A+ R A-

Пароходы в огне... 2 часть

Содержание материала


Не диверсия,
а намеренная халатность!



Историю гибели  "Normandie" нельзя понять, если рассматривать события в отрыве от сложной политической обстановки начала второй мировой войны и от того своеобразного и даже щекотливого положения, в котором находилась тогда американская дипломатия.
В самом деле, на протяжении первых двух лет войны США ухитрились, формально оставаясь нейтральными,    оказывать    явную    военную    поддержку Англии и Франции и в то же время сохранять дипломатические отношения как с правительством Paul Reynaud (Поля Рейно), объявившего войну Германии, так и с правительством Petain (Петэна), заключившего с ней перемирие. Даже после того, как Петэн стал открыто сотрудничать с Гитлером, и даже после объявления войны между Германией и США Рузвельт не прерывал отношений с вишистским правительством.
Все это, конечно, бесило Черчилля, который порвал с правительством Петэна и оказал поддержку генералу де Голлю, и, по всей вероятности, он толкал Рузвельта на более решительные действия против правительства Виши. И все эти перемены и веяния причудливым образом отразились на судьбе "Normandie"...
Поначалу все было ясно: правительство Франции, воюющей с Германией, не желало рисковать ценным судном, а потому все девять месяцев «странной войны»  "Normandie" спокойно простояла в Нью-Йорке, оставаясь собственностью Франции. После заключения перемирия внешне все осталось по-прежнему, но положение уже существенно изменилось: хотя  "Normandie"  и подчинялась французскому правительству Petain (Петэна), само это правительство уже не могло распоряжаться ею по своему усмотрению. По условиям перемирия ни одно французское судно не могло быть перемещено без предварительного согласования с Германией. И когда в мае 1941 г. Petain  вошел в тесное сотрудничество с Гитлером, возникло серьезное опасение, что фашистский диктатор потребует, чтобы Petain вызвал  "Normandie"  во Францию и передал ее в распоряжение Германии, которая, по слухам, готовила вторжение в Англию. Такому требованию США, находившиеся в дружественных отношениях с Régime de Vichy (режим Виши), не смогли бы оказать противодействие.
И тогда американское правительство решается на необычную меру: чтобы помешать французским судам ускользнуть из американских портой во Францию, оно, по сути дела, захватывает их, выдавая это действие за проявление заботы об охране судов от мифической опасности со стороны диверсантов. Нелепость такого объяснения была очевидна: немцы, надеясь заполучить "Normandie", не были заинтересованы в ее уничтожении, французы — тем более. В ее гибели могли быть заинтересованы англичане. Но, если учесть тогдашнее отчаянное положение Англии, становится ясным, что даже угроза передачи "Normandie" в руки немцев едва ли могла толкнуть англичан на диверсию, которая осложнила бы их отношения со своим основным союзником, тем более что не исключалась возможность самим воспользоваться  "Normandie".


По-видимому, и сами американцы хорошо понимали неубедительность выдвинутых ими объяснений, поскольку они поспешили затеять с Vichy (Виши) переговоры о продаже им "Normandie", очевидно, не увенчавшиеся успехом. И в таком неустойчивом состоянии дело оставалось еще полгода.


Все изменилось в декабре 1941 г.: 7 числа японцы нанесли внезапный удар по американской базе на Тихом океане в Пёрл-Харборе; 8 декабря США и Англия объявили войну Японии, а 11 декабря Германия и Италия объявили войну США. В этот день нейтралитет Соединенных Штатов кончился. Вторая мировая война началась и для них. Американские власти на следующий же день выдворяют остатки французской команды с "Normandie", а 16 декабря американское правительство официально конфискует, ее, хотя "Normandie" принадлежала совсем к иной категории, нежели суда Германии, Японии и Италии: ведь отношения с вишистской Францией не были прерваны.
Рузвельт оказался в сложном положении. С одной стороны, вступление США в войну и нажим англичан побуждали его конфисковать "Normandie", с другой — он достаточно дорожил отношениями с Vichy (Виши), чтобы ставить их под угрозу из-за судна, пусть даже такого, как "Normandie". Выход из этого противоречия был один: "Normandie" следовало сбросить со счетов, но так, чтобы не осложнить отношения американского правительства ни с союзниками-англичанами, ни с их противниками-вишистами. Ясно, что лучшим выходом здесь было бы роковое стечение обстоятельств или стихийное бедствие,  а  на  худой конец — халатность.


