Первостроители... часть 1

Опубликовано: 21 августа 2016
Просмотров: 27170

 

 

Танго на пульте управления

 

Тамара Павлюк

 

 

На городском водозаборе работали круглосуточно. Если смена выпадала на новогоднюю ночь - встречали праздник на работе. Смены были небольшие, по семь человек. Жили дружно, встречались семьями, отмечали дни рождения. На Новый год ко всем детям работников водозабора приходили Дед Мороз (старший оператор Юра Петров) и Снегурочка (Валя Таскаева) с подарками.

Моя первая новогодняя смена пришлась на встречу 1979 года. Мы нарядили две елки: на пульте управления и на резервуаре чистой воды. Принесли игрушки из дома, сменный электрик сделал гирлянды. Пересменка проходила в полночь, заступающую смену привозили на автобусе за полчаса до начала работы. Вот это время, на стыке двух смен, мы и использовали, чтобы встретить Новый год как положено. Было весело, включили музыку, танцевали. Дело прошлое - кроме разных домашних вкусностей было и шампанское. Но, по-моему, в новогодние ночи город ни разу без воды не оставался.

Жила я тогда в "Шанхае" - так назывался один из участков жилых домиков в поселке строителей. Там тоже ставили елку, сами делали для нее большие бумажные игрушки, вытаскивали на улицу стол, выносили кто что мог и гуляли все вместе.

 

 

 

Широка страна моя родная

 

Александра Юрикова

 

 

31 декабря 1974 года наша семья въехала в комнату в "савеловском" домике в поселке строителей в Дукштасе. Расставили вещи. Я наряжала небольшую елочку, готовила праздничный стол, муж стелил на пол линолеум. Не было еще и восьми часов вечера, как вдруг появились гости, инженеры-сибиряки, которые жили в соседнем домике. Они принесли шампанское и немедленно усадили нас за стол встречать Новый год "по новосибирскому времени". Мы с мужем выросли в Латвии, и это была наша первая практическая встреча с часовыми поясами. Потом-то мы уже привыкли, что в Снечкусе Новый год встречали кто по челябинскому, кто по красноярскому или иркутскому времени. Но первая такая встреча запомнилась. Боялись, что 1975 год встретим без снега. Но в новогоднюю ночь снег выпал. Правда, утром растаял.

 

 

Морковка для зайцев

 

Валентина Демидова

 

 

Трудно было поверить, что здесь когда-то будет город. Сплошной лес, да еще какой красавец! Шел 1977 год. Наступил первый учебный год в городе, у которого еще и названия-то не было. Со своими первоклашками я часто ходила в лес полюбоваться красотой природы.

Тогда мы и приметили раскидистый клен на берегу озера Висагинас и решили устроить возле него Новогоднюю елку.

Был сильный мороз. Дети и родители оделись потеплее, прихватили термосы с горячим чаем, печенье и конфеты. Пришли на место, к красивой, но небольшой елочке, ростом чуть повыше своих гостей. Дети и родители нарядили деревце, украсив его... капустными листьями и морковкой (которую здесь тогда трудно было купить). Мы хотели, чтобы после нашего ухода зайцы тоже полакомились.

Возле елочки водили хороводы, пели песни, в том числе и про медведя "в теплой шубе меховой". Укутанные в сто одежек первоклашки стали играть в "медведей", сами толстые и смешные, как медвежата. Потом изображали лисиц, зайцев и всех зверюшек, живущих здесь. Время пролетело незаметно. Было очень весело, все разогрелись, разрумянились.

Проводили в тот год Елку и в школе, на нулевом этаже, в наскоро оборудованном спортзале, с Дедом Морозом, призами и подарками. Но лесной праздник возле живой зеленой красавицы оказался самым лучшим, незабываемым.

 

 

 

Жизнь прошла в борьбе с дефицитом

 

Людмила Денисова

 

 

У людей - праздник, а у работников ОРСа (отдела рабочего снабжения) одна забота - достать и доставить. Я с 1976 года стала товароведом ОРСа по продтоварам. Продукты стоили дешево, деньги у людей были, но злополучный дефицит требовал бесконечных хлопот, командировок вплоть до Москвы. Чтобы хоть как-то Удовлетворить спрос, комплектовали "праздничные заказы", талоны на них люди получали на работе, иногда бросали жребий - на всех не хватало. В наборы включали шпроты, майонез, зеленый горошек, сырокопченую колбасу и т.д. И всегда почему-то не хватало шампанского. ОРС старался запасти дефицитные товары заранее, но это было не так-то просто: сначала надо "получить фонды" (чаще говорили "выбить фонды", это лучше передавало суть дела), т.е. разнарядку на товар, потом эти самые фонды надо "отоварить" - тогда, когда тебе предписано, и там, где предписано. Ну а затем привезти и подготовить к продаже то, что удалось раздобыть.

