Первостроители... часть 1

Опубликовано: 21 августа 2016
Просмотров: 34587

 

 

НА ДОБРО ОТВЕЧАЮТ ДОБРОМ

 

Приезд на строительство ИАЭС для большинства работников стал первым знакомством с Прибалтикой. Многие ехали сюда с опаской. Но страхи не оправдались. Межнациональных конфликтов на строительстве ИАЭС не было. Официальная политика тогда воспевала любовь и дружбу между народами. На бытовом уровне также царили доброжелательность и взаимный интерес. Узколобые ворчуны, любящие и признающие только себя и "своих", были везде и всегда, но даже при политическом размежевании десятилетней давности их голоса не стали решающими, и Висагинасу, да и Литве в целом, к счастью, удалось избежать горькой участи тех регионов, где на первый план вышло национальное противостояние.

Сегодня мы предлагаем читателям несколько рассказов именно о том, как складывались отношения между первостроителями и местными жителями.

Народ сюда ехал в основном молодой, любознательный, грамотный. Все новое привлекало, вызывало интерес. Природа, архитектура, обычаи и привычки, культура - хотелось узнать сразу все. Строители быстро поняли, что попали в особый регион Литвы - многонациональный. Пересказывали друг другу то, что услышали от местных жителей об истории озерного края, о его традициях.

Существовала будто бы неписаная договоренность ЗУСа и местных властей - не брать на работу жителей окрестных районов. Никакой национальной или политической подоплеки в этом договоре не было, просто боялись потерять рабочие руки в колхозах и совхозах, они тогда везде были нужны. Но с первых же лет на стройку стали распределять выпускников литовских вузов, техникумов и ПТУ. Многие из них сейчас занимают заметные места в городе.

Мы прожили бок о бок четверть века. Научились готовить цеппелины. Наши дети учатся в Вильнюсе или Каунасе, на литовском языке. Не будем лицемерить -проблемы есть. Но это не те проблемы, которые невозможно решить. А главные беды и немногие радости всего Висагинаса и отдельных людей - общие. Жизнь проверила и доказала, что мы можем жить рядом, вместе, отвечая добром на добро, взаимно подпитывая друг друга лучшими чертами наших народов. Это мы могли бы сохранить. Может быть, это и есть главный урок, который преподала нам стройка, где все работали вместе.

 

 

 

 "Я НЕ ЗАБУДУ ТЕ ДНИ И ЧАСЫ, КОТОРЫЕ МЫ ПРОВЕЛИ ВМЕСТЕ"

 

Мечисловас Русяцкас

Мечисловас Русяцкас

 

Работая директором в бывшем совхозе "Кимбартишкес", я участвовал в привязке атомной станции к местности, ее строительстве, контактировал со строителями ЗУСа и дирекцией станции. Хотя названа станция Игналинской, но расположена она ближе к Зарасай, чем к Игналине. Дважды от нашего совхоза передавалась земля для нужд строительства: под песчаные карьеры, для прокладки дорог. В общей сложности было передано более 500 гектаров.

Передавали землю для нужд строительства и другие хозяйства Зарасайского района - колхозы "Турмантас" и "Смалвос".

Между хозяйствами нашего района, с одной стороны, и Западным управлением строительства и дирекцией атомной станции, с другой, существовали постоянные, крепкие связи культурного и производственного характера. Так, дирекция атомной станции предоставила колхозу "Смалвос" беспроцентную ссуду на 100 тысяч рублей на хозяйственные нужды, а Зарасайскому сельскохозяйственному профтехучилищу - на 200 тысяч рублей. По договору между совхозом "Кимбартишкес" и Монтажно-строительным трестом N 3 (начальник К.Коблицкий) тресту было передано здание закрытой школы.

 

   Коблицкий Константин Андреевич (20 февраля 1927 г.—6 января 2003 г.)

 

Трест перепланировал и отремонтировал здание, и оно стало культурным центром и для работников треста, и для жителей и работников хозяйства. Сегодня эта постройка доживает без крыши свои последние дни и только отдаленно напоминает о своем былом блеске.

