Первостроители... часть 2

Опубликовано: 13 ноября 2016
Просмотров: 28915

 

 

 

КАК ЭТО БЫЛО

 

Анатолий Покидышев,

начальник электроцеха ИАЭС в 1979 - 1985 гг.

 

 Покидышев Анатолий Семенович ИАЭС, начальник  электроцеха (1979 – 1985)

 

Только что минула знаменательная дата в атомной энергетике Литовской Республики - 31 декабря 2003 года - 20-летие со дня энергопуска Игналинской атомной электростанции.

Как непосредственный участник этого события, считаю своим долгом вспомнить о некоторых моментах, эпизодах, характерных для самого напряженного периода в сооружении гиганта атомной энергетики Литвы. Естественно, как начальник электроцеха станции в то время, я коснусь только одной из многогранных составляющих этого сложнейшего технологического монстра - атомной электростанции - ее электрической части и персонала электроцеха, с кем волей судьбы мне довелось претворять в жизнь технические и организационные задачи для достижения конечной цели - энергопуска ИАЭС.

 

За 7 лет до пуска.,.

 

Нельзя вспоминать о пуске ИАЭС, не напомнив о семилетнем предпусковом периоде строительства - усилиях многотысячного персонала генерального подрядчика - Западного управления строительства, субподрядных организаций, заказчика - Дирекции станции, проектных, конструкторских, научно-иссследовательских институтов, заводов-изготовителей и других организаций. Надо сказать, что электрическая тематика директивного графика строительства ИАЭС до 1983 г. года выполнялась довольно успешно. По Нормативам строительства энергетических объектов электрическая часть должна вводиться в эксплуатацию с опережением, так как требуется предварительная обкатка технологического оборудования от штатных электроустановок:

*  в сентябре 1982 г. - введено в эксплуатацию ОРУ-110 кВ с подключением ЛЭП-110 кВ к электросетям Литвы и Латвии;

 

ОРУ (открытые распред. устройства) 110 кВольт

 

*   в декабре 1982 г. - подано напряжение на пускорезервные трансформаторы (пристанционный узел)от ОРУ-110 кВ;

*  открыты рабочие места оперативного персонала ЭЦ на ОРУ-110 и ЦЩУ в блоке Д-1, правда, в помещении, не сданном в эксплуатацию, без теплового контура, который заменили обычными электрокалориферами;

*  организовано оперативное и ремонтное обслуживание введенного электрооборудования фактически, электроцех (ЭЦ) уже работал в режиме действующего цеха.

Персонал ЭЦ - это жизнь, судьбы людей, их труд, творчество... Именно он являлся моей опорой в выполнении сложнейших задач этого периода. Надо сказать, что люди ЭЦ, как и работники других подразделений, прибыли из разных мест бывшей большой страны, в том числе и из Литовской Республики. Так, в службах связи, релейной защиты и ремонта успешно работали мастерами уже опытные, квалифицированные специалисты с литовских энергопредприятий, а в оперативной службе - 12 молодых специалистов-электриков, окончивших Каунасский политехнический институт (самое большое число выпускников КПИ в то время), - некоторые из них и до сих пор работают в ЭЦ.

На руководящие должности приезжали и устраивались опытные специалисты с АЭС, ГРЭС, эл. сетей и т. п. предприятий. Конечно, всем нам пришлось в сжатые сроки изучать и осваивать новое оборудование, новые схемы, системы, их проектные функции. Приходилось и готовить эксплуатационную документацию в одном из боксов гаражного кооператива - не хватало служебных помещений!

 

На грани риска

 

Худшие и тяжелейшие времена для персонала ЭЦ наступили позже - в 1983 году... Все мы, безусловно, понимали, что переноса пуска станции на третий срок уж точно не будет, и, с определенной долей скептицизма, содрогались при мысли, что нас ждет впереди! Итак, подошел 1983 год - год энергопуска ИАЭС, установленного последним постановлением правительства. Директивным графиком строительства на январь 1983 г. была запланирована подача напряжения на секции 6 кВ собственных нужд в блоке Д-1. Однако работы по кровле в этом блоке не были выполнены, а при таких условиях, согласно СНиП, подача напряжения запрещена, так как протечки атмосферных осадков являются очень опасными для оборудования и недопустимы по электробезопасности.

