A+ R A-

Тверская слава Российского флота

 

 

В самом начале Крымской войны внимание всего мира привлёк славный подвиг русских моряков, ставший одной из самых ярких страниц в военно-морской летописи России. В октябре 1853 г. Турция, подстрекаемая Англией и Францией, открыла военные действия на Кавказе и Дунае. Так началась Крымская война 1853-1856 гг. В ноябре 1853 г. турецкая эскадра под командованием Осман-паши вышла из Стамбула и встала на рейд в черноморском порту Синоп. Ей предстояло прикрыть движение собранных в Батуме 250 судов с войсками для высадки десанта в районе Сухум-Кале (Сухуми) и Поти. Эскадра имела в своём составе 7 быстроходных фрегатов, 3 корвета, 2 пароходофрегата, 2 брига и 2 военных транспорта, на которых находилось в общей сложности 510 орудий. Стоянка кораблей Осман-паши в Синоп-ской бухте находилась под защитой береговых батарей (44 орудия), оборудованных земляными брустверами.

После обострения отношений с Турцией, но ещё до начала военных действий из Севастополя для крейсерства в восточной части Черного моря вышла русская эскадра под флагом вице-адмирала Павла Степановича Нахимова. В её состав входили линейные корабли «Императрица Мария», «Чесма», «Храбрый», «Ягудиил», фрегат «Кагул», бриг «Язон» и пароход «Бессарабия».

Поход эскадры Нахимова не остался незамеченным противником. Море опустело - все турецкие суда укрылись в своих портах, навигация у анатолийского побережья временно прекратилась. Планы переброски османских войск морем на Кавказ оказались сорванными, но турецкое командование рассчитывало реализовать их позднее, после ухода эскадры Нахимова в Севастополь.

Но, вопреки ожиданиям противника, русская эскадра продолжала крейсерство. 3 ноября Нахимов сообщал в приказе своим подчинённым: «Получив повеление начать военные действия против военных турецких судов, я считаю нужным предуведомить командиров судов вверенного мне отряда, что в случае встречи с неприятелем, превышающим нас в силах, я атакую его, будучи совершенно уверен, что каждый из нас сделает своё дело». На следующий день пароход «Бессарабия», посланный в разведку к мысу Керемпе, захватил неприятельский транспорт «Меджари-Теджарет». Из опроса пленных подтвердились ранее полученные сведения, что в Синопе собирается турецкая эскадра Осман-паши, предназначенная для осуществления большой десантной операции у русских берегов.

У западных берегов Турции крейсировала эскадра под командованием начальника штаба Черноморского флота вице-адмирала В.А. Корнилова (старицкий дворянин. - В.В., С.С.). Корнилов приказал контр-адмиралу Ф.М. Новосильскому (тверской дворянин. - В.В., С.С.) следовать с эскадрой к Нахимову. 6 ноября эскадра Новосильского, оставив Нахимову линейные корабли «Ростислав» и «Святослав», бриг «Эней» и захватив с собой линейный корабль «Ягудиил» и бриг «Язон» из эскадры Нахимова, направилась в Севастополь.

В тот же день, несмотря на начавшееся волнение, корабли Нахимова взяли курс к Синопской бухте, и через пять дней три 84-пушечных корабля (Императрица Мария», «Чесма» и «Ростислав») подошли к ней на две мили, действительно обнаружив там неприятельские корабли.

Синопская бухта является очень удобной гаванью, хорошо защищенной от северных ветров. На берегу бухты располагалось адмиралтейство с хорошими верфями, портовые сооружения, склады, казармы. Турки, находясь под прикрытием береговых батарей и имея двойное превосходство в силах, не верили в серьёзность угрозы со стороны небольшой русской эскадры. Помимо того, они с часу на час ожидали прорыва блокады извне силами огромного англо-французского флота.

11 ноября, отправив на базу повреждённые штормом корабли, русская эскадра в составе линкоров «Императрица Мария», «Чесма» и «Ростислав» и брига «Эней» обнаружила на рейде под защитой шести береговых батарей стоявшую на якоре турецкую эскадру в составе семи фрегатов, трёх корветов, двух пароходов, двух военных транспортов и нескольких торговых судов. Силы турок явно превосходили силы русской эскадры.

