A+ R A-

Тверская слава Российского флота

 

 

Николай Лаврентьевич Кладо (1862—1919) — историк и теоретик русского флота, профессор (1910) Морского корпуса, Николаевской морской и Инженерной академий, генерал-майор (1912 год) по Адмиралтейству, моряк-писатель.

 

Николай Лаврентьевич

КЛАДО

(1862-10.07.1919)

 

 

Моряк, писатель, стратег и теоретик флота. Родился в 1862 г. в Тверской губернии. Окончил курс в Морском корпусе (1881) и Николаевской морской академии (1886).

На крейсере «Память Азова» совершил кругосветное путешествие с наследником цесаревичем, будущим императором Николаем II.

С 1886 по 1888 и с 1892 по 1895 годы преподавал в Морском училище военно-морскую историю и морскую тактику.

В 1889-1892 гг. Н.Л. Кладо служил в должности флаг-офицера начальника эскадры на Тихом океане. Участник многих манёвров и заграничных плаваний русского Военно-морского флота. Плавая на французском крейсере «LatoucheTreville», он прослушал курс французских морских наук под руководством адмирала Фурнье, исполнял все практические работы и участвовал в больших манёврах французского флота.

С 1895 г. Н.Л. Кладо - преподаватель военно-морского искусства в Морской академии. Одновременно он читал лекции в Академии Генерального штаба и Инженерной академии, в офицерской артиллерийской школе в Царском Селе. Наряду с преподавательской деятельностью Н.Л. Кладо успешно занимался научно-исследовательской работой.

Во время Русско-японской войны 1904-1905 гг. Кладо прочёл серию публичных лекций «О важной роли флота» в Санкт-Петербурге, Варшаве, Москве, Гельсингфорсе и других городах.

В апреле 1904 г. он был назначен начальником военно-морских сообщений. С назначением адмирала Н.И. Скрыдлова командующим флотом Тихого океана Н.Л. Кладо поехал с ним в Порт-Артур, но блокада последнего принудила его направиться во Владивосток, где он принял участие в редактировании данных, относящихся к набегам отряда быстроходных крейсеров, был назначен начальником отдела штаба Тихоокеанского флота. В августе он возвратился в Санкт-Петербург и 14 октября ушёл со 2-й эскадрой на броненосце «Князь Суворов» в должности второго флаг-капитана, но из испанского порта Виго был послан для дачи свидетельских показаний относительно так называемого Гулльского инцидента.

В ноябре 1904 г. Н.Л. Кладо напечатал в «Новом времени» под псевдонимом «Прибой» ряд статей с общим названием «После ухода второй эскадры Тихого океана». В опубликованных статьях и публичных лекциях о войне на море он подверг критике морское командование, за что в мае 1905 г. был уволен со службы. С 1910 г. Н.Л. Кладо возобновил педагогическую деятельность в Морской академии на кафедре стратегии, принимал участие в создании «Военной энциклопедии» и «Истории русской армии и флота». В своих трудах Кладо придерживался принципов концепции господства на море.

Профессор (1910), генерал-майор по Адмиралтейству (1912). С марта 1917-го по июль 1919 г. Н.Л. Кладо возглавлял Морскую академию.

 

Н.Л. Кладо Значение флота в ряду военных средств государства

 

...Задавшись целью выяснить значение для государства морской силы, нельзя говорить о ней одной без установления крепкой связи её с силой сухопутной.

Вопрос об обладании известной территорией непосредственно решается сухопутной силой. Только сухопутная сила может вторгнуться в пределы неприятельской территории, и только сухопутная сила может преградить путь неприятелю, подошедшему к нашим границам и имеющему намерение их переступить.

Вся жизнь, все интересы государства сосредоточены на суше, так как только она одна пригодна для жизни и для главного пропитания людей, а потому окончательно и всякий спорный вопрос, возникающий между людьми, когда они прибегают к решению его оружием, решается или прямым насилием по отношению к той или иной части территории государства, или угрозой по отношению к известным условиям человеческой жизни в пределах известной территории.

Вот почему непосредственно и окончательно всякий вопрос, разрешаемый с оружием в руках, в огромном большинстве случаев решает сухопутная военная сила. Единственный случай, когда дело может обойтись совсем без этой силы, - это когда воюющие государства не имеют общей сухопутной границы, и то лишь при некоторых исключительных условиях, в которых находятся одно или оба государства.

Поэтому весь вопрос о значении для государства морской силы выливается в исследование почти исключительно о том, насколько флот может способствовать деятельности своей армии и мешать деятельности армии противника, и о том, что выгоднее для государства - увеличивать ли до посильных для него пределов лишь мощь армии, или распределить эту мощь в известной комбинации между сухопутной и морской силой?...