В годы войны мне как работнику Государственной закупочной комиссии в Вашингтоне довелось довольно подробно ознакомиться с обстоятельствами гибели "Normandie": в работах по ее подъему участвовало девять советских водолазов, обучавшихся в США. Кроме того, в Комиссии часто  бывал В. Юркевич, выполнявший некоторые работы для Отдела морских заказов. Рассказывая о событиях февраля 1942 г., он с горечью говорил, что американцы намеренно погубили "Normandie", и для многих знакомых с делом людей такое объяснение в те годы не было откровением. Потом события мировой войны отодвинули гибель "Normandie" на задний план, и только в середине 60-х годов в западной прессе вдруг начали появляться всевозможные «диверсионные версии». Думается, что и это не случайность.


В 1958 г. президентом Франции стал генерал де Голль, который в годы войны боролся против вишистского режима. С первых же дней своего президентства де Голль начал неуклонно сокращать участие Франции в НАТО и принял ряд важных мер по укреплению экономической независимости Франции, усилению ее позиций на мировом рынке. Появился новый «тяжелый» франк, сократился внешнеторговый дефицит, начал возрастать золотой запас. Именно в эти годы Франция приступает к разработке собственного ядерного оружия, реактивной авиации, ракет. И это, естественно, ведет к серьезному обострению американо-французских отношений.


А тут в 1962 г. сходит на воду новейший трансатлантический лайнер "France" («Франс»), постройка которого должна была привлечь внимание французской общественности к судьбе его величественного предшественника.

 

Лайнер "France"...

И, конечно же, мысль о том, что  "Normandie" — гордость французского судостроения — погублена американцами просто так, «за здорово живешь», поистине была солью, посыпаемой на свежую рану. И вот в американской прессе в эти годы появляются туманные намеки и полупризнания о том, что, дескать, "Normandie" погибла вследствие диверсии. Тут возникают и безымянные журналисты, проникающие на судно с единственной целью укорить администрацию, и лица немецкого происхождения, идущие в охрану, чтобы уничтожить охраняемый объект. Но все эти версии как времен войны, так и более поздние направлены к одному — сокрытию правды о гибели французского лайнера. А правда эта состоит в том, что по политическим мотивам правительству США необходимо было избавиться от "Normandie", для этой цели был избран безотказный метод — намеренная халатность.


«Третий рейх», или «Коза ностра»?


Проведенное американцами официальное расследование, как известно, не установило точной причины появления огня на "Normandie". Мнения экспертов ВМФ и ФБР США по этому вопросу разошлись. Первые предполагали, что пожар на борту лайнера возник случайно от искры, попавшей на груду капковых спасательных поясов при резке одного из пиллерсов центрального салона. Вторые приписывали причину пожара диверсии агентов разведки фашистской Германии. К этому же выводу пришли авторы книги «Саботаж: тайная война против Америки» — американские журналисты Michael Sayers(Майкл Сейерс) и Albert  Kahn (Альберт Канн). В первом издании упомянутой книги, вышедшей осенью 1942 г., они пишут:

«Было известно, что нацистские агенты в течение длительного времени тайно следили за "Normandie". За две недели до падения Франции, 8 июня 1940 г., германская секретная служба послала своим агентам в США закодированное коротковолновое радиосообщение. Это сообщение, переданное из Гамбурга секретной радиостанцией нацистов в Сентрпорте на Лонг-Айленде, в расшифрованном виде гласило: «Спасибо за сообщения. Наблюдайте за "Normandie". Следуя инструкциям, нацистские шпионы стали следить за "Normandie". Они регулярно информировали Третий рейх о 60-миллионном лайнере, который США намеревались переоборудовать для военно-морского флота. Нацистский шпион Kurt Friedrich  Ludwig (Курт Фредерик Людвиг) писал невидимыми чернилами своему начальству в Германии 15 апреля 1941 г.:  "Normandie" стоит еще у пирса 88 северной» (88-й стрит на северной реке — Л. С).

