A+ R A-

Вернувшиеся из пучины часть 2

Содержание материала

 

 

 

    ЗАГАДКА "ТУБАНТИИ"

 

 

  "Тубантия", голландский лайнер водоизмещением 14 440  т, вышел из  Амстердама в марте 1916 г., направляясь в Буэнос-Айрес.

 

 

Голландский океанский лайнер SS Tubantia, построен в 1913 году, водоизмещение – 13911т, длина – 170м, ширина – 20,1м, скорость -17,5уз, вместимость пассажиров – 1520чел, экипаж -294чел.

 

На борту судна находились 360 человек пассажиров и  экипажа, в трюмах - 700 т генерального груза. В 2  ч утра, всего через несколько часов после выхода из Амстердама, в лайнер попала торпеда. Не  прошло и трех часов, как он затонул примерно в 30 милях от побережья Голландии на глубине 36 м. Всем пассажирам и членам экипажа удалось спастись.

     Экипаж еще спускал на воду спасательные шлюпки, когда германское радио во всеуслышание объявило,  что немецкие  подводные  лодки  совершенно непричастны  к  потоплению  принадлежащего  нейтральной стране судна.  Более того,  утверждало  командование  германских  ВМС, это дело рук англичан. Коварный,  по образному определению  Наполеона,  Альбион самым энергичным образом отвергал подобные обвинения. По воле случая  вопрос разрешился очень просто. При взрыве торпеды ее осколки  залетели в несколько спасательных шлюпок  "Тубантии". Осмотр осколков неопровержимо доказал, что торпеда  была немецкая.

     По-видимому, и в самом деле  изумленные этим  открытием немцы выдвинули новую версию, согласно которой торпеда, очевидно, была немецкой, но никто не стрелял ею в  беззащитное судно.  Она  просто  плавала на  поверхности моря, будучи ранее случайно выпущенной какой-то подводной лодкой, и не соблюдавшая надлежащих мер  предосторожности "Тубантия" на свою беду на нее наскочила. Такое ведь постоянно случается.

     -  Извините,  - заявила комиссия, расследовавшая обстоятельства гибели лайнера,  - несколько  моряков с  "Тубантии"  уже засвидетельствовали, что видели след торпеды, двигавшейся к их судну.

     - Простите,  -  сказали голландские водолазы,  обследовавшие  под водой корпус лайнера.  -  Взрыв произошел  как  раз в  средней части  "Тубантии" - весьма малоподходящем месте, если  предположить, что судно само наскочило на торпеду.  Мало того, пробоина располагалась почти на два метра ниже ватерлинии.

     - Виноваты, - признали немцы в 1922 г., когда владельцы лайнера подали иск в Международный суд в Гааге. - Виноваты, чего уж там.

     По решению суда Германия должна была выплатить за "Тубантию" компенсацию в сумме 800 тыс. фт. ст., что без промедления и сделала. Однако при этом создавалось  впечатление, что немцы чувствуют за собой  куда более тяжелую вину.

     И тут произошла странная вещь. Судно находилось на дне уже шесть лет. Все грузы в его трюмах (среди  которых, по слухам, было 300 больших голландских сыров) утратили к этому времени всю свою ценность. Между тем прошел всего лишь месяц с того момента,  когда владельцы "Тубантии" получили компенсацию  и, следовательно, отказались  от каких-либо прав на нее, а в район гибели лайнера направилась хорошо снаряженная спасательная экспедиция. Возглавляли ее три француза, братья Анри, Франсуа и Адольф, а  также англичанин по фамилии Зиппе.

     В мае их спасательное судно "Темпет" обнаружило "Тубантию" и простояло на якоре у затонувшего лайнера до ноября, когда осенние штормы вынудили экспедицию убраться восвояси. Но с наступлением хорошей погоды в апреле следующего года спасатели возвратились и  возобновили прерванное занятие – с помощью взрывчатки продолжали проделывать отверстие размером 4,3х3 м в районе трюма No4,  где хранились никому уже не нужные голландские сыры. Приливы, штормы, туманы -  ничто не могло заставить  спасателей прервать работу. Так все и шло до 9 июля.

