Морские великаны часть 1

Опубликовано: 24 апреля 2010
Просмотров: 269132


ВЕЛИКАНЫ ДРЕВНОСТИ


Самое первое упоминание о гигантском создании судостроителей относится ко временам египетской царицы Хатшепсут, которая вела большое храмовое строительство и которая снарядила морскую экспедицию по Красному морю в древнюю страну Пунт.
Согласно барельефу храма Дейр-эль-Бахри, по ее повелению строителем Инени за 1,5 тыс. лет до н. э. было создано транспортное судно, имевшее длину 63 м, ширину 21 м, высоту борта 6 м и осадку 2 м. Судно предназначалось для перевозки по Нилу двух 350-тонных гранитных обелисков длиной 29 м из скал Асуана в священный город Фивы (современный Луксор).

 

Хатшепсут снарядила в путь гигантские по тем временам морские корабли с приподнятым высоким носом и кормой, заканчивающейся огромным цветком папируса, с высокой мачтой, несущей большой широкий парус. Сзади, у кормы, располагались четыре рулевых весла и, как и на носу, наблюдательная площадка.

Речное судно водоизмещением 1,5 тыс т времён египетской царицы Хатшепсут ( XV в. до н. э.)

Водоизмещение этого судна достигало 1,5 тыс. т. Днищевые стрингеры были образованы из толстых брусьев, идущих от штевня до штевня, а бимсы - из трех рядов бревен, протянутых через наружную обшивку, что свидетельствует о высоком мастерстве судостроителей тех времен. Судно тянули на буксире лодки, на нем же самом были только четыре  рулевых весла в корме.

Это было гигантское по тем временам, правда речное, судно. 0 масштабах, мастерстве и технических возможностях античных кораблестроителей подробно рассказал греческий писатель, живший в III в. до н. э., Афиней. Он поведал о сиракузском корабле, построенном по распоряжению Гиерона II - правителя Сиракуз в 268-215 гг. до н. э. Это была, по его описанию, икосера - корабль к 20 ярусами весел (очевидно, не по высоте, а как-либо иначе) водоизмещением 4,2 тыс. т, длиной 90 м и шириной 15,5 м (все данные ориентировочные). На трехпалубном судне располагалось множество пассажирских кают, пышные парадные залы, библиотека, храм Афродиты, огромные солнечные часы, баня с тремя ваннами и баком для пресной воды, гимнастические залы, сады и шпалеры, рыбный садок, большая кухня, конюшни и огромный трюм. Главные помещения были богато отделаны и украшены картинами, статуями и вазами.

Строителем корабля, получившего название "Сиракузянка"(наверное оригинал названия был таков:"Συρακούσες"),( в последствии "Αλεξάνδρεια"("Александрия")) называют архитектора Архия из Корианды, а его помощником - великого Архимеда. На постройку судна, продолжавшуюся год (полгода до спуска на воду), израсходовали столько леса, сколько обычно уходило на постройку 60 больших галер. На работах было занято 300 плотников, не считая вспомогательных рабочих. Корпус был скреплен медными гвоздями, из которых большинство массой около 4 кг, а остальные в 1,5 раза тяжелее (вогнанные в предварительно просверленные отверстия, они скрепляли набор). Корпус был обшит свинцовыми пластинами с прокладками из просмоленного холста. Вода из трюма откачивалась при помощи "бесконечного" винта, изобретенного Архимедом. Якорей было 12, из них четыре деревянных и восемь железных.

О размерах гигантского корабля можно судить по тому, что о нем рассказывают древние авторы. Его трюмы вме­щали полторы тысячи тонн зерна, пятьсот тонн шерсти, десять тысяч бочек рыбы, не считая запасов продоволь­ствия и питьевой воды для трех тысяч человек. Корабль, вначале  был торговым, но его легко было превратить в боевой.

Мощная катапульта, сооруженная по проекту Архи­меда, находилась на палубе. Боевая машина метала камен­ные ядра до 75 кг весом на расстояние 160 м. На трех высоких мачтах находились крюки для захватывания вра­жеских судов. Огромные рычаги управляли крюками: схваченный крюками корабль  вытягивался из воды, пере­ворачивался и беспомощный шел ко дну. Восемь боевых башен имела окованная свинцовыми пластинами палуба «Александрии»("Αλεξάνδρεια").

Каюта капитана была отделана редкими породами де­рева, слоновой костью и позолоченной бронзой. Покои царя были украшены с неслыханной роскошью. Мозаич­ный пол изображал сцены Троянской войны. На борту корабля был даже сад, полный редкостных цветов и расте­ний, и особый зал для занятий спортом. Статуи лучших мастеров стояли в нишах стен, в библиотеке лежали сотни рукописей. На замечательном корабле все поражало пыш­ностью и красотой.

