A+ R A-

Вернувшиеся из пучины часть 2

 

 

    ПОДЪЕМ ЗАТОНУВШЕГО ДОКА

 

 

 Спустя менее чем три года после японского нападения на Пирл-Харбор неизбежность поражения Японии стала очевидной. Но хотя она и проигрывала войну, но побеждена еще не была. Далеко-далеко от Пирл-Харбора, в Лондоне, было принято решение поднять затонувший в цейлонском порту Тринкомали  английский  плавучий док. Это было  огромное сооружение - самый большой в мире сухой док. Его масса составляла 50 тыс. т, длина 258  м,  ширина  53 м и  высота борта 30 м. Док затонул  летом 1943 г. Спасательный отдел британского Адмиралтейства вынужден  был соблюдать полную секретность в отношении работ по его подъему  прежде всего по  той  причине, что японцы не знали о его потоплении.

     Гигантский док был потоплен не в результате вражеских действий, а из-за неисправности  манометра.  Из  его показаний следовало, что одна из балластировочных цистерн в носовой части дока затоплена, однако это не соответствовало действительности. Поэтому при затоплении других цистерн образовался дифферент, и, когда линкор "Вэлиент" ставили в док, корабль пробил своими винтами водонепроницаемый отсек дока,  что и привело к затоплению последнего.

  

  

Сухой док  USS Adept (AFD23), водоизмещение - 12000т, длина - 88м, ширина - 19,69м,

 

  Руководитель  спасательных работ капитан Дауст велел своим людям осмотреть док  под водой.  Сорок  шесть водолазов проверили буквально каждую заклепку  в корпусе затонувшего сооружения, после чего Дауст решил,  что док следует разрезать на две части. А это означало  переделку оборудования для кислородно-дуговой резки применительно к глубине 36 м.

     Когда резка закончилась, Дауст приказал продуть  сжатым воздухом четыре отсека поврежденной части с тем, чтобы приподнять ее  со  дна. И тут  только обнаружилось,  что  стенки  цистерны,  из-за которой док затонул,  оказались вдавленными толщей воды внутрь. Поврежденную часть дока оттащили от целой и, отбуксировав подальше, опустили на дно гавани.

     Для того чтобы облегчить подъем  неповрежденной  части дока, спасатели построили над  ней понтон и  по гибким  шлангам  подвели  сжатый воздух к 28 неповрежденным отсекам дока. Арматура для  подсоединения шлангов монтировалась под водой при помощи подводных монтажных пистолетов.

     Первая попытка поднять огромный док была предпринята 27 августа 1944 г. В ней  участвовали  спасательные суда "Оушн сэлвор", "Барклоуз", "Барфоум" и "Бартисэн".  На лебедки этих судов  наматывались прикрепленные  к понтону 6-дюймовые стальные канаты - это делалось в надежде увеличить подъемную силу понтона  и заполненных воздухом  отсеков  дока.  Канаты натянулись настолько туго, что на стальной детали  одного  из судов отпечатался рисунок канатного переплетения.

     Несмотря на  все эти усилия,  док  продолжал  недвижно  лежать на  дне. Осмотр дна водолазами показал, что понтон  присасывается  и удерживается  на дне  слоем  ила  толщиной свыше  5 м.  Чтобы  преодолеть  это  "притяжение", водолазы  стали  размывать ил у бортов дока с помощью воды, подаваемой по шлангам  под  высоким давлением.  И все же док не поддавался. Водолазам пришлось проделать под ним туннели в толще ила, и лишь тогда его присасывающая сила была сломлена: док всплыл.

     Поврежденная  секция  тем  временем  оставалась  лежать на  дне гавани. Эксперты  британского  Адмиралтейства посчитали ее подъем и ремонт нецелесообразными.

     Один выходец  из Ирана,  некто  Виктор  Барух, отказался принять выводы адмиралтейских специалистов на веру.  На протяжении нескольких  послевоенных лет он  упорно  пытался  поднять с морского дна поврежденную  секцию дока  с помощью весьма примитивного  оборудования и при  участии всего двух или трех водолазов.

     Его  упорство  принесло  плоды: в 60-х  годах  Баруху  удалось  поднять заброшенную  секцию  дока  на  поверхность.  В  корпусе  этой  секции  зияло несколько больших пробоин,  которые Барух принял за доказательство того, что док затонул в результате диверсии, хотя, скорее всего, эти пробоины оставили водолазы, работавшие на грунте под руководством капитана Дауста.

     Когда   британский военно-морской  атташе в Тринкомали  передал каблограммой  в Лондон  новость  о  произведенном  Барухом  подъеме  дока, британское Адмиралтейство  ответило  ему не одной, а двумя  каблограммами, в которых выражалось полное неверие этому сообщению. В то время когда писалась эта  книга, Барух  рассматривал возможность продажи поднятого им дока либо в Гонконг, либо на Тайвань.

