В.В.Григорьев

Опубликовано: 11 октября 2006
Просмотров: 393040

 

 Съездили в Пинск и мы с членом Военного совета. Дивизион Лупачева, начинавший уже грузиться на платформы, прошел инспекторскую проверку. На кораблях, еще не поднятых на берег, провели стрельбы. Видно было, что за короткий срок сделано немало. А испытание боем ждало на Одере.Весна уже давала о себе знать и в устье Буга. Еще 1 марта была отмечена подвижка льда на Висле в районе Варшавы. Оперативная группа штаба во главе с капитаном 1 ранга Балакиревым отбыла в Дризен развертывать там ФКП. Расчистка проходов для кораблей на почти 300-километровом пути от Бромберга до Кюстрина постепенно продвигалась.Наверстывая опоздание, командование инженерных войск фронта направило на трассу более 1200 саперов и военных строителей. Основные работы, в том числе и на Висле, производились частями 27-го управления оборонительного строительства резерва Верховного Главнокомандования под руководством главного инженера управления А. И. Краснобаева.К середине марта окончательно решилось, что корабли, перебрасываемые из Пинска, будут действовать на Одере в районе Фюрстенберга, а затем выдвигаться на канал Одер — Шпрее. Белявский и Кобылинский, выбиравшие место спуска кораблей на воду, предложили маленький речной порт Одерек в нескольких десятках километров от устья Нейсе. Съездив туда, я удостоверился, что затон у Одерека пригоден для первоначальной стоянки кораблей, прибрежные заросли обеспечивали их маскировку.Через Познань, где составы переводились на другую колею, корабли Лупачева, снабженные всем необходимым для боевых действий, двинулись тремя эшелонами к Одеру. А из Ландсберга пошли к Кюстрину только что поднявшие флаг канонерские лодки Плёхова.Для бригад, зимовавших на Буге, командующий фронтом назначил срок сосредоточения в районе Кюстрина — 10 апреля. Единственным, что могло задержать их выход, были двигатели. Моторы с 40 бронекатеров и сторожевых катеров, изношенные форсированной работой на мелководье, пришлось отправить в декабре на капитальный ремонт. И лишь в первых числах марта они были возвращены отремонтированными. Устанавливая моторы, моряки сутками не выходили из корабельных отсеков. За два дня до того, как ледовая обстановка позволила начать переход,  флагманский механик доложил, что двигатели на всех кораблях опробованы.Вечером 17 марта капитан 1 ранга Лялько получил приказание с утра выводить свою бригаду из затонов. Днем позже должна была выходить 2-я бригада. Лед на Буго-Нареве стал рыхлым, неопасным для корабельных корпусов, а Висла ниже Варшавы уже очистилась.Однако еще до выхода на Вислу перед кораблями возникло новое серьезное препятствие. И надо признаться — непредвиденное.