Первостроители... часть 1

Опубликовано: 21 августа 2016
Просмотров: 73613

 

 

''История строительства в Литве города атомщиков достойна того, чтобы быть воспетой в стихах", - решили первостроители и обратились с таким вот социальным заказом к одному из висагинских поэтов - Виктору КРАВЦОВУ. Тот с готовностью воспринял эту идею и принес в редакцию начало будущей поэмы.

 

КАК ЭТО БЫЛО

 

Упругий ветер остервенело,

Ломая ветки, стучится в грудь.

Ледком курчавым на поле белом

 Зима рисует дорожный путь.

Минуя топи, холмы, коряги,

 Вдоль деревушек и хуторов,

Скрипя в ухабах, кляня овраги,

Шли караваны под новый кров.

Разъездом Дукштас сел на дорогу.

 На горке город глядит в Диснай,

Гостей встречая улыбкой строгой

-Таким казался тогда наш край.

 

Теперь с годами не помнят люди

Февраль метельный, седой туман.

Но никогда мы не позабудем,

Как самый первый шел караван.

Пока Мигиуринский1 садился в лодку,

Василий Дудар стоял, молчал.

Он любовался своей находкой:

"Смотри-ка, раньше не замечал:

У Даугавпилса, на горизонте

Ночное небо в сплошных огнях,

Как в сорок третьем на Южном фронте

Огни пылали в донских степях".

 

А вдоль Друкгияя, как сновиденье,

В чудесных бликах притихший лес

Еще не знает, что в отраженье

Вплетется сполох от ИАЭС.

Что новый город твоей надежды

Увидит небо из сосняка,

Что будут окна светиться между

Берез и сосен наверняка.

Большие планы в большой столице

Тогда решались. И не спеша,

Отсеяв крайности по крупицам,

 Избрали водный бассейн Друкшяй.

 

О добровольцах, взнуздавших время,

В известной песне сказал поэт.

 Прошли бесстрашно путями теми

 Специалисты из ВНИПИЭТ.

 Искать, наверно, на картах, в книжках,

 В архивах пыльных - напрасно вам,

 И в Ленинграде село Петришки

Воспринималось как Суринам.

Уютный домик свое крылечко,

У стенки столик, в углу кровать,

 А для удобства стояча печка –

Парамарибо, точней сказать.

 

Погода ливнем в лицо хлестала,

Сопели лужи кривых дорог.

Казалось, этим должны сначала

 Проверить волю, что ты сберег.

 Стучит по крышам дождем

Всевышний,

По мутным стеклам ползет слеза,

В молочном дыме качает вишни,

Весенним пухом цветет лоза.

Закат багряный хвостом лисицы

 Кусты погладил по голове.

 

Дурманный запах от медуницы

 Разносит ветер в сырой траве.

- Любая стройка мертва без базы.

 А нет дороги - ходи пешком.

Стоят "вертушки", КАМАЗы, КРАЗы,

 Ведь не таскать же бетон мешком.

 Начнешь ты дело с коммуникаций:

Дороги, трубы и провода.

Строчи в столицу хоть сто реляций,

 Что начал строить, что есть вода.

 

- С дорог бетонных или с поселка -

С чего, наверно, ни начинай –

Стоит задача другого толка.

А спросят крепко: АЭС давай!

 У человека немало мнений

В самой природе закон такой.

Я выбрал малость из откровений

 Между Багрянским и Середой .

Зовет прохладой Крещатик летом,

 Хоть на каштанах кипит смола.

Со звонниц Лавры святым заветом

Благовествуют колокола.

 

А здесь раздолье мощеных улиц

И желтой краской дома горят.

Гусиный гогот, квохтанье куриц.

- Почти Крещатик, - шутил Зоря.

 Не знаю, правду ли вспоминают:

Поселок строил прораб Нехай.

Однако точно все примечают:

 "Осиротевшим стоит "Шанхай".

Домишки эти в дожди, в метели

Под елочками дощатых крыш

 Как будто тихо сказать хотели:

 "Зайди согрейся, чего стоишь?"

 

Вещали скупо газеты наши,

В режимных папках сокрыт стройбат –

На самом деле в строю Средмаша

С рабочим рядом шагал солдат.

В незаселенном краю таежном

Костров походных растаял дым.

На картах точки в пыли дорожной

Лишь отмечают его следы.

Потоком время в ладони льется,

И сединою блестит висок.

Гвардейской лентой дорога вьется

 От Игналины - и на восток.

 

Примечание

1 В.Мишуринский - специалист Всесоюзного научно-исследовательского проектного института энергетических технологий (ВНИГШЭТ)

2 В.Дудар - моторист группы Мишуринского

3 Петришки (Петришкес) - населенный пункт недалеко от д. Ляуденаи, в котором находилась группа Мишуринского

4 Суринам - государство в северо-восточной части Южной Америки

5 Парамарибо - столица Республики Суринам

6 В.Багрянский - главный инженер Западного управления строительства

7 Г.Середа - первый начальник ЗУС

8 П.Зоря - главный инженер СМУ-10, ныне работник самоуправления.

 

ПИОНЕРНАЯ БАЗА

 

От вагончиков новых,

Ставших в синенький ряд.

Пахло тесом сосновым

И жильем, говорят.

Кто-то скажет - бытовки,

Но для тех, кто в них жил,

Намечал трассировки.