     В этот день произошло еще одно любопытное событие. На место действия прибыло второе спасательное  судно "Семпер Паратус". Точнее говоря, не прибыло, а подобно ястребу с неба свалилось на свою жертву.   Двое авантюристов, некий князь Шарль и лейтенант Джеймс Ланди, предприняли самую нахальную в  истории спасательных работ попытку завладеть затонувшим кораблем. Их судно бросило якорь поблизости  от "Темпета", и команда приступила к операции по очистке от "посторонних" всего района. Между поставленными французами буями носились взад и вперед быстроходные катера. Волоча  за собой  "кошки",  они  зацепляли лини, которыми  крепились  буи, и стаскивали последние со своих мест. В это время на дне работали водолазы с французского судна и жизнь их неоднократно подвергалась опасности.

     В довершение ко всему пришельцы послали  под воду собственных водолазов прямо по сигнальным концам, опущенным с "Темпета". Те прямиком устремились к столь заманчивому трюму No4. Этого французы стерпеть уже не могли, "Темпет" снялся с якоря, а его владельцы подали жалобу в Адмиралтейский  суд. Суд встал на сторону французов, и "Семпер Паратус" исчез, чтобы уже никогда более не возвращаться.

     К несчастью, Зиппе и его компания истратили весь свой капитал, составлявший, если быть точным, 40 тыс. фт. ст.  Им также  пришлось убраться несолоно хлебавши. Никем не тревожимая "Тубантия" еще долгих  восемь лет спокойно ржавела на дне, а три сотни голландских сыров в ее трюме с каждым годом, надо полагать, все больше падали в цене.

     Но в 1931 г. опять произошло нечто странное. К обладавшим, по-видимому, необъяснимой  притягательной силой остаткам лайнера подошло английское спасательное судно "Риклеймер". Предмет вожделений очередных спасателей? Все тот же трюм No4. Однако англичане, вероятно, не располагавшие в  этот год всеобщего кризиса достаточным капиталом, работали всего один сезон. А когда они  вернулись, с  борта  "Риклеймера" в эфир ушла телеграмма, посланная неизвестному лицу, финансировавшему экспедицию. Каким-то образом содержание телеграммы стало достоянием гласности и, на первый взгляд, объяснило тайну привлекательности "Тубантии". В телеграмме говорилось:

     "Слитков золота в остатках голландского лайнера "Тубантия" найти  не удалось".

     Все понятно. Золото. Дальше  никаких  объяснений не требуется. Но постойте. Какое золото? Ни  в каких  официальных документах ни слова не говорилось о том, что "Тубантия" везла золото. Очевидно,  об этом ничего не знали ни ее владельцы, ни члены экипажа.

     Ответ на этот вполне обоснованный вопрос дают распространившиеся в то время слухи. Поговаривали, что отправка трех  хорошо снаряженных  экспедиций была  предпринята не зря - на  то  будто бы имелись веские основания. Ходили толки, что на "Тубантии" тайно провозилось золото на сумму 2 млн. фт. ст. Но куда,  и  как это удалось сделать в тайне? Золото находилось в трюме No  4 и было спрятано в трех сотнях круглых голландских сыров.

     Итак, где везли золото, вроде бы ясно, но остался самый интригующий вопрос: кому же принадлежало   это золото? Несомненно, какому-то правительству, поскольку как в то время, так и в наши дни мало кто из частных лиц мог располагать таким количеством золота в слитках.

     Но тогда чье правительство?

     Какое правительство упорно, почти отчаянно настаивало, что не имеет отношения к потоплению судна? Чье правительство выдвигало самые различные объяснения случившегося, как бы пытаясь убедить себя, что оно не могло совершить столь чудовищную ошибку? У правительства какой страны имелись влиятельные  друзья в Аргентине, друзья, нуждавшиеся в большом количестве золота, чтобы финансировать  организованные попытки  удержать США от вступления в войну на стороне Антанты?

