A+ R A-

Вернувшиеся из пучины часть 2

Содержание материала

 

 

 

    ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ СУДОПОДЪЕМНЫХ РАБОТ

 

 

    ЧЕЛОВЕК ПОД ВОДОЙ

 

 

 Вряд ли можно сомневаться, что в водолазном деле будущее почти безраздельно принадлежит  аквалангистам и пока еще фантастическим людям-амфибиям. Подобно тому как водолазный костюм со шлемом полностью вытеснил неуклюжий жесткий скафандр, так и облаченный в эластичный резиновый костюм аквалангист сделает анахронизмом современных водолазов с их тяжелыми металлическими нагрудниками и свинцовыми галошами.

     Однако возможности аквалангистов тоже не беспредельны. Впервые это было доказано летом 1947 г., когда погиб член группы Кусто Морис Фарг.  Причиной его смерти явилось азотное опьянение,  неоднократно наблюдавшееся ранее  у водолазов в шланговом снаряжении, которым для дыхания  подавался сжатый воздух. Фарг погиб, достигнув глубины 120 м. Столь же плачевно окончилась шестью  годами позже попытка аквалангиста Хоупа Рупа повторить "рекорд" Фарга. Прошло15 лет, и в июне 1968 г. два американца Нил Уотсон и Джон Грюнер после длительной тренировки сумели опуститься с аквалангом на глубину 133 м.  Какой-либо практической ценности рекорд, естественно, не имел. Было ясно и так, что сжатый воздух не годится для дыхания на больших глубинах.

     Использование различных газовых смесей вместо обычного воздуха позволило значительно  увеличить  предельно допустимую глубину погружения человека, но и это нельзя было считать решением проблемы покорения больших глубин. Аквалангист, применяющий для дыхания газовую смесь, также повергается  опасности кессонной болезни и газовой эмболии - закупорки кровеносных сосудов пузырьками газа. Нельзя забывать, кроме того, и низкую температуру воды на больших глубинах, вызывающую быстрое переохлаждение организма аквалангиста. Правда, в настоящее время уже создан ряд костюмов  с искусственным обогревом, что позволяет надеяться на успешное решение данной проблемы. Наиболее многообещающим представляется "мокрый" скафандр, обогрев которого обеспечивается за счет тепла,  выделяемого при распаде радиоизотопов. Такой костюм разрабатывается  Комиссией по атомной энергии США. Если результаты лабораторных испытаний оправдают возлагаемые на него ожидания, подобный скафандр позволит аквалангисту оставаться в холодной воде неопределенно долгое время без какой-либо потери тепла организмом.

     Но и в этом случае аквалангист будет продолжать дышать воздухом или газовой смесью со всеми вытекающими отсюда последствиями. В настоящее время мы можем в лабораторных условиях, а вскоре и в  реальной обстановке, обеспечить погружение человека на глубину 300 м. Несомненно, что еще в этом столетии предельная глубина погружения достигнет 600  м. Однако даже при наличии подводных обитаемых лабораторий продолжительность периода декомпрессии для таких глубин составит около двух недель, что явится слишком дорогой ценой.

     Где же выход из создавшегося положения? Энтузиасты, подобные Кусто, полагают, что покорение человеком морских глубин зависит от его способности приспособиться к окружающим условиям – от физиологической перестройки аквалангиста, которая позволит ему длительное время находиться в холодной воде на больших глубинах.

     Существует, однако, возможность и другого решения.

     Доктор Иоханнес Килстра, сотрудник Дьюкского университета в штате Северная Каролина, заставил  мышей дышать вместо воздуха  жидкостью. Погруженные во фторуглеводород  <Фторуглеводород   представляет собой изотоническую жидкость, перенасыщенную кислородом, объемное содержание которого в этом химическом соединении в 30 раз превышает содержание кислорода в атмосферном воздухе>  они хотя и с трудом, но вдыхали эту жидкость, вместо того чтобы тут же захлебнуться в ней, чего  с полным основанием следовало ожидать. Но это еще не все. Килстра доказал, что использование для  дыхания  жидкости предотвращает возникновение кессонной болезни. Он подверг мышь декомпрессии от  давления 30 кгс/см2 до 1 кгс/см2 всего за три секунды, причем животное ничуть не пострадало от такой процедуры. Для водолаза подобная операция означала бы подъем с глубины 300 м на поверхность со скоростью 1200 км/ч.

     Поскольку мыши, как и человек, относятся к классу млекопитающих и обладают сходными с  человеческими органами дыхания, Килстра решил сделать следующий шаг и продолжил свои эксперименты  вместе с Фрэнком Фалейчиком, водолазом, специалистом в области подводной фотографии, увлекавшимся к тому же затяжными прыжками с парашютом. Фалейчик охотно согласился стать объектом дальнейших опытов Килстры.

