Первостроители... часть 2

Опубликовано: 13 ноября 2016
Просмотров: 28916

 

 

Начинается строительство автомобильных и железных дорог. Дороги имеют большую протяженность и, естественно, предстоит выполнить большие объемы земляных работ по срезке, отсыпке и перемещению земляных масс. В таких случаях проектировщики разрабатывают проект организации работ (ПОР)»

который выдают сметчикам для составления сметы, затем передают строителям.

Борис Иванович разрабатывал свою, более рациональную схему перемещения земляных масс. Я помню, как он на планерке объяснял производителям работ суть своей схемы. Это было вскоре после моего приезда в ЗУС. Строительством дорог тогда занимались прораб Гараев и начальник участка Шарапов, оба из Соснового Бора.

В результате сокращаются трудозатраты, сроки строительства и экономится сметная стоимость.

Многие вопросы Борис Иванович решал мимоходом. Все не вспомнить. Но еще об одном случае я все же хочу написать. Мне это недавно рассказал Ю. Ирхин, 1976 г. Начало строительства объектов БСИ. Ю. Ирхин тогда работал прорабом на строительстве складских зданий УПТК.

Склады УПТК (Управление промышленно-технологической комплектации) на БСИ

 

Поздняя осень. Перед выходными котлованы для отдельно стоящих фундаментов подготовили для бетонирования. В выходные пошли дожди, котлованы заполнились водой, потом ударили морозы. Все сковало, вода покрылась льдом.

 

Строительство механических мастерских МСУ-21 на БСИ. На дальнем плане здание строящейся столовой.

 

В понедельник утром строители пришли, как говорится, «к разбитому корыту». Расстроился сильно прораб, что делать? Все труды пошли насмарку. Особенно угнетала его беспомощность перед рабочими. А рабочим что, хоть есть работа, хоть нет - все равно. Рабочих тогда этот вопрос не волновал. Когда нет работы - еще лучше. Наряды все равно закрывали. Такие были времена, В это время подходит Борис Иванович. Тогда он курировал объекты БСИ,

- Как дела?

- Какие дела...  Погода нарушила все планы. Не знаю, что делать!

- Надо бетонировать, - говорит Корепанов.

Прораб подумал: смеется он, что ли? Хотел возмутиться: как бетонировать!?

Тогда Борис Иванович сказал: «Воду откачайте насосами, лед уберите экскаватором и завтра бетонируйте».

В этом, вроде бы, ничего особенного и нет, но тогда для молодого специалиста Юрия Ирхина этот по-человечески подсказанный выход в нужном месте и в нужное время очень запомнился. Вот ведь, есть выход!

Вот уже почти 30 лет прошло, а он до сих пор вспоминает Бориса Ивановича добрыми словами. Говорит: вот была голова.

А было заведено так. Руководство делает обход по важным в данный момент объектам, собирает многочисленную (как говорили, кагалом) планерку, и начинается обсуждение хода строительства. Если где-то срывается график, учиняется (металлом в голосе, как любил выражаться Середа Г.М.) жесткий допрос. - Почему не выполнил?! Ты что, не хочешь работать или не можешь?! И пошло, и поехало... Виновнику становится очень неуютно. На одной планерке обычно избивается один виновник. Всех же сразу нельзя обвинять. Хватит для примера и одного «козла отпущения». В следующий раз - другого. А может попасть под критику все тот же «козел», смотря какая обстановка на объекте. Если часто будешь попадаться в такую ситуацию, надо делать выводы: или «исправляться», или....

Я тут увлекся и сильно забежал вперед. В структуре строительной организации ПТО относится к службе главного инженера. С Борисом Ивановичем Корепановым у нас с первых же дней сложились доброжелательные деловые отношения. Кстати, я приехал на эту стройку по его приглашению.

Жили мы тогда в 1-м поселке строителей в савеловских домиках.

 

Савеловские домики первого жилого поселка в Дукштасе...

 

Здесь тогда было мало инженерно-технических работников. Отделы управления не были укомплектованы. В каждом отделе только по одному-два ведущих специалиста. Обедать ходили в дукштасскую столовую, которая вечером работала как ресторан. Иногда ходили обедать в колхозную столовую в д. Канюкай. Завтрак и ужин сочиняли сами по-холостяцки, как говорится, чем бог послал. Благо в продуктах недостатка не было. Нельзя сказать, что в магазинах полки ломились от товаров, как сейчас, но, тем не менее, было намного лучше, чем в России. И хорошие вещи можно было купить. Даже в книжных магазинах была художественная литература на русском языке, причем и такие популярные в то время романы как «Хмель», «Даурия», «Тени исчезают в полдень», «Угрюм-река» и др. Правда, наши потом их быстро расхватали. По вечерам допоздна засиживались на работе, просматривали поступившую проектную документацию.