     В этом-то и заключается вся ирония происшедшего. Если  на  "Тубантии" действительно находилось золото, то это было германское золото, посланное на дно германской же  подводной лодкой.  При этом  Германия не  только потеряла его, но и еще вынуждена была заплатить за это удовольствие 800 тыс. фт. ст.

 

 

    СОРОК ТРИ ТОННЫ ЗОЛОТА

 

 

  Факты, предположения и выводы предыдущей истории не были ничем ни подтверждены, ни опровергнуты. А вот в другом случае гибели судна, перевозившего золото, все было ясно. Никто не сомневался в существовании этого золота, было также известно, какой стране оно принадлежало. Сорок три тонны золота, стоившие по тогдашним расценкам 5 млн. фт. ст., исчезли в морской пучине вместе с английским вспомогательным крейсером "Лаурентик". Это был своего рода рекорд. Никогда еще в истории ни одно судно не шло на дно, имея в своих трюмах такое количество золота. Главная заслуга в спасении этого сокровища принадлежит одному человеку - GuybonC. Damant(Гайбону Дамэнту), тому самому Дамэнту, который в 1906 г.  погрузился  на рекордную глубину в 63 м.

     SS Laurentic ("Лаурентик")  - бывший  лайнер водоизмещением 15 тыс. т,  принадлежавший ранее компании "Уайт стар", был во время первой мировой войны переоборудован во вспомогательный крейсер.

 

Английский океанский лайнер SS Laurentic, водоизмещение – 14892т, длина – 172м, ширина – 20,5м, скорость - 16уз.

 

Обладая достаточной скоростью, чтобы уходить от немецких подводных лодок, он исправно нес службу. В  январе 1917 г. Крейсер вышел из Ливерпуля в канадский порт Галифакс, имея в своих трюмах 3211 золотых  слитков, предназначавшихся в уплату за пшеницу, хлопок, сталь и порох, в которых так нуждалась воюющая  Англия. Корабль обогнул Северную Ирландию, чтобы избежать встречи с немецкими подводными  лодками. Это ему удалось, но вместо того чтобы благополучно выйти в открытое море, "Лаурентик"  наскочил на мину у выхода из залива Лох-Суилли. Крейсер почти мгновенно пошел на дно, увлекая за собой 354 моряка из состава экипажа общей численностью 745 человек.

 

Место гибели "Лаурентика" 

 

     В условиях непрерывного падения курса фунта стерлингов потеря столь большого количества золота  явилась для английского правительства тяжелым ударом. К счастью, "Лаурентик" затонул на сравнительно  небольшой глубине, порядка 40 м, что позволяло надеяться спасти хотя бы часть золота. Учитывая все это, британское Адмиралтейство приказало Дамэнту немедленно приступить к спасательным работам,  невзирая  на зимнее время и продолжавшиеся военные действия.

     Дамэнт вовсе не был новичком в водолазном деле и судоподъемных работах, но на сей раз ему предстояло выполнить отнюдь не легкую задачу. Более того, ему разъяснили, что подъем золота следует рассматривать как чисто военную, а не просто обычную спасательную операцию. Прибыв на  переоборудованном для ведения, водолазных и спасательных работ килекторе  "Волантир" на место гибели  "Лаурентика", Дамэнт  установил, что судно лежит на левом борту с креном 60°, а его палубы находятся  на расстоянии всего 18 м от поверхности моря.

 

Положение SS Laurenticна дне после затопления...

 

Это намного усложняло работы, поскольку место, где лежал  "Лаурентик", было  совершенно открытым и  при северном или западном ветре постоянно подвергалось воздействию подводных течений, а когда дул южный ветер, по всему участку разгуливали большие волны. Работавших на палубе "Лаурентика" водолазов сбивало с ног движение воды,  вызванное волнением на  поверхности моря. Особую опасность  представляли тяжелые блоки, свободно свисавшие с концов шлюпочных талей. Прежде чем приступить к  работам, их пришлось срезать.

