A+ R A-

Вернувшиеся из пучины часть 2

Содержание материала

 

 

    ТРАГИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ S-4

 

 

     Наступившее затишье  было  недолгим. Прошло  чуть более  двух лет,  и в декабре 1927 г. та же участь постигла еще одну американскую  подводную лодку S-4. История  повторилась почти в точности.  S-4, как  и S-51,  представляла собой  двухкорпусную подводную лодку длиной 70,3  м надводным водоизмещением 800 т с экипажем численностью около 40 человек. На  лодке были  установлены два дизеля и  два электродвигателя. В  состав ВМС США входило более 50 лодок этого типа.

 

Американские подводные лодки (слева-направо)S-8 (SS-113); S-3 (SS-107); S-4 (SS-109) и S-6 (SS-111) в Портсмуте. Характеристика этих лодок... Водоизмещение – 1110 т (полное), длина - 70м, ширина – 6,65м, скорость – 15уз, 11уз (подводная), экипаж - 42чел.

 

     Днем 17 декабря лодка осуществляла всплытие  после ходовых испытаний на расстоянии чуть  более километра  от  мыса Кейп-Код.  Ее перископы  были уже полуопущены, поэтому  никто не  заметил приближавшийся с правого борта катер Береговой охраны "Полдинг". Катер таранил лодку чуть в нос от боевой рубки, точно  так  же,  как незадолго до этого "Сити  оф Роум"  протаранил S-51.  И опять, как  и  S-51, лодка  резко  накренилась, вода  хлынула  в  пробитое аккумуляторное отделение, и S-4 пошла ко дну.

 

Прессу не пустили на борт Paulding (CG-17)("Полдинг") после столкновения...

 

     Но  этим аналогия и  ограничилась.  "Полдинг"  немедленно  остановился, спустил  на воду спасательные шлюпки и сбросил указательный буй.

 

USCGC Paulding(CG-17) ("Полдинг") на военно-морской верфи в Бостоне после столкновения с S-4 (SS-109)

 

Кроме того, тут же были взяты пеленги по береговым объектам и послан по радио сигнал  о помощи. Находившийся на берегу случайный свидетель трагедии, мужчина по фамилии Грэйси, сразу же отправился на шлюпке к месту происшествия и начал с помощью "кошки" обшаривать дно в районе  плававшего на поверхности масляного пятна. Через четыре часа ему удалось нащупать лодку и зацепиться за нее. Еще семь долгих часов он просидел в шлюпке, ожидая, пока  подоспеет помощь. Тем временем к месту аварии устремились из разных портов "Фалкон", плавучая база подводных лодок  "Башнелл"  и судно "Райт", буксировавшее четыре понтона  из числа тех. которые использовались при подъеме S-51.

 

Судно Wright("Райт") с пантонами спешит на помощь S-4...

 

     Буквально за несколько минут до  подхода "Башнелла", уже приготовившего для сбрасывания указательные буи, спущенная Грейси "кошка" сорвалась, и лишь через  восемь  часов удалось снова зацепить  ее за лодку.  К  этому  моменту наступило  уже утро 18  декабря и  в  районе гибели лодки  находилась добрая дюжина прибывших на помощь судов.

     Все  это  время  экипаж  S-4  вел отчаянную  борьбу за  спасение. Шести подводникам, которые в  момент аварии оказались  в торпедном отсеке, удалось задраить дверь в переборке,  отделявшей их от располагавшегося непосредственно в корму затопленного аккумуляторного отделения. Находившиеся в центральном  посту люди также  успели  задраить  дверь, ведущую  в аккумуляторное  отделение, что  позволило  предотвратить  затопление  трех кормовых отсеков.  Попытка  продуть балластные цистерны  потерпела  неудачу. Носовой участок балластной системы оказался  разрушенным  форштевнем "Полдинга",  и подводники  лишь  израсходовали впустую  драгоценный  для них сжатый воздух.

