Историческая Литва

Опубликовано: 29 марта 2010
Просмотров: 85757

 

 

 

 "Остался флаг! И можно петь свой гимн. Реальная

независимость улетучилась"

 

 

Эта и следующая статьи рассказывают о том, во что превратилась Литва в погоне за независимостью. И вовсе не с точки зрения "пророссийских агитаторов", а именно тех, кто зубами выгрызал из тела СССР прибалтийские лимитрофы ради того, чтобы пересадить их на более превлекательную тушку Евросоюза.
11 марта 1990 года Верховный Совет Литовской ССР под лидерством «Саюдиса» рассматривал вопрос литовской государственности. 124 депутата — партийные функционеры, общественники, историки, писатели, журналисты, инженеры, правозащитники, диссиденты — сказали независимости «да». Они стали сигнатарами (подписантами) Акта восстановления Литовского государства.

 

Впоследствии одни тихо сошли с политической арены, другие прочно встроились в политическую элиту Литвы. Одни покоятся с миром, другие напротив вечно молоды и полны энергии. Одних история успела подзабыть, другие принимают активное участие в литовской жизни, не сходя с полос газет, продолжают делиться мнением об успехах и неудачах страны и просто почивают на лаврах патриархов Второй республики.
 

Прифронтовое государство
 

Своим статусом сигнатара всегда очень гордился Витаутас Ландсбергис. Несмотря на то, что нынешний Сейм не хочет радовать своего экс-спикера и «отца литовской демократии» новыми наградами и казенной охраной, Ландсбергис не устаёт подчеркивать важность повторного обретения независимости.

 

 

«Словно порыв ветра пролетели 25 лет. Государство защитили, признали, оно вроде бы утвердилось в нетвердом мире. Пусть его и грызут низости и предательства, у него есть энергия и на большие открытия и на деятельность, связанную с получением недальнозоркой выгоды, оно радуется победам в области науки, искусства и спорта, а также лотереям и балалайкам, а особенно выросшей в условиях свободы молодежи, которая хочет жить, — взвешивал «за» и «против» Ландсбергис на 25-летний юбилей памятного голосования. — Как было бы хорошо, чтобы большинство молодежи ни за что не уехало, самим своим присутствием на родине голосовало бы за Литву. Тогда бы наш труд не был напрасным».
   Но пока всё наоборот — молодежь голосует, скорее, против Литвы.
Вообще событий за более чем два десятилетия действительно произошло много. Литва оказалась на передних рубежах НАТО в конфронтации с Россией. «Для нас сейчас главное — чтобы никто Литву не остановил в развитии. Наш путь к свободе продолжается, много еще нужно сделать, — наставляла на годовщину восстановления независимости экс-министр обороны Раса Юкнявичене в беседе с «Радио "Свобода"». — Нам нужно мирное развитие восстановленного государства. Сейчас как никогда люди понимают значение тогдашнего нашего голосования, того, что мы стали независимыми. Правда, теперь, хоть мы уже и стоим на другой стороне, но того же самого фронта. К сожалению, мы — прифронтовое государство.
    Меня больше всего волнует положение на Украине, мы хотим, чтобы агрессия была остановлена. Фронт борьбы и за нашу независимость, за то, чтобы мы дальше развивались, проходит сейчас именно там».

 

 

Утерян баланс

 


Другие сигнатары видят в развитии Литвы упущенные возможности. Страна вклинилась в противостояние России с Запада, вместо того, чтобы стать мостом между противниками в Холодной войне. Примирения искал покойный Альгирдас Бразаускас, первый президент новой Литвы, затем премьер-министр. «На мой взгляд, всегда очень глупо звучат высказывания о том, что Литва якобы не любит Россию или наоборот, что Россия плохо относится к Литве. Это голословные утверждения, в которых не учитывается целый комплекс признаков, указывающих на наше взаимодействие», — отмечал он, выступая перед российскими студентами. На лекции в МГИМО в далеком уже 2008 году у него спросили, какой период литовской истории он считает самым плодотворным. На что Бразаускас ответил однозначно:
    «Нынешний. По моему мнению, Литва никогда так хорошо не жила, как сейчас».
Об упущенных возможностях часто говорит первый премьер-министр Литвы после восстановления независимости Казимира Прунскене.

