A+ R A-

Пароходы в огне... 2 часть

 

Вскоре лоцман Francis Mackey заметил пароход, выходивший из излучины пролива. Это был "Imo" . До встречного судна было примерно три четверти мили. Оно шло курсом, который пересекал курс "Mont Blanc". С французского парохода в направлении двух румбов с левой скулы ясно видели правый борт норвежца. Было ясно, что он правит в сторону берега Дартмута. "Кажется, этот дурень намеревается пересечь нам курс, - проворчал Mackey. - Какого дьявола он не идет на свою сторону фарватера, лучше дать ему гудок". Капитан кивнул головой."Mont Blanc" дал один короткий гудок, означающий, что судно меняет курс вправо. В целях предосторожности Mackey хотел еще больше отвести пароход вправо и передал вниз телеграфом снизить скорость до минимума. Не успел еще стихнуть звук гудка "Mont Blanc", как "Imo" , перебивая его, в нарушение всех правил, дал два коротких гудка, которые означали: "Я изменяю свой курс влево".

Лоцман и капитан "Mont Blanc" были убеждены, что встречное судно возьмет вправо и приблизится к средней линии фарватера в соответствии с требованием Правил. Теперь же на "Mont Blanc", который был в 40 м от набережной Дартмута, буквально лезло встречное и к тому же более крупное судно. "Mont Blanc" стал поворачивать вправо, а "Imo" - влево. Суда быстро сближались...

У капитана Le Medec (Ле Медэка) теперь остался один выход, чтобы избежать столкновения, - отвернуть влево и пропустить "Imo" по правому борту. Расстояние между пароходами составляло уже каких-нибудь 50 м. Маккей схватился за шнур и дал два коротких гудка. Одновременно капитан, тут же понявший маневр лоцмана, крикнул рулевому: "Лево на борт!" Хотя машина была остановлена, судно, глубоко сидевшее в воде, продолжало двигаться по инерции и не слушалось руля. "Mont Blanc" медленно отвернул от берега, и оба парохода оказались идущими параллельно друг другу правыми бортами на расстоянии 15 м. Казалось, опасность столкновения миновала.

Но тут произошло непредвиденное. Как только "Mont Blanc" отвернул влево и стал расходиться с норвежцем правым бортом, "Imo" дал три коротких гудка, давая понять, что его машина пущена на задний ход. "Mont Blanc" сделал то же самое: дал реверс на задний ход и три коротких гудка. Но руль "Imo" оставался положенным на левый борт, что при работающей полным задним ходом машине отвело его нос вправо - в борт "Mont Blanc". Пытаясь избежать удара, Le Medec положил руль на правый борт так, чтобы отвести нос своего судна влево. Через несколько секунд нос норвежца с силой ударил в правый борт "Mont Blanc" в районе первого трюма. Те, кто находились на мостике "Mont Blanc" в момент удара, от ужаса застыли на месте. Их лица были белы, глаза широко раскрыты. Несмотря на мороз, по их спинам струился холодный пот. Только экипаж "Mont Blanc", лоцман Mackey и командование морского штаба в Галифаксе знали о той секретной партии груза, которая была на борту французского парохода.

 

Схема столкновения парохода  "Imo" (черный) с пароходом "Mont Blanc" (светлый)...

 

 

"Мы набиты взрывчаткой"

 

Еще каких-нибудь пять-шесть часов назад  Le Medec и лоцман  Mackey сидели в капитанской каюте, пили кофе и мирно беседовали. "Я очень сожалею, дорогой мой лоцман, что не могу вам предложить бутылку "Мартеля". Сами понимаете, по законам военного времени спиртные напитки запрещены на наших судах". "О, не беспокойтесь, капитан, - отвечал лоцман, - ерунда, у вас отличный кофе".

Капитан рассказывал: "Так вот, господин Mackey, 25 ноября, когда я привел "Mont Blanc" в Нью-Йорк и поставил его к причалу на Ист-Ривер, американские военные власти приказали мне пропустить на судно партию плотников. День и ночь они обшивали трюмы толстыми досками. Ни одного железного гвоздя - все медные! А через час в конторе агент фирмы сказал мне: "Боюсь, капитан, что это взрывчатка, и притом очень большая партия. При нормальных условиях мы не стали бы использовать "Mont Blanc" для перевозки такого груза, но сейчас идет война, у нас не хватает судов, и другого выхода нет". Через два дня они начали нас грузить. Специальная партия стивидоров работала медленно и очень осторожно. Их ботинки были обернуты материей. Мне приказали погасить топки котлов, а у команды отобрали все спички, трубки и сигареты. Курить разрешалось только на берегу".

Капитан продолжал: "В четырех трюмах у нас находятся бочки с жидкой и сухой пикриновой кислотой. Вы знаете, что такое ТНТ? Так вот, разрушительная сила этой штуки гораздо выше, чем ТНТ".

Francis Mackey (Фрэнсис Маккей), шотландец по происхождению, проработавший лоцманом 24 года и не имевший ни одной аварии, слушал капитана с большим вниманием. Время от времени ему становилось жутко. Ни разу он еще не проводил суда с таким адским грузом.

Твиндеки третьего и четвертого трюмов забиты бочками и железными ящиками тринитротолуола, рядом уложены ящики с пороховым хлопком... Мы уже готовы были выйти в море, когда из Франции в Нью-Йорк пришла телеграмма. В ней говорилось о дополнительной партии груза, которую во что бы то ни стало должен принять"Mont Blanc".

Le Medec показал руками в сторону носа и кормы. Вы заметили у меня на палубе четыре ряда железных бочек - это бензол - новый супергазолин для броневиков и танков. Впрочем, вот коносамент.

Слегка дрожащей рукой лоцман взял несколько листов с машинописным текстом: "2300 тонн пикриновой кислоты, 200 тонн тринитротолуола, 35 тонн бензола, 10 тонн порохового хлопка. Порт назначения - Бордо".

Как видите, дорогой лоцман, мы набиты взрывчаткой! Но это не все, - продолжал Le Medec. - Второй удар меня ждал в кабинете начальника Управления британского военно-морского флота в Нью-Йорке. Там мне сообщили, что "Mont Blanc" не войдет в состав конвоя, комплектующегося в гавани. Им хорошо известно, что трехцилиндровая паровая машина при спокойном море может дать только 9,5 узла, а на длительном переходе через штормовую Атлантику в среднем не превысит 7,5 узла. Эти господа мне объяснили, что безопасность конвоя в основном зависит от скорости его движения, и чтобы не отстать от конвоя, судну, загруженному взрывчаткой, нужно следовать со скоростью минимум 13 узлов. Перегруженный "Mont Blanc" был бы помехой для этого конвоя. Мне приказали следовать в Галифакс, отдать якорь в гавани Бэдфорд и ждать здесь формирования другого английского конвоя. "Mont Blanc" войдет в его состав, если, опять-таки, его скорость не будет конвою помехой. В противном случае придется следовать в одиночку. Как вы думаете, лоцман, они уже начали формировать второй конвой?

Пожалуй, да, - ответил Mackey. - Сейчас в порту уже примерно 150 судов. Из них много военных кораблей.

Le Medec пожелал лоцману спокойной ночи, поднялся с мягкого кресла, давая понять шотландцу, что беседа окончена. В отведенной ему каюте Mackey до утра не сомкнул глаз.

 

Яндекс.Метрика