A+ R A-

Пароходы в огне... 1часть

Содержание материала

 

 

ГЛАВА 9.  ЧЕРНАЯ ПЯТНИЦА КАНАДЫ

 

Часы показывали 1 час 15 минут ночи, когда капитан Henry George Kendall (Кендалл) поднялся на ходовой мостик. Начиналось воскресенье 29 мая 1914 г. Впереди и слева лайнера раскинулась освещенная яркой луной застывшая гладь залива Св. Лаврентия. Была холодная тихая ночь. По правому борту то и дело появлялись и снова исчезали огоньки приморских поселков и деревень провинции Квебек.

Подходим к Фазер-Пойнт, - задумчиво произнес Kendall, когда заметил впереди по курсу огни лоцманского судна. В его жизни с этим названием было связано одно происшествие, о котором он вспоминал с чувством гордости и в то же время с каким-то непонятным для себя беспокойством.

В 1910 г., когда он командовал канадским пассажирским лайнером "Montrose" ("Монроз"), в Лондоне было раскрыто уголовное преступление, привлекшее к себе внимание всей Англии. Дело было так...

 

Лайнер "Montrose" ("Монроз")

Некий Hawley Harvey  Crippen (Хоули Гарвей Криппен), врач-дантист по профессии, убил жену, топором разрубил ее тело на куски и зарыл их в подвале своего особняка. Убийца задумал бежать со своей любовницей, служанкой Ethel Le  Nive (Этель Ле Ниве) в Канаду. Через четыре дня в Ливерпуле они взошли на борт лайнера "Montrose" , предъявив полиции паспорта на имя господина Robinson (Робинсона)  и его сына. Ethel Le  Nive была переодета и загримирована под юношу. Капитану эти пассажиры показались подозрительными, особенно юноша с женской фигурой. Kendall догадался, что под именем господина Robinson (Робинсона) скрываются убийца и его любовница: он узнал его по фотографии на плакатах, расклеенных по всем городам Англии. Лайнер "Montrose" имел радиостанцию, и капитан дал в лондонскую контору Скотланд-Ярда соответствующее сообщение. Дальнейшее развитие событий походило на классический детектив. Лондонский сыщик Walter Dyo (Вальтер Дыо) сел на ночной экспресс, следующим утром погрузился на быстроходный лайнер, который в Атлантике обогнал "Montrose" и остановился у Фазер Пойнт. Через несколько часов после этого к Фазер Пойнт подошел, чтобы взять лоцмана, "Montrose" . На его борт поднялся Walter Dyo (Вальтер Дыо), личность "господина Робинсона" была установлена и убийца арестован. Закованного в наручники Hawley Harvey  Crippen (Криппена) отправили на рейсовом пароходе в Англию, где судили, приговорили в соответствии с законом страны и повесили. Перед тем как спуститься по трапу "Montrose" в катер, убийца бросил на Kendall (Кендалла)  пристальный полный ненависти взгляд и произнес: "Ты выдал меня, капитан, и ты тяжело пострадаешь за это на вот этом самом месте. Будь проклят!".

 

Henry George Kendall (Кендалл)

Тогда история с Криппеном явилась настоящей сенсацией в Англии и Канаде. Еще бы! Ничего не подозревающий преступник, находясь за тридевять земель от Лондона, считал себя в полной безопасности, как вдруг на Св. Лаврентии видит перед собой дуло револьвера в руке сыщика Скотланд-Ярда из Лондона. Пресса захлебывалась от восторга: "Вездесущий Скотланд-Ярд поджидал убийцу за океаном", "Беспроволочный телеграф загоняет Криппена в ловушку, поставленную за 3000 миль", "Капитан Kendall вызывает агентов Скотланд-Ярда в Лондоне прямо из своей каюты с другого конца Атлантики". Ведь радио тогда считалось чем-то слишком сложным и почти безнадежным для понимания делом, а тут вдруг с его помощью задержали зверского убийцу. Да, это была сенсация, создавшая неплохую рекламу капитану Kendall (Кендаллу), чья служебная карьера, впрочем, в этом и не нуждалась. Уроженец пригорода Ливерпуля, потомственный моряк с дипломом морского колледжа, Kendall очень быстро получил в командование большой трехмачтовый барк, потом другой, третий и, наконец, грузовой пароход "Rathen" ("Ратения"). Потом был "Montrose" ("Монроз"). И возможно, что происшествие с арестом дантиста-убийцы, возведшее Кендалла чуть ли не в ранг национального героя, его многочисленные портреты в газетах и статьи о его безупречной службе послужили толчком к дальнейшему продвижению по службе. В сорок один год он стал капитаном "Empress of Ireland" ("Эмпресс оф Айрленд") - самого большого и лучшего лайнера "Kenedian Pacific  Steamship  Company" ("Кэнедиан пасифик стимшип компани").

 

Лайнер "Empress of Ireland"

Сейчас, подходя к Фазер Пойнт, он стоял на мостике огромного двухтрубного парохода водоизмещением в 20 тыс. т, длиной 167 м, шириной 20 м. Гигант имел пять палуб, где могли разместиться с комфортом почти две тысячи человек, и паровую машину мощностью 18 500 л. с., которая обеспечивала скорость в 20 узлов. Судно совершало регулярные рейсы через Атлантику и имело отличную репутацию среди постоянных клиентов. На комфортабельном лайнере, помимо роскошных кают и просторных салонов, были даже поле для крикета и яма с песком для маленьких детей.

 

Один из салонов на "Empress of Ireland"

Kendall был доволен судьбой и очень гордился новым назначением. Но каждый раз, когда капитан подходил к рейду мыса Фазер, в его душе просыпалось какое-то смутное беспокойство. Ему слышались слова Криппена, сказанные им тогда у трапа: "Ты тяжело пострадаешь на вот этом самом месте".

Впереди, чуть справа, уже отчетливо виднелись огни двух небольших пароходов. Kendall знал, что один из них "Lady  Evelyn" ("Леди Эвелин") - правительственный почтовый пакетбот, который должен был получить с лайнера почту из Монреаля и Квебека и доставить на судно последнюю партию государственных депеш для Англии. Вторым была "Jurek" ("Юрека"), она должна была принять с борта судна лоцмана Camille Burns (Камилла Берние), который сейчас стоял рядом с Кендаллом на мостике.

В 1 час 30 минут Kendall передал машинным телеграфом механикам "стоп". "Lady  Evelyn" подошла к борту "Empress of Ireland" . Лоцман, пожав руку капитану и пожелав ему благополучного плавания через океан, сошел по трапу вниз, чтобы на пакетботе добраться до "Jurek".

Перегрузка почты закончилась, матросы сбросили швартовные концы на палубу Lady  Evelyn".


 

Яндекс.Метрика