A+ R A-

Вернувшиеся из пучины часть 2

Содержание материала

 

 

     8 марта посол США в Испании Энджиер Биддл Дьюк, рискуя простудиться, совершил омовение в море неподалеку от Паломареса с целью продемонстрировать всему миру, что море не загрязнено  радиоактивными веществами. О том, каким образом мир отреагировал на столь смелый поступок американского дипломата, в прессе, увы, не сообщалось.

 

  

Посол США в Испании Duke (Энджиер Биддл Дьюк) (справа) и Manuel Fraga Iribarne машут фотографам во время своего знаменитого плавания. Рекламный трюк разошелся по всему миру...

 

     К 9 марта у побережья вблизи Паломареса было обнаружено уже 358 подводных предметов.   Принадлежность свыше 100 из них еще предстояло определить, а 175 обломков самолета, весивших от нескольких сотен граммов до 10 т  каждый, были подняты на поверхность. Но обнаружить бомбу пока не удалось. У Гэста стали зарождаться опасения, что бомбу с прикрепленным к ней парашютом могли утащить в море сильные приливно-отливные течения. Он решил объявить площадь в 70 км2,  расположенную вокруг  места, указанного  Симо, "второй наиболее  вероятной зоной  падения  бомбы". В соответствии с этим решением 15 марта подводный аппарат "Алвин" вышел в район моря, указанный испанским рыбаком; экипаж  "Алвина" решил совершить пробное погружение и испытать работу оборудования на большой глубине.

     Погружение началось в 9 ч 20 мин. На дне моря в этом районе расположены глубокие долины с крутыми склонами. В 11 ч 50 мин "Алвин",  следуя  изгибам одного из  таких  склонов, достиг глубины  777 м. Видимость на этой  глубине была всего 2,5 м, но члены экипажа заметили в иллюминатор фрагмент парашюта. На несколько минут "Алвин" завис над впадиной шириной около 6 м, освещая  ее своими мощными прожекторами, после чего на борт судна обеспечения с помощью гидроакустической системы  связи было передано кодовое название водородной бомбы: "Приборная доска".

 

15 марта 1966 года Alvin обнаружил парашют на глубине 777 метров... «Возможно он полон грязи?...»      

 

     Для того чтобы отыскать бомбу, оперируя из указанной Симо Ортсом исходной точки, "Алвину" потребовалось всего 80 мин. Но отыскать злополучную бомбу - это еще не все.  Сразу возникла опасность, что "Алвин", фотографируя закрытый парашютом предмет (для окончательного отождествления его с водородной бомбой), может столкнуть его в находящуюся рядом расщелину, слишком узкую для того, чтобы в нее мог войти даже очень маленький подводный аппарат. Кроме того, существовала опасность детонации тротилового заряда водородной бомбы от малейшего удара или толчка.

     В течение четырех часов экипаж "Алвина" проводил фотосъемку предмета с парашютом, затем после получения соответствующего приказа на "Алвине" были выключены все огни и двигатели, и аппарат продолжал оставаться возле находки в качестве часового до подхода смены - глубоководного аппарата "Алюминаут".

     "Алюминаут" опустился на грунт через час. С его помощью к парашюту было прикреплено предназначенное для гидролокационного распознавания устройство-ответчик. Гидроакустический сигнал с поискового судна, поступая на это устройство, приводит его в действие, и ответчик  излучает собственный сигнал на другой частоте, позволяющий опознать предмет с прикрепленным к нему ответчиком и найти его.

     Прикрепление ответчика к парашюту заняло три часа. "Алюминауту" пришлось оставаться у находки еще 21 ч - наверху ждали окончания обработки фотографий, сделанных "Алвином". Полученные наконец фотографии подтвердили, что находка действительно является бомбой. Гэст присвоил находке название "Контакт-261", бомбу окрестили кодовым именем "Роберт", а парашют - "Даглас".

     Подводные аппараты стали по очереди предпринимать попытки зацепить стропы парашюта подъемными тросами. При каждой такой попытке "Роберт" все глубже зарывался в ил и соскальзывал все ближе и ближе к  краю недоступной для подводных аппаратов расщелины.

     19 марта Гэст распорядился оставить эти попытки ввиду их бесплодности. Он приказал членам экипажей подводных аппаратов постараться зацепить якорем стропы или купол парашюта с тем, чтобы оттащить  "Роберта" в более удобное место на мелководье, откуда можно попытаться поднять бомбу на поверхность.

     В этот же день разразился сильный шторм, сделавший всякую работу подводных аппаратов невозможной. Лишь 23 марта "Алвин" смог снова опуститься под воду. Подводники опасались, что в результате шторма бомба сместится, полностью зароется в ил или свалится в недоступную расщелину.

     Но "Роберт" терпеливо ожидал их на прежнем месте. Со спасательного судна был спущен прочный  нейлоновый трос с якорем, и "Алвин" стал маневрировать, стараясь зацепить якорем стропы или полотнище  парашюта. Сделать это было очень трудно, так как после каждого захода "Алвина" с целью зацепить  парашют со дна поднимались тучи ила, снижая видимость под водой практически до нуля, и всякий раз приходилось ждать примерно полчаса, пока ил осядет. После одной из попыток бомба внезапно сместилась и соскользнула на метр по направлению к краю расщелины. "Алвин" поспешно всплыл, уступив место "Алюминауту", продолжившему безуспешные попытки зацепить парашют.