 

 

«Принцип сбалансированности необходим во внешней политике. Мы должны стремиться к равновесию между членством в Евросоюзе и активным партнерством с другими соседями, прежде всего — с Россией. Нельзя не понимать, что Москва играет огромную роль в поддержании стабильности всего региона Евразии, а совместные экономические, инфраструктурные проекты исключительно важны, — считает политик. — Конечно, Литва стала суверенной страной, заняла свою нишу среди европейских государств. В том, что касается политической модели, развития экономики, безусловно, мы сделали большой шаг вперед по сравнению с прежней системой. Но все-таки я считаю, что при распаде Советского Союза мы не реализовали тот потенциал сотрудничества, который объективно существовал».
 

 

Начните с президента

 


Романтика ранних 1990-х, когда нынешняя Литва делала первые шаги, для многих подписантов заметно отличалась от реальности, которая наступила следом. Сигнатор Зигмас Вайшвила объявил: «Мне досталась ответственность вместе с соратниками по «Саюдису» бороться за независимость, но она попала не в те руки».

 

Ему не понравилось, что власть сосредоточилась в руках бывших коммунистических функционеров, делавших карьеру в КПСС, а страну возглавила работник Вильнюсской высшей партийной школы. «Если взяться за устранение угроз, то начать нужно с президентши. Тяжела жизнь людей, у которых двойная, если не тройная зависимость. Они становятся всего лишь инструментами в чужих руках», — отзывается Вайшвила о Дале Грибаускайте.

 

 

Витянис Андрюкайтис стал в 2012 году министром здравоохранения и ужаснулся состоянием литовской медицины:
    «Мне стыдно здесь сидеть, моя зарплата — больше 10 тысяч литов, ужасно много. Между тем зарплата медсестры — 800–1000 литов. Мы создали систему, в которой зарплаты отличаются в 10 раз. Стыдно говорить про такую систему...».
Евродепутат Лайма Андрикене разочаровалась в «Восточном партнерстве»: «Мы все согласны, что политика Восточного партнерства является стратегической. В то же время, ни один из проходивших до сих пор саммитов не был успешным. Не хотелось бы, чтобы Вильнюс продолжил эту традицию». Но именно Вильнюсский саммит запустил крупнейший за последние 25 лет геополитический кризис в Европе…

 

 

Наша беда — готовность преклоняться

 


Опыт общения с Евросоюзом сигнаторы также оценивают неоднозначно.

 

 

С одной стороны — свобода торговли и передвижения, европейская солидарность и приток евроденег. С другой — потеря суверенитета, того самого, за который боролись в марте 1990 года. «Я бы не хотел сравнивать бывшую советскую империю с ЕС. Наши связи с ЕС совершенно иные, — рассуждал юрист Эгидиюс Бичкаускас. — Правда, стоит признать, что нам пришлось отказаться от некоторых элементов независимости, поэтому однозначно сказать, что я рад членству в ЕС, не могу. Но это отдельная тема глобализации».

 

 

Протестует против тесного включения Литвы в ЕС один из самых скандальных подписантов — экс-министр обороны Аудрюс Буткявичюс, разоблачитель официальной версии о событиях у Вильнюсской телебашни 13 января 1991 года. «Я был и остался ревностным сторонником государственной независимости и в иностранной политике, и в экономике, когда большинство попавших во власть людей просто искали другого хозяина... — рассказывал Буткявичюс, сейчас дающий лекции по «цветным революциям». — Конфликт был неизбежен! Да, я был против вступления Литвы в ЕС и тем самым против уничтожения национального бизнеса.
    Невооруженным глазом было видно, что это вступление превратит нас в рынок сбыта чужих товаров, а наших людей — в "обслуживающий персонал" зарубежных компаний».
В апреле ушел из жизни один из создателей и лидеров «Саюдиса» Ромуалдас Озолас.

