A+ R A-

Такая загадочная Африка... часть1

 

 

Королева дождя

 

 

Миллионы африканцев уверены, что посредством тай­ных ритуалов можно влиять на природу, особенно на выпадение дождя. Бог дождя требует жертв. Как крайнее средство это может быть человеческая жертва. Да, старая жестокая Африка все еще верна своим традициям, хотя такие церемонии и держатся в строжайшей тайне.

Вызыватели дождя процветают в тех местах, где дождь — главный источник жизни, а засуха несет голод и даже смерть. Вне сомнения, многие правящие сегодня вожди — это дальние потомки вызывателей дождя. В каждом племени у вызывателя дождя свои собственные методы. Он может верить или не верить в своего идола, но ясно одно: он тонкий знаток природы, и ничто не заставит его использовать свою магию, если муравьи пребывают в сонном состоянии, лягушки не квакают или нет других благоприятных признаков.

Такой циничный и внимательный наблюдатель, как Джон Гантер, рассказывал в своей объемистой книге об Африке о судебном расследовании в Южной Родезии по делу о колдовстве, когда один африканец, которого по­дозревали в том, что он соблазнил, «богиню дождя» пле­мени, был сожжен живьем. После этого в пораженной засухой долине Замбези начались дожди. «Чистое совпа­дение?— спрашивал Гантер,— Возможно». Это — история, подлинность которой я проверил не только по офици­альному отчету и объяснениям судьи, но и по инфор­мации из полицейских и других источников. Она имела еще одно таинственное последствие, кроме выпавшего дождя, который я считаю вполне естественным.

Былые жители Родезии были глубоко потрясены, когда узнали об этом случае с приношением в жертву человека, так как это было в 1922 году, хотя они считали эту страну уже полностью цивилизованной. Но на самом севере, около границы с Португальской Во­сточной Африкой, был отдаленный район, страна жи­вущего в изоляции племени банту мтувара, которое оставалось верным своим варварским обычаям. В этом дальнем уголке был полицейский лагерь Маунт-Дарвин. Возглавлявший его капрал пребывал в полном неведе­нии относительно жестокого ритуала, который был со­вершен всего в нескольких милях оттуда, в горах Мавурадонна. И лишь засушливым летом 1922 года полиции наконец все стало известно.

Это была самая тяжелая засуха за все годы после того великого голода, который свирепствовал накануне вступления в страну колонны первых колонистов в 1890 году. Все возможные жертвоприношения уже были совершены: люди с бритыми головами разлили на зем­лю пиво, были зарезаны коровы с черными пятнами, богам предложены традиционные синие ткани... Но до­ждевые облака не появлялись.

 

25Afrika  Засуха... это страшно...

 

Племя мтувара поклонялось духу предков по имени Мвари, у которого имелась жена на земле. Этой «богиней дождя» всегда бывает молодая девушка, девственница, и когда нужен дождь, она просит вызвать его своего мужа. Ее могут сместить и взамен ей выбрать другую. В то время «богиней дождя» племени была худенькая стройная девушка по имени Неческва, что означает «Та, которая способна вызвать дождь».

Неческва жила в священной роще, которую называли «Мити мчена» — «Место, где растут белые деревья». О ней заботилась женщина, которая обрабатывала землю и готовила ей еду; и единственным человеком, который имел доступ под деревья рощи, был ее опекун Чиганго, жрец и один из вождей племени мтувара.

 

   Фестиваль Makuya в регионе Мтувара... Танзания.

 

Кто-то предположил, что Неческву соблазнили: бог дождя был рассержен и дождь не должен был пойти до тех пор, пока соблазнителя не

найдут и не принесут в жертву. Чиганго не возражал против приношения в жертву людей. Позже выяснилось, что в трех предыду­щих случаях именно он был ответствен за гибель троих человек, которые были сожжены на костре. Но на этот раз все сошлось на том, что виновен был сын самого Чиганго — Мандуза.

Чиганго не мог нарушить традицию ради спасения сына. Он заручился поддержкой верховного вождя Чисбити, собрал отряд «хондо» из семидесяти копьеносцев и велел вождю по имени Чирисери задержать Мандузу. В дальнейших событиях сам Чиганго не принимал участия, но от него и не ждали, чтобы он сам разжег погребальный костер для своего сына.

Одним ранним утром Мандузу вызвали из его хи­жины. Должно быть, он подозревал о цели прихода «хондо», потому что поджег хижину и попытался скрыться за дымом и пламенем. Его жене удалось убежать, но Мандузу поймали и связали. Некоторое время его несли, привязанного к шесту. К концу пути ему разрешили идти самому, и четыре человека сопро­вождали его до места, известного под названием «Ньяма Кунгва» — «Мясо для ворон». Там один из стражей держал его, в то время, как трое других собирали кучу дров. Мандузу вновь привязали веревкой из коры к шесту и положили на этот погребальный костер. Под­кинули сухой травы. Традиция требует, чтобы огонь зажигался древним способом — трением. Так и сделали, а потом четыре человека покинули это место под пред­смертные крики Мандузы. В ту ночь пошел обильный дождь, убедив всех членов племени в том, что сделано правильное дело. Несколькими днями позже мимо того места, где была принесена жертва, проезжал сотрудник Британской южноафриканской полиции. Он заметил обуглившиеся человеческий череп, ребра, кости и дре­весную золу. Расследования привели в полицейский участок жену Мандузы. Было арестовано семь человек, и после предварительного изучения дела в Маунт-Дарвине, они предстали в Солсбери перед председателем суда сэром Кларксоном Тредголдом и присяжными. Обвиняемыми были верховный вождь Чисвити, жрецЧиганго, вождь Чирисери и еще четыре человека, ко­торые непосредственно сжигали Мандузу.

