60G Pavehawk.

 

Несмотря на значительные трудности, «Геркулес» внес огромный вклад в британский успех на островах, и до сих пор играет ключевую роль в снабжении и усилении гарнизона. Следует отметить, что аргентинцы выгодно использовали Геркулес. Это был единственный тип с дальностью полета и характеристиками взлета и посадки, чтобы взлетать и приземляться в Порт-Стэнли, а затем тайно приземлиться на поврежденной взлетно-посадочной полосе.

Концепция танкера Hercules уходит корнями в прошлое, вооруженные силы США эксплуатируют Hercules в этой форме почти два десятилетия. Наиболее важным танкером Hercules в США является KC-130F, версия C-130B для Корпуса морской пехоты США. Было построено около 45 самолетов этой модели, которые оказались особенно полезными для дозаправки в полете других самолетов Hercules и винтовых самолетов, а также для поддержки вооруженных спасательных вертолетов Sikorsky HH-3F. Более совершенным заправщиком является версия KC-130R, версия C-130R, серия C-130H. Четырнадцать из них были приобретены Корпусом морской пехоты США.

Дальнейшее развитие Hercules неизбежно, и Lockheed даже предложила этот тип в качестве воздушного минного заградителя. Заказы поступают до сих пор, и к 1982 году более 1600 машин Hercules были доставлены более чем в 50 стран.

 

 

КЛЮЧЕВЫЕ ДАТЫ В ДОЛГОМ СПОРЕ.

 

1493 Папа Александр VI передает испанской короне территориальные права на Новый Свет.

 

Александр VI (лат. AlexanderPP. VI; до интронизации — Родри́го Бóрджиа 1 января 1431 года, Шатива, Королевство Арагон — 18 августа 1503 года, Рим) — Папа Римский с 11 августа 1492 года по 18 августа 1503 года. Второй Папа Римский из испанского рода Борджиа (Борха).

 

1494 г. По Тордесильясскому договору Испания и Португалия делят американский континент.

1502 г. Америго Веспуччи, возможно, был унесен штормом в пределах видимости островов.

1592 г. Капитан Джон Дэвис также подвергается жестоким штормам «среди некоторых островов, которые никогда прежде не были обнаружены».

1690 Первая зарегистрированная высадка капитана Джона Стронга, который назвал «Фолклендский пролив» в честь казначея британского флота.

На протяжении многих лет многие французские корабли посещают острова, которые они называют Ле-Малоуин в честь французского порта Сен-Мало. Это становится Лас Мальвинас на испанском языке.

1764 г. Луи-Антуан де Бугенвиль основывает первое поселение в Порт-Луи на Восточном Фолкленде.

 

Граф (1808) Луи Антуан де Бугенвиль (фр. Louis Antoine comte de Bougainville; 11 ноября 1729, Париж — 31 августа 1811) — французский мореплаватель, руководитель первой французской кругосветной экспедиции. Получил известность как исследователь Океании. В его честь назван открытый экспедицией остров Бугенвиль.

 

1765 г. Капитан Джон Байрон разбивает сад на острове Сондерс у Западного Фолкленда и называет залив Порт-Эгмонт в честь Первого лорда Адмиралтейства.

1766 г. Французское владение продано испанской короне.

1770 Пять испанских кораблей вытесняют британских поселенцев (прибывших в 1766 г., чтобы построить поселение Порт-Эгмонт), и заставляют их уйти.

1771 г. После переговоров о предотвращении войны Порт-Эгмонт возвращается британцам, хотя Испания ясно дает понять, что суверенитет не был передан.

1774 г. Британцы уходят из Порт-Эгмонта, оставив свинцовую табличку в знак владения «Фолклендскими островами».

1816 г. Группа недовольных колоний в Южной Америке отделяется от власти Испании, требуя всей испанской собственности, ранее контролируемой из Буэнос-Айреса, включая Фолкленды. Эта группа станет новой Республикой Аргентина.

1820 Новое государство официально захватывает Фолкленды, отправляя фрегат в Порт-Луи.

1826 г. Луи Верне и 90 аргентинских колонистов восстанавливают поселение Порт-Луи.

1828 г. Верне назначается губернатором.

1831 г. Верне захватывает американские шхуны для охоты на тюленей. В отместку американский корвет «Лексингтон» разрушает форт в Порт-Луи, заключает жителей в тюрьму и объявляет, что острова свободны от всякого правительства. Заключенные убивают нового губернатора, назначенного аргентинцами для строительства исправительной колонии.