Нахимов установил блокаду Синопской бухты, 16 ноября к нему присоединилась эскадра Ф.М. Новосильского (линейные корабли «Париж», «Великий князь Константин», «Три Святителя»), а немного позже прибыли фрегаты «Кагул» и «Кулевчи». Эскадра из восьми боевых кораблей теперь имела на борту 720 пушек и заметно превосходила неприятеля по числу орудий.

Поскольку турецкая эскадра в открытом море могла быть усилена кораблями англо-французского флота, Нахимов решил атаковать и разгромить её непосредственно в базе. Замысел сводился к тому, чтобы быстро (в двухкильватерной колонне) ввести на Синопский рейд свои корабли, поставить их на якорь и атаковать противника с короткой дистанции в 1-2 кабельтова (кабельтов -одна десятая морской мили, равная 185,2 м. - В.В., С.С).

18 (30) ноября в половине десятого утра на флагманском корабле «Императрица Мария» был поднят сигнал: «Приготовиться к бою и идти на Синопский рейд». Само сражение началось в 12 часов 30 минут и продолжалось до 17 часов. Русская эскадра двигалась двумя кильватерными колоннами. В наветренную колонну входили линейные корабли «Императрица Мария» (84-пушечный) под флагом Нахимова, «Великий князь Константин» (120-пушечный), «Чесма» (84-пушечный), в подветренную - линейные корабли «Париж» (120-пушечный) под флагом Ф.М. Новосильского, «Три Святителя» (120-пушечный), «Ростислав» (84-пушечный).

Турецкая корабельная артиллерия и береговые батареи подвергли атакующую русскую эскадру, входившую на Синопский рейд, шквальному огню. Линейный корабль «Императрица Мария» был засыпан ядрами - значительная часть его рангоута и такелажа была перебита, но флагманский корабль шёл впереди, ведя огонь по неприятелю и увлекая за собой остальные корабли эскадры. Непосредственно против турецкого флагманского 44-пушечного фрегата «Ауни-Аллах» наш флагман стал на якорь и усилил огонь. Полчаса длился бой между адмиральскими кораблями. Осман-паша не выдержал: «Ауни-Аллах», отклепав якорную цепь, продрейфовал к западной части Синопской бухты и выбросился на мель, а команда бежала на берег.

 

«Синопский бой»    И. К. Айвазовский.

 

С выходом из строя флагманского фрегата неприятельская эскадра лишилась управления. Русский флагманский корабль перенёс огонь на 44-пушечный турецкий фрегат «Фазли-Аллах». Вскоре и этот корабль загорелся и выбросился на берег.

Линкор «Великий князь Константин», осыпаемый градом ядер и картечи, стал на якорь и, развернувшись на шпринге, открыл сильный огонь по 60-пушечным турецким фрегатам «Навек-Бахри» и «Несими-Зефер». Через 20 минут первый фрегат был взорван, и дружное русское «ура!» прогремело над бухтой. Ещё раз развернувшись на шпринге, «Великий князь Константин» открыл огонь по «Несими-Зефер» и 24-пушечному корвету «Над-жими-Фешан», и оба эти корабля, охваченные пламенем, выбросились на берег.

Линкор «Чесма» вёл огонь по береговым батареям, прикрывавшим левый фланг турецкой боевой линии. Артиллерийский поединок закончился полным поражением противника: обе батареи были разрушены, личный состав их частью уничтожен, а частью бежал в горы.

Командир линкора «Париж» капитан 1-го ранга В.И. Истомин открыл сильный огонь по центральной береговой батарее, 22-пушечному корвету «Гюли-Сефид» и 56-пушечному фрегату «Дамиад». В результате метких попаданий русских снарядов турецкий корвет взлетел на воздух. Фрегат «Дамиад», не выдержав ожесточённой перестрелки, выбросился на берег. Продолжительная артиллерийская дуэль произошла между комендорами «Парижа» и 64-пушечного фрегата «Низамие». На «Низамие» были сбиты фок- и бизань-мачты, после чего, потеряв много орудий, турецкий фрегат вышел из боевой линии и прекратил сопротивление.

Линкор «Ростислав», заняв удачную позицию, открыл огонь по береговой батарее, а также по фрегату «Низамие» и 24-пушечному корвету «Фейзи-Меабуд». После сильной перестрелки турецкий корвет выбросился на берег, а неприятельская батарея была уничтожена.

Линкор «Три Святителя» стойко сражался с 54-пушечным фрегатом «Каиди-Зефер», получив серьёзные повреждения.