В суде всем стало ясно: обвиняемые не могут понять, почему их судят. В жертву был принесен, думали они, виновный человек, дождь пошел сразу, как они и ожи­дали, и поэтому ни один из них не считал, что совершил зверское убийство.

Свидетели обвиняемых показали, что у этих афри­канцев была иллюстрированная Библия, изданная на языке машона, в которой была картинка, изображающая Авраама, готовящегося принести в жертву своего сына Исаака. Таким образом, их единственные познания в области религии белого человека могли служить как бы оправданием подобных актов жертвоприношения, подобных тому, которое они совершили.

Сэр Кларксон Тредголд спросил дававшего показа­ния специалиста по местным обычаям, ведется ли си­стематическое обучение этих туземцев обычному праву (закону белого человека). «Нет, не систематическое,— был ответ». Они узнают наши законы в основном лишь тогда, когда их нарушают»,— заметил на это Кларксон Тредголд.

Один свидетель-африканец заявил: «Когда человек соблазняет богиню дождя, он должен быть сожжен живь­ем. Это — единственный способ вызвать дождь. И так было у нас в течение веков». Другой свидетель-афри­канец подчеркнул, что приказание дал верховный вождь, и они не осмелились не подчиниться вождю.

Когда судья спросил Чиганго, хочет ли он что-нибудь сказать, он ответил: «Я просто следовал обычаю пле­мени».

 

  Потомки племени мтувара... возможно и среди них есть «богиня дождя»...

 

Защита обвиняемых просила, чтобы их рассматри­вали как «виновных, но невменяемых, так как их ар­гументация незрелая».

В четыре часа дня в среду, 23 мая 1923 года, при­сяжные удалились, чтобы вынести свой приговор. В это время несколько белых людей, которые жили в районе Маунт-Дарвина, собрались у полицейского участка, чтобы услышать информацию о приговоре, когда она по телефону поступит за сто пятьдесят миль из Солсбери. Капрал Трент, сидевший на дежурстве, зафиксировал тогда самую странную беседу, которая когда-либо попадала в архивы полиции. Вошел Кусеквенья, сын Чиганго — огромный дикарь ростом в шесть футов. Он положил на пол свои копья и поздоровался: «Мамбо!».

Капрал Трент спросил у него, что привело его сюда.

«Я бы хотел знать, что случилось с моим отцом и другими людьми»,— заявил Кусеквенья.         

«Никто не знает,— объяснил Трент.— Приговор при­дет по телефону, и мы все его ждем». Когда они раз­говаривали, было десять минут пятого.

«Я могу сказать вам,— заметил Кусеквенья с легкой улыбкой,— Моего отца не повесят, как не повесят никого из остальных людей. Мой дух говорит мне. Один вер­нется в свой крааль через семь дней. Мой отец вернется до того, как выпадет первый дождь».

Затем зазвонил телефон. Лицо капрала Трента из­менилось, когда он услышал, что ему сказали, а на лице Кусеквеньи появилось выражение триумфа.

«Чисивити оправдан,— повторил Трент.— Все ос­тальные приговорены к смерти, но их очень рекомен­довали помиловать, и судья дал им понять, что смерт­ный приговор будет заменен».

На землю мтувара вновь пришло лето.  Октябрь принес пыль, а ноябрь был таким жарким, что белые не могли спать. Декабрь был засушливым, и полиция напомнила мтувара, что не допустит приношения в жертву людей. За несколько дней до Рождества полиции сообщили, что Чиганго освободили в виду слабого здо­ровья и что он находится по пути домой. Ему на одну ночь предоставили хижину в полицейском лагере Маунт-Дарвин; затем прибыли носильщики и отнесли его на соломенной подстилке в родной крааль.

Та ночь принесла гром, далекие молнии, и наконец, крупные капли дождя. В течение тридцати часов иссу­шенная земля жадно впитывала воду. Урожай был спа­сен. Через три дня после своего возвращения Чиганго умер. Все эти факты взяты из архивов Британской южноафриканской полиции. Тот, кто верит в возмож­ность чтения чужих мыслей, найдет поддержку в этой невероятной истории, случившейся в дебрях африканского буша, ибо присяжные вынесли приговор как раз в тот момент, когда Кусеквенъя входил в полицейский участок Маунт-Дарвин. Пророчество Кусеквеньи может выглядеть загадочным до тех пор, пока вы не сведете случившееся к простому совпадению. Дождь был чис­тым совпадением, несмотря на веру Джона Гантера в колдовство.

