Железные воины

Опубликовано: 07 апреля 2014
Просмотров: 267671

 

 

ВСЕ ДЛЯ ФРОНТА

 

Фронтовые дороги были суровым экзаменом для наших машин. И машины его с честью выдержали. Это были настоящие автомобили-солдаты — надежные, неприхотливые и выносливые.

В 1981 г. в уральском городе Чернушке открыли памятник одной полуторке. На этом грузовике водитель Н. Гороженинов трудился перед войной в колхозе, а когда началась Великая Отечественная, вместе с машиной отправился на фронт. Возил боеприпасы на передовую, доставлял раненых бойцов в медсанчасть. Не раз доводилось ему вместе со своей верной полу-торкой попадать под ураганный огонь, рисковать жизнью. Но они вернулись с войны — человек и его машина. Работы в колхозе было хоть отбавляй. Водитель перебрал у грузовика мотор, сменил крылья, покрышки - и его ГАЗ-ММ(?) еще многие годы служил людям. Вот какая она, удивительно крепкая и долговечная эта полуторка!

 

 Памятник автомобилю ГАЗ-АА

 

  Мемореальная доска на памятнике...

 

Достоинства наших машин вынуждены были признать, хотя, понятно, и без особого восторга, даже наши враги. Это ее, полуторку, имел в виду гитлеровский генерал Фридо фон Меллентин, когда горько сетовал: «Техническое оснащение русских войск отвечает их нуждам. Автомашины отличаются минимальным весом, а их габариты максимально уменьшены». Сказать такое об автомобилях немецко-фашистской армии герр генерал никак не мог: основную массу там составляли более тяжелые машины. Да и полуторки вермахта, даже обычные, неполноприводные, были потяжелее наших. Так, например, грузовик «Мерседес-Бенц LI500S» весил 2060 кг, «Ситроен 23R» - 2200 кг, а наш ГАЗ-ММ выпуска военных лет всего 1750 кг.

 

  Mercedes-Benz L6500 (1938-1940)

 

Советские машины, как более легкие, лучше проходили по бездорожью, уверенно преодолевали хлипкие мостики на проселках и ледовые переправы, непроходимые для немецких грузовиков.

А незабываемый ЗИС-5! Он же трехтонка, он же трудяга, он же Захар... Наряду с горьковской полуторкой это был массовый народнохозяйственный грузовик. И так же, как и она, ЗИС-5 отличался солдатской простотой и неприхотливостью: легко заводился в мороз, без капризов работал на самом низкосортном топливе, был несложен в обслуживании и ремонте.

 

    ЗИС-5 на службе в вермахте...

 

В годы Великой Отечественной десятки тысяч трехтонок, окрашенных в зеленый защитный цвет летом или в белый маскировочный - зимой, трудились на фронтовых дорогах. Уже после окончания войны среди трофейных гитлеровских документов были найдены акты испытаний попавших в руки врага советских машин ГАЗ и ЗИС. Немецкие специалисты, которых никак нельзя заподозрить в симпатиях к советской технике, давали высокую оценку конструкции, надежности и проходимости этих автомобилей.

 

Не счесть подвигов, совершенных советскими водителями за рулем полуторок и трехтонок. Расскажем об одном из них.

Это случилось летом 1942 г. в междуречье Дона и Донца, в районе деревни Закотное. 716-я авторота подвоза 275-й стрелковой дивизии попала в окружение. Солдаты вместе с машинами укрылись в небольшом лесу и стали готовиться к прорыву. Ефрейтору Николаю Даниловичу Подольному было поручено особое задание: любой ценой отвлечь на себя внимание немецких машин, патрулирующих дорогу. На своей верной трехтонке боец отправился в опасный рейс... Вскоре он заметил открытый легковой автомобиль с фашистами, затем еще один. Оба повернули к советскому грузовику. И в какие-то секунды Подольный принял решение: идти на таран! На   предельной   скорости   ЗИС-5 устремился на врага. Фашисты открыли по трехтонке огонь, но поздно грузовик подмял их под себя... Воспользовавшись замешательством врага, наша авторота вырвалась из окружения.

 

  Николай Подольный 1941 год.

 

За этот подвиг ефрейтор Подольный был награжден орденом Ленина. В момент тарана водителя-героя выбросило из кабины. Изломанного, израненного, восемнадцать месяцев отхаживали его врачи. И солдат выжил. Еще много лет трудился он за рулем автомобиля.

С началом Великой Отечественной Горьковский автозавод стал выпускать военную продукцию: оружие и боеприпасы. В декабре 1941 г. за образцовое выполнение военных заказов ГАЗ был награжден орденом Ленина. Однако на заводе сохранили и производство автомобилей: грузовики были нужны фронту как воздух, а их не хватало. Особенно осложнилось положение с конца 1941 г. В декабре Московский автозавод в связи с эвакуацией прекратил выпуск машин. Не получая двигателей с ЗИСа, вскоре перестал строить грузовики завод в Ярославле... Но, невзирая на нехватку сырья, квалифицированных кадров, на бомбежки, с конвейера ГАЗ шли машины.

