В.В.Григорьев

Опубликовано: 11 октября 2006
Просмотров: 391096

 

За два дня обследовали все шлюзы, не переставая удивляться их исправности. Действовал и гидравлический судоподъемник, построенный, взамен старого пятиступенчатого шлюза и считавшийся крупнейшим гидротехническим сооружением довоенной Германии. Найдя какой-то катерок, мы ввели его в громадное стальное «корыто», вмещавшее суда общим водоизмещением до четырех тысяч тонн, и Исаак Львович Белявский, став к пульту управления, за несколько минут поднял нас на 120-метровую высоту.То, что отступавшие гитлеровцы не успели вывести из строя судопропускные устройства канала или не получили санкций на это от своего начальства, было большой удачей для нас. Благополучно обстояло дело и с глубинами: промеры показывали, что они достаточны для всех кораблей флотилии.Но в той поездке я собственными глазами увидел сорок восемь взорванных мостов и почти три десятка действующих переправ, не рассчитанных на пропуск кораблей. И особенно остро почувствовал, насколько зависим мы от разворотливости армейских саперов. А они к работе на канале и реках еще не приступали — видно, имели еще более спешные дела...О результатах своей рекогносцировки водного пути на Одер я доложил 23 февраля в Бринбауме начальнику штаба фронта. М. С. Малинин заверил, что у начальника инженерных войск генерал-полковника инженерных войск А. И. Прошлякова саперов достаточно, и направил меня к нему для согласования практических вопросов.Генерал-полковник Малинин вручил мне письменное боевое распоряжение на передислокацию флотилии с началом ледохода в район Кюстрина. Это касалось теперь как 1-й, так и 2-й бригады кораблей.Особый разговор был об отдельном дивизионе (будущая 3-я бригада). Его корабли, которые пока вырубались изо льда и ставились на кильблоки на берегу Пины, с самого начала намечалось использовать в полосе 1-го Украинского фронта — в районе Бреслау и ниже по Одеру, а возможно, также и на впадающей в Одер реке Нейсе. Но невдалеке от ее устья (уже в полосе 1-го Белорусского фронта) начинался 90-километровый канал Одер — Шпрее, и теперь Малинин высказал мысль, что там силы флотилии могут оказаться нужнее, чем где-либо еще. Однако перебрасывать корабли на это направление, он считал, еще рано. И я получил указание готовиться к отправке эшелонов из Пинска сперва в Познань, с тем чтобы место спуска кораблей на воду определить потом. (Городом и крепостью Познань, где упорно сопротивлялся окруженный фашистский гарнизон, войска фронта овладели как раз в тот день, когда мы находились в Бринбауме.)В Модлин возвращались уже ненадолго. Еще во время обследования Нетце и Варты Балакирев сообщил о поступившем от фронтового командования распоряжении перенести ФКП флотилии на территорию Германии, дислоцировав его не далее ста километров от штаба 1-го Белорусского фронта. Для размещения ФКП до выхода кораблей на Одер выбрали городок Дризен, в 80 километрах от Кюстрина и устья Варты.Знакомясь с районом Дризена, мы сделали довольно любопытное открытие. Вблизи городка над рекой и над всей ее поймой возвышались какие-то сооружения, похожие на опоры моста. На лодке добрались до одной из опор. И тогда увидели врезанную в бетон бронированную дверь и амбразуры. Похоже, это был дот. А между «быками» обнаружили квадратные щиты. Белявский первым догадался: «Это же сегментные затворы плотины!» Потом Новоселов раздобыл трофейные документы, из которых явствовало, что закрытие затворов плотины подняло бы уровень Варты на три метра, в результате чего один берег затоплялся на два километра, а другой на десять. Вот какими были гитлеровцы. Собирались брать Москву и Лондон, а в ста с небольшим километрах от Берлина готовились затоплять немецкую землю... Однако что-то, видно, помешало.