Летящие над волной

Опубликовано: 27 июня 2010
Просмотров: 118407

 

В. И. Афанасьев предостерегает

 

Начавшееся соревнование за скорость под девизом «любой ценой» сулило резкое увеличение числа таких «быстрых» кораблей, какими являлись английские 30-узловые истребители. В периодической печати тех лет то и дело сообщалось о том, что корабль (название), построенный такой-то фирмой, показал такую-то скорость. Щедро раздавались эпитеты: «самый быстрый», «лучший ходок», «чемпион» и т. п.

Это веяние коснулось не только истребителей и не только английского кораблестроения. В погоне за рекламой и премиями предприниматели не гнушались никакими средствами. Корабли испытывали в «тепличных» условиях, с тщательно очищенными котлами, порой с неполным комплектом штатных грузов и запасов. Кроме того, уже на стадии проектирования с целью снижения водоизмещения в ущерб боеспособности кораблей занижали количество боезапаса и топлива. Так было, например, с крейсерами, где в жертву скорости иногда приносилась дальность плавания — важнейший тактический показатель корабля любого класса, а крейсера особенно.

Более других злоупотребляли подобным «проектированием» страны экспортеры кораблей: ведь продажная цена корабля в значительной степени определялась контрактной скоростью. Английские, американские, французские, итальянские и немецкие фирмы наживали прибыли, а флоты Греции, Норвегии, Китая, Аргентины и других стран пополнялись ущербными кораблями.

Одним из первых отметил в те годы нездоровую тенденцию увлечения высокими скоростями в ущерб другим первостепенным качествам кораблей талантливый инженер-механик русского флота В. И. Афанасьев (1843-1913).

Василий Иванович Афанасьев (1843-1913)

Он писал:

Скоростям, определенным при официальном испытании, мы не придаем особого практического значения, так как эти испытания всегда производятся при таких исключительных условиях, которые не могут иметь места в боевой службе судна, прежде всего потому, что при непрерывном нахождении под парами котлы не могут содержаться в такой чистоте, в какой они содержатся перед испытанием .

Свои выводы Афанасьев подтверждал примерами, из которых видно, что скорость полного хода кораблей на испытаниях, как правило, превышает достигнутую в процессе повседневной службы минимум на 2—4 уз. В частности, Афанасьев указывал на эпизод с американским крейсером "Columbia"(«Колумбия»), который, получив приказ идти самым полным ходом через Атлантический океан, смог показать среднюю скорость 18,4 уз, в то время как на официальных испытаниях он был сдан флоту со скоростью 22,8 уз.

USS "Columbia" 1893 год.

Афанасьев ввел понятие «боевая скорость судна», под которой подразумевается скорость, которую корабль может развить со всеми штатными грузами и запасами на борту в процессе обычной эксплуатации в реальных условиях боевой деятельности.

Вклад В. И. Афанасьева в кораблестроение трудно переоценить. Для своего времени это был исключительно смело мыслящий высокообразованный инженер. Исследуя в течение многих лет результаты ходовых испытаний кораблей, Афанасьев в 1889 г. впервые в практике мирового кораблестроения предложил метод, который долгие годы оставался практически единственным, позволяющим рассчитывать ходовые качества кораблей, не прибегая к испытаниям в опытовом бассейне.

Метод, получивший название «метода адмиралтейских коэффициентов», базируется на аналитической зависимости между водоизмещением, скоростью корабля и мощностью энергетической установки, необходимой для получения данной скорости. При наличии результатов испытании модели или ходовых испытаний корабля метод позволяет вычислить соответствующий модели или кораблю адмиралтейский коэффициент и применить его для определения мощности энергетической установки проектируемого корабля в случае, если этот корабль подобен или геометрически близок к прототипу, для которого был вычислен коэффициент. Метод позволяет по формуле быстро производить приближенный расчет скорости при различном водоизмещении и изменении мощности энергетической установки проектируемого корабля.

Л. Н. Крылов, высоко ценивший В. И. Афанасьева, говорил о формуле адмиралтейских коэффициентов: "Эта формула, замечательная по своей простоте и точности, вскоре вошла во всеобщее употребление, сводя вычисления, требующие затраты многих часов, к нескольким минутам."

В. И. Афанасьев провел тщательные исследования условий совместной работы винта с корпусом корабля, в результате которых предложил замечательную эмпирическую зависимость между скоростью корабля и числом оборотов винта.

Адмирал С. О. Макаров, оценивая вклад Афанасьева в разработку законов движения кораблей, писал:

...по этой части никто не внес так много в науку, как В. И. Афанасьев, давший себе труд из того материала, который был у него в руках, сделать общие выводы.

Работы Афанасьева приобрели популярность не только в России, но и во многих других странах с развитым кораблестроением. Многочисленные выступления на страницах печати, жажда деятельности, направленной на совершенствование русского флота, снискали В. И. Афанасьеву глубокое уважение многочисленных учеников и единомышленников, что нашло отражение в строках некролога:

...Смерть Василия Ивановича похитила величайший ум и благороднейшее сердце. Прямодушный, смелый, точный, Василий Иванович был блестящим представителем корпуса морских инженеров, а его громадные познания по механической части поставили его в первые ряды ученых России и Европы .