Первостроители... часть 2

Опубликовано: 13 ноября 2016
Просмотров: 28897

 

 

Несколько дальше от этих объектов возводили РБУ. Работали монтажники, сверкала электросварка. Была выполнена подземная часть галерей для транспортировки инертных материалов, возводили надземные конструкции над ними.

Солдаты железнодорожных войск проводили укладку путей от ст. Дукштас к этим объектам. Здесь в основном работали рабочие и ИТР, командированные из Соснового Бора. Это капитаны Нагайцев А.Д. и Гавриленко Ю.Н., ст. лейтенант Комаров, лейтенант Кац В.Д., вольнонаемные мастера Нефедов, Чуфаров, Тухватуллин, Евсеев.

Дальше, как будто вытекая из Пионерной базы за ее пределы, тянулись трассы железнодорожной и автомобильной дорог в сторону будущей станции и жилгорода. Трассы проходили по очень пересеченной местности, по холмам и низинам, огибая большие водоемы и пересекая мелкие рыборазводные пруды колхоза «Канюкай». Дорог, конечно, не было. Но направление угадывалось, т.к. там производились работы по расчистке трассы от кустарников. Бульдозеры срезали растительный слой и складывали в отдельные кучи.

Примерно в 500 м от Пионерной базы на большой поляне у будущей дороги расположился палаточный городок железнодорожных войск. Забегая немного вперед, скажу, что от услуг железнодорожных войск наша организация вскоре отказалась, они не хотели выполнять земляные работы. Это расчистка трассы, срезка кустарника, корчевка пней, вьгторфовка болотистых мест, отсыпка и устройство полотна. Работа трудоемкая и невыгодная. Соглашались только на устройство верхнего строения пути. Конечно, куда проще по готовому полотну набросать шпалы и протянуть по ним рельсы. Работа простая и дорогая. Выражаясь языком строителей, наши руководители сказали: «Дурных нема. Денежную работу будем выполнять сами.»

Впоследствии была организована бригада железнодорожных рабочих, которая успешно выполняла эти работы. Возглавлял бригаду мастер Гусев А.И.

По расчищенной трассе автодороги мы вскоре подъехали к работающим механизмам. Работы по расчистке начаты недавно. Геннадий Максимович, окинув взглядом, оценил обстановку, поговорил с механизатором. Дальше не проехали. Развернулись назад.

Поехали на будущий жилгород. Сперва по асфальту в сторону Зарасай, а потом по лесной дороге, которую потом острословы назвали «Дорогой жизни».

Приехали. А где же город? Мы оказались в красивом лесу среди высоких стройных сосен. Сквозь просветы между стволами деревьев невдалеке сверкала водная гладь большого озера.

Тишина. Ни малейшего движения ветерка. Не шелохнется листва. В разогретом воздухе чувствуется густой запах смолы хвойных деревьев.

В эту красоту неестественно вторглись стоящие здесь 2-3 вагон-бытовки строителей да разрытые между деревьями котлованы для возведения первых трех домов.

На первом доме монтировали стеновые панели цокольной части здания, на втором - фундаментные подушки, на третьем заканчивалось рытье котлована.

Жара заглушала гул строительных машин и голоса рабочих. Такое впечатление, что они разомлели под жаркими лучами солнца и «копошились» молча.

Работала бригада монтажников Владимира Шпрунга. Прораб Владимир Абрамчук, начальник участка Владимир Петрович Иванов. Кстати, все трое из «Сибакадемстроя».

Это было начало строительства жилгорода, нашего теперь красивого и любимого детища.

Возвращаемся назад в поселок. По пути Геннадий Максимович спросил о моем впечатлении от увиденного. Я немного задумался. Геннадий Максимович так быстро прокатил меня по объектам, что я не успел толком понять: что, где, когда? В основном, так сказать, успевал только хлопать глазами. Только на Пионерной базе начаты десятки объектов: тут краном поднимают какие-то конструкции, там сварка сверкает, еще дальше экскаватор что-то роет, бульдозер надрывается, перемещает земляные массы.

 

Строительство Пионерной базы в Дукштасе... 1974 год...

 

Вот электрик с мотком провода топает к щитовым домикам. Везде что-то только начато, а хотелось бы увидеть что-нибудь законченное. Объекты, конечно, все мелкие, но все же.

Распыляетесь, хотел сказать. Но я так не сказал. Сказав так, я был бы очень не прав. То, что я увидел в первые часы пребывания на стройке, это только мелочи по сравнению с тем, что предстояло совершить нашей организации. Планы были большие, и нельзя было идти мелкими шажками. Сперва щитовые домики собрать, потом РБУ построить, дороги и т.д.

