Первостроители... часть 1

Опубликовано: 21 августа 2016
Просмотров: 73606

 

 

 

ТАК МНОГО ПЕРЕЖИТО ВМЕСТЕ.

 

Татьяна Боброва

 

Можно сколько угодно твердить себе, что жизнь не вечна и конец неизбежен. Для каждого. Но, когда трагически обрывается жизнь человека, которого хорошо знал, с которым так много связано, всегда остается чувство растерянности и недоумения.

Нет больше Анатолия Васильевича Завьялова. Одним хорошим человеком на земле стало меньше. Он мог бы жить и жить, приносить окружающим радость. Ведь общаться с ним всегда было удовольствием. С ним было легко. Где бы он ни работал, люди неизменно проникались к нему симпатией и уважением.

 

 Анатолий Васильевич Завьялов

 

Его до сих пор считают своим умовцы, где он начинал работать, приехав на стройку, и сотрудники ЗУСа. С большим теплом и уважением отзываются о нем и сегодняшние сослуживцы. Но, наверное, лучше всего знали и больше всего любили его в нашей организации - Управлении энергоснабжения. Помнится, как он появился у нас в 1978 году. Подтянутый, элегантный, обаятельный. Это позже мы узнали о его необыкновенной тактичности, особом складе души. Он всегда находил время навестить в больнице своего сотрудника, похлопотать о квартире для другого, внимательно выслушать, посоветовать, помочь.

Это было время становления, а потом и расцвета строительной организации. Вспоминается непролазная грязь весенней распутицы, когда тонула даже техника. И вагончики, вагончики...

Изматывающие своей подготовкой конкурсы штукатуров. Первые высоковольтные линии, прокладываемые по лесам и болотам, «времянки» линий связи, котельная Пионерной базы, которая буквально давала жизнь строителям, освоение малой техники, бессонные ночи на основной площадке...УЭС всегда было одним из самых сложных подразделений строительства. Сколько было отдано ему душевных сил и здоровья!

Анатолию Васильевичу, мягкому, интеллигентному человеку, наверное, было очень тяжело приспосабливаться к суровой, порой грубой действительности огромной стройки. Тем удивительнее его способность всегда безукоризненно выглядеть, держаться с достоинством.

Но были не только будни. Были и праздники. И коллектив наш никогда уже не был таким дружным и сплоченным, как при А. Завьялове.

Наверное, это были самые незабываемые годы. Команды УЭСа участвовали во всех соревнованиях, конкурсах, смотрах. На весь ЗУС известны УЭСовские вечера, посвященные Дню энергетика.

Позже в организацию был назначен другой начальник. Узнав об этом, коллектив сразу как-то сник, осиротел.

Оценивая сегодня ту ситуацию, осознаешь, что мы виноваты перед Анатолием Васильевичем. Виноваты в том, что не сумели отстоять своего руководителя.

Конечно, были другие времена. Конечно, никого не спрашивали. Только этим не оправдаешься. И тем больнее сейчас, когда уже нет возможности сказать: «Простите нас, Анатолий Васильевич...»

Поздно. Поздно все. Уже не встретим его на улицах города, не будет возможности позвонить по телефону. В рабочем дневнике осталась запись: «Переговорить с Анатолием Васильевичем ...»

Р,8. Анатолий Васильевич был человеком жизнерадостным. И, наверное, ему не понравилась бы наша печаль и тоска. Может быть, он попрощался бы с нами, как когда-то В.Высоцкий, такими словами:

 

«...Вы помните меня всегда.

И этот день, такой паскудный,

И некролог, стандартно-нудный,

Пусть не тревожит вас зазря.

Цветы все ваши принимаю,

 И слезы для меня святы.

Лишь любопытных отвергаю

Не становитесь на цветы!»

 

 

 

 

 

ВЕРИЛИ, ЧТО ПОСТРОИМ.

 

Валерий ШИДЛОВ

 

 

 В моей трудовой книжке запись: «Принят на работу в Северное управление строительства в качестве плотника-бетонщика.» И дата: 3.12.1974 года.

Пришлось переквалифицироваться - требовались только работники строительных специальностей.

Помню, как буквально ожил маленький, сонный Дукштас. По утрам на работу спешили вереницы людей. Вместе со мной в том слякотном декабре устроились в СУС Владимир Крегер, Эдуард Важнайс, Альгис Девелис, Иван Афанасьев, Владимир Илгач, Леонид Гедрович, Чеслав Смулько, Бронислав Стельмах. Приняли нас всех на участок № 2 - единственный участок строительства. Не было тогда еще никаких СМУ. Впрочем, еще ничего не было. Только предстояло оборудовать перевалочную базу, которую стали называть Пионерной. В первый рабочий день мы начали с монтажа савеловских секций. Так назывались строительные вагончики. Потом в них разместились управление строительства, отдел кадров, жили строители. Тогда же, в первый день, мы с начальником познакомились. Подошел мужик в резиновых сапогах, как и мы, поинтересовался, как работается. Потом выяснилось, что это начальник строительства Геннадий Максимович Середа. Простой был, всегда среди строителей, в кабинетах мало сидел.

