A+ R A-

Вернувшиеся из пучины часть 2

Содержание материала

 

 

 

    НЕПОТОПЛЯЕМЫЙ "НАТИ"

 

 

 Во время 2-й битвы в Филиппинском море в ноябре 1944 г. минами, торпедами, бомбами  и  артиллерийским огнем было потоплено много японских судов.Часть из них лежала на сравнительно  небольшой, доступной для водолазов глубине, и командование американских ВМС решило поискать на этих судах секретные документы и другую информацию относительно военных планов Японии. Выполнение данной задачи было поручено водолазам  и экипажу  "Шантеклера", судна-спасателя подводных лодок. Одним из кораблей, с которого началось осуществление задуманной операции, оказался японский легкий крейсер, лежавший на глубине 30 м с небольшим креном на правый борт.

     Первым под воду отправился водолазный старшина Джозеф Карнеке. Спустившись на  палубу корабля,  он приступил к его осмотру и вскоре увидел орудие, у которого все еще стоял его мертвый расчет. Люди застыли в тех положениях, в каких их застал взрыв бомбы или снаряда.  Смерть была мгновенной.

     В штурманской рубке Карнеке обнаружил необычно большое количество карт и бумаг. Он собрал их все и  доставил на поверхность. Документы чрезвычайно заинтересовали находившегося на судне-спасателе  представителя разведки; водолазам было приказано тщательно обыскать все помещения затонувшего крейсера и забрать все документы, включая личные.

     Доставленные Карнеке бумаги позволили установить, что он обнаружил мифический "Нати", флагманский корабль вице-адмирала Киосидэ Сима - корабль, который, как хвастливо утверждали японцы, был непотопляем.

 

 

Nachi - тяжелый крейсерИмператорского японского флота, водоизмещение – 15840т (полное), длина – 203,76м, ширина – 19,51м, осадка – 6,35м, скорость – 33,3 уз.

 

И, действительно, до своего последнего боя "Нати" сумел выдержать попадания  225-килограммовых бомб, а также торпед,  ракет и снарядов. Однако он был перехвачен 5 мая 1944 г. при  попытке прорваться из манильской бухты и принял на себя удар 9 торпед, 13 бомб по 450 кг и 6 - по 110 кг, а также 16 ракет. Этого наконец оказалось достаточно, и крейсер пошел на дно.

     Карнеке обнаружил, что каждый отсек корабля был абсолютно водонепроницаемым: он не сообщался с соседними отсеками ни с помощью люков, ни дверей, поэтому повреждение любого отсека не влекло за собой затопления других помещений. Толстой стальной броней была покрыта как палуба, так и обшивка корпуса.

     Водолазы действовали парами, причем один из них входил в еще не осмотренное помещение, другой  следил за его шлангами и линем. Однажды во время работы такой пары, когда один водолаз сгребал в  мешок книги и документы, другой ненадолго прекратил наблюдение за своим товарищем и, пройдя по  коридору, забрел в поисках сувениров в соседнее помещение. Как только он вошел туда, дверь, захлопнувшаяся под действием собственной тяжести в результате крена корабля, перерубила кабель, по которому с поверхности подавалась электроэнергия для подводных светильников. Оказавшийся в полной темноте водолаз потерял голову и, забыв, что он может легко найти дорогу назад по спасательному линю, начал в отчаянии кричать. Его подопечному пришлось прийти ему на помощь. С тех пор охота за сувенирами на "Нати" прекратилась.

     -  Вряд ли что еще так хорошо дисциплинирует водолаза, - заметил Карнеке, - как услышанный им крик под водой.

     Как-то раз сам Карнеке прорезал с помощью кислородно-ацетиленовой горелки отверстие в переборке отсека. Взрыв несгоревшей части газовой смеси, скопившейся у подволока отсека, сбил его с ног, а наушник  телефона, вырванный из своего гнезда, сильно ударил в висок. Карнеке поднялся и, еще не совсем придя в  себя, просунул ногу в прорезанное им отверстие. В то же мгновение он почувствовал, как что-то зажало его  ботинок мертвой хваткой. Пришлось звать на помощь второго водолаза Крассике, которому потребовалось добрых 20 мин, чтобы освободить ногу своего товарища. Карнеке отправился на поверхность, а Крассике остался, пытаясь обнаружить неведомое чудовище, столь коварно напавшее на его коллегу. Через несколько  минут он радостно сообщил по телефону:

     - Передайте Карнеке, что его нога застряла в японском унитазе.

     В конце концов водолазам удалось найти судовой сейф и взорвать его дверцу с помощью вещества, похожего на замазку и известного под названием "состав С", который вдвое превосходит по взрывному  действию тротил. Водолаз по имени  Поузи  был послан  вниз, чтобы  ознакомиться с содержимым сейфа. Добравшись до него, он доложил, что сейф битком набит деньгами. Поузи приказали немедленно возвращаться, на что он ответил, что запутался в тросах и шланге, но через несколько минут надеется  освободиться. Наконец он появился на поверхности и поднялся на палубу судна-спасателя. Из-за его пояса,  манжет, словом, из любого подходящего для этого места торчали банкноты. Лишь когда с него сняли шлем, он смог убедиться, как ненадежно он спрятал свое сокровище.

     - Господи, - изумился он, - каким образом все это ко мне пристало?