     До тех пор пока  вода не  проникла в центральный  пост,  у  экипажа еще оставался  шанс  добиться  всплытия хотя  бы  кормы  лодки. Но  эти  надежды рухнули, когда внезапно  лопнувшая вентиляционная труба и  попавшая  в нее с другой  стороны захлопка  лишили  находившихся  в  посту  людей  возможности перекрыть  клапан. Они были вынуждены перейти дальше  в  корму,  в машинное отделение, и теперь уже ничем не могли себе помочь. Температура в помещении не  превышала двух  градусов  выше нуля, и подводники дрожали от  холода. Их было 34 человека. Еще шесть  находились в  торпедном отсеке.  Теперь всем им оставалось только ждать помощи.

     А на поверхности в это  время дела шли далеко не лучшим образом. Погода с каждым  часом становилась все хуже, однако, несмотря на это,  возглавивший спасательные  операции  Эрнест  Кинг  приказал  "Фалкону"  бросить  якорь  с наветренной от лодки стороны, закрепить трос на буйрепе и подать швартовы на стоявшие  по  обе  стороны  от судна  минные  тральщики, чтобы  таким  путем  удержаться  на  месте. Спасателям пришлось ждать  до двух часов дня,  когда водолаз Том  Иди  смог наконец спуститься  к боевой рубке  подводной  лодки, держась рукой за линь, к которому была прикреплена "кошка". К  этому времени с момента аварии прошло  22 часа.  Водолаз прошагал по всему корпусу лодки, ударяя своими башмаками со свинцовыми  подошвами по краям люков. На его стук откликнулись лишь шесть человек из торпедного отсека.

 

Водолаз с Falcon(AM-28)( "Фалкон") спускается к S-4...

 

     Прежде чем приступить к дальнейшим действиям, Кинг и  капитан "Фалкона" Саундерс решили посоветоваться с адмиралом Брамби. Вопрос  заключался в том, куда подсоединять шланги для подачи сжатого воздуха: к отсекам  лодки, чтобы обеспечить  находившимся там людям воздух  для дыхания, либо же к балластным цистернам,  чтобы лодка всплыла прежде, чем запертые в ней люди погибнут от удушья.

     Принять  правильное  решение было  сложно.  Во-первых,  поврежден  был, по-видимому, только один отсек.  (Спасатели не знали, что центральный  пост,хотя и оставшийся неповрежденным, уже давно затоплен.) Во-вторых, балластные цистерны  и  трубопроводы,  казалось, тоже избегли повреждений.  (Здесь  они ошибались - водолаз  не  смог заметить  разрушенный балластный трубопровод в носовой части лодки.) Наконец, в  кормовых отсеках  никто  не  отозвался  на стук. (К этому времени все находившиеся там люди, очевидно, задохнулись.)

     Спасатели решили продуть балластные цистерны.

     К  балластной системе лодки подключили шланги и в течение целого часа подавали по ним сжатый  воздух. Лишь когда поверхность  моря забурлила от поднимавшихся из-под воды пузырей воздуха, стало  ясно, что лодка не всплывет. Решение оказалось ошибочным.

     Уже  совсем стемнело, шторм не утихал, и все же один из водолазов, Фред Микейлис,  попросил разрешить ему попытаться подсоединить воздушный  шланг к торпедному отсеку, надеясь  спасти  шестерых находившихся  там  подводников. Разрешение было дано, но "Фалкон"  подвергался такой сильной качке, что при первой попытке  Микейлис опустился на дно вдалеке от лодки и по пояс увяз  в иле. Потребовались усилия десятка людей, чтобы с помощью спасательного конца вытащить его на поверхность. Он тут  же вновь отправился вниз и на этот раз угодил точно в разрушенный аккумуляторный отсек. И тут море снова проявило свою слепую, таящую смертельную опасность, вражду.