Середа Г.М., будучи от природы руководителем большого масштаба, и мыслил по-масштабному. Не помню точно, но я сказал примерно так: «Размах большой». Он это принял как похвалу. Ответил - «спасибо».

Вернулись в поселок. Вошли в производственно-технический отдел. В это время там было три человека: мужчина средних лет в форме майора, щуплый парнишка восточной внешности с погонами рядового военного строителя и невысокая молодая женщина. Поздоровались. Геннадий Максимович представил меня: ваш начальник В.Р. Ундрицов. А мне сказал: приступай к своим обязанностям. Так началась моя работа в Западном управлении строительства.

 

Первые руководители стройки...

 

Мы познакомились. В моем подчинении с сегодняшнего дня были: майор Семенов Леонид Дмитриевич, рядовой Коля (к сожалению, не помню его настоящего, казахского, имени) и Илясова Нина.

Поговорили о том, о сем. В отделе было уже много проектной документации, чертежи и другие бумаги лежали неразобранными кипами на полках и столах. Здесь были чертежи на некоторые объекты Пионерной базы, поступала проектная документация на первые дома жилгорода, на автомобильные и железные дороги и др.

Илясовой дал форму журнала регистрации поступающей документации и поручил навести порядок в архивном деле. На этом первый день пребывания на литовской земле закончился.

На первых порах мы с Семеновым и Колей занимались в основном проектированием объектов, хотя проектные работы не входят в функции ПТО. Но тогда это было нужно, и притом всегда - срочно. (Это слово в дальнейшем я буду употреблять часто).

Серьезные объекты мы, конечно, не могли проектировать. У нас не было на это ни специалистов-проектировщиков, ни нормативных справочников. Да и не было в этом необходимости. На капитальное строительство мы получали проектно-сметную документацию от проектных организаций. А вот с временными объектами мы справлялись, опираясь на свои инженерные знания и практический опыт в строительном деле.

Буквально на второй день утром меня вызывает главный инженер Б.И. Корепанов и дает два задания. Во-первых, внутреннюю планировку строящейся казармы перепроектировать на ДГТ, на секции размером 3 х 8 м - отдельные квартиры с жилой комнатой, кухней и туалетом. Примерный план мы набросали прямо в кабинете Корепанова. Осталось превратить его в чертежи с размерами и деталями.

Второе задание было посложнее. По проекту на строительство кирпичных домов в 1 мкр. цокольную часть зданий предусмотрено штукатурить декоративной штукатуркой. Строителям известно, что любая наружная штукатурка под воздействием атмосферных явлений впоследствии разрушается.

Борис Иванович принимает неожиданное, оригинальное решение изготавливать бетонные цокольные блоки, облицованные втопленным естественным камнем, который был в изобилии на полях в округе. Нам поручалось выполнить проекты раскладки цокольных блоков на домах. Трудность заключалась в том, что все объекты в плане имели очень сложную конфигурацию, поворотные секции, различные выступы и уступы. И при этом ни один объект не был похож на другой. Надо было предусмотреть в нужном месте в блоках отверстия для поливочных кранов, проемы для подвальных окошечек, угловые блоки для наружных, а также для внутренних углов и т.д. И при этом использовать минимум типоразмеров. Эту работу я поручил инженер-майору Семенову Л.Д.

Начертить планировку помещений ДГТ я поручил рядовому Коле. На службу в военно-строительные отряды набирали ребят из республик Средней Азии и Кавказа. Они были в основном малограмотные, плохо понимали по-русски. Мы привыкли видеть в них не очень развитых, молчаливых исполнителей простейших строительных работ. А этот парнишка, казах по национальности, меня приятно удивил. Имел высшее образование, инженер-строитель по специальности. Хорошо говорил по-русски. И, главное, хорошо соображал. По моим эскизам четко выполнял чертежи.

12 августа 1975 года я участвовал в открытии памятного камня в честь начала строительства города энергетиков.

Тем временем наша работа шла своим чередом. Не успели закончить перепланировку казармы под ДГТ, поступает срочное задание: в казарме выполнить внутреннюю планировку помещений бухгалтерии Управления строительства. Едва заканчиваем эту работу, тут же следует указание - выполнить перепланировку казармы под общежитие. А потом еще... Так внутреннюю планировку казармы переделывали четыре раза. Разработанные варианты мы, конечно, не выбрасывали. Кто знает, какой вариант потребуется.