Дни стояли жаркие. Поздно вечером перед сном ходили купаться на озеро Персвятас. Озеро находилось в пяти минутах ходьбы. Частенько организовывали туристические поездки по городам Прибалтики, Белоруссии, Пушкинским местам. Так проходили дни, недели.

Это было для всех очень напряженное, и в то же время приятное время. Посчастливилось ближе познакомиться с Прибалтикой. В новых местах всегда увидишь что-то новое, запоминающееся. Особенно когда есть, с чем сравнивать.

Интересно было рассматривать причудливую архитектуру церквей и костелов, старинных зданий. Будили воображение неприступностью некоторые башни и крепостные стены, сложенные из массивных бутовых камней.

Проезжая через деревни, обращаешь внимание на частные дома. Все строения добротные (кроме старых хуторов), стены кирпичные, крыши шиферные. Участки огорожены или штакетником, или живой изгородью. Дорожки асфальтированные или выложены плитками. Вокруг дома - сплошная зеленая лужайка с традиционными кустиками папоротника возле вроде бы небрежно валяющегося большого камня. Цветы на клумбах. Все дороги по республике асфальтированные. Везде четкие дорожные знаки. Невольно встает перед глазами картина родных деревень в российской глубинке того времени: крытые соломой избы, покосившиеся заборы, грунтовые проселочные дороги. Может быть, сейчас что-то изменилось, давно не был в России. Надо же, - думал, - окраины империи живут лучше, чем в самой империи. Живут же люди, как «там» (т.е. за границей). Честно говоря, я тогда, конечно, не знал, как живут «там».

Ну, а природа красивая, особенно в Аукштайтии. Изобилие озер придает какой-то колорит. Но излишняя влага временами портит картину. Болота, стволы деревьев покрыты серым мхом, в осенне-зимнее время большая сырость.

В России в этом отношении природа здоровее. В меру морозы, в меру жара, в меру атмосферные осадки.

Первая встреча с местными жителями, точнее, с хуторянами, у меня произошла при следующих обстоятельствах. В один из первых выходных дней после моего приезда на стройку Борис Иванович повез меня по объектам. Любил он в свободное время в спокойной обстановке походить по объектам, обдумать, попланировать. При строительстве объектов некоторые хутора попадали под снос. Хозяевам предоставляли новые квартиры или давали компенсацию - по желанию. Так мы заехали на хутор, который подлежал сносу с трассы железной дороги, хозяин которого замешкался с переездом. Встретил нас добродушный очень пожилой человек. Поздоровались, поговорили.

-Что-то вы задерживаетесь с переездом. Хутор старенький, вроде и жалеть нечего.- Хозяин оказался с юмором, он сказал: как же не жалеть свое хозяйство. Опять же, как послушаешь Америку, обещают нас скоро освободить. - Мы посмеялись этой шутке. Это был август 1975 года. А теперь я думаю, как он был близок к истине.

 Старое и новое...

 

Вообще-то литовцы мне нравятся. Вежливые, доброжелательные (или добрые). Когда что спросишь, всегда расскажут, объяснят. Иногда только случается услышать некоторую колкость. Вроде того, понаехали туг. Но это очень редко.

Тем временем продолжается строительство объектов Пионерной базы, первых домов в городе, дорог. Поставкой необходимых материалов и конструкций занимался заместитель начальника УПТК Анатолий Курилов со своей помощницей Крестиной Готовской. В отделе других работников и даже начальника (как и в других отделах) пока еще не было.

Заместитель начальника управления строительства Иван Федорович Павленко занимался более важными и перспективными делами. Он согласовывал в московских кабинетах фонды на поставку машин и механизмов различных сборно-разборных конструкций, арматурной стали, металлопроката и т.д., вплоть до сборных домиков и постельных принадлежностей и другой мелочевки для общежитий.

По вопросам снабжения он часто бывал в Москве, а также в различных организациях Литвы и Латвии.

Помню такой случай. Звонит мне И.Ф. Павленко из Москвы: Василий Романович, дай мне срочно потребность в стальных трубах большого диаметра на следующий год. Я говорю, что срочно не могу, что выборка на эти трубы не сделана, и какие конкретно магистрали будем прокладывать в следующем году? Он говорит: не клади трубку, давай разворачивай чертежи и продиктуй, мне некогда. Ну что же, пришлось быстренько сориентироваться. Разворачиваем с архивариусом чертежи по проходному каналу I мкр., магистральным сетям по БСИ, техническому водозабору, которые, по моему мнению, надо начинать строить в первую очередь. Я диктую, Иван Федорович записывает. И так вот доводилось вначале.

Жизнь продолжалась и предъявляла к нам новые требования. Увеличивался объем работ, усложнялись задачи. Тогда большое внимание уделялось оборудованию, в первую очередь, Пионерной базы, так как, если выражаться военной терминологией, она являлась «плацдармом для развития наступления» на строительство жилгорода, базы стройиндустрии и самой атомной станции.

