A+ R A-

Такая загадочная Африка... часть1

Содержание материала

 

 

 

Теперь проследуем вдоль берега на юг от перекры­того песчаными отмелями устья Кунене, где кончается Ангола и начинается Юго-Западная Африка. Морские карты этих мест не особенно точны, потому что сильное течение постоянно перемещает массы песка. Возможно, именно поэтому португальский лайнер «Моссамедес» сел на мель у мыса Фрио в 1923 году с двумястами пятьюдесятью восьмью людьми на борту. Они восполь­зовались спасательными шлюпками. (Шесть из них по­добрали.?) Седьмая исчезла.

 

 23 апреля 1923 года у мыса Фрио, разбившись о скалы, затонул португальский грузопассажирский пароход «Mossamedes ( в 1895 году как пассажирский пароход “Sumatra”),  220 человек погибло.

 

В этой седьмой шлюпке были женщины и дети, а также двое британских пассажиров. Семь лет спустя знакомый мне искатель алмазов, Джозеф Саскин из Йоханнесбурга, шел вдоль пустынного берега в сопро­вождении группы местных носильщиков. Он наткнулся на шезлонги, корабельную мебель, кровати, большую оплетенную бутыль портвейна. В шестидесяти милях к югу от реки он остановился на ночлег на дюне, и рядом со своим одеялом обнаружил пару туфель. На следую­щий день он стал раскапывать песок и вырыл скелет девочки лет пятнадцати. Неподалеку Саскин обнаружил еще тридцать скелетов. Это были люди из седьмой шлюпки. Спустя семь лет он похоронил их как пола­гается под деревянным крестом и продолжил свой путь. Саскин нашел груз с потерпевшего аварию «Моссамедеса» — весьма ценный груз, к которому никто не прикасался в течение семи лет после кораблекрушения. Он одел своих носильщиков в шелковые одеяния и шляпы из страусиных перьев, но ему пришлось оставить часть ценностей в виде столовых приборов и других предметов, которые было невозможно унести. Еще немного к югу от мыса Фрио пешая колонна вышла к деревянному паруснику, наполовину погребенному в дюнах примерно в сотне ярдах от того места, куда сегодня доходит прилив. Это было еще одно подтвер­ждение изменчивости береговой линии, участки которой движутся на запад под влиянием ветра и течения.

Еще дальше на юг Саскин наткнулся на судовую дверь и скелет белого человека. На досках были вы­жжены слова «У. Макманн, оставшийся в живых после гибели корабля..,». Остальная часть надписи была стерта. В нескольких милях от этого места было еще один­надцать скелетов и несколько брошенных повозок. Ве­роятно, разведывательная экспедиция потерпела неуда­чу. Саскин и его люди вернулись.

Саскин умер своей смертью, и поэтому я могу поведать необычайную историю, которую он просил меня держать в тайне, пока он жив. Саскин оставил карту, на которой отмечены богатые залежи алмазов — по крайней мере, так он считал. Но я уже бывал натом месте, где он нашел скелеты, и у меня нет желания ехать туда снова в поисках алмазов.

Я знал полицейского, Фреда Когилла, который пат­рулировал берег верхом, еще задолго до тех времен, когда появились джипы. Когилл говорил мне, что он отметил на карте четыре безымянных обломка дере­вянных кораблей. Вероятно, это были американские китобои. И владельцы из Нью-Бедфорда и Нантакета так никогда и не узнали, что случилось с их пропав­шими судами.

Около одного из разбившихся кораблей лежало не­сколько скелетов. Там погибла целая команда — причем на всех были туфли. Когилл обнаружил у мыса Фрио таинственную каменную сигнальную башню и уже едва заметную тропу, ведущую на двадцать миль вглубь материка. Он прошел по ней, пока она не уперлась в огромную дюну. Согласно версии Когилла, какие-то неизвестные искатели, возможно, португальцы, добы­вали там алмазы или какие-то другие минералы много лет тому назад и вывозили их с мыса Фрио.

 

  Одинокий чернокожий шакал, патрулирует морской берег у мыса Фрио.