     После очередной волны "Фалкон" глубоко осел  в  воду. Образовавшаяся  в результате возникшей слабины петля воздушного шланга перекинулась через борт подводной лодки. Новая  волна  подняла "Фалкон", и  петля  затянулась вокруг выступавшего  наружу  куска  обшивки.  Волна прошла,  и на  этот  раз  петля спасательного  конца свесилась с другого борта лодки. Следующая волна затянула ее вокруг другого обломка. Все это произошло за какие-нибудь десять секунд.

     Каждая волна затягивала петли  все туже и  туже. Сначала водолаз просто пригнулся, затем ему пришлось стать на колени  и в конце концов лечь ничком, прижавшись иллюминатором шлема к  стальному настилу палубы. Он  не мог даже пошевелиться и вскоре потерял сознание.

     На "Фалконе" не могли понять, что случилось, и Том Иди,  хотя он уже пробыл под водой больше допустимого правилами безопасности времени, отправился на помощь Микейлису. Он благополучно  опустился прямо на корпус лодки и сразу же обнаружил своего товарища по свету тысячеваттной лампы, которую тот так и не  выпустил из рук. Орудуя  ножовкой, Иди  потратил более двух часов лишь на то, чтобы освободить запутавшийся  воздушный шланг, но когда  он  принялся за спасательный конец, его скафандр в результате неосторожного движения водолаза задел за край какого-то металлического обломка и разорвался...

     Иди надлежало немедленно вернуться на поверхность. Стоило  ему поскользнуться так, чтобы  его  голова оказалась ниже уровня дыры, как из скафандра тут  же вышел бы весь воздух, а это означало  мгновенную гибель. Несмотря на это, Иди продолжал пилить, даже не сообщив своим обслуживающим о случившемся. Он освободил Микейлиса и доставил своего потерявшего сознание товарища на поверхность. Позже он  получил за совершенный им  подвиг высшую военную награду - Почетный орден конгресса.

   

Водолаз ThomasEadie(Томас Иди) после награждения Почетным орденом конгресса...

 

 Однако оба водолаза слишком долго пробыли на дне, чтобы без достаточного отдыха снова отправиться под воду.

     Шторм бушевал еще два дня, и ни о каких спасательных операциях не могло быть и речи. Спасателям лишь удалось поддерживать своеобразную связь с обреченными подводниками. Стуча по корпусу лодки, они азбукой Морзе передавали им короткие сообщения и с помощью опущенных под воду микрофонов выслушивали ответ. Наступил момент, когда шестеро запертых в торпедном отсеке людей передали, что воздух уже почти не пригоден для дыхания. В ночь на 19-е последовал полный отчаяния вопрос:

     - Есть ли какая-нибудь надежда?

     Бессильные чем-либо помочь спасатели смогли лишь просигналить в ответ: "Делается все, что можно".

     А можно было только ждать. Ждать и ничего более. В 6 ч 15 мин  утра 20 декабря, проведя под водой уже 63 ч, обреченные на смерть люди передали свое последнее сообщение: "Мы понимаем, - простучали они, - все в порядке".

     К полудню шторм стих, и водолазы тут же ушли под воду. Они не смогли найти лодку. Час за часом блуждали они в вязком иле, тщетно пытаясь обнаружить лодку, от которой они ни разу не удалялись более чем на 15 м. Но вода была такой  мутной, что видимость не  превышала  одного  метра. В конце концов  S-4 удалось  нащупать с  помощью "кошки", и спустившиеся по ее линю водолазы подсоединили воздушный шланг к слуховой трубе в носу лодки.

     В течение  долгих  часов спасатели попеременно то подавали  в торпедный отсек  свежий воздух, то откачивали оттуда загрязненный. Все это напоминало искусственное дыхание по методу изо рта в рот.  Но помощь явно запоздала. Обычный воздух содержит  0,003 % углекислого  газа, и если его концентрация увеличивается до 0,2  %,  частота  дыхания возрастает вдвое. Воздух, откачивавшийся из торпедного отсека S-4, содержал 7% углекислого газа.

