A+ R A-

Вернувшиеся из пучины часть 2

 

 

 

    СЕРЕБРО "ОРИНОКО"

 

 

  При добывании ценностей, находящихся на борту затонувшего судна, изобретательность порой стоит куда больше, чем  умение пользоваться взрывчаткой. Именно так было при подъеме груза с "Ориноко", парохода вместимостью 1,5 тыс. per. т, затонувшего в конце 90-х годов на глубине 38 м в нескольких часах хода от венесуэльского порта  Пуэрто-Белло. "Ориноко" столкнулся темной  ночью с покинутым  командой  судном. Вместе с "Ориноко" на дно пошли серебряные слитки общим весом около 100 т.

 

Пароход Orinoco ("Ориноко")

 

     Некто Кук, страховщик из Нью-Йорка, выплатив владельцам стоимость серебра, стал, вполне  естественно, изыскивать возможности для подъема с морского дна слитков, которые он фактически  купил. Сначала Кук нанял в Пуэрто-Белло местного водолаза,  но последний,  проработав несколько недель, не смог отыскать затонувшего "Ориноко".

     Затем  Кук нанял капитана  Хайрама  Перкинса  вместе с его двухмачтовой шхуной "Флитуинг" и  двумя американцами-водолазами, Джеком Марвином и  Беном Алленом.  Кук сообщил спасателям, что серебро на  "Ориноко"  находится в ближайшем к корме трюме в стальном отсеке, примыкающем к переборке машинного отделения. Отсек этот заперт на замок и опечатан.

     Капитан Перкинс вооружился в Пуэрто-Белло "патентованным" металлоискателем, состоящим из двухдюймовой трубы с контактными щупами и электропроводами, цинковой пластины, а также звонка; все это подсоединялось к батарее сухих элементов, находящейся на палубе "Флитуинга". Предполагалось, что звонок должен зазвонить, если контактный щуп прикоснется под водой к металлическому предмету. После этого сигнала водолазам надлежало опрометью спускаться на грунт и выяснять, что именно обнаружил металлоискатель.

     В течение пяти дней спасатели  безрезультатно бороздили океан в районе возможного нахождения  "Ориноко".  Звонок металлоискателя упорно хранил молчание. Но вот в начале шестого дня металлоискатель зацепился за нечто, возвышающееся над морским грунтом. Хотя звонок так и не прозвучал,  Перкинс отдал носовой и кормовой якоря и сделал промер глубины. Она составляла 23 м. Перкинс послал под воду Джека  Марвина. Вода была настолько прозрачна, что Марвин, стоя на палубе судна, лежащего на грунте с креном 30° на левый борт, смог прочитать его название: "Ориноко". Металлоискатель, хоть и не сработал, как ему полагалось, в конце концов оказался полезным.

     Марвин вернулся на поверхность, на смену ему под воду ушел Аллен с целью прикрепить толстый  швартовный канат к носу "Ориноко". Пока он находился на грунте, на поверхности моря разразился сильный шторм,  который оборвал бы якорные тросы шхуны,  если бы ее не удержал швартовный канат, прикрепленный Алленом к "Ориноко".  В результате волнения моря водолаз запутался в такелаже  затонувшего судна и Марвину пришлось спускаться по сигнальному концу под воду, чтобы высвободить своего товарища. После этого шхуна "Флитуинг" вынуждена была искать укрытия в Пуэрто-Белло.

     Как только море  успокоилось,  спасатели вернулись к месту работ. Водолазы содрали сгнивший брезент с трюмных люков, сняли комингсы и наконец получили доступ в кормовой трюм. Он оказался полон кофейных зерен, разбухших от пребывания в воде и разорвавших джутовые мешки, в которых они когда-то находились.

     Спасатели снова вернулись в Пуэрто-Белло. Там Перкинс взял напрокат большой  воздушный  компрессор и установил его в примитивном эрлифте собственной конструкции. С помощью этого устройства водолазы расчистили задний  трюм от  кофе и  кусков джута, на что ушло около месяца.  Наконец водолазы добрались до стального отсека, забитого восемью тысячами серебряных слитков, каждый массой 28 фунтов.

     Поднимать эти слитки пришлось с помощью железной кадушки для угля. За десять дней было  поднято  66 т  серебра, хотя погодные условия были такими, что на подъем кадки с серебром уходило порой до получаса.