Мои технические обоснования в центральном штабе о недопустимости подачи напряжения на РУСН-6кВ блока Д-1 не возымели успеха, и в феврале 1983 г. подача напряжения состоялась. Эксплуатационная зона обслуживания оборудования ЭЦ еще более расширилась и перешла в основной блок станции. Как только началось весеннее таяние снега и пошли дожди - началась длительная, напряженная и опасная - можно сказать, героическая борьба оперативного и ремонтного персонала ЭЦ с протечками воды с перекрытий блока Д-1 на РУСН-6; 0,4кВ всеми возможными средствами для избежания коротких замыканий, повреждения электрооборудования и возможных поражений людей электротоком. Безусловно, этот вариант подачи напряжения на собственные нужды без строительной готовности здания обеспечил своевременное проведение обкатки технологического оборудования станции, но стоило это персоналу ЭЦ огромных усилий, непрерывной работы на грани реальной опасности и риска. Замечу, что аналогичных условий подачи напряжения на собственные нужды в практике строительства других АЭС не было.

Распределительные устройства собственных нужд 6/0,4 кВольт

 

Административно-командная система управления работала четко и беспощадно. В марте 1983 г. произошло важное событие для станции и стройки - назначение нового директора ИАЭС - Луконина Николая Федоровича, работавшего до этого директором ЛАЭС.

 

Луконин Н.Ф. на митинге по поводу пуска турбогенератора №2

 

Помню, как руководство УКСа и мы, начальники цехов, докладывали новому директору на станционном совещании о состоянии и проблемах СМР (строительно-монтажных работ) по своим системам.

Вскоре, после утреннего заседания, весь состав центрального штаба вышел на обход всех объектов стройки.

 

 Обход проводил и министр среднего машиностроения Ефим Павлович Славский

 

Картина была, конечно, удручающей! - это надо было видеть, какой объем работ предстояло выполнить, чтобы осуществить энергопуск в том же году. Был выполнен ряд мероприятий, определивших дальнейший ход строительства: пересмотр пускового минимума, директивного и локальных графиков строительства. Начальники эксплуатационных цехов (РЦ, ТЦ, ЭЦ, цТАИ, АТХ, ХЦ, АКС и ДЭС, ЦЦР, ОТБ и РБ) должны были лично и ежедневно докладывать центральному штабу о всех сдерживающих строительство факторах.

 

Кислый Пётр Антонович ИАЭС, начальник АТХ (автотранспортного хозяйства) (1977 – 2002)

 

- Ну, ребята, теперь - держись! - так полушутя и всерьез мы, начальники цехов, обменялись между собой мнениями после осмысления этих задач. Надо сказать, что между начальниками цехов в этот период царила консолидация, взаимовыручка, чувство локтя друг друга. Административно-командная система управления заработала четко и беспощадно. Заметно набирал обороты мощнейший механизм стройки. Чем ближе подходили к финалу, тем все труднее приходилось решать многочисленные вопросы монтажа, наладки, комплектации оборудования, приемки выполненных работ, по проектным недоработкам. Спрос в штабе стройки за невыполнение работ по графику был жесточайший.

Руководители строительно-монтажных организаций, владея четкой информацией по работам, зачастую на оперативках ставили нас в тупик, и мы вынуждены были срочно организовывать качественное курирование своих объектов.

 

Коблицкий умел бросить грозный взгляд

 

Мне всю информацию по многочисленным системам ЭЦ для оперативок готовили мои заместители, старшие мастера, мастера участков, закрепленные за этими системами. Для смягчения наказаний за срывы работ по графику исполнители придумывали всевозможные причины, ссылаясь, как правило, на недоработки цехов станции, а нередко - на отсутствие или неисправность освещения, что зачастую не соответствовало действительности. Приведу пример. На одном из совещаний монтажники доложили, что работы не выполнены по вине ЭЦ - из-за отсутствия освещения.

