A+ R A-

Пароходы в огне... 2 часть

Содержание материала

 

 

ГЛАВА 14. ГРАНАТА В ДЕСЯТЬ ТЫСЯЧ ТОНН

 

"Джонни, у тебя есть шанс!"

 

Он уже было собрался выехать из дому в редакцию газеты, как зазвонил телефон. Знакомый женский голос взволнованно сообщил: "Джонни, срочно приезжай! У нас в порту загорелся пароход. Дыму, как на войне! Сделаешь отличный репортаж. У тебя есть шанс! Мчись!" Молодой фоторепортер John Clinton (Джон Клинтон) давно жаждал сенсации. Но в маленьком портовом городке Texas City (Техас-Сити) на берегу Мексиканского залива их не было. Какие события вообще могли быть в этой глуши, если население составляло всего семнадцать с половиной тысяч человек!

Фоторепортажи о разводах и автомобильных происшествиях уже не волновали жителей городка. Последнее ограбление городского банка досталось другим репортерам.

Через 20 минут старенький довоенный "Pontiac" ("Понтиак") затормозил у пирса № 0. Протиснувшись сквозь толпу зевак, молодой репортер увидел серую громаду парохода. К разочарованию Клинтона, это не был роскошный туристский теплоход и из его иллюминаторов не высовывались молоденькие пассажирки с криками "Спасите!" У пирса стоял обычный "Liberty" ("либерти") - американское детище военного времени - 135-метровый грузовик в 10 000 т с паровой машиной мощностью 2,5 тыс. л. с. На корме парохода лениво полоскался на ветру трехцветный французский флаг. Название - "Grandcamp" ("Гранкан"), порт приписки - Марсель. Из четвертого трюма судна валил густой белый дым.

Charles de  Zhellyabon (Шарль де Желлябон), капитан парохода, не отрывая пристального взгляда от открытого люка, нехотя отвечал на вопросы репортера.

 

"Grandcamp" у стенки причала на разгрузке...

- Да, уже пятый день под подгрузкой. Принимаем удобрение - аммиачную селитру. Чистый, безобидный груз. Уже погрузили 2300 т. На твиндеках арахисовые орехи, сизаль и фрезерные станки. Должны сняться на Дюнкерк и Бордо, как только закончим погрузку и отремонтируем машину. Думаю, что пожар скоро потушим...

Ничего больше не добившись от угрюмого французского капитана, Клинтон, сделав на всякий случай два портретных снимка, побежал с верхней палубы к трюму. Здесь среди матросов, грузчиков и пожарных ему удалось узнать кое-какие подробности.

Грузчики приступили к работе в 8 часов утра. Когда сняли люковые крышки, увидели струю дыма, пробивавшуюся между бортом и штабелем 100-фунтовых мешков с удобрением. Сначала стали лить воду из кружек и ведер. Потом принесли содо-кислотные огнетушители. Но от этого дым повалил еще сильнее. Кто-то догадался раскатать по палубе пожарные шланги, но старший помощник капитана запретил подключать их к судовой пожарной магистрали: "Не смейте этого делать! Вы испортите груз!" Он приказал задраить трюм и пустить в него пар. Это было в 8 часов 20 минут. Через несколько минут люковые крышки были сорваны, из трюма показались зловещие оранжевые языки пламени. Вот и все, что удалось услышать и увидеть на пароходе Клинтону.

 

Всё еще только начинается...

 

В свой репортерский блокнот журналист записал: ""Grandcamp" ("Гранкан") - либерти, бывший "Benjamin  R.  Curtis" ("Бенжамин Р. Кёртис"), построен в ноябре 1942 г. верфью "Joshua Handy" ("Джошуа Хэнди") в Саннивэйл штата Калифорния, 7176 рег. т, 135 м - длина, 17,6 м - ширина, 10,5 м - глубина трюма"".

На палубе "Grandcamp" уже невозможно было оставаться. Сильный жар и едкий дым заставили людей покинуть горящий пароход. На его борту остались лишь капитан и 27 из 50 городских пожарных. Из нескольких брандспойтов они лили воду на раскаленные крышки люков.

 

Пожарные приступают к своему делу...

На пирсе, напротив горящего "Grandcamp" , собрались моряки с других судов, свободные от работы докеры, стивидоры, рабочие порта, несколько крановщиков и чиновников управления порта. Полицейские пытались разогнать толпу, потому что она путала шланги и вообще мешала работе пожарных. Но люди не расходились. Каждый пытался дать совет или рассказать аналогичный случай.

Сделав еще три-четыре снимка собравшейся толпы на фоне окутанного дымом парохода, Клинтон поспешил к своей машине. Он торопился сдать снимки и сделать репортаж о происшествии в порту в дневной выпуск газеты. В 9 часов 10 минут его автомобиль развернулся и, шурша недавно смененными покрышками, выехал из ворот порта в город.

В эту минуту Джону Клинтону не могла прийти в голову дерзкая мысль о том, что сделанный им репортаж и семнадцать снимков будут помещены на первых полосах почти всех центральных газет страны и что его материал никогда не будет опубликован в "Texas  City  Daily" ("Техас-Сити дейли").

Да. Произошло именно так: снимки Клинтона стали в Америке "сенсацией № 1, 1947". Этого бы не случилось, если бы его машина выехала из ворот порта хотя бы на минуту позже.

 

Яндекс.Метрика