     Итак, экипаж лодки  погиб, и теперь речь шла уже  только о ее подъеме. Спасатели решили  воспользоваться тем же способом, что и при подъеме S-51: загерметизировать четыре неповрежденных отсека, прорыть под корпусом лодки туннели для подъемных тросов, к которым  будут присоединены понтоны, затем продуть  понтоны и  герметизированные  отсеки  и  таким  образом  обеспечить всплытие. На осуществление  всей  операции ушло только три месяца (на подъем S-51 был затрачен почти год), однако далеко не все шло гладко.

     Много неприятностей  спасателям причинял ил, толстым слоем лежавший на дне в районе гибели лодки. Поднимаясь со дна, он легко образовывал "туман", настолько  плотный,  что водолаз, прижав к  иллюминатору шлема тысячеваттную лампу и направив ее свет себе  в глаза, не различал при этом горит лампа или нет.

     Еще больше затрудняла спасательные работы низкая температура воды. Подававшийся по шлангам  воздух охлаждался настолько, что водолазам становилось трудно дышать. Предварительный нагрев воздуха  вызывал последующую конденсацию влаги на стенках шланга. Затем она замерзала и закупоривала шланг.

     Для решения проблемы воспользовались тем обстоятельством, что воздух, как и все газы, при сжатии выделяет тепло.Температура воздуха в баллонах после компрессора может достигать 38 °С. Спасатели  решили пропустить нагретый воздух из ресивера компрессора через несколько камер с установленными  внутри змеевиками, по которым циркулировала холодная забортная  вода. Содержащаяся в воздухе влага конденсировалась на стенках змеевиков,  и обезвоженный таким образом воздух поступал в нагревательную камеру, а оттуда - в воздушные шланги. В результате водолаз получал воздух нужной температуры, а угроза закупорки шлангов льдом полностью исключалась.

     Спасателям пришлось изрядно потрудиться над герметизацией верхнего люка боевой рубки. Как они ни  старались, каждый раз, когда в центральный пост начинали закачивать сжатый воздух, крышка люка тут же  открывалась. В конце концов водолазы уложили поперек крышки два стальных бруса, а вокруг них установили металлический цилиндр. В цилиндр уложили 2268 кг свинца и залили его 180 кг бетона. Но даже  такого  груза оказалось мало. Пришлось добавить еще  полтонны свинца, и  только тогда  крышка  люка  перестала наконец открываться.

     За январь и февраль удалось загерметизировать все отсеки, прорыть туннели, пропустить через них тросы  и даже затопить в нужном положении понтоны.17 марта компрессоры начали подавать в понтоны сжатый воздух и уже через несколько часов лодка без каких-либо происшествий была поднята на поверхность.

 

S-4 (SS-109) появляется на поверхности после 4 месяцев пребывания на дне на 31 метровой глубине...

 

Однако когда на лодке закрепили дополнительные тросы с  буксира и спасательных  судов и  приготовились буксировать ее в Бостон, поднялся сильный ветер. Под действием ветра и волн понтоны стало бросать из стороны в сторону подобно детским воздушным шарам на сильном ветру. Чтобы ослабить удары волн,  Кинг приказал  двум судам занять место с наветренной  от лодки стороны. Это позволило благополучно доставить S-4 в порт.

 

S-4 (SS-109) в сухом доке... видны повреждения...

 

 

     Из  трех затраченных на проведение операции месяцев  один был полностью потерян из-за штормовой погоды,  исключавшей  возможность работы водолазов. Всего было произведено 564 погружения.

 

 

Подводная лодка S-4 (SS-109) и Falcon(AM-28), 14 декабря 1928 года спустя год после столкновения...

 

 

 

Яндекс.Метрика