 

 

В одном из последних интервью он подверг жесткой критике политику независимой Литвы, существующую под зонтиком Евросоюза. «Беда Литвы — готовность преклоняться перед сильными. Но это не лучшая модель поведения и не лучший способ добрососедства. Соседи уважают не преклонение, а доверие, умение держать слово, — говорил Озолас. — Среди самых больших ошибок — политика стратегического партнерства, которая абсолютно неприемлема для Литвы. Нам абсолютно не следовало пускаться в такие политизированные торговые авантюры, как махинации вокруг НПЗ в Мажейкяй. Лозунг "Не допустим Ивана к трубе" был таким дурацким лозунгом, что стоит сильно поломать голову, пока придумаешь что-нибудь более идиотское. В итоге мы убедились, что хозяевами этого завода при любом раскладе окажутся русские». По его мнению, страна недостаточно заботится о собственном суверенитете:
    «Литве нужна политика защиты своих интересов. Но о национальных интересах Литвы мало кто думает. Сегодня главное — какие-то фантазии об интересах всего Европейского союза. Между тем, сильным игрокам этого союза глубоко плевать на маленьких мальчиков, которые подают мяч, вылетевший за пределы поля».
«Ситуация кардинально поменялась за 25 лет», — вздыхая, констатировал в прошлом году журналист и сигнатар Роландас Паулаускас.

 

 

Литва все больше отказывается от завоеваний независимости, передавая полномочия в Брюссель. «Когда мы говорим о независимости государства, имеем в виду конкретные вещи. Возможность принимать свои законы, собственную денежную систему, таможенные сборы и многое другое, — продолжал Паулаускас. — Законы мы уже принять не можем, потому что у нас приоритет законов ЕС. Большинство налогов тоже регулируется в Брюсселе. Таможенные сборы собирать не можем. Остался флаг! И можем петь свой гимн. Реальная независимость улетучилась».

http://vladbard.blogspot.lt/search?updated-max=2016-02-10T12:33:00%2B02:00&max-results=1&start=7&by-date=false

sovremennaya-litva

 

 

 

 

 


 

 

 

 

 


 

 


 

 

 

 

 


 

 

Представитель МИД  России рассказал о причинах выхода Прибалтики из состава СССР

 

"Русская газета", выходящая в Коста-Рике, в своём очередном номере опубликовала интервью с советником посольства Российской Федерации в Коста-Рике Юрием Хлебниковым. Юрий Хлебников считает, что распад Советского Союза не был ни естественным, ни неизбежным, а является следствием спланированной операции противников СССР.

 

Юрий Хлебников: "Я считаю, и это моё личное мнение, что у литовцев - не знаю, как у других народов, населявших тогда СССР - не было никаких объективных причин, чтобы отделяться от Советского Союза. Они всегда жили зажиточно, спокойно, у всех были свои машины, ездили по хорошим дорогам, было изобилие высококачественных продуктов питания, не наблюдалось никакой напряженной обстановки. Я в молодости ездил со стройотрядом по литовским селам и видел это своими глазами. Республике выделялись крупные капиталовложения из союзного бюджета на возведение больших современных портов и машиностроительных заводов, объектов энергетики (чего, например, стоила одна лишь Игналинская АЭС), на механизацию сельского хозяйства. Ни национальная культура, ни язык не притеснялись, так как 90% всех СМИ выходили на литовском языке, было множество литовских школ и университетов, развивалась национальная наука. Я сам наполовину литовец, и я никогда не чувствовал на себе ни дискриминации, ни национальной вражды".

 

Расскажите подробнее, пожалуйста, как жила ваша семья в советские времена.

 