     Ко всему этому спасателям нельзя было ни на минуту забывать об угрозе немецких подводных лодок. Как-то раз один из водолазов только-только успел спуститься на затонувшее судно, как его вдруг дернули за линь и потащили наверх. Волочась в воде подобно попавшей на крючок рыбе, водолаз догадался немного закрыть клапан вытравливавший воздух, в результате чего его скафандр быстро раздулся и водолаз выскочил на поверхность. Все в том же быстром темпе его вытащили из воды, он пролетел несколько  метров по воздуху и плюхнулся на палубу "Волантира".

     Оказалось, что пока он опускался под воду, один из матросов заметил перископ подлодки, и Дамэнт, не желая рисковать жизнью своих людей, приказал обрубить якорно-швартовное устройство, соединявшее их судно с "Лаурентиком", и дать ход, не дожидаясь, пока водолаза по всем правилам поднимут на борт.

     Вскоре после возобновления работ удалось обнаружить лацпорт, через который на судно грузилось золото. С помощью взрывчатки сорвали стальную дверь, закрывавшую отверстие, но лишь для того чтобы  увидеть еще одну массивную железную решетку, преграждавшую доступ в помещение. Взорвав и ее, начали убирать тяжелые ящики, загромождавшие проход.

     На 14-й день водолаз по фамилии Миллер добрался до двери кладовой-сейфа и открыл ее с помощью кувалды и зубила. Войдя в кладовую, он увидел там штабеля небольших ящичков с золотыми слитками. Каждый такой ящичек весил без малого 64 кг.

     В этот момент ему показалось, что они близки к победе. Кладовая не была повреждена, и  вся задача  как будто  бы сводилась к тому, чтобы поднять на поверхность всю эту массу золота. Хотя время его пребывания под водой уже истекло, Миллер все же постарался вытащить один из ящиков на палубу, откуда его потом легко подняли на поверхность. На следующий день всего за час Миллеру удалось вынести еще три  ящика. Все шло превосходно.За два дня они спасли золота на 32 тыс. фт. ст.

Но тут налетели  обычные зимние штормы с частыми снежными зарядами. Спасателям на целую неделю  пришлось укрыться в гавани, а когда они возвратились, то увидели, что все их радужные надежды пошли прахом. Лацпорт, ранее находившийся на глубине всего 19  м от  поверхности, теперь  ушел  под воду на добрых 30 м. Под ударами штормовых волн корпус "Лаурентика" сжался, как гармошка. Дамэнт сам спустился под воду, чтобы отыскать проход, по которому Миллер выносил золотые слитки, и увидел, что теперь он превратился в узкую щель шириной не более 40 см.

     Пришлось  опять  прибегнуть  к  взрывчатке. Убирая с ее  помощью покореженные стальные листы, они  расчистили себе путь к кладовой-сейфу. Когда Миллер спустя несколько недель добрался наконец до нее, оказалось что радоваться нечему. Он вошел в кладовую,  но вместо пола опустился на одну из ее стен -  теперь она располагалась прямо на  грунте на  глубине 36 м. И что самое  ужасное -  кладовая была совершенно пуста. В полной темноте Миллер проверил на ощупь каждый вершок помещения - золото исчезло. При деформации корпуса судна обшивка разошлась и слитки рухнули вниз, в хаотическое сплетение всевозможных обломков и механизмов в левой скуле "Лаурентика".

     Что  же  теперь делать? Поразмыслив, Дамэнт решил пробиваться к золоту сверху, начав с того места на палубе,  под которым, как предполагалось, оно теперь лежало.  Для этого требовалось  удалить около 300 т  стальных бимсов, листов обшивки и палубного настила. Такую работу можно было выполнить только с помощью взрывчатки.

     Но здесь с самого начала дело пошло плохо. Удерживавшиеся лишь одним краем стальные листы при  взрыве заряда пироксилина не отрывались, а только вибрировали или развевались в воде подобно флагу. Пришлось подводить под свободный конец каждого такого листа трос, спущенный с грузовой стрелы судна-спасателя. Затем трос подтягивали, закрепляя тем самым лист, и укладывали взрывчатку на место соединения листа с корпусом или туда, где он был прижат каким-либо обломком.