Потом мы разбивали площадку для транспортников, мостили территорию бетонными плитами, а они тонули в болоте.

 

Так начиналась стройка... Здесь разместилось управление автотранспорта (УАТ).

 

Начали строительство дороги через Пионерную базу в сторону будущего строительства. Техники мало: всего несколько машин и старенький кран К-162. Позднее создали специализированное СМУ, которое и занималось дорогами. Возглавил его Владимир Иванович Карчанов. Появился отделочный участок, первыми здесь начали работать Ольга Костыгова, Кузьма Рыбаков, Мария Ринкевич.

И вот уже август 1975 года. Все собрались на митинг по закладке камня - символа будущего города. Среди леса расчищена поляна, подготовлено место для камня. Доставляли его с приключениями. В окрестностях нужного гиганта не нашлось. Отыскали на полях одного из ближайших колхозов. Выкупили. Но пока везли, он разбился на несколько осколков. Видно, уж совсем древний был. Один из этих «осколков» установлен сейчас на могиле неизвестных солдат. Пришлось искать второй камень. Этого красавца уже везли со всеми предосгорожностями. Доставили аккуратно.

Был теплый августовский день. Все радовались, верили, что сумеем, построим. Геннадий Максимович бросил деньги под камень. На удачу, на счастье!

А вокруг шумел лес. Ведь ГОРОДА еще не было. Сплошной сосновый бор, прекрасное озеро с чистой водой и огромное количество ягод, грибов, которых мы за обеденный перерыв набирали по целой корзине. Летело время, вот уже и сдача первых домов, первые новоселья и новоселы, а мы становились старожилами.

В 1976 году стройка наша приобрела самостоятельность: выделилась из состава Северного управления строительства и была названа «Западное управление строительства». В моей трудовой - об этом запись.

«01.01.1976 Уволен в порядке перевода в Западное управление строительства. Отдел кадров СУС.»

«01.01.1976 Принят в порядке перевода плотником-бетонщиком. Отдел кадров ЗУС.»

 

 

 

 

ЖИЛИ МЫ ЗАМЕЧАТЕЛЬНО...

 

Михаил Романовский

 

Михаил Романовский

 

В июле 1975 года мы с другом путешествовали - совершали этакое турне по Прибалтике. Побывали в Эстонии, Латвии. А разъезжая по Литве, услышали о начале крупного строительства.

Заинтересовались. Подъехали к Дукштасу. Увидели много вагончиков. В одном из них размещался отдел кадров. Разузнали, что требуются в основном механизаторы, строители. Друг мой вскоре устроился сюда на работу. Благо - специальность можно было получить быстро: отправляли на учебу, на курсы в Сосновый Бор.

Я поступил на работу в ЗУС в апреле 1976 года. Устроился плотником-бетонщиком. Сначала работал на строительстве нынешнего водозабора. Там мы и жили в вагончиках. Условия - самые походные. Не было даже воды. (Тут уж не до фотографий). Раз в неделю приезжала автолавка с продуктами. За хлебушком, если надо, ходили в ближайшую деревню Гайды. Можно было, конечно, ездить домой ежедневно (я родом из Белоруссии, г.Поставы), но тогда вставать надо было бы очень рано, а возвращаться - к ночи. Проще было жить на месте.

В 1977 году разобрали мы наполовину свой вагончик. Мебелишку прикрутили к стенам - так и ехали - шторки на ветру развевались. Перевезли жилье в строящийся поселок. На месте нынешних общежитий по Космосо большая площадка была занята под целый городок из вагончиков. Здесь жили томичи, челябинцы, красноярцы. Каждая группа - своей «колонией». Вот и мы пристроились рядом. Тут уж цивилизации побольше стало. Колодец выкопали. Вскоре в поселке построили первые магазины-павильоны (деревянные магазины за базарной площадью). Их открытие было настоящим событием. Кстати, я принимал участие в их строительстве, работал на возведении первых домов - общежитий, что по улице Фестивале.

А жили мы замечательно в том поселке. Соседи подобрались, как и мы, рыбаки заядлые - вместе на рыбалку ходили. Вечером разведем костерок около вагончиков, сидим, беседуем.

Каждая «колония» старалась по-своему оформить собственную территорию. Кто дорожки из плиток выкладывал, кто елочки сажал. По праздникам украшали: яркие гирлянды между строениями вешали, флажки разноцветные. На Новый год елки наряжали. Кстати, те, кто жил в общежитиях, нам завидовали. У нас было просторно, весело, дружно, и главное – сами себе хозяева.

Конечно, хватало и трудностей, но о них вспоминаешь с улыбкой, а доброе и хорошее  -  с ощущением чего-то потерянного. Сегодня наши дома - по сути, та же территория, только все по-другому. И как соседей-то звать - не всегда знаешь...