Сейчас литовские националисты называют Россию "оккупантом", считая, что в 1940 СССР оккупировал Прибалтику. При этом забывают (так им удобнее) о Договоре между СССР и Литовской Республикой о вступлении Литвы в состав Советского Союза от 3 августа 1940 года. Тогда в Москву выезжала делегация депутатов Сейма независимой Литовской Республики во главе с Председателем Сейма Ю. Палецкисом, и нет исторических свидетельств того, что этот договор подписывался, как говорят, "под дулами автоматов". Да, на территории Литвы в советские времена находились советские военные части, как, впрочем, и по всей территории Союза. Но русские люди не вели себя как оккупанты, мой отец не был оккупантом! Он родом из Кировской области, воевал на фронте во время Великой Отечественной войны. Когда в конце войны был ранен в Восточной Пруссии, попал в госпиталь в городе Каунасе. Уже в конце службы, один из сослуживцев, литовец, предложил ему перевести мать и сестру в Литву и жить в его большом доме в городе Каунасе (тогда люди были искреннее и добрее). Затем отец устроился на работу на завод, ремонтировал моторы, познакомился и женился на моей матери-литовке. После войны в республику приехало много специалистов со всех уголков СССР, чтобы строить порты, дороги и заводы, разве оккупанты так себя ведут? Во времена СССР государственные планы были направлены на гармоничное развитие всех отраслей промышленности и сельского хозяйства. Да, это так, что из-за недостаточного внимания к производству товаров широкого потребления и низких доступных цен были и очереди, и дефицит хорошей обуви, модной одежды, косметики, современных электробытовых приборов. Очень жаль, что тогдашнее руководство страны все это игнорировало долгие годы. Зато сейчас, когда Литва стала членом Европейского Союза, от неё требуют свертывания сельскохозяйственного производства, так как существует жесткая конкуренция со стороны Испании и Португалии... Это очень обидно, потому что Литва всегда была житницей Прибалтики, её образцовые колхозы и совхозы славились по всей стране.

 

Что произошло в 1990-1991 годах, почему Литва оказалась первой республикой, объявившей себя независимой от Советского Союза?

 

Я совершенно убежден, что всё это было хорошо спланировано, финансировано и умело спровоцировано, какие-то чуждые нам силы разожгли национальную вражду, причем эти процессы начались с 1987 года одновременно во всех трех балтийских республиках: Эстонии, Латвии и Литве. С приходом к власти М. Горбачева и объявлением в стране гласности началось движение интеллектуалов за чистоту литовского языка, которое затем переросло в перетолкование исторических событий, разоблачения ссылок и репрессий в сталинские времена (как будто только литовцы подвергались репрессиям в те времена!). Затем начались требования экономической самостоятельности республик от союзной социалистической экономики. Была создана общественная организация "Саюдис" ("Движение") в поддержку перестройки в Литве. Проходили конгрессы, съезды и многотысячные демонстрации, были переименованы многие улицы и площади, уничтожалось все, что было связано с советским периодом в Литве. Не гнушались даже памятниками советским войнам-освободителям. Весь этот сценарий уже раньше был успешно приведен в исполнение в Польше, где победила "Солидарность". Раскачивание государственных устоев проходило безнаказанно под лозунгом "поддержки перестройки", это дезориентировало М. Горбачева. Постепенно стали появляться старые литовские флаги рядом с советскими флагами, а там и местные ячейки новой власти, отряды охранников с зелеными повязками. Например, при попустительстве центральных властей СССР в Литве создали Министерство охраны края (свое Министерство Обороны), Департамент госбезопасности и т.д. и т.п. Может ли уважаемый читатель представить нечто подобное, например, в одном из штатов США? Какова бы была судьба после всего этого губернатора штата? Тогда же в республике было настоящее двоевластие. Я сам видел, как по улицам вдруг начали ходить крепкие ребята с охотничьими винчестерами, на груди у них висели патронные ленты.

На крупных предприятиях Вильнюса, Клайпеды, где большинство рабочих были русскими, поляками, белорусами, люди сразу поняли, что дело шло к отделению. Они тогда тоже начали создавать свои добровольные дружины, появилось Социалистическое движение в поддержку перестройки "Единство-Venybe-Jednoscz". К счастью до открытых столкновений этих политических сил дело не дошло, но напряжение росло. Все это время по радио и телевидению шла оголтелая агитация против "русских оккупантов", и СССР начали представлять как "врага литовского народа". Тогдашнее еще советское руководство Литовской ССР, компетентные ее органы направляли огромное количество обличительных документов в Кремль о развитии ситуации, ожидая каких-либо ответных действий со стороны союзного правительства, но М. Горбачев бездействовал. Я лично считаю, что большая доля вины за развал Советского Союза лежит именно на нём как главе советского государства. И не я один так считаю. Он приехал в Литву, только когда Коммунистическая партия Литвы объявила об отделении от КПСС, но ничего сделать уже не смог, и позорно уехал ни с чем. Центральная власть в СССР к этому времени была уже слишком ослаблена.