Созданная комиссия выяснила, что освещение было выведено из строя (побиты светильники) самими же строителями. Были приняты меры, и подобного потом не повторялось. Такие объяснения невыполненных работ стали приобретать все более устрашающий характер, особенно после передачи электроцеху в эксплуатацию штатных сетей освещения в технологических помещениях станции. Это реально угрожало срыву директивного графика, причем, со слов исполнителей (монтажников, строителей, наладчиков), в первую очередь по вине электроцеха, так как выполнять круглосуточно работы на блоке без электроосвещения невозможно, да и основная часть помещений энергоблока не имеет дневного освещения. Срочно была создана мобильная группа ЭЦ по техническому обслуживанию освещения помещений блока, и о его состоянии мне было указано ежедневно докладывать на центральном штабе. В августе 1983 г. было введено в эксплуатацию ОРУ-ЗЗО кВ с ЛЭП 330 кВ в объеме пусковой схемы выдачи мощности 1-го энергоблока станции.

 

Электромонтажники после завершения работ на ОРУ– 330  кВольт.                       

 

 Руководители стройки и монтажники во время пуска в эксплуатацию ОРУ – 330 кВольт, октябрь 1983г.

 

Работа и функции персонала электроцеха еще более расширились и усложнились. Выполнение директивного графика шло с высочайшим напряжением сил, практически без срывов, но некоторые случаи были. Вспоминается один из них - электролизная установка по производству водорода для охлаждения турбогенераторов. Трижды переносились сроки выполнения ее монтажа и - никаких продвижений! На штабе я выступил с резким заявлением о возможном срыве энергопуска без ввода электролизной установки, обосновывая это технически - после чего ощутил на себе грозный взгляд с устрашающим разворотом в мою сторону мощной фигуры начальника МСТ-3 Константина Андреевича Коблицкого, Героя Соцтруда.

 

На подъеме барабан-сепараторов. Август 1982г. Коблицкий К.А. – начальниу треста. Андреев Ю.Н. – зам. Главного инженера. Сорокин Н.Ф. – главный механик.

 

Он, действительно, был волевым, опытным и авторитетным руководителем монтажного треста, мало кто смел ему перечить или, тем более, поучать, даже из руководства штаба.

Вопрос был понят правильно - здесь же К. А. Коблицким было дано строгое указание своему подразделению - выполнить эту задачу в установленные сроки! Работа закипела и была выполнена успешно, но персоналу участка машзала ЭЦ пришлось круглосуточно обеспечивать монтаж, а впоследствии - выполнять длительную наладку технологии производства водорода.

 

 

Накал напряжения перед пуском

 

Все было на пределе! - шли круглосуточные работы - монтажные, наладочные; объектов много, везде надо быть - у меня доходило до 7 оперативных совещаний в сутки.

 


  1983г. А. Покидышев (справа) проводит оперативное совещание на ЦЩУ

 