     Операция по расчистке продолжалась два месяца. Работавшие под водой водолазы нередко  подвергались опасности гидродинамического удара от взрывов немецких мин, вытраленных английскими  тральщиками. Но в конце концов спасатели снова добрались до слитков. К сентябрю, когда работы  пришлось приостановить из-за зимних штормов, британскому казначейству было возвращено золота на 800 тыс. фт. ст.

 

  

Королевские военно-морские водолазы с Augustus Dent (справа) под командованием Guybon C. Damantво время спасательных операций 1917-1924 г.г.

 

     В апреле 1918  г. в войну вступили  Соединенные Штаты. Англия перестала бояться девальвации  фунта,  а вместе с этим исчезла и настоятельная необходимость побыстрее поднять золото  "Лаурентика".   Адмиралтейство приказало  прекратить  спасательные операции до конца войны. Только весной 1919 г. Дамэнт на  новом спасательном судне "Рейсер" снова вернулся к месту гибели "Лаурентика". Первые же  осмотры дали неутешительные результаты. Над уходившим вниз отверстием, два года назад пробитым  водолазами в корпусе судна, со всех сторон угрожающе нависли надстройки, в которых в ту пору, когда  лайнер бороздил океанские просторы, размещались каюты первого и второго классов.

 

Океанский лайнер SS Laurentic  уходит в очередной рейс...

 

     Однако работы пошли своим ходом и вскоре со дна были подняты золотые слитки еще на 470 тыс. фт. ст. Но тут источник внезапно иссяк, хотя где-то в обломках судна еще оставались слитки на 3,7 млн. фт. Пытаясь понять, куда же они исчезли Дамэнт в конце концов пришел к выводу, что основная часть золота провалилась не через разрушенную переборку кладовой-сейфа, как считалось ранее, а прямо через пол помещения в трюм лайнера, где она и лежит среди хаотического переплетения обломков.

     Затем пришла зима 1920 г., а с ней - и новые разочарования. Зимние штормы основательно  навредили  спасателям. Две массивные надстройки рухнули прямо на отверстие, через которое водолазы проникали внутрь судна, забив его всяким хламом, обломками и кусками скрученной стали. Что было еще хуже, штормовые волны нанесли в трюм  через дыру огромное количество песка, камней и гравия. Все это сцементировалось в одну сплошную массу, пронизанную вместо арматуры железными койками.

     Прошел 1920-й, а за ним 1921 г.  Все это время спасателям пришлось заниматься только расчисткой   участка работ. Взрывчатка для этого не годилась, не подходили и насосы со шлангами - песок и гравий слежались настолько плотно, что их невозможно было отсосать. Их пробовали удалять черпаками, а затем грейферными ковшами. Безуспешно.

     В конце концов Дамэнт решил воспользоваться шлангами, по которым подавалась вода под высоким давлением. С их помощью водолазы отламывали куски образовавшегося конгломерата, укладывали их в  мешки и отправляли на поверхность. Тем временем штормы, приливы, отливы и подводные течения неустанно намывали в корпус судна все новые и новые массы песка и гравия.

     Случайно попадавшиеся в процессе этой работы слитки золота помогали поддерживать у людей веру в успех операции. Дамэнт даже изобрел своеобразное соревнование: сколько песка сможет накопать один  водолаз за получасовое пребывание под водой. Заключались пари, делались ставки, и работа продвигалась вперед.

     -  Такова  уж  человеческая природа,  -  заметил как-то  Дамэнт,  -  у некоторых  водолазов  наблюдалось  стремление  потратить все отведенные им полчаса на поиски слитков. И мне казалось странным ругать одного водолаза за принесенное им золото и хвалить другого за доставленный мешок грязного песка и камней.

     И вот весной 1922 г. люди Дамэнта снова убедились в том, что море может не только отнимать, но и возвращать. На всем участке работ начали появляться слитки, освободившиеся от песка, унесенного  зимними штормами. В первый день их было обнаружено 19, во второй - 90. В общей сложности за период  с апреля по август спасатели подняли золота на 1,5 млн. фт. ст., причем десятая часть была найдена всего за один день.