В результате на заседании "просаюдистски" настроенного Верховного Совета Литовской ССР 11 марта 1990 года был принят Акт восстановления независимости Литвы. Кульминацией же оказались события в январе 1991 года, когда союзное руководство, наконец-то, потребовало отмены антиконституционных актов и восстановления действия советской Конституции; в Литву были направлены бойцы спецподразделения "Альфа" и других воинских частей. 13 января 1991 года при штурме телевизионной башни погибло 15 безоружных человек, свыше 600 было ранено. До сих пор считалось, и это всегда спешили подчеркнуть "демократические" СМИ России, что эти люди были жертвами атаки советских войск. Однако как тогда, так и сейчас военное руководство операцией заявляет, что советские солдаты и танки были вооружены холостыми патронами и танковыми "хлопушками". Литовский политолог, лидер Социалистического народного фронта Альгирдас Палецкис недавно заявил, что у него есть неоспоримые факты - выписка из судмедэкспертизы - которые показывают, что многие смертельные ранения прошли по траектории сверху-вниз, а значит стреляли из окон окружающих площадь зданий, где не было советских солдат. Кроме того, в телах погибших были найдены охотничьи патроны мелкого калибра, которые не использовались в советской армии. Судя по его словам, предстоит ещё разобраться, чтобы понять, кто именно убил этих людей 21 год назад, и возможно, признать, что "свои стреляли в своих".

 

Западные идеологи приветствовали отделение советских республик от России как "освобождение народов от русского ига". Вы согласны с этим мнением?

 

Ни в коем случае. Может быть, крупные республики, такие как Украина и Белоруссия, смогли, более или менее, наладить свою экономику, но небольшие страны Прибалтики, в том числе Литва, оказались в плачевном состоянии: у них нет таких природных ресурсов, как у России, ни нефти, ни газа. Из тех крупных предприятий машиностроительной и радиоэлектронной промышленности, которые в советское время производили продукцию высокого качества, сейчас ни одно не работает, их превратили в склады или используют отдельные цеха для производства, например, электрических выключателей, розеток и другой подобной "высокотехнологической" продукции. Многие русские специалисты из страны вскоре уехали, морально не выдержав обстановки "национального подъема". Другие вынуждены были переквалифицироваться в "челноков", третьи в еще кого угодно. Так что управлять предприятиями теперь некому, да и без прежних кооперационных связей, ни к чему. Даже сельское хозяйство, некогда процветающее, как я уже говорил, находится в полном загоне, и Евросоюз платит сельским хозяевам дотацию, чтобы они свернули всю продукцию. Старые советские трактора стоят неисправные, так как нет запчастей, заросли травой доверху, а основной движущей силой в деревне теперь является... лошадь, как некогда в предвоенной, независимой Литве! Многие земельные участки пустуют: земля роздана потомкам бывших ее хозяев, большинство которых давно являются городскими жителями и не собираются заняться тяжелым крестьянским трудом, ожидая, что кто-нибудь возьмет эту землю в аренду. Кроме того, с конца 2011 года в Литве начался и банковский кризис, в результате чего национальные банки сейчас попали в полную зависимость от банков скандинавских стран.

Литву сейчас нельзя назвать даже нейтральной страной по отношению к России. По сути, нормальных отношений нет, нынешнее руководство Литвы использует любой предлог, чтобы начать конфликт. Вот не так давно снова выступили с требованием "компенсации за оккупацию". Экономическая обстановка в стране настолько непростая, что половина населения - особенно молодые люди - эмигрировала в Англию, Германию и другие европейские страны, так как у себя в стране они не нашли никакой работы. Я сам встретил в Голландии одну молодую рижанку, она искала клиентов на одной из улиц в квартале "красных фонарей"... Мне тоже в 1992 году пришлось уехать со всей семьей, бросить своих друзей, работу, всю свою прошлую жизнь; теперь живу в Калининграде. Полагаю, что миллионы советских граждан пострадали от этого "развода", выиграли лишь национальные элиты и их обслуживающие лица. Несомненно, события 90-х годов прошлись жутким плугом через души многих моих сограждан".

Подробности: http://regnum.ru/news/polit/1496504.html#ixzz1lsbZwkJB