Домой приезжал, как правило, часам к 11 вечера, а на следующее утро - доклад на центральном штабе, выходных не было. И что удивительно! - в 1983 году не болел ни одного дня, что называется - не было времени! Итак, подошел декабрь 1983 г. - последние усилия на трудном пути к пуску... Центральный штаб перемещается из временного помещения "савеловских" секций на площадке - непосредственно в энергоблок (блок Д-1)  в помещение  мастерской.  На заседаниях штаба уже присутствуют представители высшего руководства Министерства среднего машиностроения: 1-й зам. министра - Александр Григорьевич Мешков, начальник 16-го Главного управления, председатель Госкомиссии по приемке в эксплуатацию ИАЭС - Евгений Васильевич Куликов, руководители проектных, конструкторских институтов и другие руководители. Вскоре А. Г. Мешков   объявляет штаб пусковым и принимает на себя руководство. Работа пускового штаба точно напоминала работу военного штаба армии в условиях боевых действий - одни, доложив обстановку и получая на ходу указания, сразу же удалялись, другие быстро заменяли их и - исчезали...  Никакого шума, никаких дискуссий! Штаб работал со 2-й половины дня до 20 часов вечера, по 3 заседания с перерывами. Надо было случиться такому, что 27 декабря - в этот, самый острейший период подготовки к пуску, была повреждена одна из секций статора электродвигателя 6 кВ резервного возбудителя. Без резервного возбудителя турбогенератор № 2 не мог включаться в энергосистему, а значит - не могло быть и энергопуска в 1983 году! Но это было недопустимо! Трое суток непрерывной работы представителя завода "Электросила" и персонала высоковольтной лаборатории электроцеха. К резервному возбудителю неоднократно подходили А. Г. Мешков с  Н. Ф. Лукониным для выяснения состояния дел. Я докладывал об этом на штабе каждый час. В конечном итоге - электродвигатель был восстановлен. Накал стремления во что бы то ни стало пустить 1 -й энергоблок в 1983 г. достиг наивысшей напряженности. На пути к этой цели у нас возникла еще одна заминка - отказ схемы дистанционного управления возбуждения турбогенератора при опробовании с БЩУ. Геннадий Порфирьевич Негривода, тогда - зам. главного инженера станции, решает лично разобраться в причинах отказа, и мы, вместе с релейщиками, бежим в машзал к возбудителю. Причина была выяснена, в чем нам оперативно помог Г. П. Негривода при анализе работы схемы управления системы возбуждения турбогенератора.

Технический директор Игналинской АЭС, почетный гражданин Висагинаса Геннадий Порфирьевич Негривода (1937 – 2012). Проработал на ИАЭС 26 лет — с 1983 г. по 2009 г.

 

 

31 декабря 1983 года. Финиш!

 

 

Итак, финиш - 31 декабря 1983 г. - день энергопуска! В штабе странная тишина; как-то забежал сюда, чтобы доложить что-то главному инженеру станции Анатолию Ивановичу Хромченко, - его там не было; за столом тихо беседуют двое - А. Г Мешков и Н.Ф. Луконин... Больше никого там нет. Все занимаются своим делом... Наступил заключительный момент энергопуска - все отписки о готовности оборудования к пуску выполнены, дано разрешение руководителя пуска блока А. И. Хромченко на включение турбогенератора № 2 в энергосистему Литовэнерго. К 20 часам на БЩУ начали подходить высшие руководители, специалисты, они сгруппировались у входа, вблизи от пультов зоны "Э" - стоит полная тишина. Оперативный персонал БЩУ на своих местах - ведут пусковой режим энергоблока.

Начальник смены станции дает команду на синхронизацию ТГ № 2 с включением его в сеть.

Антонов Борис Васильевич, в то время старший начальник смены станции (ранее работавший на Ленинградской АЭС), вдруг обращается ко мне с предложением выполнить синхронизацию турбогенератора - по традиции на ЛАЭС первый генератор блока обычно включал начальник электроцеха. Я согласился, так как в своей предыдущей работе многократно выполнял такие операции, только на генераторах меньшей мощности, и даже обучал этому оперативный персонал.

Не могу не сказать несколько слов о Б. В. Антонове - с ним мне пришлось продолжительное время работать и в эксплуатации, и по курированию строительно-монтажных работ 2-го, а затем и 3-го энергоблока. Специалист он в атомной энергетике высочайшей квалификации и компетенции, предан ей беспредельно, отдавал всего себя производству. С ним было приятно работать: корректный, всегда внимательно выслушает; задания давал ясные и четкие, помощь оказывал по всем вопросам и, что мне было особенно приятно, - отлично знал электрическую часть станции. Пользовался он безупречным авторитетом как у станционников, так и у руководства строительно-монтажных организаций.