     Так или иначе, он не так уж много потерял, поскольку деньги оказались японскими ассигнациями достоинством в 10 иен: на "Нати" перевозились деньги для выплаты содержания японским морякам. Представители же разведки весьма обрадовались обнаруженным 2 млн. иен, поскольку японскую валюту, необходимую для проведения некоторых секретных операций, всегда было трудно раздобыть. Но в еще больший восторг привели их найденные водолазами документы. В числе этих бумаг, как сообщил позже водолазам офицер военно-морской разведки, были планы ведения военных операций против союзников,  сведения относительно оборонительных сооружений японцев и их подготовительных мероприятий на случай высадки союзников. Редко, если вообще это когда-либо случалось, чтобы в одном месте было обнаружено столько важной военной информации.

 

 

 

    В ПИРЛ-ХАРБОРЕ

 

 

  Материковые порты во время второй мировой войны практически не подвергались сколько-нибудь  значительным разрушениям. Подлинной трагедией с военной точки зрения явилось неожиданное нападение японцев 7 декабря 1941  г. на стоявший в Пирл-Харборе Тихоокенский флот США, насчитывавший  86  кораблей. Хотя японцы и лишились 48 из 100 совершавших налет самолетов и 3 подводных лодок-малюток, американские ВМС потеряли 3303 человека и линкор  "Аризона". Серьезные повреждения были причинены  четырем другим линкорам: "Оклахоме", "Неваде", "Калифорнии" и "Вест Вирджинии". Кроме того, были  полностью выведены из строя три эсминца, судно-мишень и минный заградитель.

 

Фотография первых минут атаки в Пирл-Харборе с японского самолета... В центре – взрыв торпеды у линкора USS West Virginia... Так же можно различить два атакующих японских самолета... один – над USS Neosho. Другой  - над базой Naval Yard...

 

     В Пирл-Харборе водолазам предстояло выполнить огромный объем работ, которые к тому же необходимо было закончить в кратчайшие сроки и вести в условиях постоянной нехватки материалов и различных видов снабжения. Нужно было заделать гигантские пробоины в лежавших на дне кораблях, а затем откачать из них воду.

    Джозефу Карнеке поручили определить размер повреждений линкора "Вест Вирджиния"  водоизмещением 33 000 т. Надстройки корабля остались неповрежденными, и со стороны казалось, что осадка линкора просто несколько превышает нормальную. В действительности корабль лежал на дне.

Предполагалось, однако, что размеры подводной пробоины невелики и ее легко удастся заделать.

     Карнеке погрузился в воду у правого борта накренившегося в ту же сторону линкора. Судно-спасатель  бьпо поставлено почти вплотную к борту корабля. Достигнув дна и чуть не увязнув в толстом слое ила,  Карнеке попытался нащупать  рукой обшивку линкора. Тщетно. Он продвинулся вперед в том направлении, где по его представлению должен был находиться борт. Опять ничего Еще несколько шагов. Линкор исчез.

     Понимая нелепость ситуации, водолаз доложил наверх по телефону:

     - Я не могу найти корабль.

     - Ты шел правильно, - ответил  ему озадаченный помощник. -  Я следил за пузырьками воздуха, они исчезли внутри линкора.

  Только тогда Карнеке понял: пробоина была настолько велика, что он вошел в нее, не заметив этого. Он  продолжил свой путь и через 10 м натолкнулся на какие-то обломки. На следующий день Карнеке вместе с другим водолазом определили размеры пробоины. Ее длина достигала почти 32 м, высота - 11м. Пять  сброшенных одна за другой торпед аккуратно прошили борт гигантского корабля. Тщательно собранные водолазами остатки торпед позволили установить, что японские торпеды с поршневыми двигателями по своим боевым качествам намного превосходили американские, снабженные паровыми турбинками.

     По мере обследования становилось все более очевидным, что подъем "Вест Вирджинии" будет весьма  сложной с технической точки зрения операцией и обычными пластырями и заплатами, поставленными  наспех водолазами, здесь не обойтись. Тем не менее так называемые специалисты (ничего не понимавшие ни в вопросах судоподъема, ни в практических возможностях водолазов) проявляли озабоченность и нетерпение.

     - Чего вы ждете?  Почему водолазы не приступают к работе? – вопрошали они.

     - Мы ждем, когда вы объясните нам, что должны делать водолазы, - терпеливо ответствовал им Карнеке.

     - Это и так ясно! Нужно просто поднять линкор.

     Карнеке, назначенный руководителем водолазных работ, обратился к уже облаченному в скафандр водолазу Тексу Ратледжу и приказал ему отправиться под воду у борта "Вест Вирджинии". Спустя несколько минут достигший дна Ратледж запросил его по телефону, чем он, собственно, должен заняться. Карнеке, в свою очередь, обратился за разъяснениями к стоявшему рядом специалисту.

     - Скажите ему, пусть приступает к работе! - рявкнула в ответ важная персона.

     - К какой именно? - настаивал Ратледж.

     - Корабль сидит на дне, - не вступая в объяснения, ответил ему Карнеке.

- Мы должны поднять его. Начинай работать.

     Чуть погодя из трубки снабженного усилителем телефона послышались стоны, кряхтенье и охи, разносимые динамиком по всему судну-спасателю. Водолаз несомненно трудился над чем-то изо всех сил.

     -  Что ты делаешь?  - воскликнул  Карнеке, искусно изобразив крайнюю озабоченность.

     -  Что я делаю?  - задыхаясь  ответил Ратледж. - Я  забрался  под днище этого проклятого линкора и  поднимаю его. А разве он нисколько не приподнялся?

 

 

Яндекс.Метрика