В.В.Григорьев

Опубликовано: 11 октября 2006
Просмотров: 392917

 

Командующий 33-й армией генерал-полковник В. Д. Цветаев принял нас вместе с членом Военного совета армии генерал-майором Р. П. Бабийчуком. Командарм сказал, что поддержке речной бригадой рад, тем более что тут, на фланге фронта, сил не так много, как на центральном участке.Докладывая о составе и возможностях соединения Лупачева, я упомянул, что оно хоть и самое молодое у нас, но по числу стволов сейчас самое сильное. Бронекатеров почти столько, сколько в двух других бригадах, вместе взятых, есть дальнобойные плавбатареи, а также дивизион канлодок — переоборудованных трофейных барж.Один такой дивизион под командованием капитан-лейтенанта Плёхова пополнил бригаду Митина. А это был уже второй: еще четыре немецкие баржи вооружили 100-миллиметровыми морскими орудиями, предназначавшимися для новых плавбатареи, понтоны к которым где-то задержались и опаздывали. Дивизион вверили смелому и энергичному капитану 3 ранга Зинину — на командной должности он мог себя показать (и действительно показал) лучше, чем на штабной.Дальнобойность плавбатареи и орудий канлодок, а также вооружение минометных катеров генерал-полковник оценил. В штабе армии, сказал он, продумают, как лучше использовать эту огневую силу. Понравилось Цветаеву и то, что бригаде кораблей, взаимодействующей с армией, мы придаем всю нашу морскую пехоту — две роты берегового сопровождения, насчитывавшие 600 активных штыков и имевшие пулеметные и минометные подразделения. Весь следующий день Военный совет флотилии, офицеры штаба и политотдела провели на кораблях 1-й и 2-й бригад. Флагманские специалисты еще раз проверяли, каждый по своей части, состояние техники, знание личным составом обязанностей. Мне и Боярченко надо было поговорить с командирами дивизионов, отрядов, а особо — с командирами бронекатеров — старшинами, сменившими лейтенантов. После проверок их подготовленности хотелось почувствовать, как они настроены, насколько уверены в себе.С выходом на огневые позиции у кюстринского плацдарма корабли переводились на боевую готовность номер один. Наверное, это понятие, всегда многозначащее, теперь с бóльшим, чем когда-либо, правом могло быть отнесено и к состоянию самих людей. Все настроили себя, внутренне мобилизовались на последнюю, решительную битву подходившей к концу войны. Никто еще точно не знал, когда начнется эта битва, но все понимали — теперь уже очень скоро.Думалось о том, что еще надо сделать до неизвестного пока «Ч» — дня и часа начала наступления. И о том, кому из командиров, встречающих этот час в новых должностях, с иными, чем прежде, обязанностями, необходимо уделить больше внимания.А перестановки в командных кадрах после прошлой кампании произошли немалые. Были они не только на бронекатерах, но и на сторожевых катерах и тральщиках. Да и в звене отрядов и дивизионов.Еще при форсировании бугских перекатов получил тяжелейшую травму и надолго выбыл из строя капитан 3 ранга Александр Иванович Песков. В командование гвардейским дивизионом вступил капитан 3 ранга К. В. Максименко, возглавлявший до этого дивизион плавбатарей. А свое прежнее «хозяйство» он передал капитану 3 ранга А. И. Кузнецову, начальнику отдела штаба флотилии, командовавшему раньше, на Волге канонерской лодкой. Хороший артиллерист, Кузнецов тяготел к практической командной работе и теперь нашел свое настоящее место. Так обстояло дело и с капитаном 3 ранга П. С. Зининым, принявшим, как уже говорилось, новый дивизион канлодок. Вместо него начальником штаба 1-й бригады кораблей стал сослуживец комбрига Лялько еще по Амуру капитан 3 ранга Г. С. Грецкий, занимавший такую же должность во 2-й бригаде. А во 2-ю бригаду был назначен сильный, как мы считали (в чем и не ошиблись), штабной работник и  волевой офицер из морских пограничников капитан 3 ранга А. А. Комаров, возглавлявший прежде штаб бригады траления, а потом штаб нашей Киевской базы.В ходе наступления многое требуется безотлагательно решать на месте. Из командиров бригад был наиболее подготовлен к этому, конечно же, Степан Максимович Лялько. В Военном совете пришли к единому мнению, что начальнику штаба флотилии Балакиреву целесообразно находиться теперь в 3-й бригаде, помогая молодому комбригу Лупачеву (работу штаба в отсутствие Балакирева способен обеспечить опытнейший начопер Колчин), а мне — побольше быть во 2-й бригаде у Митина.Таким образом, боевое управление флотилией строилось на сей раз не совсем обычно. Но необычной была и одновременная поддержка тремя бригадами кораблей частей трех армий, одна из которых действовала на далеком фланге фронта.