 

Мысу Фрио и другим мысам и бухтам на побережье имена дали португальские исследователи. На их старых картах обозначен залив, названный Ангради-Санта-Амброзия. Его сегодня не существует, и старые нави­гационные книги, которые я изучал, говорят о том, что залив был перекрыт песчаными банками или размыт.

Аббат Брей работал недалеко от побережья во время одного из моих путешествий. Знаменитый французский археолог сказал мне, что, когда он изучал наскальную живопись, он встретил старателя, который утверждал, что сделал сенсационную находку на пустынном берегу. В одном месте, где можно было высадиться на берег, он видел каменную плиту, на которой были слова «Зо­лотая лань — Люди Дрейка». Дрейк заходил в Столовую бухту во время своего кругосветного плавания, и, я думаю, вполне возможно, что «Берег Сокровищ» до сих пор скрывает следы этого знаменитого путешествия.

Некоторые исследователи считают, что арабы из Софалы на своих доу посещали в начале XVIIвека Святую Елену. Одна экспедиция, которую я сопровождал на пустынное побережье, должна была изучить все вы­брошенные на берег деревянные корабли, которые могли бы быть азиатского происхождения. Нехватка бензина и разрушительная песчаная буря вынудили нас вер­нуться раньше, чем мы предполагали. Я сомневаюсь, что нам удалось бы найти доу, но дюны могут до сих пор скрывать многие вековые секреты.

 

Когда-то эти песчаные берега посещали примитив­ные страндлоперы — бушменское племя, которое жило, в основном, сбором морских животных — устриц, крабов и других «даров моря». Когда я путешествовал в 1951 го­ду вместе с экспедицией Бернарда Карпа, собирая экс­понаты для музеев, последние из этих кочевников вели свой прежний образ жизни. Большинство из них сме­шалось с представителями других племен, но еще можно было увидеть и чистокровных страндлоперов — низко­рослых, с довольно темной кожей, людей со спутанными перечного цвета волосами, с морщинистыми лбами и глубоко посаженными глазами.

 

Ярчайший представитель бушменов...

 

Они говорили на бушменском языке без характер­ных для него щелчков. Ни у одной другой группы бушменов нет этой особенности. Большую часть года они проводили на самом голодном и самом непривет­ливом побережье в мире. Мертвая рыба, выброшенная на песок, составляла основу их рациона. Особенно они любили мертвых тюленей. Мертвый кит вообще пред­ставлял для них подлинное сокровище, и они вспоми­нали о радостном событии в течение многих месяцев после этого.

 

07Bushman  Семья бушменов на базаре... продают свои произведения искусства...

 

Я думаю, когда я их встретил, оставалось всего с десяток или дюжину чистокровных страндлоперов. Вряд ли пройдет еще много лет, прежде чем последний по­длинный представитель этого племени будет лежать в какой-нибудь далекой хижине из китовых костей и отходить в мир иной. Это будет конец еще одной главы в истории примитивного человека в Африке. Пигмеи тропических лесов, бушмены-охотники в пустынях ос­танутся. Но никогда больше маленькие страндлоперы не будут оставлять своих следов на этих песчаных берегах вдали от цивилизованного человека. «Берег Со­кровищ» потеряет свое живое сокровище.

Форт Рок-Пойнт был старым прибежищем странд­лоперов, и именно там мы однажды стали лагерем с экспедицией Карпа. Я натянул брезентовый навес между двумя фрагментами скелета кита и лег спать под шум морского ветра. Утром я обнаружил могилу — песчаный холмик, украшенный ракушками и галькой и отмечен­ный табличкой, на которой были вырезаны слова: «М. Корасеб. Он умер, чтобы его товарищи по плаванию могли жить». То была трагедия, последовавшая за ги­белью британского грузового судна «Dunedin Star» («Данедин стар») у этого побережья во время второй мировой войны. Спа­сти шестьдесят трех человек, которые добрались до берега в шлюпках, было не так-то просто, и прошлинедели, прежде, чем это удалось сделать. Во время спасательной операции разбился буксир, и именно тогда и умер несчастный Корасеб, после того, как выбрался через прибой с линем на берег.

 

  «Dunedin Star» («Данедин стар») в конце ноября 1942 года села на мель в Южной Атлантике у побережье Skeleton Coast  Юго-Западной Африки.

 

 

Яндекс.Метрика