Железные воины

Опубликовано: 07 апреля 2014
Просмотров: 240412

 

 

АВТОМОБИЛИ ОКТЯБРЯ

 

 

Вам, наверное, приходилось видеть известный плакат художника А. Страхова «В. Ульянов (Ленин)». На фоне черных силуэтов заводов высится величественная фигура вождя, призывающего к штурму старого мира. Фигуру эту художник символически сделал ярко-красной. А на втором плане, ниже энергично протянутой руки Ленина, нарисован стремительный грузовик с красногвардейцами.

Плакат А. Страхава. "В.Ульянов(Ленин)". 1924

 

И действительно, трудно представить картину исторических дней Октября без таких вот машин.

Машина с плаката... Отряд красногвардейцев у Смольного перед отправкой на выполнение боевого задания, 1917 год

 

Готовя восстание, партия большевиков, ее военная организация уделяли немалое внимание и автотранспорту. Как-то незадолго до этих событий В. И. Ленин обсуждал с Н. И. Подвойским кандидатуру одного из командиров Красной гвардии. «Замечательный, говорите, человек? Голову положит за революцию? — переспросил Владимир Ильич и поинтересовался: — А какова его военная квалификация? Сам-то он умеет бить без промаха, хотя бы из револьвера? К пушке подойти сможет, если потребуется? А на автомобиле перевезет что-нибудь необходимое, если придется? Умеет он управлять автомобилем?..» В дни Октября были созданы чрезвычайные органы диктатуры пролетариата — Военно-революционные комитеты (ВРК). В их состав входили специальные автомобильные отделы. Задачами отделов были реквизиция автомобилей, их учет и ремонт, руководство работой автотранспорта.

Вооруженное восстание в Петрограде началось 24 октября 1917 г. В этот же день на многих предприятиях города развернулась мобилизация автомобилей для нужд революции. Машины сразу включались в дело: перебрасывали оружие, продовольствие, литературу, перевозили по назначению отряды красногвардейцев...

Солдаты автобронедивизиона во дворе Смольного. 24 октября 1917 г. (фото И. С. Кобозев)

 

Наступила ночь, но работа автомобилей не прекращалась. В ночной тьме, фарами освещая себе дорогу, машины продолжали свою работу. За ними вели наблюдение милицейские посты.  Вот одна  из записей в бюллетене управления петроградской городской милиции: «В 1 час 50 минут комиссар 1-го Петроградского района сообщает, что с Выборгской на Васильевский остров проехало за два часа 8 грузовиков с вооруженными красноармейцами».

Этой же ночью рабочие Путиловского завода доложили в районный Совет: на 11 автомобилях установлены 76-мм зенитные пушки, машины нуждаются в пробном пробеге, а бензина нет. Совет принял решительные меры. Еще во время подготовки к восстанию он взял на учет все пункты, где имелся бензин. Теперь же настало время реквизировать горючее. Красногвардейский наряд отправился в ближайшее «бензиновое место»— кабельный завод на Балтийской улице. К утру путиловцы обеспечили свои машины запасом топлива на две недели.

25 октября мобилизация автомобилей продолжалась. Все заводские комитеты Выборгского района Петрограда получили предписание: «Ввиду наступающего исключительно грозного момента для революции, штаб Красной гвардии Выборгского района, согласно приказу Военно-революционного комитета, требует немедленно прислать все имеющиеся у вас автомобили, как грузовые, так и легковые, за исключением лишь тех, без которых не может обойтись производство вашего завода...»

Днем 25 октября возле штаба революции — Смольного было многолюдно. Прямо на улице разместились красногвардейские отряды, подразделения революционных солдат и матросов. Здесь же находились орудия и пулеметы, дымили походные кухни. Подъезжали и отъезжали автомобили, груженные оружием, продовольствием, литературой. Готовились выехать по назначению легковые машины с санитарами...

Во дворе Смольного, недалеко от подъезда, выстроились в ряд грузовики. Время от времени очередная машина, взревев мотором, выезжала из ворот, увозя еще один отряд красногвардейцев.

Силы контрреволюции, понятно, тоже нуждались в автомобилях. Днем 25 октября по приказу Штаба Петроградского военного округа в дело вступили патрули юнкеров. На Невском проспекте и других центральных улицах они останавливали частные автомобили и сгоняли их на Дворцовую площадь. Вскоре там собрали около шести десятков машин с водителями.

Мириться с таким положением большевики не собирались. И вот недалеко от стоянки появился легковой «Панар-Левассор». За рулем был один из организаторов профсоюза шоферов Р. X. Рыжук, рядом с ним — член Петроградского ВРК К. А. Мехоношин. «В этой обстановке, конечно, митинговать было некогда,— вспоминал Рыжук.— Все решали минуты. Поговорив с одним, другим, выяснив настроение шоферов, я объяснил, зачем прибыл и что от них требуется. А Мехоношин добавил шепотом: мол, это приказ Военно-революционного комитета. Смотрю, насупились ребята, помалкивают. Все понимали, какой это риск. Ведь рядом юнкера, и за саботаж можно угодить к стенке. Но тут один шофер быстро пошел к своему автомобилю. Вернувшись, он молча показал «карандаш» от магнето (были такие угольные «карандаши» в старых магнето). Для шоферов это было красноречивее всяких слов, и они поспешили к своим машинам. Одни вынимали «карандаши», другие рвали электропроводку и тут же расходились кто куда». Так в решающий момент остались без автомобилей силы, верные Временному правительству.

Что касается самого Керенского, то для него автомобиль нашелся. И он воспользовался машиной, чтобы улизнуть подальше от надвигающихся опасных событий. Вперед, для прикрытия, пустили легковой  «Рено»  с дипломатическим флажком: машину любезно предоставило американское посольство. А следом в своем открытом «Пирс-Арроу» ехал перепуганный глава Временного правительства. Было около половины двенадцатого дня. Выберись Керенский на час-другой позже, и скрыться бы ему уже не удалось: революционные войска начали оцеплять Зимний.

 Военный и морской министр А.Ф. Керенский на смотре Царскосельского гарнизона 6 июня 1917 года.

 

Во время вооруженного восстания в Москве автомобилисты, как и в Петрограде, играли важную роль. В октябрьских событиях на стороне большевиков выступили 2-я и 22-я запасные автороты. ВРК реквизировал автомобили на ряде предприятий, а также у частных лиц. На автотранспорте перебрасывали красногвардейцев, подвозили продовольствие, осуществляли связь. Ремонт машин был налажен в мастерской 2-й запасной автороты. Активно участвовали в революционных событиях и автомобилисты в Киеве, Одессе, Пскове, Смоленске и других городах, а также на фронте.

 «Фиат» в дни Октября в Москве.

 

И это не было случайностью. Ведь автомобильные подразделения комплектовались в основном из квалифицированных рабочих с крупных предприятий, закаленных в классовых боях.

Автомобили были применены и при ликвидации контрреволюционного мятежа генерала Духонина. Темной ноябрьской ночью на станцию Могилев, где размещалась возглавляемая им ставка, прибыл эшелон с революционными моряками и красногвардейцами. Их уже ждали собранные из разных мест машины. Обвешанные патронными лентами и гранатами, с винтовками и пулеметами, красные бойцы быстро заняли места в кузовах грузовиков. Как снег на голову свалились они на остатки 3-го конного корпуса и 17-го корпуса противника. Враг был разбит. Это была, очевидно, первая массовая переброска красных войск на автомобилях.

 

 Автомобиль с вооружёнными солдатами и сотрудниками городской милиции (Петроград, февраль 1917 года)