     "После того, как его трахею подвергли анестезии, в нее ввели состоявший из двух трубок катетер,  направив по одной трубке в каждое легкое, - писал впоследствии Килстра. - "Затем воздух в одном легком вытеснили  0,9 %-ным физиологическим раствором, нагретым до температуры тела. Процесс "дыхания" состоял в введении новых порций физиологического раствора при одновременном откачивании такого же объема. Подобная операция повторялась семь раз".

     В  последующих экспериментах физиологическим раствором заполнялись одновременно оба легких Фалейчика.

     Если результаты экспериментов Килстры будут успешно повторены в реальных условиях, это будет означать, что человек сможет погружаться на огромные глубины и оставаться там в течение гораздо более продолжительного времени. Отпадет необходимость в декомпрессии, а опасность кессонной болезни навсегда уйдет в прошлое, поскольку организм водолаза не будет более поглощать ни одной молекулы инертного газа.

   Но до какой же глубины сможет погружаться человек? Проведенные ВМС США эксперименты показали, что продолжительность десатурации тканей человеческого организма после того, как они были насыщены в  результате вдыхания газа, сжатого до давления, соответствующего любой заданной глубине, не зависит от  времени пребывания человека на этой глубине. При дыхании сжатым воздухом предельная глубина погружения практически составляет 90 м; погружение с предварительным насыщением увеличивает этот  предел примерно до 900 м. На более значительной глубине любой газ, каким бы легким он ни был, будет сжат до такой плотности, что мощность легких станет недостаточной, чтобы им дышать.

     Но что будет, если вместо газа человек станет дышать жидкостью? Тогда, согласно мнению д-ра  Джорджа Бонда, участника знаменитого эксперимента "Силаб", он сможет погружаться до глубины порядка 4 км.  По мнению Бонда, мы уже сейчас располагаем для этого достаточными техническими возможностями.

     - Все мы дышим жидкостью, - отмечает он. - Если бы наши легкие высохли, мы были  бы мертвы через одну-две минуты. Поэтому использование для дыхания жидкости не таит в себе каких-либо серьезных опасностей.

     Вполне вероятно, что водолазы будут доставляться на дно океана в специальных исследовательских подводных лодках. Предварительно им сделают под местной анестезией трахеотомию и в образовавшееся отверстие введут дыхательную трубку. В комплект их снабжения войдут специальные резервуары, насосы и  системы регулирования. В резервуарах будет находиться 7л рингеровского раствора-чистой соленой воды-широко применяемого в настоящее время в медицине. Чтобы обеспечивать необходимое насыщение этого  раствора кислородом, будет предусмотрен небольшой по размерам источник кислорода под высоким давлением.

     Затем легкие и полости тела водолаза заполнят раствором и после очень быстрой компрессии в воздушном шлюзе подводной лодки он сможет выйти в воду. Проведя под водой около часа, водолаз  вернется на лодку,  где подвергнется быстрой декомпрессии в воздушном шлюзе. По окончании этой операции из легких водолаза выпустят жидкость. Никакой дальнейшей декомпрессии не потребуется, и водолазу не будут грозить даже малейшие проявления кессонной болезни.

     С мнением Бонда соглашается столь авторитетный  специалист в области водолазного дела, как Жак-Ив Кусто.  Появление таких водолазов он считает возможным в 1980 г., вероятным в 1995 г. и несомненным в 2020 г.

     Теперь остается задать вопрос: что же принесут с собой подобные достижения для спасательных работ.

     Не так уж много. На глубине 600 м или даже 6 км водолаз сможет выполнить то же самое, что он делает,  находясь на расстоянии 60 м от поверхности: наблюдать, управлять механизмами, работать с помощью инструментов.

     Все это означает, что сколь бы глубоко ни погрузился водолаз, эффективность его действий будет   строго ограничена методами подъема затонувших объектов или возможностями созданных нами спасательных устройств. В будущем водолазы явятся неоценимыми помощниками при подъеме со дна моря различных грузов и очень небольших предметов, но при выполнении спасательных работ на больших глубинах  - порядка 2000 м и более  - будут играть в лучшем случае второстепенную, вспомогательную роль.

 

 

 

    ИТАЛЬЯНСКИЕ "КОЛЕСНИЦЫ"

 

 

  Нельзя, однако, столь же категорично отвергать значение для спасательных работ небольших быстроходных подводных лодок. Маленькие подводные лодки, с экипажем или автоматически управляемые с поверхности, завоевали большую популярность в 60-е годы нашего столетия. Достигнутые с их помощью успехи в выполнении таких спасательных операций, как обнаружение и подъем водородной бомбы у Паломареса, представляются, на первый взгляд, весьма впечатляющими.

     Как известно, глубина подводного хода лодок времен второй мировой войны составляла около 100 м, тогда как их расчетная глубина погружения равнялась примерно 200-250 м. Атомные подводные лодки могут передвигаться на глубине 300 м и более, а их расчетная  глубина погружения достигает 600 м. Однако ни одна из  подобных лодок не пригодна для выполнения подводных исследований и наблюдений или же достаточно крупных спасательных работ на дне океана. Они не могут также считаться прототипами современных исследовательских подводных аппаратов.

