A+ R A-

Вернувшиеся из пучины часть 2

 

 

    ГИБЕЛЬ S-51

 

 

 

     Прошло не так уж много времени после  аварии S-5, и в октябре  1923  г. вблизи Панамского канала на небольшой глубине -  всего  12 м - затонула  еще одна американская подводная лодка  О-5.  И в  этом случае дело  обошлось без жертв. Большинство подводников  успело сразу же выбраться на  поверхность, а три  моряка,  оставшиеся  в  лодке,  были  вскоре  спасены.  Но  на сей  раз общественное мнение,  столь безразличное  к гибели подводных лодок во  время войны, было не на шутку встревожено. Оказалось, что лодки гибнут и в мирное время, причем их экипажи, не имея в своем распоряжении никаких  спасательных аппаратов, вынуждены в случае аварии целиком полагаться на помощь извне.

 

Американская подводная лодка USS O-5 (SS-66). Водоизмещение -629т (полное), длина - 52,53м, ширина – 5,5м, осадка - 4,39м, скорость - 14уз, (10,5 уз – подводная), экипаж - 29 чел.

 

     Минуло  еще почти два  года, и  американский  флот  постигла  подлинная трагедия.  Вечером  25  сентября  1925  г.  подводная лодка  S-51  подводным водоизмещением 993 т направлялась в  Бостон.

 

Американская подводная лодка USS S-51 (SS-162) Водоизмещение - 1230т (полное), длина - 73м, ширина – 6,65м, осадка - 4,11м, скорость - 14,5уз, (11 уз – подводная), экипаж - 38 чел.

 

Лодка шла в надводном положении с полным экипажем - 37 офицерами  и матросами на борту. Когда она находилась в 15  милях  к  востоку  от  острова  Блэк  Айленд,  имея  зажженными  все полагавшиеся  ходовые  огни  и  пользуясь правом  идти  прежним  курсом,  ее протаранил по левому борту  пароход  "Сити оф Роум". Пассажиры лайнера могли отчетливо  видеть искаженное  ужасом  лицо  командира  лодки,  стоявшего  на мостике.

     - Бога ради! - крикнул он, - бросьте нам спасательный конец.

     Никто не откликнулся на его крик. "Сити оф Роум" даже не сбавил хода.

     Подводная  лодка с развороченным  аккумуляторным отсеком накренилась на правый  борт и  пошла ко дну на глубине 40 м. Лишь девять членов ее экипажа, находившихся в момент удара  вблизи боевой рубки, успели выскочить из лодки, и  только трое из них еще оставались живыми в  ледяной воде Атлантики, когда пароход наконец  остановился  и с него были посланы шлюпки к месту трагедии. Капитану лайнера потребовалось еще несколько часов,  чтобы приказать послать в эфир сообщение о случившемся.

     К месту происшествия немедленно направилось спасательное судно "Фалкон" в надежде спасти оставшихся  в лодке  людей. Ее  удалось сравнительно быстро обнаружить по пузырям воздуха и масла, все еще поднимавшимся на поверхность. Однако когда  водолазы  "Фалкона" опустились на  дно, стало ясно, что надежд больше нет.  Лодка оказалась  полностью  затопленной.  Спасать  было некого. Известна была и причина гибели лодки.

     Под давлением общественного  мнения командование  американских ВМС было вынуждено  отдать  приказ о ее подъеме. Возглавить  операцию  поручили сотрудникам отдела спасательных работ ВМС капитану 1-го ранга Эрнесту  Кингу и  капитану 3-го ранга Эдварду Эллсбергу. План подъема  не отличался  особой сложностью: по обоим бортам лодки надлежало затопить 8 погружаемых понтонов, соединенных  попарно  с помощью  массивных  тросов, пропущенных  под лодкой. После  продувки  воздухом  понтоны обеспечивали  подъемную  силу  в  640  т. Необходимую дополнительную плавучесть намечалось получить путем герметизации и продувки четырех главных отсеков S-51, оставшихся неповрежденными.

     План  был  отменно  прост,  но  на  его  выполнение  ушло   около  года непрерывного, опасного, выматывающего все силы труда.

 

План подъема затонувшей лодки USSS-51, июнь 1926 год.

 

     На то было много причин. Лодка затонула в открытом участке океана, куда то и дело доходили  бесчисленные штормы  из  Северной  Атлантики;  вода была ледяной. В темных отсеках  лодки,  где царила кромешная темнота, водолазы то тут, то  там  натыкались  на  тела  погибших  подводников,  что  отнюдь не способствовало укреплению  их нервной системы. Вдобавок, невероятная теснота на  "Фалконе"  еще  более  нервировала людей. Водолазы могли  оставаться на глубине 40  м  не более часа, а опытных специалистов, привыкших работать на таких  глубинах, не хватало, и в итоге все они были переутомлены. Люди часто болели, резко возрос травматизм.

