Железные воины

Опубликовано: 07 апреля 2014
Просмотров: 318606

 

 

ПО ПУТИ МОТОРИЗАЦИИ РККА

 

Отгремели бои гражданской войны. Разгромив интервентов и белогвардейцев, молодая Страна Советов приступила к мирному строительству. Но угроза со стороны империализма не была ликвидирована, и надо было держать порох сухим.

В начале 20-х гг. автомобильный парк Рабоче-Крестьянской Красной Армии (РККА) состоял из немногочисленных, изношенных в боях машин зарубежного производства. Это уже не удовлетворяло требованиям обороны страны. Нужно было создавать собственную автомобильную промышленность. И она была создана.

7 ноября 1924 г. во время праздничной демонстрации в Москве по Красной площади прошли десять ярко-красных грузовиков АМО-Ф-15 — первенцев советского автостроения. На одной из машин был укреплен кумачовый транспарант с лозунгом: «Обеспечим автомобилями наше детище — родную Красную Армию!». И этот призыв был выполнен.

 

Первые советские автомобили АМО-Ф-15, изготовленные в цехах Московского завода АМО, прошли по Красной площади во время демонстрации 7 ноября 1924 года. Этот день и стал днём рождения советского автомобилестроения. Фото: Агентство «Фото ИТАР-ТАСС».

 

Вскоре десятки, а затем и сотни грузовиков АМО — только уже не ярко-красных, а защитно-зеленых — стали поступать в войска.

В начале 30-х гг. в военных округах появляются отдельные учебные автотранспортные батальоны пятиротного состава. Они были укомплектованы в основном 1,5-тонными автомобилями АМО-Ф-15. В 1933 г. начинается формирование отдельных автотранспортных полков.

В 1932 г. в РККА создается первый в мире механизированный корпус — крупное подвижное соединение, имевшее до 500 танков. Вся его пехота перевозилась автотранспортом, вся артиллерия имела механическую тягу, все вооружение и техника были смонтированы на автомобильных шасси. По штату в корпусе предусматривалось свыше 200 автомобилей. К началу 1936 г. было сформировано уже четыре таких корпуса.

Успехи в индустриализации страны позволили снабжать Красную Армию автомобилями во все возрастающем количестве. Коренным образом был реконструирован завод АМО. Он стал выпускать 2,5-тонные автомобили АМО-2 и АМО-3. АМО-2, выпускавшийся в 1930-1931 году, фактически представлял собой лицензионную версию американского «Autocar»  («Аутокара»): грузовики собирались из готовых узлов.

 

 АМО-3 - та же самая машина, что и АМО-2, только полностью из деталей отечественного производства.

 

С 1933 г. на этом предприятии, переименованном в завод имени Сталина, начали производить грузовики ЗИС-5 — знаменитые трехтонки.

ЗИС-5

 

В 1932 г. вступает в строй автогигант в Горьком. С конвейера начинают сходить полуторки ГАЗ-АА. Если в 1928 г. автопарк Красной Армии насчитывал всего 1050 машин, то в  1932 г. — уже 5669, в 1935 — 35 303, а в 1937 г.— около 40 000.

 

 ГАЗ-АА

 

Совершенствуется управление автомобильной службой в войсках. Первоначально оно находилось в ведении Главного военно-инженерного управления ГВИУ (с 1924 г.— Военно-техническое управление снабжения РККА). Но в 1929 г. при Наркомате обороны специально создается Управление моторизации и механизации (УММ). Позже, в 1935 г., оно реорганизуется в Автобронетанковое управление, а в 1939 г.— Главное автобронетанковое управление.

Развитие моторизации Красной Армии сказалось и на развитии артиллерийского вооружения. Еще в начале 30-х гг. у нас были созданы подразделения так называемой возимой артиллерии. Полевые орудия доставлялись непосредственно к огневым позициям в кузовах грузовиков.

Артиллерия на автомобиле...

 

Во второй половине 30-х гг. появляются новые образцы артиллерии, специально приспособленные для механической тяги. Некоторые из них могли буксироваться обычными грузовиками. Они имели колеса автомобильного типа и систему подрессоривания. Это позволяло перевозить их со скоростью до 50 км/ч.

В это же время разрабатываются образцы самоходной артиллерии на автомобильной базе. В войска поступают также передвижные радиостанции, прожекторные установки, санитарные машины и пр. Однако главной задачей автомобилей все же оставалась перевозка грузов и войск, поэтому основное ядро автопарка Красной Армии составляли транс-

портные машины — полуторки и трехтонки.

Переброска воинских частей автотранспортом на малые расстояния считалась нецелесообразной, ибо почти не давала выигрыша во времени. Согласно Полевому уставу РККА (ПУ-35) стрелковый батальон следовало перевозить на удаление не меньше 15- 20 км, полк — на 30—32 км. Наиболее выгодным расстоянием для перевозки стрелковой дивизии считалось 200—400 км.

Универсальных кузовов, какие сегодня видим у всех армейских грузовиков, тогда еще не было. Поэтому для перевозки бойцов обычные грузовые платформы дооборудовались съемными поперечными досками-скамейками. При транспортировке грузов скамейки укладывали на дно кузова. На полуторку ГАЗ-АА ставили четыре скамейки для 16 бойцов, на трехтонку ЗИС-5 — пять скамеек для 20—25 бойцов. Солдаты размещались лицом к движению, а в дождь и при встречном ветре — спиной. В непогоду кузова могли покрываться тентом. Если на автомобиль грузили станковый пулемет, то количество посадочных мест уменьшалось на два. Тот же пулемет в боевом положении забирал еще два места.

Орудия вкатывали в кузов по колейным мосткам (рельсы с загнутыми концами). Пушки крепились за специальные кольца, ввернутые в пол кузова, а под из колеса забивали клинья. На полуторке можно было перевозить одно полковое орудие с передком и прислугой. Дивизионная и корпусная артиллерия нуждалась как минимум в трехтонках.

Для перевозки легких танков применялись грузовики Ярославского автозавода. Борта кузова при этом снимались.

Погрузка осуществлялась по колейным трапам. Под их середину для усиления нодкладывали поперек шпалы, бревна или специальные стойки. Колеса также закрепляли шпалами, чтобы автомобиль во время погрузки не стронулся с места. Для уменьшения нагрузки на рессоры при въезде танка под заднюю часть рамы машины подводились металлические стойки.

 

 Семитонные грузовики («Рено») спокойно таскали даже тогдашние легкие танки , причем в кузове.

 

При перевозке лошадей стенки кузова наращивались: к бортам привинчивались скобы, в которые вставлялась обрешетка. Лошадей вводили в кузов по специальным мосткам и размещали вдоль машины. Повозки (кроме кухонь и одноколок) обычно грузили со снятыми колесами.

Полевой устав РККА определял время погрузки стрелкового батальона в 40—60 мин, артиллерийского дивизиона — в 1 —1,5 ч. Ночью эти сроки увеличивались в среднем на 15 мин.

К началу Великой Отечественной войны в наших Вооруженных Силах насчитывалось 272,6 тыс. автомобилей. Это была вполне современная, моторизованная армия.