По тем основам, которые направляют деятельность различных отраслей военной силы, они все совершенно сходны между собой.

Общая их задача - сломить сопротивление соответственной военной силы противника, и при преследовании этой задачи все они руководствуются общими принципами ведения войны и боя. Будет ли военная сила действовать на суше, на воде или в воздухе, она будет достигать поставленных себе целей посредством сосредоточения силы, взаимной поддержки, внезапности, подставления своей сильной стороны и уклонения слабой и т.п. Точно так же, вне зависимости от той стихии, в которой действует военная сила, успех её, главным образом, будет зависеть от качества и степени обучения личного состава, то есть от духовного её элемента; одинаково важное значение будет иметь искусство руководства - наступление всегда будет стоять выше обороны и т.п. Но когда появляется вопрос о способах и средствах, посредством которых та или иная отрасль военной силы будет осуществлять эти намерения, то здесь уже всё будет зависеть от обстановки, главной данной которой явится та стихия, - суша, вода или воздух, - в которой действует военная сила...

Непосредственное назначение морской силы, по объекту, - сломить военную силу противника и посредством этого или защитить воды, омывающие берега государства, от покушений на завладение ими со стороны неприятельской морской силы, или завладеть водами, омывающими берега противника.

Это определение по своей форме совершенно сходно с определением назначения сухопутной силы, которая существует для того, чтобы сломить сухопутную силу противника и, тем самым., или защитить опт. вторжения свою территорию, или занять территорию неприятеля.

Но как только мы выйдем из сферы общих определений, мы увидим, что задачи, для решения которых пускается в дело сухопутная и морская силы, имеют свои характерные особенности.

Владение морем не только обеспечивает свои берега от вторжения неприятельской сухопутной силы и открывает путь своей сухопутной силе для вторжения со стороны моря на территорию неприятеля, но оно обеспечивает возможность сообщения во время войны со всем миром, со всеми остальными государствами, союзными и нейтральными, и отнимает эту возможность от противника. Вот эта задача почти недоступна сухопутной силе, а потому ею и не преследуется...

Вообще, свобода морских сообщений и в военное время играет огромную роль. Едва ли какое-нибудь государство может найти у себя все средства, необходимые ему для ведения войны. Или, если это государство промышленное, ему не хватит продовольствия, или, если оно земледельческое, не хватит каких-нибудь произведений техники. И даже если бы всё это и нашлось в достаточном количестве у себя, свобода сообщений с другими государствами даёт во время войны свободу торговли, а это в значительной мере способствует устойчивости финансового положения, что, в свою очередь, представляет огромную важность во время войны. А кроме того, вследствие дешевизны и удобства морской перевозки по сравнению с сухопутной, огромная часть торговли всякого государства идёт морем. На что уже Россия считается страной континентальной, притом часть её морей замерзает на значительное время года, и всё-таки около трёх четвертей её торговли идёт морем.

Через моря дышат государства, и потому-то свобода морских сообщений имеет такое огромное значение, которое ещё увеличивается во время войны.

Выше было уже указано, что совершенно неправильно разбирать значение сухопутной и морской силы отдельно, потому что действительное значение и действительная мощь каждой из них может проявиться лишь при тесном их взаимодействии, что надо говорить не о сухопутной или морской силе, а о военной силе государства, которая составляется из разумной комбинации той и другой. В эту комбинацию имеет желание войти в недалёком будущем и третья сила - воздушная. Но о ней пока говорить ещё рано. Можно только пожелать, чтобы в её развитии и создании мы не оказались позади других государств, так как в тот момент, когда воздушная сила преодолеет препятствия, которые мешают её развитию (главным образом, малую грузоподъёмность), она сразу займёт главенствующее положение среди средств ведения войны, и без её содействия и армия, и флот будут обессилены.

Опоздать в использовании нового оружия опасно вообще, но особенно это невыгодно такому государству, военная мощь которого ослабла и которому необходимо нагнать своих противников, ушедших далеко вперёд в развитии этой мощи.

Действительно, всякий крупный шаг вперёд в военной технике представляет огромные выгоды отставшим почему-либо в этой технике или в количестве вооружённых сил государствам.

Причина этой выгоды заключается в том, что появление нового оружия сразу обесценивает весь запас старого и даже ставит то государство, которое обладает меньшим запасом этого старого оружия, в более выгодное положение, так как ему нет надобности тратить огромные средства на содержание старого оружия, а можно обратить всю свою энергию на создание вновь появившихся средств борьбы...

 

Яндекс.Метрика