Ludwig (Людвиг)  регулярно посещал набережную Нью-Йорка для наблюдений за "Normandie". Агент ФБР, которому было поручено следить за нацистским шпионом, так описывает в своем отчете одну из поездок Людвига в район порта:
«18 июня (1941 г.) он прошел от 59-й стрит по 12 авеню. Он смотрел на причалы. Когда он подошел к пирсу, где стояла "Normandie" у 50-й стрит, то на некоторое время остановился. Казалось, что он тщательно изучает судно. Потом он снова пошел, оборачиваясь назад. У 42-й стрит он сел на паром, следовавший в Уихаукен, поднялся на верхнюю палубу и продолжал рассматривать "Normandie".
Этот же агент ФБР сообщал, что после того как Людвиг прибыл в Уихаукен, он в течение 20 мин делал записи в небольшой черной записной книжке. Любопытно отметить следующее. Два месяца спустя после гибели "Normandie" Комитет сената по военно-морским делам обнародовал выводы своей комиссии по расследованию причин пожара. «Причины и последствия пожара — результат беспечности со стороны военно-морского флота»,— говорилось в отчете. По мнению сената США, ответственность за катастрофу целиком возлагалась на руководство военно-морским флотом страны.


Спустя пять дней после опубликования выводов, к которым пришла комиссия сената, пресса напечатала результаты расследования, проведенного военно-морским флотом. На этот раз ответственность за катастрофу возлагалась на подрядчика работ — фирму "Robbins  Drydock  End  repeyr  Company" («Роббинс драйдок энд репэйр компани»), которая осуществляла переделку лайнера в войсковой транспорт. «Предельная небрежность и вопиющее нарушение законов здравого смысла,— утверждалось в отчете комиссии ВМФ,— явились единственной причиной пожара на "Normandie". Несколько дней спустя после опубликования этого заявления сенат обнародовал еще один отчет по расследованию причин гибели лайнера. В нем говорилось, что в этом деле «трудно обвинить какое-либо конкретное лицо или группу лиц». Но тем не менее в отчете утверждалось, что «ответственность за опрокидывание судна на борт ложится на Пожарный департамент Нью-Йорка ввиду недопустимого объема воды, вылитой на судно пожарными Нью-Йорка во время тушения пожара».

 

Пожарные воды не жалели...


Считая причиной пожара на  "Normandie" действия агентов фашистской разведки, Michael Sayers(Майкл Сейерс) и Albert  Kahn (Альберт Канн) приводят в своей книге ряд фактов, подтверждающих эту точку зрения.


1. В   течение   недели,   предшествовавшей   пожару 9 февраля,  на  борту лайнера произошли четыре небольших пожара, которые удалось потушить.
2. Когда  вспыхнул  пожар 9 февраля,  вблизи  его очага имелось всего два пожарных ведра.
3. Городская система оповещения о пожаре  была отключена на судне за 22 дня до катастрофы; о чем не знала служба Береговой охраны США.
4. На   борту   переоборудуемого   судна   находилось определенное количество вражески настроенных рабочих, причем их анкетные данные внимательно не были проверены.
5. Любые посторонние лица могли без труда попасть  на  судно  без  всякого  на  то  разрешения.  Для этого им требовался всего лишь нагрудный номерной значок, указывающий имя подрядчика или субподрядчика, у которого они работали.

В книге M. Sayers и A. Kahn мы находим еще один любопытный факт.
Вскоре после нападения японской авиации на Пёрл-Харбор некоему Edmund Scott (Эдмунду Скотту) — репортеру нью-йоркской газеты "GM-Pia" («Эм-Пи») — поручили подготовить для печати несколько материалов о том, что нью-йоркский порт доступен для осуществления всякого рода диверсий. Выполняя задание редакции, репортер переоделся в грузчика и начал бродить по порту, как бы играя роль вражеского агента. Он получил место на "Normandie" и работал на ней двое суток.
«В конце первого дня,— писал позже Scott,— я знал, куда  "Normandie" должна была следовать из Нью-Йорка, сколько орудий на ней должно было быть установлено, толщину брони на иллюминаторах и какую службу должно было выполнять это судно».
Находясь на борту "Normandie", репортер понял, что у него имелось несчетное количество возможностей поджечь корабль. Он блуждал беспрепятственно один среди бочек и ящиков, набитых взрывчаткой и огнеопасными материалами. На второй день работы на борту он снял с себя пальто, которое, по его словам, «могло быть начинено зажигательными бомбами или взрывчаткой», и оставил его лежать на ящиках несколько часов. «В тот день,— писал Scott,— я запирался в шести различных туалетах судна, на 15 минут каждый раз. У меня в карманах могли быть зажигательные устройства в виде карандашей, которые я бы мог использовать с потрясающим успехом. Я мог бы смочить переборки и палубу газолином: небольшой сосуд с этой жидкостью я без особого труда мог бы пронести на судно под одеждой».