Над совхозом "Кимбартишкес" шефствовало СМУ-9 (начальник И.Шагов). Оказывали нам помощь в сельскохозяйственных работах, в культурной сфере и другие подразделения строителей и дирекции станции. Часто нам на выручку приходили военные строители. Сегодня мы бы сказали, что это была своего рода альтернативная воинская служба. Однако соединение военного дела (службы) с работой на строительстве не давало (по признанию самих командиров) желаемого результата, труд военных строителей был малоэффективен.

Из многолетнего сотрудничества могу сделать один вывод: самое главное богатство - это люди, строившие и эксплуатирующие    станцию. Все, как правило, грамотные, высококвалифицированные специалисты, имеющие богатый производственный и жизненный опыт. Мне приходилось общаться с начальником ЗУСа Г.М.Середой (по долгу службы и в непринужденной обстановке). Геннадий Максимович всегда внушал своим работникам, от каменщика до инженера, что строить надо красиво, он мог, не считаясь со временем (которого всегда не хватало), добиваться от любого человека, чтобы его работа, его творение радовало глаз, было комфортно во всех отношениях. Вадим Михайлович Багрянский - главный инженер ЗУСа, грамотный специалист, внимательный, настойчивый и просто доступный для всех человек (несмотря на свой высокий пост).

Не могу сегодня не вспомнить добрым словом и А.Тислякова, Э.Круминиса, П.Кислого, И.Дежина, В.Селиверстова, Р.Кумписа и многих других. Кто-то из них уехал из Висагинаса, другие поменяли работу, третьи ушли на заслуженный отдых, но все они оставили в памяти добрые воспоминания. Особенно дороги моей памяти два человека - Анатолий Иванович Хромченко и Владимир Иванович Карчанов. Я благодарен судьбе, что она свела меня с этими замечательными людьми, я благодарен им, что они в текучке будней чуть-чуть приостановились и обратили внимание на меня, я не забуду те дни и часы, которые мы провели вместе. И эта благодарность - не дань случаю, это на все времена, на всю жизнь. К большому сожалению, этих людей уже нет с нами.

Сегодня нельзя ни атомную станцию, ни людей, которые ее строили и эксплуатируют, упрощенно определять в двух цветах - черном и белом, спектр значительно шире и сложнее, как и сама жизнь.

 

 

 

" ТОГДА НАС НЕ СЛИШКОМ ВОЛНОВАЛИ БЫТОВЫЕ ТРУДНОСТИ..."

 

  Владимир Денисов

Владимир Денисов

 

Буду откровенным, воспоминания писать видимо, возрастная слабость или, вернее, потребность. Это боязнь не оставить следа в океане жизни. Но я не претендую на какую-то личную славу в масштабах города, а тем более страны. Просто мне хочется рассказать молодежи, как мы жили и работали, может быть, предостеречь от каких-то бед, поступков или проступков, с одним только пожеланием лучшей для них жизни.

Мемуары обычно пишут или знаменитые люди, или власть имущие, или скандально известные личности. Но я ни тот, ни другой и ни третий. Я из простой рабочей русской семьи. Родился в 1929 году. Окончил Ленинградское высшее инженерно-техническое училище ВМФ по специальности строитель военно-морских баз.

В 1957 году я получил диплом, погоны инженер-лейтенанта, кортик морского офицера и был направлен... в Челябинск-40, где срочно требовались специалисты для ликвидации аварии, происшедшей тогда в ядерном центре "Маяк". С тех пор моя жизнь связана со Средмашем. Любопытно, что в то время при оформлении на режимное предприятие мне пришлось дать подписку, что в течение 25 лет не буду посещать республики Прибалтики, хоть они и входили тогда в состав СССР. Но времена меняются... На "Маяке" за три месяца получил предельную дозу радиации, был выведен из зоны, еще три месяца провел в больнице, а потом был переведен на строительство Новосибирского академгородка, откуда и направлен... в Литву.

3 марта 1976 года я был назначен начальником строительно-монтажного управления № 2 ЗУСа. СМУ-2 строило город: жилье, объекты соцкультбыта и сопутствующие инженерные сооружения - ГПП, водозабор и др. К тому времени были готовы полтора этажа дома на Вильтес, 2, один этаж по Космосо, 8, цокольный этаж по Космосо, 6, половина фундамента дома по Седулинос 3 и половина котлована под дом по Космосе, 4. Строили ГПП, так как срочно нужно было электропитание. Уже при мне начали возводить детсад № 1 и школу.

