A+ R A-

Пароходы в огне... 1часть

 

 

После удачного дебюта "Pyroscaphe" ("Пироскафа") на Соне, "Charlotte Dundas" ("Шарлотты Дандэс" )на канале Форт энд Клайд, "Clermont" ("Клермонта") на Гудзоне, "Phoenix" ("Феникса") на Делавэре, "Comet" ("Кометы") на Клайде и парохода Берда на Неве люди заинтересовались пароходами, или, как их тогда называли, "пироскафами". Поняв, что использование силы пара для движения судов может дать огромную выгоду по сравнению с тем, что дает ветер, человечество оказалось охваченным "паролихорадкой". Наибольший размах строительство пароходов получило в Северных Соединенных Штатах Америки на реках Гудзон, Делавэр, Миссисипи и Огайо. Создавались первые речные пароходные фирмы, организовывались регулярные пароходные сообщения. Большую прибыль получал тот пароходчик, который продавал на свой пароход больше билетов. Пассажиры же стремились приобрести билет на тот пароход, который имел хороший ход и был комфортабельным. Погоня за комфортабельностью и скоростью при постройке и эксплуатации пароходов сразу же породила между владельцами речных пароходных компаний жестокую конкуренцию. Скорость, словно магнит, притягивала к себе американскую публику. Она судила о скорости того или иного парохода не по расписанию или заверению судовладельцев, а непосредственно по результатам гонки двух или трех пароходов. И именно гонки пароходов с начала прошлого века явились причиной сотен катастроф с пароходами, особенно на американских реках.

Первые американские пароходы сильно отличались друг от друга конструкцией, размерами и скоростью. Единственное, в чем они были меж собой схожи - это в несовершенстве своих паровых котлов и машин. Если учесть, что в первые годы развития пароходостроения конструкция котлов была изначально несовершенна или котлы имели брак, то состязания пароходов в скорости часто заканчивались трагедией. Во время гонок на реках соперники сталкивались, выскакивали на мель, налетали с полного хода на карчи и топляки. Все это, помимо взрывов котлов (из-за крупных недостатков в конструкции и стремления как можно больше повысить давление пара), приводило к гибели пароходов с большим числом человеческих жертв.

Примитивная конструкция котлов в те времена была такова, что даже незначительное увеличение давления пара в перегретом котле при упущенном объеме воды до 20%, как правило, заканчивалось взрывом. Не в меньшей мере этому способствовали изношенность стенок котла, накипь на них, проседание (посадка) топок и течь дымогарных труб. Перед гонкой пароходчики давали своим капитанам и механикам указания не жалеть ни котлов, ни машин. Чтобы увеличить давление пара в котлах, в топки, которые до 70-х годов прошлого века топили дровами, лили мазут и даже бросали испорченные свиные окорока... С предохранительными клапанами паровых котлов проделывались невероятные манипуляции, нередко их просто отключали.

Только по официальным данным американской статистики, в США с 1816 по 1838 г. из-за аварий с пароходами погибло более 2000 человек, число потерянных пароходов составило 260, из них 99 погибло от взрывов паровых котлов во время гонок.

В одном только районе Нью-Йорка в 1825-1826 гг. из-за взрывов паровых котлов погибло шесть пассажирских пароходов, при этом число жертв составило почти 500 человек.

 

Взрыв котла на пароходе "Lucy Walker" в 1844 году...

Начало развития пароходных сообщений на Гудзоне связано с именем американского миллионера Cornelius Vanderbilt (1794-1877) (Корнелиуса Вандербилта), известного в истории страны пароходного и железнодорожного магната. Будучи сыном эмигранта из Голландии, шестнадцатилетний Корнелиус Вандербилт начал свою карьеру с паромщика на Гудзоне. В двадцать с небольшим лет он уже сделался владельцем и капитаном колесного парохода, который он назвал "Mouse of the Mountain" ("Мышь горы"), потом заказал более крупный пароход "Bellona" ("Беллонна").

 

Cornelius Vanderbilt  (Корнелиус Вандербилт)

Будучи неплохим моряком, понимая толк в паровых машинах и обладая недюжинным умом, Vanderbilt (Вандербилт), которого в Нью-Йорке неизменно называли "коммодор", создал пароходную фирму. Его имя стало популярным после того, как он снял с тонущего на Гудзоне парома пассажиров, спас 400 тысяч золотых долларов с судна, севшего на мель на мысе Сэнди-Хук, и вытащил на чистую воду своим пароходом парусник, застрявший во льду.