 

 

 

    ПРОТИВОТОРПЕДНЫЕ СЕТИ ЗАЛИВА САН-ФРАНЦИСКО

 

 

  В послевоенные годы было выполнено много операций по ликвидации последствий второй мировой войны на море, связанных главным образом с расчисткой портов. Одним из видов  таких работ  явилось  снятие противоторпедных сетей,  закрывавших входы  во многие крупные порты мира. В большинстве случаев это  не  представляло  никаких затруднений - стоило лишь послать сетевой заградитель и смотать сети.

     Совсем не так просто оказалось сделать это в заливе Сан-Франциско. Поставленные здесь  противоторпедные сети были изготовлены из стальных обручей. Они закрывали доступ в Золотые  Ворота  шириной в одну милю.

 

Противоторпедные сети...

 

На каждом конце сети был установлен огромный буй, по всей ее длине плавали буйки поменьше. Через относительно узкий проход в Золотые Ворота проникают приливно-отливные течения огромной силы. Если бы сети не оттягивались ко дну грузами, они просто-напросто полоскались бы  в  горизонтальном положении под воздействием этих течений.

 

Установленная противоторпедная сеть...

 

     В качестве грузов использовались 10-тонные бетонные пирамиды, а в промежутках между ними сети  удерживались якорями.  Для поддержания сетей в исправном состоянии, а  также  для открывания и закрывания противоторпедного заграждения при проходе через Золотые Ворота судов использовалась целая флотилия сетевых заградителей.

     Течения были, однако, настолько сильны, что бетонные глыбы-грузы "гуляли" по дну. Отдельные секции сети непрестанно скручивались, их все время приходилось заменять;  испорченные секции попросту  отрезали.  Очень часто суда запутывались своими  винтами в противоторпедных заграждениях. Все это  привело к тому, что на дне залива скопились груды разрозненных и перепутанных стальных обручей. Когда  пришло время расчистить акваторию залива от этих "пережитков войны", перед спасателями была поставлена очень сложная задача.

 

Торпеда в ловушке...

 

     Сначала спасатели попытались просто вытащить противоторпедное заграждение на баржи, но этому  мешали 10-тонные  глыбы-якоря,  прочно запутавшиеся в стальных сетях. Зацепив такую  глыбу, баржи в конце  концов наклонялись, и вся их добыча снова оказывалась на дне.

     Отрезать или вырезать бетонные глыбы из опутавших их сетей пришлось водолазам, вооруженным  газовыми горелками для подводной резки металла. Работы эти угрожали затянуться на очень продолжительный период времени, поскольку водолазы могли  работать на грунте залива в течение одного  часа затишья между отливом и приливом.

     Один из водолазов, Джозеф Карнеке, решил выяснить, можно ли работать на дне залива  под напором приливного течения.  Всем было известно, что  прилив вызывает большую турбулентность воды на поверхности залива, но никто не имел ни малейшего представления о том, что происходит в это время у дна.

     Когда Карнеке получил с поверхности сигнал о начале прилива, он внимательно осмотрелся по сторонам  и, не заметив ничего необычного, продолжал работать. Вдруг вокруг него все потемнело. Карнеке  оглянулся. Увеличиваясь на глазах, на него двигалась черная стена. Это были песок и грязь,  взбаламученные  приближающимся приливным потоком. Водолаз тотчас оказался плотно прижатым к боковой поверхности бетонной пирамиды  и поначалу был не в силах пошевелиться. Его шланг с сигнальным концом выгнулся огромной дугой.

     Когда Карнеке немного опомнился, он понял, что течение не причинило ему ни малейшего вреда. Думать о подъеме в таких условиях было бы безумием, а поскольку затишья оставалось ждать три часа, Карнеке  решил возобновить работу. К его удивлению, работать стало легче, чем в спокойной воде: во-первых, течение прижимало его к бетонной глыбе,  что значительно улучшило остойчивость водолаза; во-вторых, звенья-ячейки  стальной сети,  которые он резал,  натянутые  мощным течением,  также  обрели  устойчивость под водой. Единственное, что водолазу  нельзя было делать - это выходить за пределы той стороны  бетонной пирамиды, к  которой он был прижат, в противном случае его немедленно смыло бы стремительным потоком.

     Благодаря этому  эксперименту время непрерывной работы водолазов на грунте возросло с одного до четырех часов и вся работа по очистке дна залива была выполнена не за несколько месяцев, как предполагалось  первоначально, а всего за несколько недель.

     В этой  связи следует упомянуть еще одну операцию по послевоенной расчистке,  проведенную в 1957 г.   В ней участвовала флотилия из 33 спасательных судов Бельгии, Голландии, Дании, Италии, ФРГ, Швеции  и Югославии. Работы проводились под наблюдением ООН.

     Объектом расчистки был  Суэцкий канал, забитый  судами, потопленными и поврежденными в результате англо-франко-израильской агрессии против АРЕ. 450 спасателей начали работу в январе 1957 г. К концу марта  Суэцкий канал был открыт для  судов валовой вместимостью до 6 тыс. рег. т. 8 апреля по каналу уже могли ходить суда валовой вместимостью до 20 тыс. рег. т. За столь короткий промежуток времени спасатели, используя обычные средства, убрали из канала 40  с лишним судов, получивших повреждения или потопленных в ходе военных действий.

 

Суэцкий канал 1957 год...

 

Яндекс.Метрика