     Один раз нагруженная серебряными слитками кадка стала раскачиваться в тесном трюме и  прижала  Аллена к переборке, в результате чего его шлем едва не  сплющился, а передний иллюминатор шлема разбился. Для того чтобы  сжатый воздух не вышел через образовавшееся отверстие, Аллен заткнул  пробоину куском джутового  мешка и, придерживая его одной рукой, с помощью другой выкарабкался из  стального сейфа. Уворачиваясь от взбесившейся кадушки, он поднялся на палубу затонувшего судна,  с  помощью сигнального конца дал страхующему  знать о своем бедственном положении, после чего потерял сознание.

     Его вытащили на палубу шхуны, выкачали из легких воду, и  "Флитуинг" снова отправился в Пуэрто-Белло, но вовсе не для того, чтобы Бен Аллен получил квалифицированную врачебную помощь. Капитан взял напрокат у местного водолаза новый шлем  взамен  изувеченного старого,  спасатели  вернулись на место и завершили подъем оставшегося серебра.

 

 

    ТРАГЕДИЯ НА РЕКЕ СВЯТОГО ЛАВРЕНТИЯ

 

 

 На правом берегу реки Святого Лаврентия, к востоку от населенного пункта Метис Бич,  есть  небольшое кладбище, на территории которого  стоит незамысловатая  пирамида  из грубого камня. Она сложена в  память о жертвах речной катастрофы, происшедшей 60 с лишним лет назад неподалеку от указанного места.

  

  

Один из многих мемориалов, установленный в Pointe-au-Père, посвященный погибшим с лайнера RMS  Empress of Ireland ("Эмпрессоф  Айрленд")  

 

  Пассажирский  лайнер  RMS  Empress of Ireland ("Эмпресс оф  Айрленд") принадлежал  могущественной железнодорожной компании "Кэнэдиен пэсифик рейлуэй".

 

RMS  Empress of Ireland ("Эмпресс оф  Айрленд") океанский лайнер . водоизмещение – 14191т, длина – 170м, ширина – 19,99м, скорость – 20уз.

 

Это изящное  двухтрубное судно вместимостью 14191 рег. т было спущено на воду в 1906 г. У лайнера никогда не случалось неприятных рандеву с айсбергами. Комфортабельность помещений, скорость лайнера  (20 уз), равно как  и прекрасный сервис на его борту, завоевали ему популярность у сильных мира сего.

 

 

Обеденный салон первого класса на лайнере RMS  Empress of Ireland ("Эмпресс оф Айрленд")  

 

     Во  время  рейсов  на судне демонстрировались  кинофильмы,  выпускалась газета; для набожных пассажиров имелась со вкусом обставленная часовня.

     Последний роковой рейс лайнера начался 28 мая 1914  г. в 4 ч 30 мин пополудни, когда "Эмпресс оф  Айрленд" отошел от причальной  стенки квебекского порта. Стояла прекрасная погода, видимость была  отличной, поверхность широченной глубоководной реки Святого Лаврентия сохраняла невозмутимое спокойствие.

 После обеда на палубе похолодало, реку, по течению которой  лайнер шел со скоростью 21 уз, стало застилать густеющей пеленой тумана.

     К 11 ч вечера, когда практически все пассажиры легли спать, на судне воцарилась почти что  кладбищенская тишина. Глубокие коварные воды реки Святого Лаврентия были тихи, как омут. Туман, скрывавший грядущую опасность, становился все более плотным.

     В 20 милях от города Римуски при смене лайнером курса впередсмотрящий доложил, что видит огни  другого парохода, который поднимался вверх по течению и должен был пройти мимо "Эмпресс оф Айрленд" справа по борту. Сразу после этого оба судна попали в полосу густого, непроницаемого тумана. Капитан лайнера дал команду "Задний ход" и просигналил тремя гудками о том, что он произвел указанный маневр.

     Нос большого парохода появился из тумана совершенно неожиданно и врезался в правый борт между трубами лайнера. Этим пароходом оказался норвежский углевоз SS Storstad ("Стурстад"),  следовавший в  Квебек с 11 тыс. т угля. 

 

Норвежский углевоз SS Storstad ("Стурстад")

 

Он протаранил в борту "Эмпресс оф Айрленд" огромную пробоину, простиравшуюся от машинного  отделения в корму. Котельные отсеки  лайнера  почти  мгновенно оказались  затопленными.  Когда углевоз дал задний ход, в помещения обреченного лайнера хлынули новые потоки воды. Через 15 мин после столкновения он  затонул на глубине около 25 м в пяти милях к востоку от лоцманской станции Фазер пойнт.