В 1834 г. под его личным наблюдением в Нью-Йорке начали строительство "сверхбыстроходного" пассажирского парохода "Lexington" ("Лексингтон"). Через год его спустили на воду. Судно имело корпус длиной 65 м, диаметр гребных колес составлял 8 м. Усовершенствованная паровая машина обеспечивала скорость 14 узлов. "Lexington" с комфортабельными пассажирскими помещениями, рассчитанными на 200 человек, предназначался для регулярных рейсов вокруг острова Лонг-Айленд. В первом же рейсе, без всяких предварительных испытаний, "коммодор" приказал своему брату Jake Vanderbilt (Джейку Вандербилту) - капитану "Lexington" ("Лексингтона" )- вести пароход на предельных оборотах машины. Сразу же по выходе из Нью-Йорка "Lexington" начал бешеную гонку с самим собой. Пассажиры парохода, не выдержав нервного напряжения, предпочли сойти на берег во время первых стоянок в Провиденсе и Стотингтоне. "Lexington" показал максимальную по тем временам скорость - 16 узлов (почти 30 км/ч). Вандербилт получил право называться владельцем самого быстроходного в мире парохода. Но лавры первенства в скорости его пароход удерживал всего 3 года. В 1838 г. "Lexington" ("Лексингтону") пришлось состязаться в гонке вокруг острова Лонг-Айленд с только что построенным пароходом "John Richmond" ("Джон Ричмонд"). Соперники стартовали в Стотингтоне и первые 12 миль шли борт о борт. В узкой части Ист-Ривер, которая называется Hell-Gates ("Врата ада"), "John Richmond" вырвался вперед и вернулся в Нью-Йорк на час раньше чем "Lexington". Не желая быть обладателем второго по скорости парохода в мире, Vanderbilt продал "Lexington" другому владельцу.

 

Гонка пароходов на Миссисипи...

Дальнейшая судьба этого парохода оказалась трагичной. В полдень понедельника 13 января 1840 г. "Lexington", имея на борту 154 человека пассажиров и экипаж, вышел под командованием капитана Childs (Чилдса) в обычный рейс. Через час после входа в пролив Лонг-Айленд в кожухе дымовой трубы заметили огонь. Пламя погасить не удалось, и огонь быстро охватил все судно. Пароход продолжал идти полным ходом, так как паровую машину остановить не сумели, а штуртрос привода руля сгорел. Парусные суда, которые направились на помощь "Lexington" ("Лексингтону"), не смогли его догнать. Следуя полным ходом по проливу, пароход продолжал гореть. Спастись удалось всего троим.

 

Катастрофа американского пассажирского парохода "Лексингтон" 13 февраля 1840 г. Рисунок из американского журнала того времени

Главным конкурентом Вандербилта в те годы стал ирландец George Lowe (Джордж Лоу) - владелец шестнадцати пароходов. Самым новым и быстроходным из них считался  "Oregon" ("Орегон") - морской колесный пассажирский пароход. В 1846 г. Лоу поместил на страницах нью-йоркских газет следующее объявление: "Друзья с "Atlantic" ("Атлантика" ) заявляют, что их пароход быстроходнее моего "Oregon" ("Орегона") и что они готовы доказать это, если я предложу им пари. Чтобы опровергнуть их заявление, я ставлю на "Oregon"  5000 долларов против "Atlantic", который может начать состязаться в скорости с моим пароходом в любой день этой недели с уведомлением за два дня. Если мое предложение будет принято, я ставлю деньги на кон. Этой гонкой я докажу публике города, что я всегда сдерживал свое слово и никогда не разрешал "Oregon" гоняться во время своих регулярных рейсов из Нью-Йорка в Стотингтон".

Пари Лоу было принято владельцем "Atlantic", но гонка не состоялась, так как последний разбился на камнях за день до состязания.
Через год, в 1847 г., «Орегону» пришлось состязаться в скорости с новым «плавучим дворцом» Вандербилта — пароходом "Bay State" («Бэй Стейт»). «Орегон» вышел в рейс как раз в тот день, когда новый пароход «коммодора» совершал свое первое плавание в том же направлении. Гонка пароходов началась в гавани Нью-Йорка еще до того, как суда вышли в пролив Лонг-Айленд. При подходе к проливу Хэлл-Гейт на Ист-Ривер «Орегон», на борту которого находился сам Лоу, шел впереди.
«Увеличь обороты машины на один зуб!» — требовал то и дело Лоу от своего механика. Пройдя узкое и очень опасное место реки, "Bay State" стал настигать соперника, а когда оба парохода были друг от друга на траверзе, Лоу потребовал от механика еще «зуб». «Машина работает на последнем зубе»,— ответил механик «Орегона». «Бэй Стейт» обогнал соперника и лидировал до самого Стотингтона, выиграв гонку.
Но Джордж Лоу не отчаивался, он верил в свой «Орегон» и предложил Вандербилту пари на гонку с его "Travellers" («Трэвеллером»).  Она состоялась,  и Лоу проиграл  ее.

 

Очередная гонка пароходов...

 

 

Яндекс.Метрика