Помню такой случай. В 16 часов вызывает меня к себе Геннадий Максимович. В городке военных строителей между двумя палатками-казармами надо построить варочный цех из кирпича и железобетонных конструкций. Исходя из наличия конструкций до начала второй смены, т.е. к 18 часам, выполнить эскиз каркаса и фундаментов здания. Ну что, взял метр, побежал на место. Это буквально метров 300 от нашей конторы. Переписал конструкции, снял размеры площадки и, вернувшись к себе, на листке писчей бумаги составил чережик. Выдал мастеру, это был Вадим Чуфаров, веселый такой рыжеволосый парень.

На следующее утро он приходит ко мне и говорит, что потерял чертеж. Ночью положил его на фундаментный блок, не заметил, как сдуло ветром. Не нашли. Что поделаешь, по сохранившемуся черновику начертили эскиз. После этого всю исходящую документацию я делал под копирку.

Вот так мы тогда работали. С Колей выполнили проект жилого дома для директора Дукштасской средней школы Антанаса Шимкунаса. Дом построили рядом со школой в школьном саду, в нем до сих пор проживает бывший директор с семьей.

Получаем проект теплосетей Пионерной базы, которые предусмотрено прокладывать в подземных каналах. Местность болотистая. Выполнив теплотрассу по проекту, мы бы нагревали только болотную воду. Оценив обстановку, Корепанов принимает решение прокладывать трубопроводы на опорах над землей.

 

Строительство теплотрассы...

 

 Под его контролем мы выполняем новый проект. Главный инженер обязан ознакомиться с поступающей проектно-сметной документацией, что он и делал регулярно. Но при этом не просто листал чертежи, а внимательно и критично изучал проекты, четко замечая достоинства и недостатки. Как говорится, «зрил в корень». Мимо не проходил.

Рассматривал проект застройки площадки БСИ, где предусмотрено разместить базы дюжины организаций: УПП, УПТК, УАТ, УМ, УМиАТ, УЭС, МСУ-21, «Гидромонтаж», ФОЗ и др.

 

@   a27   Здание МСУ-21 на БСИ

 

  Производственные здания ФОЗ (Филиал Обнинского завода) на БСИ

 

Общий вид промышленных зданий на БСИ

 

Для начала строительства необходимо выполнить большой объем земляных работ по вертикальной планировке. Борис Иванович поднимает отметки вертикальной планировки. В результате на несколько тысяч кубометров уменьшается объем земляных работ и повышается уровень всей площадки, что немаловажно в условиях сырой с частыми дождями погоды.

Для обеспечения жильем на первых порах ленинградские проектировщики должны были запроектировать шесть общежитий, при этом для ускорения процесса строительства должны были применить комплект панелей 5-этажного жилого дома каунасской планировки, т.е. выполнить перепланировку дома под общежитие.

Получили чертежи. В спецификации появилось множество дополнительных панелей, не входящих в комплект жилого дома. Каунасский ДСК возражает против такой  комплектации. Тогда Борис Иванович берет чертеж типового этажа, выполняет перестановку панелей и незначительную перепланировку этажа.

Сокращает количество дополнительных панелей до минимума. Его идеи мы наносили на ватман, потом тушью копировали на кальку и размножали. Все изменения проекта надо согласовать с проектировщиками. Он к ним ездил, согласовывал.

Иногда и меня брал с собой. На первых порах его принимали там не очень дружелюбно. Кому понравится, чтобы находили его ошибки? Помню, когда повезли на согласование откорректированный план этажа общежития, главный инженер проекта никак не хотел рассматривать наш вариант. Мы, говорит, столько времени потеряли, подбирая панели подходящих размеров на определенные перегородки или стены. Медаль надо дать нам за эту работу, а вы тут со своими капризами. А тут Борис Иванович в тон ему пошутил: если вам положена медаль, то мне надо дать орден. Рассмотрели, согласовали. Так проектировщики постепенно поняли, что Борис Иванович дельные вещи говорит, и в дальнейшем уже без возмущения рассматривали предлагаемые варианты и всегда признавали рациональность его идей. Кстати, эти общежития, все шесть, построили в районе рынка I микрорайона. Они тогда очень выручали, теперь, к сожалению, некоторые пустуют.

 Здания бывших общежитий... 2016 год...

 

Борис Иванович также грамотно решал вопросы подготовки и организации производства строительных работ. Вот несколько примеров. Так складывались обстоятельства, что строительство города надо было начинать с возведения панельных домов. Собранная бригада будущих монтажников не имела опыта монтажа таких зданий. Борис Иванович, как водится, изучил чертежи, посадил монтажников в автобус и повез в Каунас, где тогда монтировали дома такой серии. Ознакомились с работой монтажников на месте, изучили последовательность монтажа панелей, методы их крепления, сварки и заделки стыков. Привезли комплект оснастки для монтажа и крепления панелей, и дело пошло.