     Пока  в  порту велось  строительство  понтонов,  водолазы  приступили к герметизации машинного отделения лодки, заделывая двери в переборках, люки и клапаны трубопроводов и выпускных труб. Они  работали  на ощупь, пробиваясь сквозь плавающие  в воде  обломки и  мусор и постоянно  цепляясь  воздушными шлангами за различные трубы и клапаны. Входной люк оказался настолько прочно закупоренным  телом  погибшего  подводника,  что  водолазы  никак  не  могли вытащить  его  оттуда. Главный  воздухоприемный  клапан  упорно  не  хотел закрываться. Спасатели  были  вынуждены снять значительную часть надстройки, чтобы подобраться к нему снаружи.

     -  Потребовалось пять дней и двадцать  погружений водолазов, -  заметил позже  Эллсберг, - чтобы закрыть клапан, который должен  закрываться за пять секунд.

     Для  герметизации  центрального  поста  спасателям  пришлось  сначала заделать дверь  между  постом  и  разрушенным  аккумуляторным  отделением. Предварительно водолазы тренировались на борту другой подводной лодки, S-50, но это не помешало  им почти всякий  раз застревать в дверном проеме, а один вообще  чудом остался в живых. Шахта выхода к  орудию -  небольшой воздушный шлюз, ведущий  на палубу и располагающийся непосредственно  в  нос от боевой рубки, оказалась закупоренной  двумя мертвецами. Все же после долгих мучений центральный  пост был  загерметизирован и спасатели приступили  к  работам в двух остальных отсеках.

     К концу  октября  закончилось изготовление  понтонов. Каждый из  этих стальных цилиндров весом 40 т, длиной 9,75 м и диаметром 4,3 м разделялся на три отсека, которые могли заполняться водой или продуваться сжатым  воздухом независимо друг от  друга. Понтоны  следовало  расположить  над  затонувшей лодкой,  а  затем  затопить.  Трудность  заключалась  в том, чтобы  опустить понтоны на дно как можно ближе к лодке и в то же время не  дать им упасть на нее,  иначе они  могли своей массой  раздавить  корпус  лодки как консервную банку.  Для этого требовалось  соединить  понтоны с направляющими  тросами с помощью  перлиней из манильской  пеньки,  а затем  медленно  погрузить их  в строго горизонтальном положении.

     Уже  с  первым  понтоном  все  пошло  не  по  плану.  Волны  непрерывно захлестывали  открытый  вентиль,  передний  отсек понтона  заполнился водой, задний конец внезапно приподнялся из воды, и понтон 40-тонным тараном рухнул на  дно  с такой скоростью, что направляющие тросы, скользившие по  кнехтам, начали  дымиться. К счастью, понтон не задел S-51 и  вся операция не  пошла прахом.

     Чтобы  поднять  лодку, требовалось, кроме того, убрать  сплошное переплетение  цепей, различных  концов,  перлиней, канатов  и тросов, в  том числе  направляющего, который нужно было  отсоединить от шплинта скобы.Трос заело. Водолазы бились целых две  недели, пытаясь перерезать  его с  помощью подводной кислородно-ацетиленовой горелки, дававшей слишком слабое пламя.

     -  Если б можно  было снять  шлем, -  прорычал  по  телефону  один окончательно вышедший из себя водолаз, - то я бы зубами  перегрыз трос вдвое быстрее, чем эта проклятая горелка!

     В конце концов все понтоны удалось опустить на место и спасатели смогли приступить  к  протаскиванию  подъемных тросов под  днищем  лодки.  Прежде в подобных случаях тросы или цепи заводили с поверхности, волоча их по дну. На этот раз  спасатели решили струями воды, подававшейся  под высоким давлением по шлангам с борта "Фалкона", прорыть под лодкой туннели.

     Поскольку  метод был совершенно  новым, никто  не  знал, что из этого получится.  И  поначалу, действительно, ничего хорошего  из  этой  затеи  не вышло.  Как  только заработал  подававший  воду насос,  в телефоне  раздался испуганный вопль водолаза:

     - Перекройте  воду! Меня  метров на пятнадцать отбросило  от лодки, и я понятия не имею, где теперь находится шланг!

     Никто  не  подумал  о  реактивном  действии  струи   воды  под  высоким давлением. Поскольку  находящийся под водой человек обладает гораздо меньшим весом  и,  следовательно,  опорой  по  сравнению,  например, с  пожарником, работающим  с брандспойтом,  давление  вырвавшейся  из  ствола  воды  просто отбросило водолаза назад. Как показали  проведенные тут же опыты, нормальная работа  водолазов  может быть  обеспечена  лишь  при  условии, что  давление подаваемой по шлангу воды не превысит 2,8 кгс/см2.

