A+ R A-

Вернувшиеся из пучины часть 2

 

 

 

    ХОЛОД И ВОЛНЫ ГУБЯТ СПАСШИХСЯ С "ТРАКЬЮЛЕНТА"

 

 

 Даже в тех случаях, когда членам экипажа затонувшей подводной лодки удается достичь поверхности, они еще не могут считать себя спасенными. Их  подстерегают стужа, холодная вода, волны, приливно-отливные  течения и, наконец, шок от пережитых потрясений. Обычно к этому моменту им уже пришлось в течение нескольких часов испытывать большие физические напряжения, дышать спертым воздухом, а если они поднимались с глубины 55 м и более, то спасшихся моряков, возможно, ожидала кессонная болезнь.

     В 7 ч 5 мин вечера 12 января 1950 г. английская подводная лодка HMS Truculent (P315) ("Тракьюлент")  водоизмещением  450 т(?)  была  протаранена  шведским теплоходом "Диана" в устье Темзы, в 17 милях к северо-западу от порта Маргейт.

 

Английская подводная лодка HMS Truculent (P315) ("Тракьюлент") Водоизмещение 1590т (полное), длина – 84,28м, ширина – 3,98м,, осадка – 4,45м, скорость – 15,5уз, 9уз (под водой), экипаж – 61чел.

 

На борту лодки  в момент столкновения находилось  80 человек.  На дно вместе с лодкой ушло 75. Капитана, стоявшего на мостике боевой рубки, при ударе выбросило за борт, еще  четырем  морякам  удалось выбраться  через люк боевой рубки. Всем пятерым явно  повезло - их  быстро подобрал  голландский пароход  "Альдейк", подоспевший к месту происшествия вместе с английскими  эсминцами "Каудрей" и "Дивина".

     Лодка  легла на  грунт  на глубине около  20  м без крена и дифферента. Экипаж быстро задраил дверь в  водонепроницаемой  переборке, отделявшей поврежденную часть лодки от кормового отсека. Спасательные операции, которые возглавил  старший  лейтенант Хиндес,  начались спустя  всего 35 мин после катастрофы.  Выстроившиеся в очередь у спасательного люка подводники пребывали в веселом настроении, перебрасывались шутками, смеялись, как будто ожидая начала сеанса в кино. Большинство из них успело  покинуть лодку прежде, чем воздух в отсеке стал  настолько спертым, что оставшиеся там люди потеряли сознание. В  общей сложности около 40 человек благополучно достигли поверхности, кто в спасательном аппарате Дэвиса, а кто и просто так.

     Море в эту морозную темную ночь было бурным, и спасти удалось только 15 человек. Остальные утонули, захлестнутые волнами.

     К несчастью, никто в то время не знал о происходившем. Хотя в районе гибели лодки и крейсировали  суда на случай, если ее экипаж  предпримет самостоятельно попытки к спасению, основное внимание было направлено на саму подводную лодку.  Поскольку на поверхности удалось обнаружить и спасти сравнительно немного людей, спасатели решили что остальная часть экипажа все еще находится внизу и ожидает помощи.

     Волнение на море не позволяло водолазам использовать обычные скафандры, поэтому на рассвете  в  расположенный  неподалеку порт  Ширнесс  прибыли два опытных  аквалангиста  Крэбб  и  Ходжес. Там, у пирса, их  уже  поджидал быстроходный катер, чтобы доставить к месту гибели "Тракьюлента".

     К своему изумлению, Крэбб и Ходжес обнаружили, что катер битком набит репортерами и фотографами,  утверждавшими, что им забронированы места на первом судне, отправляющемся в район катастрофы. Они   категорически отказались покинуть катер и не изменили своего решения, даже узнав, что лишь своевременное прибытие аквалангистов дает еще какой-то шанс спасти жизнь людей, оставшихся в лодке. В конце концов только вмешательство администрации порта помогло освободить катер.