1833 г. Британский шлюп «Клио» захватывает Порт-Луи, отправляет аргентинских колонистов в Буэнос-Айрес и требует Фолклендские острова для Великобритании.

1910 Исследование министерства иностранных дел приводит к неожиданному выводу, что британские действия в прошлом могли быть своевольными и что в претензиях аргентинцев могут быть некоторые основания.

После Первой мировой войны такие сомнения развеялись обращением к новой международной доктрине «давности», по сути оправдывающей права скваттеров, какими бы ни были права и недостатки оккупации.

Аргентина также полагает, что ее собственное дело менее чем надежно, но распространяет свои претензии на зависимые территории, Южную Георгию, Южные Сандвичевы острова и Британскую антарктическую территорию.

До и после Второй мировой войны обе стороны обсуждают «обратную аренду», по которой Великобритания может уступить суверенитет в обмен на долгосрочную аренду.

1965 г. В результате лоббирования в Организации Объединенных Наций Ассамблея принимает резолюцию 2065, напоминая членам, что конец всех форм колониализма является обязательством организации, и классифицируя Мальвинские острова как колониальную проблему.

1967 Джордж Браун уверяет Никанора Коста Мендеса, что суверенитет является предметом переговоров, и между странами начинаются переговоры в Нью-Йорке. Британское правительство, похоже, стремится окончательно избавиться от проблемы Фолклендов.

 

Джордж Альфред Джордж-Браун (George Alfred George-Brown), барон Джордж-Браун (Baron George-Brown), PC* (2 сентября 1914 - 2 июня 1985) был британским политиком Лейбористской партии, который занимал пост заместителя лидера Лейбористской партии с 1960 по 1970 год и занимал несколько должностей в кабинете министров при премьер-министре. Министр Гарольд Уилсон, включая государственного секретаря по иностранным делам и первого государственного секретаря.

 

PC* - Тайный совет Соединенного Королевства, официально именуемый наиболее почетным Тайным советом Ее Величества, или известный просто как Тайный совет (ПК), является официальным органом советников Суверена Соединенного Королевства.В его состав в основном входят высокопоставленные политики, которые являются действующими или бывшими членами Палаты общин или Палаты лордов.

 

1968 Создан Комитет по чрезвычайным ситуациям Фолклендских островов, чтобы помешать этим тенденциям через «фолклендское лобби», и в апреле министр иностранных дел заверяет Палату, что интересы островитян имеют первостепенное значение в любых обсуждениях.

1970 Консерваторы возвращают себе власть и поощряют аргентинцев использовать «соблазнение, а не изнасилование» — другими словами, завоевывать сердца островитян добрыми делами.

1764 г. Луи-Антуан де Бугенвиль основывает первое поселение в Порт-Луи на Восточном Фолкленде.

1971 Делегация островитян сопровождает Дэвида Скотта из министерства иностранных дел в Буэнос-Айрес и принимает участие в соглашении, по которому Аргентина начинает регулярное воздушное сообщение, чтобы заменить выводимое судно снабжения Дарвин.

Воздушный отправитель учреждается и в конечном итоге увеличивается за счет строительства временной взлетно-посадочной полосы в Стэнли.

1974 Аргентина, все еще ухаживающая за островитянами, соглашается снабжать их дешевым топливом, но островитяне дают указание Джеймсу Каллагэну, нынешнему министру иностранных дел, отказаться от переговоров.

 

Леонард Джеймс Каллагэн (Каллаган), барон Каллагэн Кардиффский (англ. Leonard James Callaghan, Baron Callaghan of Cardiff; 27 марта 1912 — 26 марта 2005) — британский политик-лейборист, премьер-министр Великобритании с 1976 по 1979, перед 18-летней эрой господства консерваторов. Известен как Джим Каллагэн («Солнечный Джим», «Джентльмен Джим», «Большой Джим»). 

 

1975 г. После враждебных действий Аргентины. Британским официальным лицам дано указание приостановить дальнейшие переговоры, даже если они этого не делают.

1976 В Аргентине к власти приходит военное правительство.

1977 г. Переговоры об «экономическом сотрудничестве» с островитянами или аргентинцами ни к чему не привели. В отчете разведки говорится о возможной попытке интервенции в Южной Георгии. Кабинет решает отправить два фрегата и подводную лодку. Ничего не произошло.

1980 Николас Ридли не может продать «обратную аренду» островитянам, и по возвращении подвергается критике со стороны всех членов Палаты за попытку. Островитяне упорно сопротивляются любым уговорам и угрозам.

1981 Галтьери сменяет Виолу на посту президента Аргентины.

 

История Фолклендов в марках...

 

Часть 2