Изучал чертежи,

Отдыхал, если надо,

Уходил за водой –

Не совсем "Эльдорадо",

Все же угол родной.

 

Потянулись дороги,

 Вырастали дома,

И в тех улочках строгих

Пожелтела трава.

От окон молчаливых,

 Покосившихся крыш –

Будто вздох сиротливый:

 "Заходи, что стоишь?.."

А когда-то от новых,

Ставших в синенький ряд,

 Пахло тесом сосновым

И жильем, говорят.

 

 

ДОРОГИ

 

Лежит "бетонка" краюшкой хлеба,

Сверкает белое молоко

И отражает кусочек неба,

Узоры дивные облаков.

Ее укутал туман вечерний.

Заря умыла ночной росой,

И в благодарность она наутро

Бежит дорожною полосой.

Ее бетонщик любовно гладил,

Не просто гладил, скорей ваял.

Недаром шины по автостраде

Шуршат сегодня: "своя-своя".

Косички ивы сплетает ветер

И навевает тихонько мне:

Карчанов строил дороги эти

По бездорожью, по целине.

 

ПЕРВЫЙ ДОМ

 

Тревожно охнув, валились сосны

На зеленевший в овраге мох.

Носилось эхо по травам росным

И затихало, как скорбный вздох.

Вот расступилась строптиво роща,

Поднялись стены, а под окном

Сирень косынку уже полощет

И приглашает нас в первый дом.

Смущенно встретил он гул веселый,

Когда довольные, при ключах.

Въезжали первые новоселы,

Узлы таскавшие на плечах.

 

Повырастали пятиэтажки.

Уютом дворик обняв тесней,

Бахвалят окнами нараспашку.

Однако первый - из всех родней.

Любимый город, ты все такой же:

 То по-весеннему озорной,

На половодье чем-то похожий;

То грезишь летом вместе со мной.

 Ты, просыпаясь, о чем мечтаешь,

Рассветом ранним куда плывешь?

То вести хмурые принимаешь,

То, встрепенувшись снова, живешь.

 

Уносит осень зачем-то к югу,

 Как стон печальный, крик журавлей,

 Но долго-долго летит по кругу

 Та песня скорби меж: тополей.

 Весенним гулом она вернется,

Залечит раны липовый цвет.

 И снова город мне улыбнется

И я улыбнусь ему в ответ.

 

 

В. Мишуринский

 

ПИСЬМО ДРУГУ В ЛИТВУ

 

Вчера газету получил

С поэмой из Литвы,

Где двадцать лет я "оттрубил"

И где "батрачишь" ты.

Прочел, припомнил, погрустил

Жаль, время не вернуть!

 Мы, молодые, бросив дом,

 Собрав рюкзак, рванули в путь.

Причем рванул не в Суринам

В республику поближе.

Но там язык, названья там...

 Короче, непривычно нам.

И вот Lietuva,, Зарасай

(красивый там озерный край),

Но нам туда, на Турмантас,

 (Где только черт не носит нас)!

А дальше в Дукгитас, где Диснай,

 Мы там с асфальтом распростились

И, чертыхаясь, по буграм,

Минуя Римше, в Гайды покатились.

Нам эти Гайды на года

Столицей местной стали.

Библиотека здесь была

И почта, где зарплату получали.

Здесь хуторяне собирались

С друзьями пообщаться,

 В костеле грех свой отмолить

 И новостями обменяться.

Но я отвлекся... Снова в путь

Бугры, колдобины нас ждали.

 (Да, кроме них, пожалуй, тут

Никто не ждал нас - нас не звали.)

Вот болотце, за ручьем

 Отдельные домишки,

Гумно, автобуса кольцо

Приехали - Петришки!

В глуши стояли хутора,

А в них селяне жили!

Работали с зари и до темна,

 Пахали, сеяли, детей растили.

Весь разговор сводился тут

К погоде, к сену, к урожаю.

Но хлебосольный был народ,

И я всех помню, уважаю.

Ну вот, закончена глава,

 А может быть, пролог.

Смотри, не вышлешь гонорар,

То станет это эпилог!

Р. S. Шучу, шучу, ты гонорар,

Я чувствую, зажмешь.

Так вышли, что ли, карандаш.

Да и чернила тож.

Ну а вообще-то, друг, даешь!

Не зря же я старался.

Чернила кончились мои,

И карандаш сломался.

Р.Р. S. Ты извини, такой слоган,

Что самому читать противно.

Кругом такая канитель...

Вот, повлияло, видно.

Р.Р.Р. S. Я гражданин другой страны,

Что Родиной для всех была,

Но в сердце вынес часть Литвы,

Она со мной теперь всегда!

Хочу напомнить о себе,

С кем я общался много лет.

Еще эюивой, еще курю

И всем вам шлю большой привет!

Я помню вас по именам

И даже ваши лица!

Закрыв глаза, я вижу вас,

Так, что слеза струится!

Благослови вас всех Господь,

Дай силы и терпенья!

Здоровья, счастья...

Работы и веселья!

И, может, день такой придет -

Раздвинутся границы,

И вновь, друзья, увижу вас,

И братство возродится!

 

Владислав МИШУРИНСКИЙ, для многих просто Влад.

Инженер-гидролог ВНИПИЭТ, участвовавший в изысканиях

по ИАЭС с 1973 по 1992 гг. 7 августа 2002 г, Санкт-Петербург