"Заказы" готовили ко всем праздникам, но к Новому году городу требовалось еще и до 11 тысяч детских подарков. Часть покупали в готовом виде, часть фасовали у себя в ОРСе, нередко к бедному фабричному набору добавляли хороших конфет. В общем, 31 декабря я приходила домой часов в 11 ночи. Не то что идти куда-то праздновать - разговаривать не хотелось. Перед нами всегда стояла одна задача: хоть бы не сорвать праздник! Благодарности мы уже не ждали. При системе всеобщего дефицита люди просто не могли быть довольны, даже получив "праздничный заказ", ведь в нем обязательно чего-нибудь не было. Нам никогда не выделяли столько дефицитных продуктов, чтобы хватило на всех. И это при том, что наш город не обижали, старались всегда пойти навстречу,

И все-таки я до сих пор не знаю, что хуже: когда людям было на что купить, но нечего было покупать, или, как сейчас, когда товаров - изобилие, но далеко не все могут себе позволить покупку к праздничному столу, на хлеб-то не всегда и не у всех деньги есть... Так что все мои "новогодние" воспоминания имеют не очень праздничную окраску.

Однажды накануне Нового года везем в пятитонном "ЗИЛе" шампанское. На новом мосту в Пабраде, на подъеме, машина сломалась. Мы ехали на двух грузовиках, но буксирные тросы не удержали бы такого веса. Нужен канат. Уже поздно, темно, мороз. Что делать? Рядом - пожарная часть. Канат там есть, но без начальника дать не могут. К счастью, начальник живет близко. Пошли домой, разбудили. Он сам пришел, выдал канат. И дотащили шампанское до Снечкуса на буксире.

Не раз спасала нас людская доброта.

 

 

Нет худа без добра

 

Василий Ундрицов

 

 

В конце 1975 года меня командировали в Новосибирск для согласования строительства жилого дома (ныне Седулинос аллея, 3) с организацией "Сибакадемстрой". Я обрадовался, так как моя семья жила еще в новосибирском Академгородке.

Все складывалось хорошо. 30 декабря поездом выехал в Ленинград. Утром 31-го в аэропорту "Пулково" приобрел билет на рейс "Ленинград - Новосибирск". С учетом разницы во времени у меня получалось два часа, чтобы добраться из Новосибирского аэропорта домой к Новому году. Не командировка, а сплошное удовольствие.

Подходит время регистрации билетов, и тут объявляют: вылет задерживается. Проходит час, другой. В итоге вылетаем с опозданием на три часа. Настроение безнадежно испорчено. Еще бы! Домой к Новому году я Уже не успею. Знал бы - остался в Ленинграде. Мой младший брат Михаил, военврач, в то время повышал квалификацию в адъюнктуре Военно-медицинской академии. И к нему не попал...

В таких не очень веселых размышлениях незаметно пролетели два часа. И тут стюардесса приятным голосом (а у стюардесс всегда голоса приятные) сообщает, что через 5 минут встречаем Новый год по местному времени. Это было где-то над Уралом. В салоне почувствовалось некоторое оживление. Сосед достает бутылку шампанского и говорит мне; "Давайте отметим это событие". Не найдя лучшего слова, я воскликнул: "Экзотика! Давайте!!! Нашим ближним соседям, у кого нашлись стаканчики, кружечки, налили, себе, ну и в урочное время: "С Новым годом! С новым счастьем!!! На этом и остановились, не стали злоупотреблять. Стюардесса мило улыбнулась нашей шалости (но компанию не составила). Всех поздравила, пожелала счастья, успехов и всего хорошего.

Наш лайнер, монотонно гудя двигателями, плавно и спокойно парил уже в новом времени, продолжая свой путь на восток. Все притихли, ночь все же. Поудобнее устроившись в кресле, я невольно предался размышлениям. Что такое "новый" год, что такое "старый"? Какая разница? Почему новый год мы всегда ждем и встречаем с особым чувством? Как его ощутить? И я почувствовал, как это новое время, заполняя все пространство, идет с востока, обволакивает меня и течет, течет дальше, на запад, в сторону нашего Пасмальвеса, Дукштаса, где выпавший снег перед Новым годом растаял, моросит дождь, под ногами грязь, пасмурно, темно. И вообще - рутина, еще 1975 год...

А мы летим уже в новом году, в новом времени, в морозном, чистом воздухе. За иллюминатором ярко звезды мерцают. Далеко внизу - огни городов и сел. Мы не на грешной земле, а в облаках. Нет, не в облаках, а над облаками, на высоте 11 тысяч метров. Что я переживал? Ну, опоздал к Новому году домой. Эка невидаль: встретить Новый год за столом с шампанским. То ли дело теперь! Я его не просто встретил - такое ощущение, что мы с новым годом встретились в чистом пространстве поднебесья. Не зря когда-то один умный философ сказал примерно такие слова: "В любой неприятной ситуации надо уметь находить что-то хорошее". Что по-русски означает: "Нет худа без добра".