Интересен заключительный штрих, взятый мной из личной записной книжки покойного сэра Кларксона Тредголда. Хорошо образованный судья не поверил в историю, будто «богиня дождя» Неческва была соблаз­нена. Эта история была лишь религиозным вымыслом, рожденным необходимостью найти человека для жерт­воприношения. Мандуза, который встретил свою смерть в пламени костра, был невиновен.

Последней из великих «королев дождя» в Трансваале была Муджаджи, старуха, о которой слышал даже Райдер Хаггард. Много лет спустя после того, как она была описана в одном из романов писателя, генерал Смэтс говорил о ней как о «женщине, которая произвела на меня впечатление силой своего характера и неулови­мыми властными манерами — женщине, которая дей­ствительно была королевой».

 

  «Королева дождя» Муджаджи у своего краала (дома)... рядом видны сосуды с которыми она вызывала дождь...

 

Ее соплеменники из небольшого народа ловеду на­зывали ее «Изменяющей Облака». Когда-то ловеду жили к северу от Лимпопо, но примерно в 1500 году они переселились в предгорья Соутпансберг, принеся туда с собой и культ королевы дождя.

Издавна уже повелось, что, достигнув преклонного возраста, королева дождя должна была передавать свои секреты дочери или другой молодой женщине, а затем совершать ритуальное самоубийство, приняв яд. Мис­сионеры убедили Муджаджи нарушить эту суровую тра­дицию, и она умерла своей смертью. С тех пор у ловеду сменилось несколько «королев».

Нынешняя Муджаджи воцарилась в качестве коро­левы дождя в самом начале нашего века, и из года в год ее репутация и влияние росли. Она унаследовала глиняные «дождевые горшки», которые содержали сна­добья, предназначенные для того, чтобы разверзнуть небеса.

 

«Королева дождя»  Khesetoane Modjadji III   (Кеситоан Моджадзи) (1869 - 1959)

 

Она приказывала устраивать «танцы дождя» и барабанный бой. Два этнографа, которые наблюдали за этой церемонией, писали, что чистые серебряные тона свирелей создавали впечатление колокольного перезво­на. Вне сомнения, Муджаджи была наиболее удачной королевой дождя. Бывали времена, когда земля страдала от избытка дождей, и тогда к ней приходили вожди и робко просили ее послать сухую погоду.

Мой приятель, большой знаток южноафриканской природы Т.К. Робертсон, побывал несколько лет тому назад у Муджаджи и попытался выведать у нее ее секреты. Он разделяет мою точку зрения, что всегда должно существовать какое-то разумное объяснение, ле­жащее вне области волшебства. Мне думается, теория, которую он составил о приемах Муджаджи, верна.

Робертсон обратил внимание, что крааль Муджаджи построен на гребне горы, один склон которой обращен на юго-запад, другой — на северо-восток. Северо-вос­точный склон покрыт лесом из саговника, древнего и необычного растения. Это вероятно, самый большой лес этих причудливых растений в Южной Африке, и ботаники подчеркивали, что климатические условия там должны быть исключительными, чтобы такой лес смог сохраниться в виде целой рощи. Саговник чаще всего растет на склонах, открытых влажным ветрам с Ин­дийского океана, и очень чувствителен к переменам погоды.

 

   «Королева дождя» Makoma Modjadji IV  (Макома Моджаджи) (1905 - 1980)

 

«Муджаджи и ее предшественницы — королевы до­ждя, очевидно, очень внимательно наблюдали за пове­дением саговника,— говорил мне Робертсон.— И им часто приходилось говорить людям, что еще не пришло время вызывать дождь. Но вот в один прекрасный день они замечали перемены в листве саговника и другие признаки приближения дождя и разрешали приступать к церемониям».

Робертсон привел мне и другой пример, обнаружи­вающий чувствительность к изменению погоды. О нем рассказывал ему доктор Т.Г. Нел, биолог из националь­ного парка Крюгера. Весной стада антилоп импала раз­бредаются, и самцы ревут и устраивают бои — это признак того, что наступает пора брачного сезона. Как-то однажды туземцы сказали доктору Нелу: «Дожди в этот сезон запоздают — импалы не ревут».

В том году весной была большая засуха. Брачный сезон наступил позже, и к тому времени, когда у антилоп появились детеныши, выпали дожди и поднялась трава, необходимая для кормящих телят самок.

У народа свази время посева маиса называется «ме­сяцем импал». Рев антилоп служит сигналом к началу сева. Робертсон считает, что импалы, как и другие животные, чувствуют перемену погоды за несколько недель, или даже месяцев. Цапля голиаф, обитающая по реке Вааль, в те годы, когда бывает наводнение, строит гнезда выше, чем обычно. Все это объясняется инстинктами животных, которые выработались в тече­ние тысячелетий.

 

 «Королева дождя» Макобо Constance Modjadji VI   (Констанция Моджаджи) (1978 - 12 июня 2005)

 

 

Что же касается вызывателей дождя и «богинь дождя» в Африке, то здесь нет никакого колдовства. Сами они не могут предугадывать перемену погоды, зато умеют отлично наблюдать за животными и растениями.

 

 

Яндекс.Метрика