 

Схема столкновения судов...

 

 

     Два  судна, "Эрика" и  "Леди Эвелин", стоявшие под парами у пристани Фазер Пойнт, приняли с тонущего лайнера радиограмму о бедствии.

 

Буксир Eureka ("Эрика")

 

Им удалось спасти несколько десятков пассажиров, многие были  выловлены из воды спасательными  шлюпками  "Стурстада".

 

   

Пароход Lady Evelyn

 

 Всего было спасено 463 человека. Количество погибших составило огромную цифру - 1014 человек.

     Разумеется, на борту "Эмпресс оф Айрленд" находилось достаточное количество спасательных шлюпок  для размещения всех пассажиров и членов экипажа. И конечно, для всех на борту лайнера имелись  спасательные нагрудники.  Столь большое количество жертв объясняется слишком быстрым развитием событий и поздним часом, в который произошла катастрофа.

  

Примерно так выглядела гибель лайнера RMS  Empress of Ireland ("Эмпресс оф Айрленд")  

 

  Суда столкнулись ночью,  в 1 ч 55 мин, когда практически все пассажиры мирно спали. Спустя пять минут  после столкновения положение протараненного судна стало  безнадежным. Радиостанция лайнера вышла  из  строя, едва в эфир были переданы  сигналы бедствия. Судно дало очень большой крен, в результате чего воспользоваться спасательными шлюпками оказалось почти невозможным, хотя в конце концов четыре шлюпки были спущены на воду. Старший  помощник капитана, лично руководивший их спуском, был убит  одной из шлюпок, сорвавшейся с талей.

     Зияя  огромной пробоиной в носу, злополучный "Стурстад" с приспущенным норвежским флагом прибыл в Монреаль.

 

Норвежский углевоз SS Storstad ("Стурстад") после столкновения...

 

     Судовладельцы "Эмпресс оф Айрленд" наняли водолазов для того, чтобы поднять со дна реки деньги и почту, которые лайнер вез в Европу, а также тела погибших. Все это было успешно и в сжатые сроки выполнено, хотя и тут не обошлось без жертв: имели место случаи кессонной болезни водолазов, а один из них погиб в результате баротравмы, сорвавшись с кормы затонувшего лайнера.

     На этом события, связанные с катастрофой "Эмпресс оф Айрленд", не закончились. Судьбе угодно было концовку этой трагической истории окрасить в вульгарный цвет корыстолюбия и стяжательства.

     Родственники  пассажиров, погибших при крушении лайнера, стали предъявлять страховщикам иски  о возмещении стоимости ценностей и денег, которые погибшие якобы хранили в сейфе судового казначея. Претензии эти подкреплялись юридическими документами, а также данными под присягой свидетельскими  показаниями и касались столь неправдоподобно высокой суммы, что страховщики решили поднять сейф со дна реки.

     В 1915 г. снова были наняты водолазы. На этот раз они столкнулись с еще большими трудностями. Лайнер лежал на боку, а каюта казначея находилась как раз на том борту, который покоился на грунте. Когда водолазы все же проникли в нужную каюту, они обнаружили, что огромный, тяжеленный сейф намертво приделан к переборке. О том чтобы демонтировать его с помощью взрывчатки, не могло быть и речи - сейф необходимо было поднять в целости и сохранности и, самое  главное, с абсолютно неповрежденным замком. Поэтому демонтаж пришлось осуществлять вручную - в кромешной тьме и ледяной воде.  Когда  с этим было покончено, со спасательного судна спустили трос, с помощью которого водолазы стали протаскивать сейф по извилистым проходам, через многочисленные двери. Наконец, он был вытащен, застроплен и паровые лебедки начали его подъем на спасательное судно.

     Наступил драматический момент -  сейф показался из воды, и все увидели, что строп, которым он был охвачен, стал соскальзывать. Строп находился всего в нескольких дюймах от верхнего края сейфа, когда последний коснулся палубы спасательного судна. Стоявшие наготове представители канадских властей немедленно его опечатали, после чего под усиленной охраной он был перегружен на другой пароход и препровожден в Монреаль.

     Церемония вскрытия сейфа происходила в присутствии множества юристов, нанятых родственниками погибших. В нем были обнаружены ценности, стоимость которых не превышала 5 % общей суммы, значившейся в исковых документах.

 

Примерно так выглядел лайнер "Эмпресс оф  Айрленд"  в 1990х годах...   

 

 

Яндекс.Метрика