     Гэст и его консультанты стали опасаться, что "Алвин" и "Алюминаут" никогда не смогут справиться с поставленной перед ними задачей. Поэтому они решили вызвать на место подъемных работ подводный  поисковый аппарат, управляемый с поверхности. Он был оборудован тремя электродвигателями, фото- и  телекамерами, гидроакустической аппаратурой, а также механической рукой для захвата различных предметов. Аппарат этот находился в Калифорнии и был сконструирован для работы на глубине не более  600 м;  раскрытие его механической руки оказалось недостаточным для захвата бомбы. Его быстро переоборудовали для погружения на глубину 850 м  и 25 марта доставили в Паломарес. Механическую руку решили использовать для захвата не самой бомбы, а ее парашюта.

     В тот же день, вернее в ту же ночь, "Алвин" предпринял очередную попытку зацепить своим якорем  стропы парашюта, к которому была прикреплена бомба. При этом подводный аппарат буквально сел на бомбу и был почти накрыт всколыхнувшимся от движения воды парашютом. При всплытии якорь "Алвина" прочно зацепился за нейлоновые стропы. На место немедленно был вызван спасатель "Хойст", который начал вытаскивать бомбу с парашютом по склону подводной долины  на более удобное место. Бомба с  парашютом весила менее тонны, нейлоновый трос, с помощью которого "Хойст" пытался вытащить находку, был рассчитан на груз свыше 4,5 т; и все же, когда бомба была поднята на 100 м относительно  своей первоначальной позиции на грунте, трос оборвался. Он перетерся об острую грань якорной лапы.

     Экипаж "Алвина" горестно наблюдал в иллюминаторы, как "Роберт" вместе с парашютом  кувыркается  по склону дна, приближается к краю расщелины и исчезает в туче поднятого со дна ила. "Алвин" вынужден  был всплыть, поскольку его батареи разрядились, на смену ему под воду ушел "Алюминаут", который, следуя  сигналам  прикрепленного к парашюту устройства-ответчика, обнаружил "Роберта" на глубине 870 м неподалеку от края глубокой расщелины.

     Тем временем на поверхности моря разбушевался шторм, и подъемные работы были приостановлены. "Алвин" смог уйти под воду только 1 апреля, но к тому времени "Роберт" исчез. На поиски "блудной бомбы" ушло четыре дня. 5 апреля телекамеры подводного поискового аппарата снова обнаружили "Роберта" - течение размыло ил, в который зарылся смертоносный снаряд. Механической рукой удалось захватить шелк  его парашюта. Под воду спустился "Алвин" и сделал несколько попыток прицепить к механической руке,  которая была отсоединена от поискового аппарата, прочный нейлоновый трос. Во время одной из этих попыток "Роберт" стал сползать к расщелине. За сутки с небольшим он переместился на 90 м.

 

Очередной раз удалось снова зацепиться за парашют... глубина 892 метра...

 

     "Алвин" сделал еще один заход, стараясь прикрепить к механической руке подъемный трос; при этом он слишком близко подошел к парашюту и прочно запутался в нем. Положение "Алвина" усугублялось тем, что  заряд его аккумуляторных батарей должен был иссякнуть через четыре часа. К счастью, ему удалось вырваться из объятий "Дагласа" и всплыть.

     Утром следующего дня "Алвин", несмотря на штормовую погоду, снова работал на грунте. Экипажу аппарата удалось наконец прикрепить подъемный трос к механической руке. Несколько часов спустя на грунт спустился управляемый с поверхности поисковый аппарат, который, словно подражая "Алвину", тоже  запутался в стропах парашюта. На этом аппарате не было экипажа, который мог бы с помощью умелого маневрирования высвободить аппарат из цепких нейлоновых пут.

     Быстро оценив ситуацию, Гэст принял решение поднимать пока не поздно ядерную бомбу вместе с парашютом и запутавшимся в нем поисковым аппаратом.

     Подъем бомбы и поискового аппарата осуществляли со скоростью 8 м/мин. В ходе подъема поисковый  аппарат внезапно вырвался из парашютных  пут. Операторам  удалось  отвести его в сторону, не  повредив при этом подъемных тросов. Когда "Роберта" вытащили на глубину 30 м, подъем был приостановлен, и  в  операцию включились аквалангисты; они опоясали смертоносный цилиндр несколькими стропами..

     7 апреля в 8 ч 45 мин по местному времени трехметровая бомба показалась над поверхностью моря.  Подъем ее занял 1ч 45 мин. Водородная бомба находилась на морском дне в течение 79 дней 22 ч и 23 мин.

 

Бомба почти на палубе спасательного судна USS Petrel

 

     Дозиметрический контроль показал отсутствие утечки радиоактивных веществ. Специалисты по разминированию обезвредили детонаторы бомбы. В 10 ч 14 мин Гэст произнес фразу, которой завершилась одиссея "Роберта":

     - Бомба обезврежена.

     На следующий день аккредитованным на месте этих необычных спасательных работ журналистам было разрешено осмотреть и сфотографировать бомбу – на всякий случай, чтобы пресечь возможные слухи о неудаче спасателей.

     На этом самая дорогостоящая в мире спасательная операция окончилась.

 

Поврежденные бомбы в музее...   

 

 

Яндекс.Метрика