     Драгоценное время было потеряно. Не дожидаясь подхода к месту предстоящей работы, Крэбб и Ходжес  надели свое  снаряжение. К  несчастью, сильное приливное течение не позволило спасателям закрепить швартовный конец с катера на указательном буе лодки. Опасаясь сорвать буй, они были вынуждены шарить по дну якорем,  пока он, наконец, не зацепился за лодку. Даже тут  им мешали собравшиеся в бесчисленных лодках  праздные  наблюдатели, отказывавшиеся уступать дорогу спасателям.

     Держась руками за якорный трос,  Крэбб и Ходжес спустились  на дно,  но сильный  прилив не давал им добраться до "Тракьюлента". Лишь  через полчаса, когда прилив  несколько ослаб, они  предприняли  вторую попытку. На этот раз аквалангисты опустились прямо на корпус лодки. Вода вокруг была такой мутной, что их мощные натриевые лампы обеспечивали видимость всего на каких-нибудь 30 см.

     Они  тщательно  простукали  корпус лодки в районе  каждого отсека и  не получили  ответа,  а  когда  попытались  проникнуть  внутрь  через  кормовой спасательный люк, то увидели, что матерчатый рукав беспорядочно скомкан. Все стало ясным. "Тракьюлент" был мертв. Они возвратились на поверхность.

     16 января поиски уцелевших  подводников  были прекращены. Позднее в результате длившихся десять  недель спасательных операций "Тракьюлент" удалось поднять. С двух специальных  судов, снабженных кормовыми подъемными кранами грузоподъемностью по 600 т,  под корпус лодки завели прочные  тросы. Продувка  бортовых  балластных  цистерн  дала  еще 150 т  дополнительной плавучести. Спустя четыре часа после начала подъема, приуроченного к отливу, лодка показалась на поверхности.

 

HMS Truculent (P315) ("Тракьюлент") подняли...

 

 

 

    СЕКРЕТНАЯ АППАРАТУРА НА БОРТУ U-307

 

     "Тракьюлент" затонул в мирные дни, когда основное внимание в подобных случаях уделяется спасению жизни экипажа. Однако всего лишь за пять лет до этого закончилась вторая мировая война, во время которой, даже еще в большей степени, чем в годы первой мировой войны, судьба и жизнь каждого человека были подчинены интересам своей страны. В те жестокие времена некому было заниматься спасанием  экипажей погибших подводных лодок, кроме того, человеческая жизнь зачастую оказывалась дешевле материальных ценностей.

Питер Кибл возглавлял базировавшееся в Александрии подразделение спасательной службы  английских  ВМС, когда его внезапно вызвали на базу подводных лодок в Бейруте. Там ему сообщили, что в восточной части Средиземного моря потоплена немецкая подводная лодка U-307, причем одному из английских эсминцев удалось точно зафиксировать место ее гибели.

 

Немецкая подводная лодка U-307  тип - VII C. Водоизмещение – 864,69т (полное), длина -  67,1м, ширина – 6,18м, осадка - 4,7м, скорость – 17,6 уз, 7,6 уз (под водой), экипаж – 44 чел.

 

     Согласно показаниям спасенных членов экипажа U-307, на борту лодки находилось только что разработанное немцами  совершенно секретное устройство для обнаружения целей с помощью инфракрасного излучения. Оборудованные такой аппаратурой фашистские лодки  могли в ночное время просматривать  достаточно обширный участок  моря в поисках конвоев союзников и атаковать их без риска быть обнаруженными радиолокатором. Для этого им требовалось лишь слегка подвсплыть. Корпус лодки при этом  совсем немного выступал над поверхностью воды,  поэтому  сигналы  радиолокатора  не  отражались от ее корпуса либо искажались за счет отражения от волн.

     Англичанам до зарезу нужно было поднять это устройство с U-307, чтобы разобраться в его конструкции. Киблу рассказали, что хитроумный прибор имеет форму футбольного мяча, прикреплен к переборке в центральном посту и снабжен механизмом для самоликвидации. Перед тем как снимать прибор, механизм следовало осторожно обезвредить.

