A+ R A-

Тверская слава Российского флота

 

 

 

Владимир Алексеевич Корнилов (1 февраля 1806, Тверская губерния — 5 октября 1854, Севастополь, Малахов курган) — вице-адмирал русского флота, герой Крымской войны.

 

 

Владимир Алексеевич

КОРНИЛОВ

(13.02.1806-17.10.1854)

 

Из дворян Старицкого уезда Тверской губернии (ныне Старицкий р-н Тверской обл.). Родился в принадлежавшем его отцу имении Ивановское близ с. Рясня. По окончании Морского корпуса в 1823 г. Владимир Корнилов был произведён в мичманы. В 1827 г. на корабле «Азов» он участвовал в Наваринском сражении и был награждён орденом Св. Анны 4-й степени.

В 1832 г. его перевели с Балтийского на Черноморский флот, и в последующем он выполнял опись Босфора и Дарданелл. В 1834-1835 гг. В.А. Корнилов, командуя бригом «Фемистокл», плавал в Чёрном и Средиземном морях. В 1838-1841 гг. он исполнял должность начальника штаба при генерал-адъютанте М.П. Лазареве, в 1840 г. ему было присвоено звание капитана 1-го ранга. В 1846-1848 гг. В.А. Корнилов был командирован в Англию для заказа первых пароходофрегатов.

С 1849 г. он - начальник штаба Черноморского флота и портов, в 1851 г. назначен в свиту, а в 1852 г. произведён в вице-адмиралы и назначен генерал-адъютантом. В 1853 г. на парохо-дофрегате «Владимир» В.А. Корнилов захватил в бою турецкий военный пароход «Перваз Бахри». С началом Крымской войны В.А. Корнилов возглавил в 1854 г. оборону Севастополя. 5 октября 1854 г. был смертельно ранен на Малаховом кургане во время первой бомбардировки города союзными войсками Англии и Франции. Похоронен во Владимирском соборе Севастополя.

 

Памятник В.А. Корнилову на месте его смертельного ранения

 

Его именем названы банка в Японском море и мыс в Чёрном море. В Тверской области его именем названа школа в с. Рясня, где действует морской музей, в 2006 г. установлен памятный знак на месте имения Ивановское, а в 2007 г. - закладной камень на месте будущего памятника В.А. Корнилову в г. Старице.

 

 

Материалы для биографии Владимира Алексеевича Корнилова, собранные и объяснённые капитан-лейтенантом А. Жандром, бывшим его флаг-офицером

 

Способность Корнилова управлять людьми

 

Между многими несомненными достоинствами Владимира Алексеевича Корнилова было одно качество, обращающее на себя тем большее внимание, что оно весьма редко встречается в людях, хотя качество это в начальнике обширной части управления едва ли не занимает первое место по мере пользы для государства, какую приносит каждое качество начальника. Это умение употребить с пользою способности и самолюбие подчинённых, показать своё доверие к достойнейшим, возбудить соревнование и заставить подчинённых считать долгом точное выполнение своей обязанности, словом, особенная способность властвовать, которой обладал Корнилов в высшей степени.

 

Система управления кораблём, обучения команды и образования офицеров

 

Способность эта была уже весьма заметна, когда он командовал кораблём «Двенадцать апостолов». На корабле всегда было много офицеров, но каждый имел своё место и обязанность, с личною по ней обязанностью, и Владимир Алексеевич так умел очертить степень влияния каждого на общий ход какой-нибудь работы, что никто не вмешивался в распоряжение другого, но все действовали и помогали друг другу.

Во время учений, после каждой работы, Владимир Алексеевич вызывал на ют поочерёдно офицеров, сделавших ошибки, и объяснял каждому, каким образом можно скорее достигнуть совершенства и избегнуть упущений. Его система была: учить матроса в той же быстрой и правильной работе, и не раз он говорил, что ошибаются те, которые учат сначала правильности и думают достигнуть со временем скорости, ибо матросы, привыкнув делать медленно, никогда уже не приобретут быстроты в работе. На вахте он никогда не вмешивался в распоряжения вахтенных начальников и предоставлял им свободу управления парусами днём и ночью, сообщая вечером свои замечания о состоянии барометра и атмосферы - когда надлежало быть осторожнее, и корабль, следуя к известной цели, всегда нёс паруса по силе ветра. Но ни одно упущение на вахте не оставалось без замечания, и для многих служба на «Двенадцати апостолах» была суровою школою.