На линкоре «Ростислав» один из вражеских снарядов попал в батарейную палубу, разорвал орудие и вызвал пожар. Огонь постепенно подбирался к крюйт-камере, где хранился боезапас. Нельзя было терять ни одной секунды, так как линейному кораблю угрожал взрыв. В этот момент лейтенант Николай Колоколь-цов бросился в крюйт-камеру, быстро закрыл двери и, пренебрегая опасностью, принялся тушить загоревшийся занавес, прикрывавший люки крюйт-камерного выхода. Самоотверженность Колокольцова спасла корабль.

В 15 часов бой закончился. «Неприятельские суда, брошенные на берег, были в самом бедственном состоянии, - доносил Нахимов. - Я велел прекратить по ним огонь, хотя они и не спускали флагов, как оказалось, от панического страха, которым были объяты экипажи».

 

Синопский морской бой 18(30) ноября 1853 года.

 

В этом сражении турки потеряли 15 из 16 кораблей и свыше 3000 человек убитыми и ранеными (из 4500, участвовавших в сражении); в плен было взято около 200 человек, в том числе раненный в ногу Осман-паша и командиры двух кораблей.

Адмирал Нахимов послал на берег парламентёра объявить губернатору Синопа, что в отношении города русская эскадра не имеет враждебных намерений, но губернатор и вся администрация давно уже бежали из города.

После 16 часов в бухту вошёл отряд пароходов под командой вице-адмирала Корнилова. На экипажи была возложена задача отбуксировать русские парусные корабли от горевших турецких судов.

Разгром турецкой эскадры в Синопском сражении значительно ослабил морские силы Турции и сорвал её планы по высадке своих войск на побережье Кавказа.

2 ноября 1853 г. героев торжественно встречал Севастополь. Матросов-нахимовцев чествовали на площади у Графской пристани, а офицеров - в Морском клубе. «Битва славная, выше Чесмы и Наварина... Ура, Нахимов! М.П. Лазарев радуется своему ученику!» - восторженно писал в те дни другой лазаревский ученик В.А. Корнилов.

Синопское морское сражение стало последним в истории крупным сражением эпохи парусного флота. Этой славной победой была вписана ещё одна героическая страница в историю знаменитых побед русского флота, одержанных у Гангута, Эзеля, Гренгама, Чесмы, Калиакрии, Корфу, Наварина.

 

 

Александр Александрович

КОЛОКОЛЬЦОВ

(18.09.1833-1.10.1904)

Колокольцов Александр Александрович, сын Колоколь-цова А.В. - участник экспедиции фрегата «Паллада» в Японию в 1852-1854 гг., а также вторичного плавания в Японию на фрегате «Диана». По гибели фрегата А.А. Колокольцов участвовал в постройке шхуны «Хеда», командовал ею и перевёл шхуну в устье Амура. Он считается одним из основателей «европейского» судостроения в Японии. Впоследствии служил в составе Аральской флотилии (1858). Около 30 лет, с 1865 по 1894 гг., был начальником Обуховских сталелитейных заводов. В 1892 г. ему было присвоено звание генерал-лейтенанта по Адмиралтейству, а с 1894 г. А.А. Колокольцов стал членом Адмиралтейств-совета.

Кавалер орденов Св. Александра Невского, Белого Орла, Св. Владимира 2-й степени, Св. Анны 1-й степени, Св. Станислава 1-й степени и иностранных орденов. Именем его назван мыс в Японском море: 41'46 с.ш., 129'51 в.д.

При покушении фанатика-полицейского в Токио на цесаревича Николая Александровича, совершавшего кругосветное плавание, А.А. Колокольцов спас жизнь наследника российского престола, получив при этом ранение. Японский император, присутствовавший при прискорбном инциденте и поражённый храбростью русского офицера, подарил А.А. Колокольцову кабинет в своём дворце, существующий и поныне. Об этом Н.М. Задорнов написал художественную книгу «Хеда», а его сын Михаил Задорнов снял по ней фильм.

А.А. Колокольцов умер в Санкт-Петербурге 1 октября 1904 г. Похоронен вместе с женой Еленой Николаевной Сеславиной (1844-1927) в с. Млёве Вышневолоцкого уезда Тверской губернии (ныне Удомельский р-н Тверской обл.).

 

 

Яндекс.Метрика