В.В.Григорьев

Опубликовано: 11 октября 2006
Просмотров: 205361

 

* * *

От Сероцка до Вислы — всего 40 километров по фарватеру извилистой, делающей много поворотов реки, а напрямик, по суше, — гораздо меньше. Но продвижение вперед было тут медленным и трудным. Гитлеровцы, еще надеясь не только остановить, но и отбросить советские войска, оказывали упорное сопротивление на заранее оборудованных рубежах.Следующим после Сероцка узлом вражеской обороны, я овладении которым активно участвовала флотилия, явилась старинная крепость Зегже, стоящая ниже и тоже на правом берегу. А перед тем у днепровцев была горячая переправочная работа — на расширявшийся сероцкий плацдарм перебрасывались с левого берега подкрепления.В ночь на 21 октября мы помогали форсировать Буго-Нарев 71-й стрелковой дивизии, а плавбатареи и бронекатера участвовали в прикрытии ее высадки и выхода на дорогу Сероцк — Зегже. В это время стало известно, что переправляться должен весь 47-й корпус генерала Кислицына, Мы решили, не дожидаясь ничьих просьб или приказаний, проявить инициативу и радировали командующему 70-й армией генералу Попову: флотилия готова перевезти корпус своими кораблями. Как-никак опыт у нас был — на Березине, имея намного меньше кораблей, перевозили целую армию.В четвертом часу утра переброска корпуса уже началась. Он, кстати сказать, был неполного состава. Генерал-майор Д. И. Кислицын объяснил: корпус давно наступает, не пополняясь. «Зато боеприпасов теперь вдоволь!» — добавил он. Так, на переправе, и познакомились с новым сухопутным соседом. На исходе дня части корпуса уже вели бой под Зегже. И от комкора поступила заявка — усилить артиллерийскую поддержку с реки.Корабли и плавбатареи меняли огневые позиции по мере того, как продвигались вперед войска. Из-за мелководья бронекатера все еще не везде могли включать моторы, работать винтами. Иногда команда спускалась за борт, чтобы облегчить корабль и протолкнуть его вперед.Для поддержки частей, наступавших непосредственно на Зегже, выбрали огневую позицию за речным островом. Туда были выдвинуты четыре бронекатера и четыре плавбатареи. Но этого могло оказаться недостаточно. С армейцами условились, если части 71-й дивизии, охватывавшие Зегже с севера и запада, не вынудят противника к отходу в течение ночи, то на рассвете отряд кораблей прорвется к южному выступу крепости, выходящему к реке, и поддержит новые атаки пехоты огнем с короткой дистанции.И такая поддержка понадобилась. Свободно маневрировать тут могли лишь корабли с небольшой осадкой. Для прорыва были выделены два бронекатера-»малыша» и два минометных катера из состава отличившейся у Сероцка корабельной группы капитана 3 ранга Прохорова. Он же командовал ими и теперь.Катера и здесь успешно выполняли боевую задачу, прикрываемые кораблями, что стояли за островом. Минометные катера, напомню, имели на борту эрэсы. А малые бронекатера, располагая довольно скромным вооружением, сумели почти в упор ударить по тем огневым точкам противника, к которым только с реки и можно было подступиться. Набег катеров был предпринят одновременно со штурмом крепости с суши. Гитлеровцы не выдержали согласованных ударов с разных направлений: гарнизон Зегже начал отходить.Казалось, теперь уж рукой подать до Вислы. На Припяти, в разгар Белорусской операции, такие расстояния иногда преодолевались одним рывком. Здесь же за каждый километр велись упорные бои и сопротивление противника на обоих берегах все возрастало. Первый эшелон флотилии, продвигавшийся единым фронтом с наступающими войсками, помогал взламывать вражескую оборону. Корабельная артиллерия выполняла заявки и правого и левого соседей, имея в боевых порядках стрелковых полков свои корпосты. Ниже Зегже река стала наконец глубже, корабли уже могли свободнее маневрировать, быстро менять огневые позиции.