     Но так бывало не всегда. Обычно водолазам приходилось пробивать себе дорогу к золоту, последовательно, отсек за отсеком, разбирая стальной корпус "Лаурентика". Каждый слиток отыскивался на  ощупь, выкапывался руками из песка и ила. Обшивка корпуса лайнера сморщилась, образовав гигантские складки, в нижней части которых и лежали слитки. В таких узких местах водолазы вынуждены были  работать вниз головой, и им постоянно угрожала опасность быть неожиданно выброшенными на поверхность со всеми вытекающими отсюда последствиями - неизбежной кессонной болезнью.

     Как-то раз водолаз по фамилии Лайт слишком долго находился в таком перевернутом положении и вдруг обнаружил себя болтающимся как поплавок на расстоянии 12 м от дна. Раздувшийся скафандр внезапно выбросил его из узкой щели, где он работал. К счастью, прежде чем приступить к работе, он прикрепил штертом свой воздушный шланг к какому-то обломку и только поэтому, вместо того чтобы быть выброшенным на поверхность моря, висел теперь в воде, удерживаемый шлангом.

     На помощь ему отправился другой водолаз, Блечфорд, но на беду Дамэнт приказал ему сначала перерезать штерт, державший  воздушный шланг Лайта, и лишь потом подняться к водолазу и перевернуть его в нормальное положение. Как только штерт был перерезан, Лайт немедленно устремился к поверхности, увлекая вместе с собой за счет избыточной плавучести и самого Блечфорда. Их тут же подвергли  декомпрессии: Лайта подняли на борт и поместили в декомпрессионную камеру, а Блечфорда снова  отправили под воду. Оба остались невредимы.

     К  октябрю  из  обломков  корпуса  "Лаурентика" извлекли 895 слитков. Некоторые  были согнуты, как подковы, или превратились в тонкие колбаски, в другие глубоко вдавились головки заклепок и мелкие  камешки. Водолазы настолько наловчились, что безошибочно отличали на ощупь золото от камня, куска  латуни или фарфорового черепка. Даже опытные водолазы, позже других принявшие участие в этой спасательной операции, лишь месяцев через шесть приобретали такую удивительную способность "чувствовать золото".

     В 1923 г. было поднято золота еще на 2 млн. фт. ст. Таким образом, на дне оставалось только 154 из первоначальных 3211 золотых слитков. Но к этому времени весь корпус "Лаурентика" был уже фактически  вскрыт и обыскан сверху донизу. Куда же исчезли эти слитки? Очевидно, провалились на дно моря сквозь многочисленные дыры и  щели корпуса. Спасателям ничего не оставалось, как продолжать поиски.

     Наступил 1924  г. Не видя другого выхода, Дамэнт приказал подорвать остатки корпуса  "Лаурентика" на  участке площадью 186  м2.  Взрыв обнажил песчаное дно и там было найдено еще 129 слитков. Этим и завершилась спасательная  операция, не имевшая себе равных в истории  по объему поднятых ценностей.

     Из  3211 золотых слитков, ушедших на дно вместе  с "Лаурентиком", остались не  найденными всего  25.  Дамэнт со своими людьми спасли 99,2% погибшего золота, причем расходы на всю операцию составили  только 2,5% стоимости  поднятых слитков. В  тяжелейших для ведения водолазных работ условиях огромный океанский лайнер был буквально разрезан снизу доверху на куски. Для этого потребовалось выполнить более 5 тыс. погружений, и ни одно из них не привело к гибели водолаза или даже к серьезной травме. Владельцы спасательного судна получили по 2,5 шиллинга за  каждые спасенные 100 фт. ст.,  но на долю водолазов пришлась лишь общая премия, независимо от того, сколько золота поднял каждый из них.

 

 

"Лаурентик"... всё, что от него осталось...

 

     Исключение было сделано только для одного. Он за один день без чьей-либо помощи отправил на поверхность золота на 45 тыс. фт. ст. И водолаз действительно получил специальную награду: судовладельцы  единодушно  решили вручить ему блок сигарет.

 

 

 

Яндекс.Метрика