В.В.Григорьев

Опубликовано: 11 октября 2006
Просмотров: 391106

* * *

Вечером генерал-полковник Малинин позвонил по ВЧ:— Так вот о работе с Беловым. Прежде всего надо помочь ему форсировать Одер. Очевидно, потребуется и дальнейшее содействие. Связывайтесь с ним, договаривайтесь и действуйте. О пропуске кораблей через переправы указания будут даны.Двум бригадам, высвободившимся у кюстринского плацдарма, в любом случае предстояло начать следующим утром движение вниз по Одеру, и корабли были к этому готовы. Но теперь надо было идти уже не до канала Гогенцоллернов, а несколько дальше, к устью Альт-Одера (рукав Одера, пролегающий западнее и выглядящий как самостоятельная, довольно широкая река), на правый фланг 1-го Белорусского фронта. Таким образом, флотилия развертывалась на всю ширину его полосы, и требовалось внести коррективы в организацию боевого управления. Сохранив пока ФКП под Кюстрином, я приказал развернуть к утру ВПУ в Гюстебизе, на полпути к устью Альт-Одера.Задача на переход формулировалась как прорыв: на многих участках Одер оставался линией фронта — левый берег еще удерживался противником. Но больше всего осложнений вызвал все-таки проход через переправы, наведенные к нашим эаодерским плацдармам. Свободно пройти под «горбатыми» мостами мешал многим кораблям высокий уровень воды, а прервать движение войск не всегда позволяла боевая обстановка. Вдобавок переправы и подходы к ним подвергались налетам вражеской авиации, от которых надо было укрывать корабли, а при повреждениях мостов — ждать, пока саперы расчистят фарватер. Бригады продвигались без потерь, но невероятно медленно.Обогнав корабли, я приехал 18 апреля на КП 61-й армии у городка Редорф. Поздоровавшись, командарм П. А. Белов сказал:— Подавайте корабли как можно скорее.Я доложил, где находятся корабли и что их задерживает. А меня познакомили с положением на правом фланге фронта. 61-я армия перешла в наступление 17 апреля, и ее передовые отряды вели бои за Одером, где был захвачен небольшой плацдарм. Но на соседних участках закрепиться на левом берегу Одера пока не удавалось. Враг оказывал ожесточенное сопротивление, оборона одерского рубежа была усилена здесь полками фашистской морской пехоты. Армия Белова нуждалась в быстроходных и маневренных средствах форсирования широкой тут реки.Заверив, что мы делаем для этого все возможное, я был, однако, не в состоянии назвать точный срок подхода кораблей — не от нас он зависел. А обе бригады смогли дойти в назначенный район еще позже, чем можно было надеяться, — лишь к 22 апреля.За это время в ходе Берлинской операции произошло много больших событий. Еще 17 апреля 8-я гвардейская армия Чуйкова и 1-я гвардейская танковая армия Катукова овладели Зееловскими высотами. В битву за Берлин включились главные силы 1-го Украинского и 2-го Белорусского фронтов. Темпы продвижения войск на основных направлениях (сначала отстававшие от запланированных) нарастали. 21 апреля на центральном участке 1-го Белорусского фронта был прорван внешний оборонительный обвод Берлина и части трех армий, в том числе 5-й ударной Берзарина, ворвались на окраины города, завязали там уличные бои.Судьба фашистской столицы решалась, естественно, не на флангах фронта. Но Берлинская операция была битвой не за один город, а за полный, окончательный разгром гитлеровской Германии, и на направлениях вспомогательных ударов борьба, особенно вначале, шла тоже жестокая и упорная. Если бы корабли поспели на правый фланг быстрее, они смогли бы сделать для армии Белова больше. Однако работы морякам тут еще хватило, и наиболее активное содействие частям 61-й армии — в устье Альт-Одера и у канала Гогенцоллернов — потребовалось, когда Берлин был уже окружен.К боям в этом районе я вернусь. Сначала, думается, следует рассказать о том, что происходило раньше и ближе к Берлину.