20 час. 30 мин. - приступаю к процедуре ручной точной синхронизации турбогенератора № 2 с системой 330 кВ: после пяти - шести оборотов стрелки синхроноскопа включения не состоялось - только стрелка подходит к установленному углу опережения ЭДС - сразу же идет ее ускорение, - это от нестабильности системы регулирования турбины. Все напряжены до предела... Ко мне подходит Хромченко А. И. - в чем дело, почему медлишь?, - не прекращая процедуры, я пояснил причину и заверил его, что сейчас генератор будет включен. Конечно, я ясно понимал свою ответственность в этот итоговый момент - ошибки не должно быть - несинхронное включение приведет к большим повреждениям электрооборудования, а главное - к полному срыву энергопуска. И - еще несколько оборотов стрелки, ловлю удобный момент и - включаю ВВ-330 кВ - турбогенератор в сети! Сразу же смотрю на указатели амперметров всех 3-х фаз генератора - все оживились, значит включение успешное, можно набирать нагрузку. Затем уже операторы БЩУ взяли это дело (управление турбогенератором) в свои руки. Не скрою - радость успеха была. Все как-то гордо подтянулись, воочию увидев итог своей многолетней и напряженной работы.

 

  Схема выдачи мощности ИАЭС в энергосистемы Литвы, Латвии, Белоруссии.

 

Признаюсь, меня подтолкнула какая-то сила, и я, невзирая на ранги, подошел и пожал руки А.Г. Мешкову, Н.Ф. Луконину, А.И. Хромченко и другим руководителям.

Жаль, что не было там ни телекамер, ни фотографа, ни корреспондентов... Так это было! - такие обстоятельства, такие люди, специалисты - так они упорно работали на выполнение поставленной задачи -дальнейшего развития атомной энергетики!

 

20 лет спустя

 

Прошло 20 лет, прошла целая смена поколения! Но, как ни странно, острые, напряженные моменты запомнились четко - все всплывает в памяти удивительно ярко и подробно... В заключение хочу вспомнить своих бывших коллег, сотрудников по электроцеху, с кем мне пришлось выполнять свои сложные функции в самый трудный и напряженный период сооружения ИАЭС - многие из них ныне уже не работают на станции, а некоторые - ушли навсегда в мир иной:

*   Начальников цехов и отделов, с кем зачастую приходилось ощущать "пот на лбу" и "дрожь по спине": Н.А. Богданова, А.И. Бреславского, И.А. Дежина,  Н.А. Дурхисанова, Б.И. Кувалина, А.П. Лойко, В.С. Мартынова, А.Д. Малоушкина, В.А. Реву, Ю.И. Сальникова, П.И. Сердюцкого, Н.М. Сорокина, Е.Ф. Солдатова, В.Л. Федорова, И.Б. Хромченко;

*  Сотрудников электроцеха: зам. начальника ЭЦ: Ф.Е. Бабушкина, Ю.Ф. Клещукова, А.М. Кочурова; С.В. Петрова; начальников смен ЭЦ: А. М. Бабушкина, В.А. Климантова, М.Б. Овчинникова, А.А. Подошвина, В.В. Семехина, Ю. А.  Шилкина, Н.Ф. Яшунина; старших мастеров ЭЦ: Н. М. Астапенкова, А. П. Балакина, Э. В.Величковского, И.Ф. Внучко, В.С.Дмитриева, В.И. Емельяненко, Б.Н.  Жемчугова,  В.В. Кокшту, В. Г. Легостай, В.С. Рыкова, М.М. Сорокина, А.Д. Супруна,

А.М. Тимофеева, А.Н. Хромина, Е.Г. Чернышова, В.А. Шилова, С.Б. Шадченева, Н. К. Ялозу;

* Всех мастеров, инженеров, техников, электромонтеров, секретаря - Ершову Галину Викторовну, табельщицу - Белкину Татьяну Юрьевну. Всем я выражаю свою признательность за совместный труд, а проживающих в Висагинасе - поздравляю с 20-летием энергопуска ИАЭС!