После Сибири были непривычны теплая зима и очень влажное лето. Особенно удивили местные люди - своим гостеприимством, душевностью и добротой. СМУ-2 поставило "савеловские" домики на железнодорожной станции Пасмальвес. Семья начальника станции Виктора Чаплинского создавала нам бытовой уют, приглашала каждую неделю в баню на хутор. Марыся Чаплинская со своей напарницей Терезой работали в станционном магазине и очень выручали нас в трудную минуту. Велась "долговая тетрадь", и все было построено на доверии. На Пасмальвес были колодец, электричество, так что рабочим и ИТР первого участка, которым руководил В.П. Иванов, было легче, чем другим. На этом участке, который стал базой для формирования СМУ-2, работали тогда прорабы и ИТР Валерий Сиротин, Виктор Поставничий, Геннадий Абрамчук, Николай и Ингрида Григорьевы и др.

Главным инженером СМУ-2 стал Илья Брикер, а замначальника - М.Ф. Микрюков.

Наш поселок называли "Денисовка". А для второго участка (начальник - Владимир Гриднев), строившего водозабор, там же, на водозаборе, построили и жилье. В те годы в семье Гридневых родились два сына, Алеша и Саша, первые дети в городе. Жилось там куда труднее, чем нам. Вся "цивилизация" - в деревне Гайде, а это неблизко, да и дорог не было.

Правда, в первые годы строительства нас не слишком волновали бытовые трудности. Мы старались сохранить природные и другие ценности - чистое озеро, нетронутый лес, отдельные деревья, памятники... Рядом с нынешней платной автостоянкой, где и сейчас стоит самая большая береза, были две могилы с православными крестами на гранитном фундаменте. Полковник Федор Прокопович умер в 1928 году, а его жена София - в 1932-ом. Рядом - чуть заметный холмик. Мы отыскали сына Прокоповичей и помогли ему перенести прах родителей в Вильнюс. Он рассказал, что до 20-х годов территория будущего города представляла собой песчаную пустыню, куда ссылали провинившихся перед законом и церковью людей. На песке ничего не росло,  разводили гусей  и уток,  гоняли их на озеро Висагинас, к хутору Хасана Радкевича, сохранившемуся до первых лет стройки. Сын хозяина, Чеслав Радкевич, даже работал у нас мастером. От хутора же Прокоповичей, возле самого большого клена (детсад № 5), мы застали только фундамент и три нижних венца. Во время войны боев здесь практически не было, лишь иногда  залетал  шальной  снаряд.  Одним  из  снарядов была убита 11-летняя девочка, имени ее никто не знал. Холмик рядом с могилами Прокоповичей и стал местом ее последнего приюта...

В 20-е годы на песках посадили сосны, к началу стройки вырос красивый лес. Я свой первый выговор схлопотал за то, что рабочие СМУ-2 ночью срубили два дерева. Я это место помню до сих пор. Ради сохранения природы, в ущерб организации производства работ, башенные краны и площадки складирования располагались так, чтобы максимально сохранить деревья. После уборки кранов на месте снятых рельсовых путей прокладывались инженерные коммуникации. На стройплощадках стволы деревьев защищали досками от случайных повреждений. Хотелось бы, чтобы наши труды не пропали, чтобы берегли то, что нам удалось сохранить при строительстве и сделать при благоустройстве города.

Через год после моего приезда, в апреле 1977 года, сдали первые три дома. Самым первым решили считать дом по Космосо, 6, устроили праздник. Радость и торжественность этого момента будут не раз повторяться при сдаче школы, детских садов, магазинов, промышленных объектов. Но сколько за этими праздниками огромного труда рабочих бригад П. Бутанса, Л. Медведева, Н. Хрусталева, Б. Колышкина, А. Кудрявцева, Л. Сизоненко, А. Васильевой, Л. Богданович, А. Терех, И. Пазынича, бригад военных строителей из частей командиров В . Голянкина, Ю. Чиркова, А. Шамсутдинова, Н. Заяца и др.