     Первые сверхмалые подводные лодки были построены итальянцами в годы первой мировой войны. Они  представляли собой неуклюжие аппараты - "колесницы" - длиной 7 м и были оборудованы двигателем, работавшим на сжатом воздухе. Скорость лодок в подводном положении составляла 2 уз. На носу и корме "колесниц" закреплялись съемные тротиловые заряды массой 160 кг. Лодка управлялась экипажем, который  сидел на ней верхом, как на лошади, держа головы над поверхностью.

 

 

Первые итальянские сверхмалые подводные лодки... 1918 года...

 

     Эти неповоротливые создания сумели в октябре 1918 г. Потопить австрийский линкор "Вирибус Унитис". К несчастью, корабль к этому времени уже успел перейти в руки союзников, и участники дерзкой операции  вместо благодарности получили разнос от начальства.

     Однако эта неудача не обескуражила итальянцев. Во время итальянской агрессии в Абиссинии (Эфиопия)  в 1935 г. лейтенанты Тезеи и Тоски на базе подводных лодок в Специи приступили к созданию  электрических торпед, во многом напоминавших прежние "колесницы": два человека, составлявшие экипаж такой торпеды, сидели на ней верхом.  Однако на сей раз на них были надеты кислородные дыхательные  аппараты с полузамкнутым циклом дыхания. Когда Англия вопреки опасениям Муссолини не выступила в защиту Абиссинии, работы над новыми "торпедами" прекратили. В 1940 г. итальянцы возобновили работы, развернув их в больших масштабах. На базе созданного нового оружия  был сформирован специальный   отряд, получивший название  "Десятой легкой флотилии".

 

Итальянские сверхмалые подводные лодки... 1935 года...

 

     Так называемые торпеды имели длину 4,3м и были снабжены боеголовками с 300-килограммовым  зарядом  взрывчатки,  которые  отсоединялись  экипажем, прикреплялись к корпусу вражеского корабля, а затем приводились в действие с помощью взрывателя с часовым механизмом. Поскольку торпеды передвигались с черепашьей скоростью и отличались исключительной неповоротливостью,  личный состав флотилии окрестил их "чушками". В качестве баз служили три обычные подводные лодки: "Ирида", "Гондар" и "Скира".

 

Установка взрывчатки под дном судна...

 

     Во время испытаний в Средиземном море сброшенная с английского самолета торпеда оторвала нос у "Ириды", и лодка тут же затонула на глубине 15 м. Английские бомбы заставили "Гондар" подняться на поверхность с глубины 155 м. Тоски попал в плен, однако "колесницам" удалось ускользнуть, и англичане так и не узнали об их существовании.

     В октябре 1940 г. "Скира" прокралась в гавань Гибралтара, чтобы нанести удар по британским судам. Все  три сверхмалые подводные лодки по разным причинам не смогли выполнить своей задачи. В мае 1941 г. итальянцы повторили попытку и снова все три лодки затонули. Наконец, в третий раз операция увенчалась  успехом. Были потоплены два танкера и английский теплоход "Дэнбидейл". Их гибель приписали действиям обычных фашистских подводных лодок.

     Затем в ночь на 18 декабря 1941г. еще три лодки проникли в гавань Александрии и потопили там танкер  и два последних линкора англичан на Средиземном море "Вэлиент" и "Куин Элизабет". (Подробности этой  операции приведены в главе "Расчистка портов".) Хотя англичанам и  удалось взять в плен всех членов  экипажей подводных лодок и таким образом лишить врага возможности узнать об успехе операции,  Черчилль лишь шесть месяцев спустя решился сообщить об этом парламенту. Он, кроме того, направил суровое послание начальнику генерального штаба, требуя доложить, "что предпринимается, дабы лишить итальянцев превосходства, достигнутого ими после успеха в Александрии. Следовало бы ожидать, что  мы в  этой области будем впереди".

     Пока англичане стремились завоевать утраченное ими превосходство, итальянцам пришла в голову  отчаянно дерзкая идея-устроить базу для своих "колесниц" в итальянском танкере "Ольтерра", затопленном на мелководье в испанском порту Альхесирас.

 

Танкер Olterra ("Ольтерра"), бывший танкер Osage...

 

Танкер находился на расстоянии менее четырех миль от Гибралтара, и с него можно было прекрасно наблюдать за всем, что происходило на крупнейшей английской базе. В "Ольтерре" прорезали большое отверстие ниже ватерлинии, и теперь лодки  могли спокойно входить в корпус судна и выходить из него.

 

Схема выхода сверхмалых подводных лодок из танкера Olterra("Ольтерра").

 

Осенью 1943г. англичане с помощью своих аквалангистов уничтожили это превосходно замаскированное укрытие, но до тех пор итальянцы успели потопить суда общим водоизмещением 43 тыс. т.

 

 

Яндекс.Метрика