     На  то  чтобы  промыть под корпусом  лодки  первый  туннель, ушло  пять недель, причем однажды стенки вымытой в грунте траншеи обрушились и погребли в вязком иле работавшего в туннеле водолаза. Из телефона отчетливо слышалось его затрудненное  дыхание, и  находившиеся на "Фалконе"  обслуживающие не на шутку встревожились за жизнь своего товарища.

     Между  тем  он  спокойно  направил  к своим  ногам  струю  продолжавшей поступать по шлангу воды и  таким путем пробил выход. Выбравшись  из завала, он  выпрямился,  повернулся  кругом  и  снова направился в туннель, чтобы продолжить прерванную работу.

     Водолаз должен быть не  только мастером на все руки, обладающим большой физической силой  и в еще большей  степени  смелостью. Его  характеру должна быть  присуща  также известная флегматичность, а  слишком  живое воображение может даже  оказаться  вредным, поскольку  водолазу  необходимо свыкнуться с постоянно грозящими ему  опасностями и смотреть на них как на вполне обычное дело.

     Тем временем Эллсберг экспериментировал с новой конструкцией наконечника  шланга. Ему  пришло в голову снабдить наконечник дополнительным отверстием, направляющим струю меньшего диаметра в обратном направлении, что теоретически должно было уравновесить  реактивное действие  основной, направленной вперед струи

     Из  соображений  безопасности  во  время первого испытания  было решено ограничить давление подаваемой воды 2,1 кгс/см2 - на 0,7 кгс/см2 меньше, чем для ствола обычной конструкции. Работавший на дне  водолаз попросил повысить давление. Оно было увеличено до 3,5 кгс/см2.

     - Еще! - потребовал тот.

     Давление подняли до 4,9 кгс/см2. Мало. Напор повысили до 7  кгс/см2.  И этого оказалось недостаточным. Насос пустили на полную  мощность, и давление возросло до 10,5 кгс/см2.

     - Нельзя ли еще,- попросил водолаз.

     Предохранительный клапан завернули до отказа и  подняли  давление до 14 кгс/см2. У цилиндра насоса сорвало крышку.

     Спасатели  тут  же изготовили новую, более  прочную, крышку, и  водолаз снова  отправился к  лодке. Если на  первый  туннель  ушло  пять  недель, то остальные три были закончены за один день.

 

Это те водолазы – герои, которые спасали USSS-51

 

   Теперь оставалось установить на лодке специальные крышки люков. Прежние были  рассчитаны  на  действующее  снаружи  давление  воды  и  не  могли противостоять  давлению воздуха изнутри. Когда в отсеки лодки стали подавать сжатый воздух, крышки  тут же  открылись. Пришлось  изготовить новые крышки массой  по 317  кг  и установить  их  с  помощью небольшой грузовой  стрелы, смонтированной на надстройке подводной лодки.

     Подъем  начался 22  июня  1926 г. - спустя  девять месяцев после гибели S-51.  Сжатый воздух устремился  в отсеки лодки, но  тут внезапно разразился шторм  и все  принимавшие участие в спасательной операции суда уже собрались уйти  в  укрытие. Однако прежде чем они успели  это сделать, у самого  борта "Фалкопа" на поверхность  стали  вырываться  огромные пузыри  воздуха. Судно только-только  успело отойти  в сторону, как  из воды  показался  нос  S-51, обрамленный четырьмя понтонами.

 

USSS-51 впервые после 9 месяцев показалась на поверхности...

 

     Лодка всплыла не так, как ожидалось, и в совершенно неподходящее время.  Когда  вслед за носом из воды поднялась и корма, два удерживавших ее понтона выпрыгнули высоко из воды подобно играющим  дельфинам, и соединявший их трос соскользнул  с  кормовой части  подводной  лодки. Освободившись от  пут, она снова рухнула  на  дно  посреди  развевавшихся  в воздухе  цепей, тросов и канатов.

     Шторм  в  конце концов стих, спасательные  работы возобновились, и к  5 июля все было готово к очередной попытке подъема. Лодка благополучно всплыла и  была отбуксирована в  сухой док в Нью-Йорке.

 

USSS-51 транспортируют в  сухой док в Нью-Йорке.

 

Когда  открыли  люки, в нее спустились врачи и санитары. Надев противогазы, чтобы защититься от зловония разлагавшейся плоти, они  вынесли  оттуда  тела  восемнадцати   погибших подводников.

 

USS S-51 в сухом доке...

 

     Американская  общественность, возмущенная  гибелью почти всего  экипажа S-51, потребовала  немедленно  разработать  устройство,  обеспечивающее возможность спасения  людей из затонувшей подводной лодки.  Командование ВМС охотно дало соответствующие  заверения. Но время  шло, история S-51 уступила место  другим  сенсациям,  ассигнования, выделенные  на  создание  такого устройства, иссякли. Все постепенно стихло.

 

 

Яндекс.Метрика