Забытый Моонзунд

Опубликовано: 23 января 2017
Просмотров: 68530

 

 

 

26 июля противник снова попытался провести конвой через Ирбен и снова огнем 315-ой батареи, атаками авиации и торпедных катеров противнику бы­ли нанесены потери.

13 сентября к бухте Лыу подошло крупное соединение немецких кораблей и десантных судов с войсками. Батарея капитана Стебля своим огнем повре­дила вражеский транспорт и обеспечила успех атаки торпедных катеров.

20 сентября противник предпринял очередную попытку высадить десант в бухте Лыу. На этот раз огнем батареи потоплен миноносец.

Боевой счет 315-ой батареи можно продолжить, но моряки-артиллеристы стали и последними защитниками Сааремы. В конце сентября 1941 года на батарею перешел штаб обороны Балтийского района. 3 октября штаб и поли­тотдел на торпедных катерах эвакуировались на остров Хийумаа. На полуо­строве Сырве осталось до 1500 бойцов и командиров Красной Армии.

О последних днях батареи известно мало. Артиллеристы и солдаты гарнизона Сааремы приняли здесь последний бой. Многие погибли, многие попали в плен. Орудия были взорваны.

 

  Сохранившиеся элементы установки и кираса. Здесь присутствуют следы взрывов. По этим следам видно, что заряды закладывались рядом с шаровым погоном, с целью сорвать башню со своего основания, тем самым сделав её неподвижной. В декабре 1941 года подрывникам удалось вывести башню из строя, однако, башенный блок и стволы орудий остались целыми.

 

Взорвать бетонные сооружения батареи в той обста­новке было явно невозможно, для этого потребовалось бы огромное количест­во взрывчатки и специальная инженерная подготовка. Командный пункт, дальномерная вышка, котельная, основания башен сохранились до наших дней.

 

  Дальномерная вышка...

 

В 1956-58 годах наша семья жила на Саареме в Лябаре. Мальчишками мы бегали на «затопленную батарею», лазили по бетонным глыбам. Башни к тому времени были срезаны и отправлены на металлолом. Черная вода стояла в бетонных входах, уходивших вглубь земли. Вокруг батареи были окопы, где ва­лялись русские трехлинейные винтовки, патроны и пустые круглые диски от пу­лемета Дегтярева. Стреляных гильз были горы. Здесь был бой и бой жестокий. Наверное, бой продолжался и под землей. Я видел вентиляционные колодцы, забросанные сверху землей и гранатами - значит, нападающие хотели лишить возможности дышать тех, кто оставался под землей? Говорят, что враг приме­нял дымовые гранаты, чтобы выкурить из подземелий последних защитников батареи. Вопросов больше, чем ответов, несомненно одно - подвиг защитни­ков 315-ой батареи будет жить всегда. В 1959 году на командном пункте бата­реи был установлен скромный памятник - обелиск и два снаряда.

 Памятник на командном пункте батареи 315 полуостров Сворбе

 

Путешест­вуя по Саареме, прекрасному острову Эстонии, здесь, у командного пункта батареи капитана Стебля вы всегда увидите туристов из многих стран.

Судьба капитана Стебля заслуживает отдельного повествования. Своего родного отца Саша Стебель не помнил, он воспитывался в семье отчима Мо­исея Руденко. Мать с утра до вечера работала посудомойкой в ресторане, а отчим пил запоем. С семи лет Саша уже работал, продавал газеты и папиро­сы на Крещатике. В восемнадцать лет он пошел работать на киевский завод «Большевик». На заводе Александр встретил свою будущую жену Лиду Степуру. Через год у них родилась первая дочь Галинка, а еще через год Александра призвали на военную службу в 1-й Конный корпус имени Буденного. Сте­бель стал лихим кавалеристом. Как способного командира его направили и Севастопольское военно-морское артиллерийское училище.

После четырех лет учебы молодого лейте­нанта назначают на Балтийский флот команди­ром огневого взвода береговой батареи форта Серая Лошадь. На южном берегу Финского за­лива Стебель прослужил почти четыре года. Это было время бурного роста береговой ар­тиллерии Советской Республики. Восстанавли­вались старые батареи, строились новые. Пос­тупали на вооружение вновь созданные артил­лерийские системы, создавалась береговая оборона Балтийского, Северного, Черноморс­кого и Тихоокеанского флотов. К 1938 году Александр Стебель стал уже командиром учеб­ного отряда береговых артиллеристов. К тому времени в семье Стебля было четверо детей, родилась вторая дочь Нинель, подрастали два сына - Шурик и самый младший Юрик.

В октябре 1939 года капитан Стебель получил назначение на остров Сааремаа командиром строящейся 315-й башен­ной батареи. Транспорт «Луга» забрал из Кронштата личный состав новой ба­тареи и доставил его в Палдиски. Так началась служба капитана Стебля на берегах Эстонии. Среди топких болот мыса Церель строилась новая батарея. На строительстве Александр Стебель проявил себя как талантливый органи­затор, грамотный инженер и способный командир - уникальная батарея бы­ла построена в срок, моряки-артиллеристы быстро освоили новую технику. Батарейцы любили своего командира. Требовательный по службе, он всегда находил доброе слово для каждого.

 

  Александр Моисеевич Стебель (1906 — 1943) — капитан, командир легендарной башенной береговой батареи № 315 на о. Эзель (Сааремаа) в Балтийском море. Ранее командовал батареей на о. Вяйке-Пакри.

 

Когда пришел решающий день обороны Сырве, именно капитан Стебель повел своих артиллеристов в последний бой. Затем был плен, лагерь для военноплен­ных в Валге, бесконечные допросы и избиения. Ему предлагали чины и ордена, предлагали организовать восстановление 315-й батареи, потом стали настойчи­во предлагать принять командование одной из батарей в проливе Ла-Манш. Ка­питана Стебля перевезли в тюрьму в Ригу. Дальнейшая судьба капитана неизве­стна, но среди заключенных Рижской Центральной тюрьмы до сегодняшнего дня живет легенда о несломленном капитане Стебле, которого гестаповцы выставили на мороз, облили водой и заживо превратили в ледяную глыбу.

Предложение командовать батареей на Ла-Манше было не просто уловкой гестапо. В конце 1941 года, после провала воздушных налетов на Англию, гитлеровцы приступили к строительству защитного Атлантического Вала на по­бережье Франции. Потребовалось огромное количество береговых орудий и специалистов береговой артиллерии. Специальной береговой артиллерии у Германии никогда не было, поэтому пушки собирали по всей Европе. Приш­лось даже брать полевые орудия времен Первой Мировой войны, но лучшее, что смогли найти немцы, это были четыре 305-мм орудия русского линкора «Император Александр III» («Воля»), списанного на слом во французской Бизерте.

 

 Замаскированное под жилой дом 305-мм орудие немецкой береговой батареи "Mirus". Гернси Исландия.

 

Модернизированные на заводе Круппа четыре русские пушки доставили на остров Гернси, на Нормандских островах, где из них была построена самая мощная на Атлантическом Вале береговая батарея «Мирус».

 

 План помещений орудийной позиции батареи «Мирус»

 

Тогда и понадобились артиллеристы, хорошо знающие русскую артиллерию. Можно только представить, в какое грозное оружие превратилась бы 305-мм батарея на Гернси, если бы ее возглавил русский офицер, проходивший службу на новейшей батарее мыса Церель и имеющий опыт боевых действий в Ирбенском проливе. Капитан Стебель отказался изменить присяге, за что и был казнен. Но жизни многих английских и американских моряков были спасены.

Воистину, солдат, который честно исполняет свой долг, защищает весь мир!