Весельный гигант "Сиракузянка"("Συρακούσες") водоизмещением 4,2тыс.т (о. Сицилия 200г.до н.э.)

В трюмах «Александрии»("Αλεξάνδρεια") было душно и темно. При­кованные к скамьям полуголые рабы-гребцы выполняли один и тот же утомительный и однообразный труд: гребли много часов подряд. Пронзительный свист флейты зада­вал темп гребли, сотни тяжелых весел подымались и с равномерностью машины плавно опускались в воду, Надсмотрщики зорко наблюдали за работой сотен греб­цов, и удар бича указывал гребцу на его промах. Гребцы сменялись быстро в трюмах «Александрии»("Αλεξάνδρεια"), умерший раб с тяжелым камнем, привязанным к ногам, отправлялся на дно, а на его месте уже сидел новый гребец, прикован­ный той же цепью к той же скамье.

Для защиты от нападения на нем было установлено восемь боевых башен из дерева, три мачты к камнеметными реями, катапульта и опускаемая за борт железная ограда.

Большое водоизмещение не позволяло кораблю входить во многие гавани, поэтому царь Гиерон Сиракузский вскоре отправил его с продовольствием в порт Александрия - в Египте был неурожай. Именно там он был переименован в "Александрию"("Αλεξάνδρεια").

Вспомогательными судами были весельный грузовой бот, грузовые лодки и челноки.

Чем же ответили египтяне на этот своеобразный вызов?

В эллинистическую эпоху корабли могли достигать огромных размеров. Строительством больших кораблей прославился Деметрий Полиоркет. Самым большим по мощности гребного аппарата судном была тессараконтера (т. е. "сорокакратный корабль") Птолемея IV Филопатора (221-205 гг. до н. э.), упомянутая Плутархом в биографии Деметрия. «Имел он два носа, две кормы и семь таранов» (Афиней, 203e—204d). Правда, опыт оказался неудачным.

Вот как об этом рассказывает Каггиксен: "Филопатор построил тессараконтеру, которая имела 38 локтей от борта до борта, а в вышину до акропостеля (носовое украшение) - 48 локтей. От конца афласта (кормовое украшение) до уровня воды было 53 локтя. Корабль имел четыре руля по 30 локтей и транитские весла - самые большие - по 38 локтей, так как в их рукоятках находился свинец и они во внутренней части были очень тяжелыми, то, находясь в равновесии, оказывались весьма удобными для гребли. Имел он два носа и две кормы, и семь бивней, из них один передний, а другие отступающие несколько, некоторые на скулах корабля.

Скрепляющих поясьев он имел двенадцать, каждый в 600 локтей (?). Корабль был очень пропорционален... При испытании корабль получил свыше 4 тыс. гребцов и 400 человек обслуживающей команды; на палубе поместилась пехота в числе 3 тыс, без 150; кроме того, под скамьями гребцов - еще много людей и немало продовольствия. Спущен он был с помоста, сколоченного, как говорят, из материала, достаточного для 50 пентер, и толпа стаскивала его к криками и трубными звуками..."

Такими словами описано многоярусное судно длиной 128 м с 4 тыс. гребцами. Его ширина достигала 17 м, высота носа и кормы над водой - 22 м, а водоизмещение - 3 тыс. т. Мачта имела высоту около 40 м, длина весел верхнего яруса доходила до 19 м.

А вот что пишет Плутарх в биографии Деметрия: "Каждую из верфей Деметрий посещал сам, давал наставления и советы, работал вместе с плотниками, и все дивились не только числу будущих судов, но и их размерам — ведь никому еще не доводилось видеть корабли с пятнадцатью и шестнадцатью рядами весел. Лишь позднее Птолемей Филопатор выстроил корабль с сорока рядами весел, длина его была двести восемьдесят локтей, высота (до верха носовой надстройки) — сорок восемь, число моряков — четыреста, гребцов — четыре тысячи, да кроме того в проходах и на палубе размещались почти три тысячи воинов. Но это судно годилось лишь для показа, а не для дела и почти ничем не отличалось от неподвижных сооружений, ибо стронуть его с места было и небезопасно и чрезвычайно трудно, тогда как у судов Деметрия красота не отнимала мощи, устройство их не было настолько громоздким и сложным, чтобы нанести ущерб делу, напротив, их скорость и боевые качества заслуживали еще большего изумления, чем громадные размеры".