За несколько недель до катастрофы газета "GM-Pia" («Эм-Пи») передала написанные Scott (Скоттом ) наблюдения в антисаботажный отдел Морской комиссии США, Но чиновники отдела ими не заинтересовались. Спустя день после пожара на "Normandie" очерк Скотта полностью был опубликован газетой "GM-Pia" . Газета не дала его раньше, так как это, по ее заявлению, было бы для вражеских агентов руководством к действию.
Но была ли это диверсия со стороны немцев? Видимо, нет. Ведь Германия надеялась заполучить «Нормандию» через правительство Петэна. Но даже если фашистская агентура в Нью-Йорке и решила уничтожить этот гигантский корабль, какой ей был смысл делать это во время стоянки в порту? Известно, что  "Normandie" переоборудовалась во вспомогательный крейсер, который должен был быть хорошо вооружен и нести около сорока самолетов охранения. Значительно большего эффекта немецкие агенты могли достичь, если бы подожгли  "Normandie" во время первого рейса, когда на ее борту было бы десять тысяч американских солдат...
С тех пор прошло немало лет. В зарубежной морской печати время от времени появлялись статьи, посвященные трагической гибели судна — обладателя Голубой ленты Атлантики, воспоминания очевидцев его катастрофического пожара в начале 1942 г. в Нью-Йорке. В них по-прежнему фигурировали две версии причины пожара: искра от ацетиленового аппарата, попавшая на груду капковых спасательных поясов, и диверсия агентов фашистской Германии.
Но вот в январе 1975 г. авторитетный морской журнал Англии "Notikl  megazin" («Нотикл мэгазин») на своих страницах опубликовал небольшую заметку о судьбе «злополучного лайнера». Она называлась "Normandie" сожжена мафией». Вот ее перевод.


- «Мафия сожгла французский лайнер  "Normandie" в нью-йоркской гавани в 1942 г., потому что Lucky Luciano(Лакки Лючано) хотел продемонстрировать военно-морскому флоту США насущную необходимость защищать порты восточного побережья США. Лючано был помещен (за убийство ~ Л. С.) в «Загородный клуб» — тюрьму города Олбани, носившую такое название ввиду льготных условий и комфорта. Ему было обещано освобождение с окончанием войны при условии, что он уедет в Европу. Мафия сдержала свое слово, и на протяжении всей войны в портах США не отмечалось ни одного акта саботажа. Когда  "Normandie" была уничтожена пожаром, она должна была быть переконструирована в войсковой транспорт».
Нет необходимости лишний раз напоминать читателям об известной роли террористической организации, которую она играет в Соединенных Штатах Америки. Родившаяся в конце прошлого века на острове Сицилия, эта организация вымогателей и профессиональных бандитов, именующая себя "La  Cosa Nostra" («Наше дело»), в двадцатые годы ХХ века пустила свои корни в сферу строительства, так называемую «индустрию развлечений», и прочно внедрилась в политическую жизнь страны. Во время второй мировой войны мафия имела тесную связь с полицией, представителями ВМФ, рядом политических деятелей.
Кто такой Lucky Luciano (Лакки Лючано) («счастливчик Лючано»)? Имя этого гангстера, одного из самых влиятельных вожаков мафии, в 1931 —1947 гг. не сходило с заголовков американских газет. Будучи двоюродным братом небезызвестного Al Capone (Аль Капоне), Чарлз Лючано застрелил в Бруклине тогдашнего короля мафии Giuseppe Masseria (Джузеппе Массерио), потом его шайка прибила (в буквальном смысле) еще одного короля "La  Cosa Nostra" («Коза ностры») — Maranzane (Маранзане). Устранив опасных конкурентов, Лючано возглавил «большую семерку» мафийских главарей в Нью-Йорке.

 

Мафиози Lucky Luciano (Лакки Лючано)


Мировой общественности известно, что во время второй мировой войны разведка военно-морского флота США почти в открытую сотрудничала с Luciano, который имел огромный и непоколебимый авторитет среди итальянских эмигрантов в Нью-Йорке. Известно также, что он предупредил контрразведку военно-морского флота США о возможных диверсиях и предлагал свои услуги, чтобы этим скостить срок своего пребывания в тюрьме. Американские военные, видимо, не вняли тогда предложению матерого гангстера, и Luciano решил продемонстрировать им правильность своей точки зрения. И конечно, его шайка, пока он сидел в тюрьме, сделала это без особого риска и лишних хлопот.

 

Яндекс.Метрика