Забытый Моонзунд

Опубликовано: 23 января 2017
Просмотров: 23191

 

 

 

Часть третья

 

 

Подземные дредноуты

 

 

1 сентября 1939 года Германия напала на Польшу. Англия и Франция объявили войну Германии, началась Вторая Мировая война. Балтийское море снова стало театром военных действий.

28 сентября 1939 года СССР заставил Эстонскую республику подписать до­говор о взаимопомощи, в соответствии с которым СССР получал право раз­местить в Эстонии воинский контингент численностью 25000 человек, а в порту Палдиски и на островах Эзель (Сааремаа) и Даго (Хийумаа) размеща­лись военно-морские базы и аэродромы.

В тексте пакта о взаимопомощи ничего не говорилось о береговых батаре­ях на островах, но уже 11 октября 1939 года в протоколе соглашения между советским и эстонским военным командованиями появилась запись: «Для за­щиты базирования флота от нападения с моря и воздуха, морскому командо­ванию СССР предоставляется право установки береговых батарей любых калибров, зенитных батарей любых калибров, прожекторов, постов наблюдения и связи в районах гаваней и рейдов островов Эзель и Даго, и содержать эти батареи с их штатным обслуживающим персоналом».

Наркомом ВМФ СССР была создана комиссия во главе с опытным артиллеристом, флагманом флота 2 ранга И.И.Греном для выбора огневых позиций береговых батарей. Несомненно, комиссия располагала старыми русскими планами - почти все районы выбранных позиций совпадали с дислокацией батарей Первой Мировой войны.

 

Расположение береговых батарей Балтийского района к 10 сентября 1941 года

 

Общая концепция обороны советского флота на Балтике также копировала план 1912 года адмирала Эссена, только минно-артиллерийские позиции стали называть секторами обороны. К марту 1941 года на Балтийском флоте бы­ло закончено формирование Кронштатской военно-морской базы в составе Кронштатского, Выборского и Гогландского секторов обороны, Прибалтийс­кой военно-морской базы в составе Ирбенского, Эзельского, Либавского секторов обороны и Таллиннской военно-морской базы с Передовым сектором береговой обороны на полуострове Ханко. Береговые батареи включались в сектора береговой обороны соответствующих военно-морских баз.

В конце 1939 года Наркоматом ВМФ были сформированы Особые Строи­тельные отделы в Эстонии, Латвии и Литве, подчиненные Главвоенморстрою НКВМФ. «Заказчиком» было Главное инженерное управление НКВМФ. На территории Эстонии был сформирован 1-й Особый строительный отряд (1ОСО) НКВМФ, возглавляемый полковником Бариновым, а с 1940 года - военинженером 1-го ранга Евстигнеевым А.И. В задачу отряда входило выполнение работ по строительству береговых батарей и объектов, неоходимых для базирования кораблей и частей на территории Эстонии, в том числе в главной базе -Таллинне.

Сроки на строительство отводились очень жесткие: для стационарных отк­рытых батарей - полгода, для башенных - год. Строительство батарей первой очереди необходимо было завершить к сентябрю 1941 года. Полностью за­кончить установку всех батарей предполагалось в июле 1942 года.

На островах предполагалось устанавливать пушки трех основных калиб­ров. К концу 30-х годов советская береговая артиллерия располагала новей­шими артиллерийскими системами: 100-мм скорострельными пушками, 130-мм пушками с дальностью боя около 25 км и 180-мм орудиями, стрелявшими на расстояние свыше 45 км.

 

  Орудие береговой обороны МО-1-180

 

 

Мы защищаем Ленинград!

 

Обстановка, которая сложилась в первые месяцы войны на Северо-Запад­ном направлении (командующий маршал Ворошилов), была для сталинскихгенералов неожиданной.

 

 Климент Ефремович Ворошилов (23 января [4 февраля] 1881 года — 2 декабря 1969 года) — российский революционер, советский военачальник, государственный и партийный деятель, участник Гражданской войны, один из первых Маршалов Советского Союза.

 

 Ни в каких предвоенных пла­нах не рассматривалась ситуация, когда противник столь стремительно овладеет значительной частью тер­ритории СССР. Но и для гитлеровских генералов нас­тупление в Прибалтике не укладывалось в сроки, ука­занные планом «Барбаросса». На захват советских пор­тов на Балтике фюрер отводил три - четыре недели. За этот срок войска группы армий «Север» сумели дойти только до Пярну. Во многом снижение темпов наступле­ния немцев объясняется примерами героического соп­ротивления бойцов Красной Армии и Флота. Оборона Лиепаи, бои под Марьямаа показали, что при умеломкомандовании и грамотной организации обороны можно было противостоять врагу.

21 июля 1941 года фюрер сам приехал в штаб группы армий «Север» и имел беседу с ее командующим фельдмаршалом фон Леебом.

 

 Вильгельм Йозеф Франц Риттер фон Лееб (нем. Wilhelm Josef Franz Ritter von Leeb; 5 сентября 1876— 29 апреля 1956) — немецкий генерал-фельдмаршал, участник Первой и Второй мировых войн, военный преступник.

 

Гитлера беспокоил сове­тский Балтийский флот, особенно его подводные лодки, которые успешно действовали на коммуникациях про­тивника, топили транспорты с никелевой рудой из Шве­ции и Финляндии. Недостаток никеля приводил к сниже­нию выпуска танковой брони, а Восточный фронт тре­бовал все новые тысячи танков.

Фюрер настаивал на продолжении наступления на Ленинград. Фон Лееб требовал подкреплений. Переброска резервных дивизий должна была осуществляться морским путем, это занимало значительно меньше времени и средств. К тому же выгрузку войск лучше было производить в портах Пярну или Риги, в непосредственной бли­зости к фронту. Именно поэтому немецкое командование стремилось всеми средствами уничтожить советские береговые батареи, которые препятствовали снабжению и сковывали почти пятидесятитысячную группировку немец­ких войск. Главным лозунгом защитников Моонзундских островов в 1941 го­ду были слова: «Мы защищаем Ленинград!»