     В течение целой недели Кибл с завязанными глазами тренировался в изготовленном из фанеры макете центрального поста и в конце концов изучил на ощупь каждый вершок этого помещения. Затем спасатели вместе с Киблом и специалистом из Адмиралтейства по фамилии Уолтерс вышли в море на спасательном  судне  "Принс Сэлвор" и направились к месту, указанному эсминцем. Вскоре под охраной противолодочных кораблей и истребителей они приступили к поискам. Спасатели  методически ходили параллельными курсами, обшаривая морское дно эхолотом и каждый раз смещаясь в сторону на 450 м. На рассвете второго дня поисков сигналы эхолота показали наличие на грунте на глубине 73 м какого-то предмета, по размерам  и форме схожего с подводной лодкой. С четвертого захода им удалось зацепиться за обнаруженный предмет тралом. Спасатели встали на якорь, и спустившийся на дно водолаз подтвердил, что они действительно нашли U-307.

     На следующее  утро  Кибл отправился к лодке. Он  вошел в боевую рубку и сразу же  очутился  в  кромешной тьме.  Это не смутило его, и он начал спускаться по трапу в центральный пост, но тут его  нога уткнулась во что-то упругое.  Он  надавил ботинком на загадочный предмет, но  тот не сдвинулся с места. Кибл попытался протиснуться мимо,  но сразу же застрял: он слишком поздно обнаружил, что сидит верхом на раздувшемся трупе  немецкого офицера, закрывавшем  весь узкий проход. Киблу не оставалось ничего иного, как начать вслепую  кромсать труп  своим  массивным  водолазным ножом. В конце концов мертвец обмяк, распался на две части, и Кибл смог спуститься в центральный пост.

     К этому времени безопасный для водолаза срок пребывания на такой глубине уже истек. Нащупав  ограждение перископа, Кибл  сориентировался и двинулся вперед, придерживаясь рукой за правую переборку. Каждый шаг давался ему с трудом  -  сказывалось все  увеличивающееся  насыщение  крови  азотом. Позади  прокладочного стола, на котором все еще лежали карты, прижатые тяжелой  металлической параллельной линейкой,  Кибл нашарил  прикрепленный к переборке предмет, напоминавший по форме  футбольный мяч. Он начал выворачивать удерживавшие прибор болты, но уронил отвертку. С помощью плоскогубцев  и гаечного  ключа ему удалось вывернуть  болты.  Теперь прибор держался только на отходивших от него трубках.

     В этот момент что-то слабо стукнуло по задней части его шлема. Уже испытывая легкое азотное опьянение,  Кибл машинально отмахнулся и к своему ужасу схватил... человеческую руку. Это оказался  труп еще одного немецкого подводника. Вызванные движениями Кибла перемещения воды в тесном пространстве центрального поста поднесли его к водолазу. Кибл вяло оттолкнул мертвеца в сторону и продолжал делать свое дело.

     Ему  никак  не  удавалось  отделить  прибор  от  трубок.  Он  попытался отвернуть  удерживавшие их гайки с помощью гаечного ключа и уронил  ключ. От ножа  тоже было  мало толку,  его лезвие сразу же  сломалось. Кибл  остался безоружным. И тут он вспомнил о лежавшей на прокладочном столе массивной линейке. Он вставил один конец линейки позади прибора, нажал на другой, и бесценный шар оказался у него в руках.

     Кибл  отправил его наверх в  специально предусмотренном для этой цели мешке, пробыл положенное  время на глубине 27 м и затем поднялся  на поверхность.

     После окончания рекомпрессии и последующей декомпрессии в декомпрессионной камере он сразу же направился в каюту  Уолтерса. Тот в  это время с восторгом разбирал сверхсекретный прибор.

     - Что поражает меня, - заметил Уолтерс, - так это  то, как тебе удалось закоротить взрывное  устройство, даже не сняв его. Контакты были замкнуты, но...

     - Взрывное устройство! - в ужасе вскричал Кибл. - Боже мой, я совсем о нем забыл!

 

 

Яндекс.Метрика