 

«Двенадцать апостолов» — российский парусный линейный корабль Iранга, спущенный на воду на Николаевской верфи в 1841 году. Водоизмещение 4790т, длина – 64,4м, ширина – 18,1м. экипаж – 1000 человек, в том числе 12 офицеров и 65 унтер-офицеров.

 

Справедливость Корнилова

 

Действительно, много было тогда недовольных, многие даже считали Корнилова несправедливым. Но, во-первых, справедливость есть вещь относительная: почти всякий считает справедливым то, что делают для него, забывая, что, быть может, тем самым нарушаются интересы других. Корнилов же понимал это слово в разумном его значении, то есть что тот справедлив, кто соблюдает интересы большинства... А во-вторых, оставаясь начальником штаба, Владимир Алексеевич должен был уже действовать самостоятельно; круг деятельности его по разным отраслям Черноморского управления расширялся в 1851 и 1852 годах всё более и более; и если вспомнить, как добросовестно трудился он над проектами Лазаревского адмиралтейства в Севастополе и преобразования Николаевского адмиралтейства, перебирая с инженерами планы адмиралтейств, привезённые им и другими из Англии, как ревностно выполнил волю Его императорского высочества генерал-адмирала представить замечания на проект нового «Морского устава», как неусыпно следил за постройкою кораблей, канонерских лодок и всеми работами в Николаеве и Севастополе; если вспомнить, что для увеличения своей деятельности он заваливал работою своих приближённых и что даже трудолюбивый как пчела адъютант его Железнов говаривал, что подчас выбивается из сил, но не может жаловаться, ибо Владимир Алексеевич всё-таки трудится гораздо более, чем он, то, конечно, ни один мыслящий человек не осудит Корнилова за то, что в вещах маловажных он бывал иногда скор на решения, тем более что всякий, кто решался представить ему основательные доказательства своей правоты или пользы своей цели, всегда был им выслушиваем, и, убедившись в своей ошибке, он переменял решение.

 

Последний приказ Корнилова

3 октября Корнилов отдал свой последний приказ:

 

С первого дня обложения Севастополя превосходным в силах неприятелем войска, предназначенные его защищать, выказывали решительную готовность умереть, но не отдавать города, завещанного нам любимым царём нашим и всею Русью православной.

В продолжение короткого времени неутомимою деятельностию всех - и офицеров, и нижних чинов - выросли из земли сильные укрепления, и пушки старых кораблей расставлены на этих грозных твердынях.

Вскоре начались встречи с неприятельскими разъездами и партиями стрелков и вместе с тем удалые подвиги наших.

Боцман 32-го экипажа Халюта заколол штыком пробиравшегося к нашей цепи английского солдата.

Разъезд из двух казаков 67-го полка, осматривая положение неприятеля, за развалинами Херсонеса взял в плен французского артиллериста, у самых аванпостов.

Разъезд гусар, завидя французских кавалеристов, атаковал их. Неприятель рассыпался и бежал; цепь 34-го экипажа схватила заскакавшего к ним офицера и привела его в бастион № 4- Бутырского пехотного полка унтер-офицер Лапин ранил английского стрелка; несмотря на превосходство сил и близость неприятеля, бросился на него и овладел раненым.

45-го экипажа унтер-офицер Петренко с секретом 10 человек ударил в штыки на неприятельский пикет, много превосходящий его силами, что доказывается числом захваченных им вещей; вслед за этим атаковал английский разъезд, не решившийся сразиться с ним.

Минского пехотного полка унтер-офицер Никифор Петров, с 8 человеками, вызвался идти вперёд к неприятельскому лагерю, смело вскочил на вал, за которым производились работы, и доставил об них сведение.

Таковые ежедневные подвиги, видимо, обескуражили неприятеля, и, вероятно, один стыд удерживает его от бегства.

Вчера был в Севастополе флигель-адъютант государя императора, отправляющийся в С.-Петербург. Царь нетерпеливо желает знать всё о приступе врагов к дорогим для него городу и флоту Черноморскому. Я поручил доложить Его Величеству, что войска рвутся сразиться и на всяком шагу выказывают свою удаль; что они, по примеру отцов, не хотят и знать о числе неприятелей, а обещают отстоять доверенное им государем сокровище. Да благословит нас русский Бог! Ура! Помни каждый, что для успеха надо думать не о себе, а о товарище.

Генерал-адъютант Корнилов

 

Яндекс.Метрика