Вначале на должность начальника УПТК в 1975 г. приехал Русаков. Он, конечно же, начал организовывать свою службу. Нужны склады для строительных материалов. Потребовался проект. Заказывать проектной организации и ждать - это долго. А мы с Колей попыхтели неделю и выдали проект. Склад получился довольно внушительных размеров: в плане 54 х 30 м и высотой до балок покрытия 6 м, с рампами для разгрузочных работ. Потом выполнили чертежи складов ацетилена и кислорода.

Каждому подразделению для организации более эффективной работы нужны были хотя бы какие-то помещения. Например, для УМ и УАТ - помещения для ремонта и техобслуживания машин и механизмов, для УЭС - мехмастерские и т.д. К нам тогда поступали легкие металлические конструкции сборно-разборных ангаров арочного типа. Размеры довольно внушительные, в плане 15 х 45 м.

Поступает в железнодорожном вагоне комплект конструкций ангара. Пока вагоны разгружаются, чтобы не было лишней перевалки, мы должны были выполнить привязку ангара на местности. А привязка заключается в следующем: по размерам, указанным в паспорте поступившего ангара, проектировали фундаменты с установкой закладных деталей для крепления впоследствии к ним конструкций ангара.

Непосредственно привязку, т.е. установку на местности ангаров, учитывая, что это временные сооружения, делали весьма условно, - где удобнее. По принципу: «столько-то метров от забора и столько-то «до обеда», дабы, получив чертеж, производители работ не ломали голову, «как построить мост - вдоль или поперек реки». Это, конечно, шутка, но как говорится, в каждой шутке есть доля правды.

Геннадий Максимович нам не давал времени «смаковать». Ему вынь да положь решение. Он же лучше нас понимал, что не следует зацикливаться на таких мелочах. Мы так и делали. Но мы относились к порученному делу настолько серьезно, насколько позволяли возможности нашего маленького коллектива. В октябре 1975 года приступил к своим обязанностям начальник ОРС В.С. Коломиец. Вскоре после этого в первом поселке строителей поставили «савеловский» домик, где открыли первый продовольственный магазин. Чуть позже смонтировали второй домик, где открыли магазин с двумя отделами: овощным и промтоварным. После работы в продовольственном магазине всегда были длинные очереди. Надо было дальше развивать отдел рабочего снабжения.

По типовым чертежам рядом со зданием вышеупомянутой казармы построили магазин на 120 кв.м и рабочую столовую на 100 мест.

Для удовлетворения все возрастающей потребности по настоянию ОРСа принимается решение построить цех полуфабрикатов рядом со столовой. Разработка проекта поручается нам. К этому времени в моем отделе произошло пополнение. Из Новосибирска приехали Талерчик Неля Михайловна и по распределению после окончания института с Украины приехала молодой специалист Тамара Бичевая. Специально для разработки проектов временно дали инженера-электрика Малова и инженера-сантехника Гомазкова (пусть они меня простят, но их имена я забыл). Пришла к нам также чертежница Галина. Она после окончания Дукштасской средней школы обучалась на курсах чертежниц в Вильнюсе. И с таким составом мы разработали вполне приличный проект цеха полуфабрикатов. По моим эскизам Коля выполнил строительные чертежи. Гомазков разработал чертежи отопления, вентиляции, расстановки оборудования, водопровода и канализации. Малов разработал чертежи электроснабжения. По размерам цех получился таким же, как и сама столовая. Привязали его рядом со столовой и переходом соединили с варочным цехом. Для сбора стоков мы тогда строили септики, потому что не было наружных сетей канализации. Там же поставили склад-ангар промышленных и продтоваров и два заглубленных

овоще - картофелехранилища. Обнесли все это забором, и получилась небольшая база ОРСа. Ее строительство закончилось только летом 1976 г. В августе открыли столовую и магазины.

Так, продолжая заниматься проектированием временных объектов и сооружений Пионерной базы, коллектив ПТО одновременно начал выполнять свои основные функции.

Строительство Пионерной базы в Дукштасе... 1974 год...

 

В первую очередь надо было упорядочить снабжение объектов строительными материалами и конструкциями. В частности, эту работу мы начали с определения месячной потребности в строительных материалах на строящихся объектах, составления заявок и графиков поставки. Согласно этим графикам УПТК поставляло материалы на объекты. Эту работу я поручил Н.М. Талерчик и Тамаре Бичевой. Неля Михайловна имела опыт в этой работе, и они с молодым специалистом Тамарой пока вполне справлялись. Тем более, осенью 1975 объемы работы были сравнительно небольшими: объекты Пионерной базы, начало строительства жилгорода и дорожное строительство. Так что обходились месячными заявками. Но пока это был далеко не полноценный ПТО.