Первостроители... часть 1

Опубликовано: 21 августа 2016
Просмотров: 27177

 

 

 

Геннадий Максимович Середа

 

 Геннадий Максимович Середа

 

«Уазик» мотался по широко раскинувшейся стройке, петляя между вздыбленными курганами комковатой, смерзшейся земли. Сидевший рядом с водителем солидного вида мужчина с внимательным взглядом карих, чуть прищуренных глаз из-под нависших над ними рыжеватых бровей, то и дело давал команду водителю: «Останови здесь».

Выходил из машины, неторопливо шел по территории строящегося объекта, молча, не перебивая, слушал объяснения сопровождающего его главного инженера Вадима Михайловича Багрянского, изредка задавая вопросы. Осматривал все внимательно. Поднимался по шатким настилам на этажи, с интересом наблюдая за действиями монтажников. Черным глянцем отливающий хром тщательно начищенных сапог и кожаной куртки говорили о том, что начальник строительства - человек аккуратный, не терпящий небрежности.

Понравился Середе главный инженер строительства Вадим Багрянский. Корректный, вежливый. Четкими, скупыми фразами он рассказал о положении на стройке. Вводя в курс текущих дел, говорил только о главном. На вопросы отвечал не спеша, обстоятельно. Не пытался, отметил про себя Геннадий Максимович, что-либо приукрасить, затушевать. Наблюдательность, которую он развил в себе, как руководитель, помогала ему зачастую быстро оценивать деловые качества окружающих людей. Вот и в этот раз было достаточно короткого общения с главным инженером, чтобы с удовлетворением сказать себе: «Сработаемся».

На стройке все отмечали в Середе бесхитростность, объективность в оценке, прямодушие, объективность в оценке любого факта. На оперативках он не краснобайстововал, говорил четко, словно обрубая каждую фразу, ясно выражал мысли. Если случалось критиковать, заранее запасался вескими аргументами, и никто не мог упрекнуть его в необъективности. «Крут, - говорили о Середе, - но справедлив».

Он был внимателен к людям, жил их заботами и интересами, служил примером единства слова и дела. К бригадирам обращался по имени-отчеству, зная каждого. Принимал сам участие в подборе кадров. Умел заметить молодых талантливых специалистов, доверял им сложные задания, смело выдвигал их на руководящие должности. Геннадий Максимович прибыл на строительство ИАЭС из «Сибакадемстроя», где прошел хорошую школу руководителя у начальника «Сибакадемстроя» Николая Маркеловича Иванова.

Чуждый всякого рода консерватизму, Геннадий Максимович обладал широтой кругозора, присущей людям творческого склада, хорошо понимающим стратегию времени. Значительные силы направил в первую очередь на строительство дорог. Дороги помогли строить город и ИАЭС рекордными темпами.

Каждый день неутомимый «уазик» начальника стройки разматывает многокилометровые ленты дорог между объектами почти равностороннего треугольника: Дукштас - АЭС - город. Не позаботься строители вовремя о надежных дорогах, этот треугольник вполне мог бы стать «бермудским» для техники, конструкций и материалов.

 

 Главное для строительства – это хорошие дороги...  ССМУ-4 прокладывают первые дороги...

 

Интересные идеи подавал главный инженер, грамотный специалист в строительстве. Г.М.Середа, по достоинству оценивая смелые инженерные решения, давал добро на их реализацию. ЗУС скоро вырос в мощную строительную организацию, с мощной строительной базой.


  Первоначальная структура строительных организаций ИАЭС

 

В начале строительства была нехватка квалифицированных специалистов, часто приходилось обращаться к руководству Главка, помогали соседи сосновоборцы. Опыт, накопленный ленинградцами, использовался и на строительстве ИАЭС. Стройке в Литве помогали почти 500 предприятий из разных республик, краев и областей страны.

Но это не говорит о том, что первостроителям ЗУСа были созданы «райские» условия. Темпы строительства, увеличение численности работающих создавали все новые и новые проблемы, но руководители ЗУС, используя свои знания и опыт, успешно их решали.

На любом производстве, а на строительстве особенно, нужна крепкая трудовая дисциплина. «Работать под началом Середы было одновременно легко и трудно, - вспоминает В.Денисов. - Легко потому, что начальник стройки не сковывал инициативу, а напротив, всячески поощрял смелые начинания, если видел их перспективность. Он нетерпимо относился к виновникам срыва сроков сдачи объектов».

В стиле и характере работы Геннадия Максимовича много дерзновенного, смелого. Его рабочий день был насыщен до предела. На строгом учете была каждая минута. «Человека характеризует то, насколько ответственно он относится к порученному делу,» - не раз подчеркивал Середа. Начальник строительства не терпел разгильдяйства, бесхозяйственности. На одном из сдаточных домов ждали,  когда привезут половые лаги. Прораб Р.Савичюс насколько раз звонил по телефону, но в трубке слышались короткие гудки. Но тут в прорабку заглянул бригадир и крикнул: «Привезли». Савичюс вышел из вагончика, направился к двум грузовикам, из которых рабочие выгружали лаги. Вкусно пахнущие смолой, они контрастным светлым пятном выделялись среди строительного мусора, липких бугров   взрыхленной, обильно смоченной дождями земли. «Надо срочно сложить их куда-нибудь под навес, - подумал прораб и тут же увидел въехавшую на объект машину начальника стройки. Через минуту тот грузной походной, перешагивая через груды битого кирпича, подходил к дому. Взглянув на хмурое лицо прибывшего, прораб насторожился.

 

Неизвестный прораб...

 

Мысленно прикидывал: что же ему не понравилось? А голос Середы уже гремел: «Не стройплощадка у тебя, прораб, а мусорная свалка. Лаги в грязь покидал, кирпич рассыпан, панели сложены как попало. Порядок навести не можешь или не хочешь?» Влетело и начальнику СМУ, появившемуся «не вовремя». Неделя понадобилась, чтобы привести все в порядок. По складу характера Савичюс был в общем-то человек дисциплинированный. На любом объекте, где приходилось работать, всегда был порядок. Предшественник оставил объект в таком виде, что сам черт ногу сломит.

Середа не оставил этот инцидент без внимания, разбор был и на оперативном совещании.

Рабочая неделя Геннадия Максимовича начиналась с селекторного совещания. К его рабочему столу стекалась информация со всех служб управления. Ни одно селекторное совещание не проходило без того, чтобы Середа лишний раз не напомнил руководителям о порядке, согласованности в деятельности многочисленных звеньев управления, о дисциплине и выполнении решений.

На вопрос, не жалеет ли он об избранном пути, Геннадий Максимович отвечал: «Безусловно, нет. Не знаю профессии увлекательнее, чем профессия созидателя.»

Мемориальная доска посвящена  Середе Геннадию Максимовичу... в 56 лет его сердце не выдержит такого темпа (работать на "полную катушку") и остановится…

 

 На стройке сложилось мнение о Середе как специалисте творческого склада, талантливом организаторе производства и грамотном руководителе.