 

  1942 год. Автомобили ГАЗ-67. Из ворот прямо на фронт

 

Летом 1943 г. гитлеровцы решили во что бы то ни стало парализовать работу предприятия. В период с 4 июня по 5 июля фашистские бомбардировщики совершили 25 массированных налетов на завод. Были полностью разрушены или основательно повреждены многие цеха, энергосооружения, коммуникации. Имелись человеческие жертвы. Но завод-гигант выстоял. Выпуск оборонной продукции, в том числе и полуторок, продолжался. К восстановительным работам были привлечены рабочие других предприятий. Из разных концов страны прибывали эшелоны с оборудованием и материалами. Уже 18 августа работали все цеха. А 28 октября в Государственный Комитет Обороны был отправлен рапорт о полном восстановлении завода.

За весомый вклад в дело обороны Родины Горьковский автомобильный завод был награжден трижды: орденами «Ленина, Красного Знамени и Отечественной войны 1 степени.

 

  Полуторки вновь выходят из ворот своего завода... 2012 год...

 

Другой крупнейший производитель автомобилей — Московский ЗИС в первые месяцы Великой Отечественной войны продолжал выпускать грузовики. Однако фронт приближался к столице. 15 октября 1941 г. завод получил указание о срочной эвакуации автомобильного производства. В 19 часов замер главный конвейер... Но через три дня завод заработал вновь. На оставшемся оборудовании начался выпуск автоматов ППШ, минометов, боеприпасов. Позже из существующего задела деталей собирали также автомобили.

Кузнечно-прессовое оборудование с ЗИСа было эвакуировано в Челябинск, где со временем вырос большой специализированный завод. Карбюраторный и деревообделочный цеха, а также некоторые другие службы переехали в Шадринск, образовав автоарматурный завод. Оба этих предприятия работали на автостроение. Но выпуск собственно грузовиков был налажен в Ульяновске, куда тоже была перевезена часть московского оборудования. Несмотря на огромные трудности, уже 30 апреля здесь была собрана первая трехтонка. При этом частично использовались детали, привезенные из Москвы. В мае заработал главный конвейер, рассчитанный на выпуск 60 машин в сутки.

Оборудование по производству двигателей и коробок передач было отправлено с ЗИСа в г. Миасс на Урале. Промышленный Урал стал тогда арсеналом страны, всесоюзной кузницей оружия. Здесь выпускались танки, самолеты, артиллерийские орудия и другая боевая техника. Не было обойдено вниманием и автомобильное производство.

Уральский автомобильный начинался так. 10 декабря 1941 г. на станцию Миасс прибыл первый эшелон с оборудованием. Не было здесь еще ни цехов, ни складских помещений, и станки выгружали прямо на мерзлую землю.

А затем развернулась невиданная стройка. Работали день и ночь, невзирая на морозы, усталость, неналаженный быт. Это была даже не работа, а настоящее сражение, под стать тем, которые разворачивались на фронтах. Темпы строительства были ударные.

Так, например, здание инструментального цеха было построено за 21 день, а помещение электроподстанции — за неделю. Оборудование начинали монтировать, не дожидаясь окончательной сдачи зданий, в недостроенных коробках, под открытым небом. Да, это было сражение!

И вскоре пришла первая, пока еще небольшая, но такая радостная победа: 16 марта 1942 г. дала продукцию линия обработки поршневых колец! Ровно через месяц собрали первую коробку передач. А еще две недели спустя, 30 апреля, накануне славного первомайского праздника, выпустили первый автомобильный двигатель. До конца года завод дал фронту 9303 мотора и 15 375 коробок передач.

В следующем, 1943 г. Государственный Комитет Обороны принимает решение: преобразовать моторный завод в автомобильный. И снова предприятие превращается в большую стройку: сооружаются цеха главного конвейера, шасси, третий литейный, возводится жилье.

И вот наступил незабываемый день 8 июля 1944 г. В торжественной обстановке с главного конвейера степенно съехал первый уральский грузовик — трехтонка ЗИС-5В. С каждым днем все больше и больше таких машин с маркой «Урал ЗИС» на бачке радиатора уходили из ворот завода в самое пекло войны.

 

 Выпуск трехтонных грузовиков Урал ЗИС-5В в годы войны был налажен в Миассе на базе эвакуированного из Москвы оборудования. Эвакуация ЗИСа дала жизнь новому автозоаводу – УралАЗу.

 

 

Что касается Московского автозавода, то производство автомобилей здесь возобновилось летом 1942 г. А с июля 1943 г. предприятие начало делать и собственные двигатели. За успешное выполнение заданий партии и правительства ЗИС был награжден в 1942 г. орденом Ленина, а в 1944 г.— орденом Красного Знамени.