В.В.Григорьев

Опубликовано: 11 октября 2006
Просмотров: 388518

 

На левом берегу, где мы взаимодействовали теперь с 96-м стрелковым корпусом генерал-майора Я. Д. Чанышева, оказался «крепким орешком» опорный пункт противника в приречном селении Коморница. Здесь впервые проверялась в жестоком бою рота берегового сопровождения капитана Старостина. Ей отводилась роль первого броска в десанте, высадка которого в ближайшем тылу противника производилась по заявке командования 70-й армии.Этот десант сложился не так, как его задумали. На рассвете 25 октября рота моряков ошибочно была высажена не за траншеями противника, а перед ними, иначе говоря — на приречном фланге своих же войск. Трагических последствий  ошибка не имела — свои своих опознали вовремя. Наша рота — три взвода автоматчиков с минометной батареей — ощутимо усилила действующий здесь стрелковый полк. Однако десант уже не мог дать тех результатов, каких от него ждали. И случившееся нельзя было оправдать плохой видимостью на исходе непогожей ночи или тем, что готовился десант очень спешно, хотя и то и другое имело место. Командир высадки — а это был офицер решительный, но слишком самонадеянный — пренебрег прежде всего личной подготовкой к действиям в данных конкретных условиях, ну а мы, старшие, не проконтролировали. Еще раз подтвердилось: где-где, а уж в десанте нет так называемых мелочей.Бои под Коморницей затянулись на три дня. Гвардейские бронекатера Плёхова (его отряд снова действовал в первоначальном составе — корабли-ветераны, поврежденные в Белоруссии, вернулись в строй) еще дважды высаживали в этом районе армейские подразделения. Артиллерия кораблей непрерывно поддерживала атакующие части. 28 октября сопротивление врага было сломлено и его опорный пункт взят.Рота берегового сопровождения вернулась из полка, к которому вынужденно примкнула (в ошибке с высадкой морские пехотинцы повинны не были), заслужив похвалу и благодарность армейских командиров. По их отзывам, моряки капитана Старостина дрались геройски. Они не раз овладевали переходившей из рук в руки высотой, врывались и в саму Коморницу задолго до окончательного ее освобождения.В те же дни на правом берегу части 47-го стрелкового корпуса овладели Избицей и, отбивая контратаки противника, подошли к приречной крепости Дембе. Днепровцам хватало боевой работы и тут. Выполнением заявок сухопутного соседа были заняты плавбатареи и все корабли нашей 1-й бригады. В штабе флотилии уже прикидывали, когда первому эшелону может понадобиться подкрепление из второго.Однако последовал приказ командующего фронтом о переходе с 29 октября к жесткой обороне на сероцком плацдарме (а затем и в междуречье Западного Буга и Вислы). Много лет спустя я узнал из воспоминаний маршала Г. К. Жукова, что решение об этом было принято Ставкой по его настоянию, чтобы сберечь силы наших войск и дать им подготовиться к дальнейшему наступлению.Так поздней осенью 1944 года мы остановились перед самой Вислой.